Проблема множественности вселенных


"…Многие считают, что наш мир не является единственным. Об этом говорил еще Кастанеда в своих книгах. Об этом же заявляют различные экстрасенсы и мистики. Самое сложное в этом то, что нет никаких доказательств, кроме ощущений некоторых людей, заявляющих, что видят альтернативную реальность. Можно ли верить им, или же это психические отклонения, галлюцинации? Что говорит об этом наука, и можно ли ее подключить к изучению параллельных миров? Авторы фильма попытаются разобраться в таком явлении, как параллельный мир, и найти ответы на все эти вопросы. Фильм будет интересен всем, кто интересуется мистикой…" источник


"…Скрытые миры с альтернативной реальностью, возможно, кажутся фантастикой, но многие из ведущих ученых считают, что они действительно существуют…"

источник

Материал от Юлии Стасишиной.

Наш мир не единственный: теория параллельных вселенных.

"…Как часто вы задумываетесь о том, как бы был устроен наш мир сегодня, если бы результат каких-то ключевых исторических событий был другим? Какой была бы наша планета, если бы динозавры, например, не вымерли? Каждое наше действие, решение автоматически становится частью прошлого. По сути дела, настоящего нет: все, что мы делаем в данную минуту, уже не изменить, оно записано в памяти Вселенной.  Однако существует теория, согласно которой существует множество вселенных, где мы живем абсолютно другой жизнью: каждое наше действие связано с определенным выбором и, делая этот выбор на нашей Вселенной, в параллельной – «другой я» принимает противоположное решение. Насколько оправдана такая теория с научной точки зрения? Почему ученые прибегли к ней? Попробуем разобраться в нашей статье.  


Многомировая концепция Вселенной

Впервые теорию о вероятном множестве миров упомянул американский физик Хью Эверетт. Он предложил свою разгадку одной из главных квантовых загадок физики. Перед тем как перейти непосредственно к теории Хью Эверетта, необходимо разобраться, что это за тайна квантовых частиц, которая не дает покоя физикам всего мира уже не один десяток лет. Представим себе обычный электрон. Оказывается, в качестве квантового объекта он может находиться в двух местах одновременно. Это его свойство называют суперпозицией двух состояний. Но магия на этом не заканчивается. Как только мы захотим как-то конкретизировать местоположение электрона, например, попытаемся его сбить другим электроном, то из квантового он станет обычным. Как такое возможно: электрон был и в пункте А, и в пункте Б и вдруг в определенный момент перепрыгнул в Б? Хью Эверетт предложил свою интерпретацию этой квантовой загадки. Согласно его многомировой теории, электрон так и продолжает существовать в двух состояниях одновременно.
е дело в самом наблюдателе: теперь он превращается в квантовый объект и разделяется на два состояния. В одном из них он видит электрон в пункте А, в другом – в Б. Существуют две параллельные реальности, и в какой из них окажется наблюдатель – неизвестно. Деление на реальности не ограничено числом два: их ветвление зависит лишь от вариации событий. Однако все эти реальности существуют независимо друг от друга. Мы, как наблюдатели, попадаем в одну, выйти из которой, как и переместиться в параллельную, невозможно.

С точки зрения этой концепции легко объясняется и эксперимент с самым научным котом в истории физики – котом Шредингера.

( Кот Шрёдингера — мысленный эксперимент, предложенный австрийским физиком-теоретиком, одним из создателей квантовой механики, Эрвином Шрёдингером, которым он хотел показать неполноту квантовой механики при переходе от субатомных систем к макроскопическим. ) источник

Согласно многомировой интерпретации квантовой механики, несчастный кот в стальной камере одновременно и жив, и мертв. Когда мы раскрываем эту камеру, то как бы сливаемся с котом и образуем два состояния – живое и мертвое, которые не пересекаются. Образуются две разные вселенные: в одной наблюдатель с мертвым котом, в другой – с живым. 


Стоит сразу отметить, что многомировая концепция не предполагает наличия множества вселенных: она одна, просто многослойная, и каждый объект в ней может находиться в разных состояниях.  Такую концепцию нельзя считать экспериментально подтвержденной теорией. Пока что это всего лишь математическое описание квантовой загадки. Теорию Хью Эверетта поддерживают физик, профессор австралийского университета Гриффита Говард Уайзман, доктор Майкл Холл из Центра квантовой динамики университета Гриффита и доктор Дирк-Андре Деккерт из Университета Калифорнии. По их мнению, параллельные  миры действительно есть и наделены разными характеристиками. Любые квантовые загадки и закономерности – это последствие «отталкивания» друг от друга миров-соседей. Возникают эти квантовые явления для того, чтобы каждый мир был не похож на другой.

Концепция параллельных вселенных и теория струн.


( Тео́рия струн — направление теоретической физики, изучающее динамику взаимодействия не точечных частиц, а одномерных протяженных объектов, так называемых квантовых струн ) источник

Из школьных уроков мы хорошо помним, что в физике есть две главные теории: общая теория относительности и квантовая теория поля. Первая объясняет физические процессы в макромире, вторая – в микро. Если обе эти теории использовать на одном масштабе, они будут противоречить друг другу. Кажется логичным, что должна существовать некая общая теория, применимая к любым расстояниям и масштабам. В качестве таковой физики выдвинули теорию струн. Дело в том, что на очень мелких масштабах возникают некие колебания, которые похожи на колебания от обычной струны. Эти струны заряжены энергией. «Струны» – это не струны в прямом смысле. Это абстракция, которая объясняет взаимодействие частиц, физические постоянные величины, их характеристики. В 1970-х годах, когда теория зародилась, ученые считали, что она станет универсальной для описания всего нашего мира. Однако оказалось, что эта теория работает только в 10-мерном пространстве (а мы живем в четырехмерном).
тальные шесть измерений пространства просто сворачиваются. Но, как оказалось, сворачиваются не простым способом. В 2003 году ученые выяснили, что сворачиваться они могут огромным количеством методов, и в каждом новом способе получается своя вселенная с разными физическими константами. Как и в случае с многомировой концепцией, теорию струн достаточно трудно доказать экспериментально. Кроме того, математический аппарат теории настолько труден, что для каждой новой идеи математическое объяснение нужно искать буквально с нуля.

Гипотеза математической вселенной.

( Гипотеза математической вселенной (также известна как Конечный Ансамбль) — в физике и космологии, одна из гипотез «теории всего», предложенная физиком-теоретиком Максом Тегмарком. Согласно гипотезе, наша внешняя физическая реальность является математической структурой. ) источник


Космолог, профессор Массачусетского технологического института Макс Тегмарк в 1998 году выдвинул свою «теорию всего» и назвал ее гипотезой математической вселенной. Он по-своему решил проблему существования большого количества физических законов. По его мнению, каждому набору этих законов, которые непротиворечивы с точки зрения математики, соответствует независимая вселенная. Универсальность теории в том, что с ее помощью можно объяснить все разнообразие физических законов и значения физических постоянных. Тегмарк предложил все миры по его концепции разделить на четыре группы. К первой относятся миры, находящиеся за пределами нашего космического горизонта, так называемые внеметагалактические объекты. Во вторую группу входят миры с другими физическими константами, отличными от постоянных нашей Вселенной. В третью – миры, которые появляются в результате интерпретации законов квантовой механики. Четвертая группа – это некая совокупность всех вселенных, в которых проявляются те или иные математические структуры. Как отмечает исследователь, наша Вселенная не единственная, так как пространство безгранично. Наш мир, где мы живем, ограничен пространством, свет из которого дошел до нас за 13,8 миллиарда лет после Большого взрыва. Узнать о других вселенных достоверно мы сможем еще минимум через миллиард лет, пока свет от них достигнет нас.

Стивен Хокинг: черные дыры – путь в другую вселенную


( Чёрная дыра́ — область пространства-времени, гравитационное притяжение которой настолько велико, что покинуть её не могут даже объекты, движущиеся со скоростью света, в том числе кванты самого света. ) источник

Стивен Хокинг также является сторонником теории множества вселенных. Один из самых известных ученых современности в 1988 году впервые представил свое эссе «Черные дыры и молодые вселенные». Исследователь предполагает, что черные дыры – это дорога к  альтернативным мирам. Pixabay.com Благодаря Стивену Хокингу мы знаем, что черным дырам свойственно утрачивать энергию и испаряться, выпуская при этом излучение Хокинга, получившее имя самого исследователя. До того, как великий ученый сделал это открытие, научное сообщество полагало, что все, что каким-либо образом попадает в черную дыру, исчезает. Теория Хокинга опровергает это предположение. По мнению физика, гипотетически любая вещь, предмет, объект, попавший в черную дыру, вылетает из нее и попадает в иную вселенную.
нако такое путешествие является движением в один конец: обратно вернуться никак нельзя.

" Из всего этого следует, что прохождение через черную дыру вряд ли окажется популярным и надежным способом космических путешествий. Во-первых, вам придется попасть туда, перемещаясь во мнимом времени и не заботясь о том, что ваша история в реальном времени печально закончилась. Во-вторых, на самом деле вы не смогли бы выбрать место назначения. Это все равно, что лететь по какой-то авиалинии, что взбрела вам в голову," ­­­– пишет исследователь.

Параллельные вселенные и бритва Оккама

( Бри́тва О́ккама (иногда ле́звие О́ккама) — методологический принцип, в кратком виде гласящий: «Не следует множить сущее без необходимости» (либо «Не следует привлекать новые сущности без крайней на то необходимости»).) источник

Как мы видим, с полной уверенностью доказать теорию множественных вселенных пока остается невозможным.
отивники теории считают, что мы не имеем права говорить о бесконечном множестве вселенных хотя бы потому, что не можем объяснить постулаты квантовой механики. Такой подход идет вразрез с философским принципом Уильяма Оккама: «Не следует множить сущее без необходимости». Сторонники же теории заявляют: гораздо проще предположить существование множества вселенных, чем наличие одной идеальной. Чья аргументация (сторонников или противников теории мультивселенной) убедительнее – решать вам. Кто знает, может, именно вам удастся отгадать квантовую загадку физики и предложить новую универсальную «теорию всего».

Источник

По теме:

Что было до Большого взрыва?

Вадим Чернобров. «Машина Времени».

"Темная материя и черные дыры". Доступным языком.

Источник: zen.yandex.ru

МНОЖЕСТВЕННОСТЬ МИРОВ – идея, зародившаяся в Античности в связи с критикой геоцентрических воззрений на природу (Демокрит). В эпоху Возрождения получила развитие в работах Д.Бруно (16 в.). Концепция естественнонаучного (в частности, астрономического) негеоцентризма сыграла в истории науки важную эвристическую роль, позволив преодолеть гелиоцентризм Коперника: переход от «мира» Коперника к «миру» Д.Гершеля, в котором Солнце оказывается одной из звезд в нашей Галактике. Под влиянием этой концепции был осуществлен (уже в 20 в.) переход от «мира» Гершеля к «миру» Хаббла: наша Галактика в свою очередь оказалась не центром Вселенной, а лишь «небольшим» островком в гигантском множестве галактик (Метагалактике). Идея множественности миров в астрономическом смысле на этом не останавливается: в конце 20 в. она побуждает исследователей выдвинуть гипотезу о существовании множества Метагалактик, в котором уже и Метагалактика теряет свое привилегированное положение.

В 20 в. идея множественности миров получила дальнейшее развитие не только в мега-, но и в микронаправлении: возникло представление о качественном многообразии материи не только «вширь», но и «вглубь». В результате всех этих процессов первоначальный астрономический негеоцентризм принял более общую форму естественнонаучного негеоцентризма (концепция структурных уровней материи). Суть естественнонаучного негеоцентризма – борьба против абсолютизации «земного» (макроскопического) мира, являющегося естественной средой обитания человека, против произвольной экстраполяции любых конкретных свойств и законов этого мира на другие формы объективной реальности без учета специфики последних.

Между тем создание в 19 в. неевклидовой геометрии и теории множеств и открытие в 20 в. теории относительности и квантовой механики показали ограниченность концепции естественнонаучного негеоцентризма и поставили проблему развития и обобщения идеи множественности миров в совершенно новом и весьма неожиданном направлении. Такое обобщение оказалось необходимым в связи с потребностью понять своеобразие перехода от мира обычных «земных», объектов, с которыми человек имеет дело в своей повседневной практике («макромир»), к миру объектов гигантского масштаба («мегамир»), с одной стороны, и к миру микрообъектов («микромир») – с другой. Очевидно, что обобщение идеи множественности миров требует, прежде всего, уточнения понятия «мир». «Мир» выступает как некоторая материальная система, реализующаяся через систему взаимосвязанных атрибутов. Эта взаимосвязь имеет столь же объективный и универсальный характер, как сами атрибуты. Атрибутивный характер движения, пространства, времени, взаимодействия и т.п. и взаимосвязи между ними обусловлен тем, что они выражают то общее, что присуще не одной из сфер бытия, а всем трем сферам бытия (неорганическим, биологическим и социальным системам). Эти общие черты указанных трех сфер бытия фактически представляют собой не что иное, как объективные условия принципиальной наблюдаемости объекта исследования.

Очевидно, что объект не может быть принципиально наблюдаемым, если он не обладает таким атрибутом, как взаимодействие. Но взаимодействие предполагает движение, движение – пространство и время и т.п. Т.о., если в качестве единственного необходимого и достаточного критерия объективного существования постулируется принципиальная (т.е. прямая или косвенная, актуальная или потенциальная) наблюдаемость, то необходимые объективные условия этой наблюдаемости должны быть присущи любому объекту. Отказ от одного из этих условий неизбежно должен привести к отказу от принципиальной наблюдаемости и, следовательно, к заключению о невозможности объективного существования соответствующего объекта.

Так как атрибуты материального мира являются универсальными характеристиками любого из составляющих его материальных объектов, то все особенности каждого атрибута (в отличие от других атрибутов) универсальны. Эти особенности фиксируются в процессе познания в форме соответствующих «аксиом» (напр., аксиома Архимеда о непрерывности пространства, аксиома Лейбница о неаддитивности целого и т.п.). Развитие математики и физики за последнее столетие показало, что всеобщее содержание таких атрибутов, как пространство, время и пространственное изменение, неоднородно.

Положение о неоднородности всеобщего содержания атрибутов материального мира имеет принципиальное значение: оно свидетельствует о том, что в основе самого «здания» материи лежит фундаментальное противоречие между абсолютно и относительно всеобщим содержанием атрибутов, за пределы которого исследователь не в состоянии выйти (как бы это ни хотелось исследователю). Из этого следует важный вывод о многообразии типов каждого атрибута в онтологическом смысле.

При наличии взаимозависимости между атрибутами материального мира, если модифицируется какой-то всеобщий признак у одного атрибута, то это затрагивает какие-то признаки у всех других атрибутов. В результате материальная система, реализующаяся через систему соответствующих атрибутов подвергается в целом существенной модификации, и наш исследователь «вступает» в новый «мир» (онтологический негеоцентризм).

Хотя концепция множественности материальных миров в онтологическом смысле является гораздо более общей и абстрактной, чем старая концепция множественности материальных миров в естественнонаучном смысле, тем не менее она обладает еще более развитой и потому более глубокой эвристической функцией, чем это было в случае концепции естественнонаучного негеоцентризма. В области релятивистской космологии она делает понятным, почему релятивистские космологические модели не ограничиваются, подобно классическим, модификацией только «модусов» материи, но затрагивают фундаментальные характеристики таких атрибутов, как пространство и время. Более того, концепция онтологического негеоцентризма ориентирует научное исследование в области космогонии и космологии на модификацию не только фундаментальных характеристик пространства и времени, но и таких атрибутов материи, как движение, структура, причинность, взаимодействие и т.п.

В области нерелятивистской квантовой механики онтологический негеоцентризм позволяет обнаружить двойственный характер боровского принципа дополнительности: 1) взаимоисключаемость макроскопического, пространственно-временного и макроскопического причинного описания поведения микрообъектов; и 2) взаимоисключаемость пространственно-временного и причинного описания вообще. Он показывает правильность первой формулировки и ошибочность второй. В области релятивистской квантовой механики (теория элементарных частиц) концепция онтологического негеоцентризма позволяет наметить новую стратегию научного поиска. Оказывается, что наряду с квантово-полевым подходом к объединению известных физических взаимодействий возможен иной (не полевой) подход. Этот подход приводит к построению квантовой теории относительности, осуществляющей содержательный синтез релятивистских и квантовых принципов (в отличие от квантовой теории поля, объединяющей эти принципы лишь формально).

Еще более общая формулировка концепции множественности миров была дана Лейбницем (17 в.) в его учении о множественности логически возможных миров. Согласно Лейбницу, объективное существование может обрести любой мысленно воображаемый мир, если его структура не противоречит законам формальной логики. Наблюдаемый нами мир потому стал действительным (существующим актуально), что он оказался (с христианской точки зрения) наилучшим из логически возможных миров. Он является наилучшим по той причине, что в нем имеется, так сказать, оптимальное сочетание добра и зла. Благодаря этому наблюдаемый мир оказывается лучшей школой для обучения добру (соблюдению в человеческих действиях норм христианской морали).

Т.о., согласно концепции логически возможных миров, реально возможны миры с любым отклонением от атрибутов материи (внепространственный и вневременной мир; абсолютно неизменный или абсолютно изменчивый мир; мир «чистых» сущностей без явлений или «чистых» явлений без сущностей; абсолютно упорядоченный или абсолютно хаотический мир и т.п.). Следовательно, множественность логически возможных миров допускает объективное существование не только принципиально наблюдаемых, но и принципиально ненаблюдаемых миров.

Лейбницевская концепция логически возможных миров получила дальнейшее развитие в современной логике (Р.Карнап, Л.Витгенштейн, С.Крипке и др.). Так как многообразие логически возможных миров существенно зависит от системы логических законов, лежащих в основании формальной логики, то, модифицируя эту систему (изобретая новое логическое исчисление), можно модифицировать и множество логически возможных миров.

Наконец, в истории философии известна и такая интерпретация проблемы множественности миров, которая допускает объективное существование мира (или даже нескольких миров), в котором не соблюдаются не только законы природы, но и законы логики («иррациональный» мир). В этом случае мы имеем дело не только с принципиально ненаблюдаемым, но и с таким ненаблюдаемым, которое иррационально, т.е. непостижимо с помощью какого угодно логического мышления (независимо от характера логического исчисления, которое при этом используется). Познание такого мира, согласно концепции философского иррационализма, возможно только с помощью особого мистического чувства.

Итак, в конце 20 в. понятие «множественности миров» употребляется в следующих существенно разных значениях:

1) множественность материальных миров в традиционном естественнонаучном смысле (естественнонаучный негеоцентризм);

2) множественность материальных миров в онтологическом смысле (онтологический негеоцентризм);

3) множественность логически возможных миров (логический негеоцентризм);

4) множественность произвольных миров (мистический негеоцентризм).

Значения (1) и (2) допускают объективное существование только принципиально наблюдаемых миров; при этом (1) связывает принципиальную наблюдаемость с однородностью всеобщего содержания атрибутов материи, а (2) – с неоднородностью этого содержания. Значения (3) и (4) допускают объективное существование принципиально ненаблюдаемых миров; причем (3) предполагает, что принципиально ненаблюдаемый мир должен обязательно подчиняться законам логики, тогда как (4) постулирует неподчинение этого мира логическим законам.

Литература:

1.  Бруно Д. О бесконечности, вселенной и мирах. М., 1936;

2.  Бранский В.П. Философское значение проблемы наглядности в современной физике. Л., 1962;

3.  Он же. Философские основания проблемы синтеза релятивистских и квантовых принципов. Л., 1973;

4.  Визгин В.П. Идея множественности миров. М., 1988;

5.  Ильин В.В. Негеоцентрические мотивы в современной науке. – В кн.: Эволюция материи и ее структурные уровни, вып. 1. М., 1981;

6.  Кармин А.С. Познание бесконечного. М., 1981;

7.  Мостепаненко А.М. Проблема существования в физике и космологии. Л., 1987;

8.  Фатиев Н.И. «Возможные миры» в философии и логике. Иркутск, 1993.

В.П.Бранский

 

Источник: iphlib.ru

Муниципальное общеобразовательное учреждение лицей №9

им. заслуженного учителя школы РФ А.Н.Неверова

Дзержинского района города Волгограда

Районный конкурс учебно-

исследовательских работ «Я и Земля»

 имени В.И.Вернадского

Секция  Астрономия

Проблема множественности миров как один из вопросов поиска внеземных цивилизаций

Выполнили:

Терехина Светлана 11 «А»

МОУ лицей №9

Руководитель:

Учитель физики

Егорова Елена Анатольевна

Волгоград —  2011

Содержание:

  1. Введение……………………………………………………………………………3-4
  2. История проблемы поиска внеземных цивилизаций………….5-11
  3. Пути поиска внеземных цивилизаций……………………………..12-15
  4. Общие положения теории внеземных цивилизаций…………16-20
  5. Заключение…………………………………………………………………………21
  6. Список использованной литературы……………………………………22


Введение

Определение жизни на других планетах, кроме Земли, является важной задачей для ученых, занимающихся вопросами возникновения и эволюции жизни. Наличие или отсутствие ее на планете оказывает существенное влияние на ее атмосферу и другие физические условия.

Продвижение в проблеме внеземных цивилизаций важно, прежде всего, для более глубокого познания земного человечества, становящегося космической цивилизацией, для прогнозирования его будущего развития.

Прошло лишь около 30 лет с тех пор, как проблема внеземных цивилизаций (ВЦ) перестала рассматриваться как почти исключительно сфера деятельности фантастов и заняла свое место в ряду других научных проблем. Безусловно, в этом процессе сыграло важную роль проникновение земной науки во Вселенную, успехи практической космонавтики, существенно повлиявшей на традиционно «отстраненное» понимание космоса как чего-то далекого от человеческих нужд и деяний.

Охватывая целый комплекс научных дисциплин (от истории и этнографии до астрономии и радиофизики), проблема ВЦ является междисциплинарной и, более того, общенаучной проблемой. В ней присутствуют как естественнонаучные и технические, так и философско-гуманитарные составляющие. Предметом ВЦ «служат не звезды и планеты, вообще не природные объекты, а цивилизации, общества, социальные процессы».

Своеобразие современного состояния проблемы ВЦ заключается в том, что исследования ее ведутся без всяких эмпирических данных о самих внеземных цивилизациях.

Очевидно, что в условиях отсутствия информации о существовании ВЦ исследования должны быть направлены как на получение такой информации, так и на построение некоторой теоретической модели искомого объекта (космического социума). Необходимость теоретических исследований  проблемы ВЦ, таким образом, очевидна; возможность же таких исследований  проистекает в первую очередь из материального единства мира, и прежде всего – из того известного обстоятельства, что в каждом явлении наряду с единичными моментами содержатся моменты всеобщности. Земная цивилизация, к примеру, это не только земная цивилизация, но и конкретное проявление космической цивилизации. Познавая земную цивилизацию, мы тем самым познаем и космический социум в целом.

Под решением прблемы ВЦ мы понимаем не только и не столько получение эмпирического доказательства существования внеземных цивилизаций, сколько создание развитой науки о космическом социуме – науки, имеющей свои фундаментальные теоретические схемы и эмпирический базис, свою методику поиска и изучения ВЦ, позволяющую постоянно развивать эмпирические знания.

1. История проблемы поиска внеземных цивилизаций

Представления о том, что разумная жизнь существует не только на нашей планете Земле, но и широко распространена на множестве других миров, возникли в незапамятные времена, когда астрономия была еще в зачаточном состоянии. По-видимому, корни этих представлений восходят к временам первобытных культов, «оживляющих» окружавшие людей предметы и явления. Туманные идеи о множественности обитаемых миров содержатся в буддийской религии, где они связываются с идеалистической идеей переселения душ. Согласно этому религиозному учению Солнце, Луна и неподвижные звезды являются теми местами, куда переселяются души умерших людей, прежде чем они достигнут состояния Нирваны…

По мере развития астрономии идеи о множественности обитаемых миров становились более конкретными и научными. Большинство греческих философов, как материалистов, так и идеалистов, считали, что наша Земля никоим образом не является единственным обиталищем разумной жизни. Приходится только удивляться гениальности догадок греческих философов, если учесть уровень развития науки тех времен.

Так, например, основатель ионийской философской школы Фалес учил, что звезды состоят из такого же вещества, что и Земля. Анаксимандр утверждал, что миры возникают и разрушаются. Анаксагор, один из первых приверженцев гелиоцентрической системы, считал, что Луна обитаема.

Согласно Анаксагору повсюду рассеяны невидимые «зародыши жизни», являющиеся причиной возникновения всего живого. Материалистическая философская школа Эпикура учила о множественности обитаемых миров, причем считала эти миры вполне подобными нашей Земле. Например, эпикуреец Митродор утверждал, что «считать Землю единственным населенным миром в беспредельном пространстве было бы такой же вопиющей нелепостью, как утверждать, что на громадном засеянном поле мог бы вырасти только один пшеничный колос». Интересно, что сторонники этого учения под «мирами» подразумевали не только планеты, но и множество других небесных тел, разбросанных в безграничных просторах Вселенной.

Замечательный римский философ-материалист Лукреций Кар был пламенным приверженцем идеи о множественности обитаемых миров и безграничности их числа. В своей знаменитой поэме «О природе вещей» он писал: «Весь этот видимый мир вовсе не единственный в природе, и мы должны верить, что в других областях пространства имеются другие земли с другими людьми и другими животными». Любопытно отметить, что Лукреций Кар совершенно не понимал природы звезд — он считал их светящимися земными испарениями… Поэтому свои миры, населенные разумными существами, он помещал за пределами видимой Вселенной…

В течение последующих полутора тысяч лет господствовавшая христианская религия, опираясь на учение Птолемея, считала Землю средоточием Вселенной. В таких условиях ни о каком развитии представлений о множественности обитаемых миров не могло быть и речи. Крушение птолемеевой системы, связанное с именем гениального польского астронома Николая Коперника, впервые показало человечеству его истинное место во Вселенной. Коль скоро Земля была «низведена» до одной из рядовых планет, обращающихся вокруг Солнца, мысль о том, что и на других планетах также возможна жизнь, получила серьезное научное обоснование.

Первые телескопические наблюдения Галилея, открывшие новую эпоху в астрономии, поражали воображение современников. Стало ясно, что планеты — это небесные тела, во многих отношениях похожие на Землю. Естественно возникал вопрос: если на Луне есть горы и долины, почему бы не считать, что там есть и города, населенные разумными существами? И почему бы не считать, что наше Солнце не является единственным светилом, окруженным сонмом планет?

Эти смелые идеи в ясной и недвусмысленной форме высказывал великий итальянский мыслитель шестнадцатого века Джордано Бруно. Он писал: «…Существуют бесчисленные солнца, бесчисленные земли, которые кружатся вокруг своих солнц, подобно тому, как наши семь планет кружатся вокруг нашего Солнца… На этих мирах обитают живые существа». Католическая церковь жестоко расправилась с Джордано Бруно. Судом святейшей инквизиции он был признан неисправимым еретиком и сожжен заживо в Риме на площади Цветов 17 февраля 1600 г. Это преступление церкви против науки было далеко не последним.

Вплоть до конца XVII в. католическая (а также протестантская) церковь оказывала яростное сопротивление новой, гелиоцентрической системе мира. Постепенно, однако, безнадежность открытой борьбы церкви против нового мировоззрения становилась ясной даже самим церковникам. Они стали приспосабливаться к новым условиям. И сейчас богословы уже признают возможность существования мыслящих существ на других планетах, считая, что это не противоречит основным догмам религии…

Во второй половине XVII и в XVIII в. рядом ученых, философов и писателей было написано много книг, посвященных проблеме множественности обитаемых миров.  Назовем имена Сирано де Бержерака, Фонтенеля, Гюйгенса, Вольтера. Эти сочинения, иногда блестящие по форме и содержащие глубокие мысли (особенно это относится к Вольтеру), были совершенно умозрительными.

Гениальный русский ученый М. В. Ломоносов был убежденным сторонником идеи о множественности обитаемых миров. Тех же взглядов придерживались такие великие философы и ученые, как Кант, Лаплас, Гершель. Можно сказать, что эта идея получила повсеместное распространение, и почти не было ученых или мыслителей, которые выступали бы против нее. Лишь отдельные голоса предостерегали против представления, что жизнь, в том числе разумная, распространена на всех планетах.

Укажем, например, на книгу английского ученого Уэйвелла, вышедшую в 1853 г. Уэйвелл довольно смело для того времени (как меняются времена!) высказал утверждение, что далеко не все планеты могут служить прибежищем жизни. Например, он указывает, что большие планеты Солнечной системы состоят из «воды, газов и паров» и поэтому непригодны для жизни. В равной степени непригодны для жизни планеты, слишком близко расположенные к Солнцу, «потому что благодаря большому количеству теплоты вода не может удержаться на их поверхности». Он доказывает, что на Луне не может быть никакой жизни — идея, которая весьма медленно входила в сознание людей.

Даже в конце XIX в. известный астроном В. Пикеринг убежденно доказывал, что на поверхности Луны наблюдаются массовые миграции насекомых, объясняющие наблюдаемую изменчивость отдельных деталей лунного ландшафта… Заметим, что в сравнительно недавнее время эта гипотеза применительно к Марсу возродилась снова…

До какой степени общеприняты были в XVIII в. и первой половине XIX в. представления о повсеместном распространении разумной жизни, видно, на следующем примере. Знаменитый английский астроном В. Гершель считал, что Солнце обитаемо, а солнечные пятна — это просветы в ослепительно ярких облаках, окутывающих темную поверхность нашего светила. Через эти «просветы» воображаемые жители Солнца могут любоваться звездным небом… Кстати, укажем, что великий Ньютон также считал Солнце обитаемым.

Во второй половине XIX в. большую популярность приобрела книга Фламмариона «О множественности обитаемых миров». Достаточно сказать, что за 20 лет она выдержала во Франции 30 изданий! Эта книга была переведена на ряд иностранных языков. В этом произведении, а также в других своих сочинениях Фламмарион стоит на идеалистических позициях, считая, что жизнь — цель образования планет. Книги Фламмариона, написанные очень темпераментно, живым, несколько вычурным языком, производили большое впечатление на современников. Очень странное ощущение возникает, когда их читаешь теперь, в наши дни. Поражает не соответствие между мизерным количеством знаний о природе небесных светил (что определялось тогдашним уровнем только начинавшей развиваться астрофизики) и категоричностью суждений о множественности обитаемых миров… Фламмарион больше апеллирует к эмоциям читателей, чем к их логическому мышлению. В конце XIX в. и в XX в. большое распространение получили различные модификации старой гипотезы панспермии. Согласно этой концепции жизнь во Вселенной существует извечно. Живая субстанция не возникает каким-нибудь закономерным образом из неживой, а переносится тем или иным способом от одной планеты к другой.

Так, например, согласно Сванте Аррениусу частицы живого вещества — споры или бактерии, осевшие на малых пылинках, под силой светового давления переносятся с одной планеты на другую, сохраняя свою жизнеспособность. Если на какой-нибудь планете условия оказываются подходящими, попавшие туда споры прорастают и дают начало эволюции жизни на ней. Хотя возможность переноса жизнеспособных спор с одной планеты на другую в принципе нельзя считать исключенной, трудно сейчас серьезно говорить о таком механизме переноса жизни от одной звездной системы к другой.

Аррениус считал, например, что под влиянием светового давления пылинки могут передвигаться с огромной скоростью. Однако наши современные знания о природе межзвездной среды скорее всего исключают такую возможность. Наконец, сам по себе вывод об извечности жизни во Вселенной решительно противоречит существующим сейчас представлениям об эволюции звезд и галактик. Согласно этим представлениям, достаточно надежно обоснованным большим количеством наблюдений, в прошлом Вселенная была чисто водородной или водородно-гелиевой плазмой. По мере эволюции Вселенной происходит непрерывное ее «обогащение» тяжелыми элементами, которые совершенно необходимы для всех мыслимых форм живой материи. Далее, из наблюдаемого «реликтового» излучения Вселенной следует, что в прошлом (15 — 20 млрд. лет назад) условия во Вселенной были таковы, что существование жизни было невозможно. Все это означает, что жизнь могла появиться в определенных, благоприятных для ее развития областях Вселенной лишь на некотором этапе эволюции последней.

Тем самым основное предположение гипотезы панспермии оказывается неправильным. Пламенным сторонником идеи о множественности миров, населенных разумными существами, был замечательный русский ученый, основатель астронавтики К. Э. Циолковский. Приведем только несколько его высказываний по этому вопросу: «Вероятно ли, чтобы Европа была населена, а другая часть света нет? Может ли быть один остров с жителями, а другие — без них…?» И далее: «…Все фазы развития живых существ можно видеть на разных планетах. Чем было человечество несколько тысяч лет тому назад и чем оно будет по истечении нескольких миллионов лет — все можно отыскать в планетном мире…» Если первая цитата Циолковского, по существу, повторяет высказывания античных философов, то во второй содержится новая важная мысль, получившая впоследствии развитие. Мыслители и писатели прошлых веков представляли себе цивилизации на других планетах в социальном и научно-техническом отношениях вполне подобными современной им земной цивилизации. Циолковский справедливо указал на огромную разницу уровней цивилизации на разных мирах. Все же следует заметить, что высказывания нашего замечательного ученого по этому вопросу не могли тогда еще (да и сейчас…) быть подкреплены выводами науки. Развитие представлений о множественности обитаемых миров неразрывно связано с развитием космогонических гипотез.

Так, например, в первой трети XX столетия, когда господствовала космогоническая гипотеза Джинса, согласно которой планетная система Солнца образовалась в результате маловероятной космической катастрофы («почти столкновение» двух звезд), большинство ученых считало, что жизнь во Вселенной — редчайшее явление. Представлялось крайне маловероятным, чтобы в нашей звездной системе — Галактике, насчитывающей свыше 150 млрд. звезд, хотя бы у одной (помимо нашего Солнца) была семья планет. Крушение космогонической гипотезы Джинса в тридцатых годах этого столетия и бурное развитие астрофизики подвели нас вплотную к выводу, что планетных систем в Галактике огромное количество, а наша Солнечная система может быть не столько исключением, сколько правилом в мире звезд. Все же это весьма вероятное предположение пока еще строго не доказано.

Развитие звездной космогонии также имело и имеет решающее значение для проблемы возникновения и развития жизни во Вселенной. Уже теперь мы знаем, какие звезды молодые, какие старые, как долго звезды излучают на том почти постоянном уровне, который необходим для поддержания жизни на обращающихся вокруг них планетах. Наконец, звездная космогония дает далекий прогноз будущего нашего Солнца, что имеет, конечно, решающее значение для судеб жизни на Земле. Таким образом, достижения астрофизики за последние 20 — 30 лет сделали возможным научный подход к проблеме множественности обитаемых миров.

2. Пути поиска внеземных цивилизаций

В результате многолетних теоретических исследований проблемы поиска внеземных цивилизаций (ВЦ) предложен и частично изучен ряд возможных путей получения информации, свидетельствующей о существовании ВЦ. Рассматривался следующий ряд неизбежных проявлений существования ВЦ в космическом масштабе: 

  1. Электромагнитное излучение в результате технологической деятельности цивилизации;
  2. Межзвездные перелеты, организуемые мощными ВЦ с околосветовыми скоростями;
  3. Следы посещения Солнечной системы и Земли развитыми ВЦ. Колонизация Галактики.
  4. Астроинженерная деятельность развитых цивилизаций.

Наиболее детально способ обнаружения по непреднамеренному радиоизлучению, предложенный И.С. Шкловским. Такое излучение может создавать телевидение, локация и внутренняя связь в пределах зоны расселения около своей звезды. Оказалось, что излучение несущей частоты земного телевидения может быть обнаружено средствами приема, которыми владеет земная цивилизация, с расстояния до 10 св. лет, а излучение мощных локаторов с расстояния до 30 св. лет. Обнаружение несущей частоты земного телевидения позволит по характеру изменения частоты за счет эффекта Доплера определить все параметры земного шара, направление оси и скорость собственного вращения, диаметр планеты и некоторые другие характеристики.

Межзвездные перелеты способами, известными в настоящее время, требуют огромной энергии. Даже разгон до децисветовой скорости небольшой автоматической ракеты требует 1018 –1019 Вт в течение 1-2-х лет разгона и такого же торможения. Поскольку при работе такого двигателя происходит выброс плазмы в пространство с огромной скоростью и с магнитным полем, то неизбежно возникает синхротронное радиоизлучение, которое может быть замечено современными средствами, по-видимому, на расстояниях около 100 св. лет. Однако количественный расчет излучения и возможностей его приема ждут своего детального изучения.

В рамках этого вопроса высказывались также идеи межзвездных перелетов с применением пилотируемых кораблей (с экипажем) или беспилотных автоматических зондов, в частности Брейсуэлл в 1960 г. предложил использование зондов, что повлекло за собой целый ряд работ в этом направлении.

Для кораблей, движущихся с околосветовыми скоростями, требуемая минимальная мощность двигателя, равная мощности светового излучения Солнца – 1026 Вт, может быть замечена в пределах всей Галактики имеющимися на Земле радиотелескопами. Это были бы необычные объекты, «искусственность» которых могла быть расшифрована.

Наиболее острым является вопрос о свидетельствах палеоконтактах, т.е. посещений в прошлом Солнечной системы и Земли кораблями развитых цивилизаций. Однако современная наука еще не располагает данными, позволяющими вести эффективный поиск «следов» возможных космических посещений. По мнению некоторых ученых назрела необходимость сформировать специальное исследовательское направление – «палеовизитологию». В задачу этой науки должно входить создание теории предмета, разработка методологии методики поиска, осуществление практических поисков следов и другие необходимые исследования. Пока же изучение проблемы палеоконтактов ведется паранаучными методами.

Вопрос о возможности колонизации Галактики сводится к вопросу о том, что можно ли ожидать существования в настоящий момент цивилизаций, имеющих многие миллионы лет технологической эры жизни?

Если считать неизбежным заселение всей Галактики, то тем неизбежнее будет наиболее полное освоение цивилизацией зоны обитания около своей звезды по мере развития и увеличения численности населения. Это должно привести к строительству «эфирных городов» К.Э.Циолковский. Сейчас уже создаются технические проекты таких поселений на сотни тысяч обитателей. Таким образом, неизбежно создание в космосе больших инженерных сооружений, т.е. астроинженерная деятельность цивилизации. Так возникла известная сфера Циолковского-Дайсона. Если инженерные сооружения перекрывают весь поток световой энергии Солнца, то в принципе, возможно, что извне такая система будет казаться гигантской инфракрасной звездой размерами более 1 а. е.

В последнее время возникло еще одно, несколько экзотическое направление поиска ВЦ, которое базируется  на предположении, что высокоразвитые ВЦ могут закладывать информацию в генетическую структуру определенных организмов (биологический канал связи). Эта мысль была высказана М.М. Агрестом, затем Г. Марксом, а также в работе японских авторов Х. Ёко и Т. Осимо.  Г.М. Бескин считает, что некоторые сложные природные явления (типа солнечной активности) могут содержать информацию о деятельности ВЦ в закодированной форме.

Рассмотренные методы поиска ВЦ являются пассивными по своей природе, первыми шагами  в сторону использования активных методов  являются радиосообщение в сторону шарового скопления М 13, информационные пластинки на космических кораблях «Пионер», информационный контейнер на кораблях «Вояджер». Этот метод получил название метода артефакта, однако, М. Субботович и З. Папоротный считают, что эти земные артефакты и послания, находящиеся на их борту, нельзя рассматривать как серьезные попытки установить контакт с другими мирами, а относится к ним как к форме демонстрации возможностей современной космической техники.

Рассмотренные выше пути поиска разумной жизни во Вселенной относятся к поиску в объеме Галактики, так как объекты Метагалактики слишком удалены, чтобы надеяться фиксировать какие-либо из указанных свидетельств жизни на межгалактических расстояниях.

Л.М. Гиндилисом предложена систематизация современных направлений поиска ВЦ.

Одним из самых важных вопросов в проблеме поиска ВЦ Н.С. Кардашев считает вопрос о том, что собственно искать, и предлагает некоторые астрономические объекты, являющиеся возможными кандидатами для областей размещения  сверхцивилизаций и методы их поиска:

Объект исследования

Метод поиска

Самые мощные квазары и галактики.

Поиск новых внегалактических объектов с мощностью излучения  1045 эрг/с в диапазоне 10 мкм-1см, а также в других диапазонах.
Поиск астроинженерных конструкций.
Поиск направленных информационных сигналов на длине волны 1,5 мм и ненаправленных – на длине волны 21 см.

Целесообразен также поиск ретрансляторов в Солнечной системе или около центра Галактики.

Исследование ядра скопления Virgo (галактика М 87) и некоторых других крупных скоплений.

Методы те же

Исследование ядра нашей Галактики, ядер ближайших крупных галактик (М 31, М 33 и т.д.)

 Методы те же

3. Общие положения теории внеземных цивилизаций.

Направления поиска свидетельств существования антропоморфной цивилизации во Вселенной основываются на ряде теоретических положений о возникновении и закономерностях развития цивилизаций.

  Эти положения можно сформулировать так:

  1. жизнь во Вселенной возникает непрерывно, начиная с образования звезд второго поколения, т.е. примерно в течение последних 12 млрд. лет;
  2. внеземные космические цивилизации возникают эволюционным путем непрерывно последние  8 млрд. лет;
  3. существует закон неограниченной экспансии разумной жизни, т.е. стремление исследовать и занять максимальное пространство;
  4. цивилизации достигают уровня, при котором возможна практически неограниченная скорость непрерывного производства энергии.

Первое положение основывается на общепринятом мнении, что жизнь как функция материи возникает непрерывно по мере достижения определенной организации материи во Вселенной в  ее эволюционном развитии. Начало этого процесса после Большого взрыва определяется сроками синтеза всего набора тяжелых элементов и образования звезд с планетами. Космология дает для возраста Вселенной  15 млрд. лет. 3-х млрд. лет по теоретическим моделям вполне хватает для образования водородно-гелиевых звезд первого поколения, синтеза в них тяжелых элементов, рассеяния и конденсации в звезды второго поколения с планетами. Отсюда получается, что начавшийся после этого период, когда стало возможным возникновение жизни, длится уже  12 млрд. лет.

После этого начинается эволюционное развитие форм жизни около каждой из звезд, где она возникла, от клетки до технологической цивилизации, на что на Земле ушло около 4 млрд. лет. Принимая этот срок за некоторую среднюю оценку, необходимую для возникновения разума и цивилизации, получаем второе положение, которое, как видно, является переносом земного опыта на всю Вселенную. Это может быть основано только на убеждении, что законы эволюции живого, установленные эволюционной биологией, являются универсальными и действуют во всей Вселенной.

Третье и четвертое положения также основаны на земном опыте. Закон неограниченной экспансии жизни для простейших ее форм является внутренним (неосознанным) императивом. Для разумных социальных форм жизни в естественный процесс экспансии вмешиваются начала разумного регулирования, т.е. цели и другие социально-экономические категории.

Четвертое положение – результат достижений науки и технологии последних десятилетий. Овладение термоядерной энергией позволяет иметь практически неограниченные возможности производства любых видов энергии.

Непрерывность возникновения жизни и цивилизаций во Вселенной, а также возможность производства неограниченных количеств энергии были главными теоретическими положениями, на которых строились выводы о существовании ярких свидетельств деятельности космических цивилизаций во Вселенной. Неограниченные возможности энергопроизводства и большое время жизни в технологической фазе старых цивилизаций допускают все, что не противоречит законам природы. Возможно создание гигантских астроинженерных  сооружений, посылка мощнейших электромагнитных сигналов на всю Вселенную, даже передвижение звезд, их столкновение, взрывы и т.п.

Ряд исследователей считают, что раз это не запрещено законами физики, то многие из этих возможностей обязательно должны быть осуществлены. Это положение привело выводы теории к резкому расхождению с наблюдательными данными. Выводы теории приводят к неизбежной колонизации Галактики, существованию «космических чудес», связанных с космической деятельностью сверхцивилизаций, существованию мощных электромагнитных сигналов, легко принимаемых на простейшие средства и т.п. Ничего похожего не наблюдается, даже специальные поиски сигналов не дали положительных результатов. В настоящее время резюмируется отсутствие каких-либо свидетельств существования ВЦ выше порога наблюдательных возможностей, достигнутых нашей цивилизацией.

Отсюда можно сделать один из трех выводов:

  1. либо недостаточны наблюдательные данные;
  2. либо теория неверна;
  3. либо теория верна, но внеземных цивилизаций нет вообще, а наша цивилизация уникальна и единственна, по крайней мере, в нашей Галактике.

Этот радикальный последний вывод был сделан сначала Хартом, затем И.С. Шкловским.

Существуют и другие, менее радикальные утверждения о том, что цивилизации, достигнув технологической фазы, быстро погибают от загрязнения окружающей среды, ядерной войны и т.п., не успевая решить проблемы связи с другими цивилизациями и освоить другие звездные системы и галактики.

Утверждение об уникальности земной цивилизации фактически вступает в конфликт с приведенными  доводами науки о множественности подходящих мест для возникновения и развития жизни во Вселенной и о большой вероятности возникновения там жизни путем той же биологической и химической эволюции:

физика
химия
астрономия

тождественность физических и химических законов во Вселенной

астрономия

Ординарность Солнца, Галактики. Большое количество солнцеподобных звезд в Галактике и подобных Галактик во Вселенной.
Обилие двойных звезд, косвенные измерения, указывающие на существование внесолнечных планет.

радиоастрономия

Обилие органических соединений, обнаруженных в Галактике и других галактиках.

химия

Открытие химической эволюции Вселенной.

биология

Существование закономерной биологической эволюции. Эволюционное возникновение земной цивилизации.

В.С. Троицкий считает, что, скорее всего, неверны некоторые положения  теории возникновения и развития жизни и цивилизаций и предлагает отказаться от положения, что все, не запрещенное законами природы, обязательно будет реализовано. Предлагается искать предельные возможности в развитии цивилизации, определяемые не только физическими, но и биологическими и социальными требованиями. Это очень сложно и кажется полностью неопределенным, поскольку социальные закономерности вряд ли могут быть предсказаны на астрономические сроки.

Некоторые сторонники этой теории, в частности Дрейк, предлагает формулу, благодаря которой можно оценить потенциальное число независимо возникающих цивилизаций в Галактике:

N -число звезд в Галактике

q — доля звезд, потенциально пригодных для поддержания жизни;

qp  — вероятность образования планет;

np  — среднее число обитаемых планет, обращающихся вокруг звезды;

ql — вероятность возникновения жизни на планете;

qi — вероятность возникновения цивилизации;

qt — вероятность возникновения развитой технологии.

N  = 10 11, q = 10 %,  qp =100 %, np = 0,01, ql = 100 %, qi = 100 %, q= 100 %. Следовательно, Nc  10 8  3

Среднее расстояние между звездами в Галактике составляет , d  10 св. лет, число звезд, приходящихся на одну цивилизацию
N  / Nc = 10 33, поэтому ожидаемое расстояние между двумя соседними цивилизациями будет:

dc =d (N|Nc)1/3 = 10 21 св. лет.

Это расстояние слишком велико для путешествия в пределах времени жизни путешественников. Но даже пессимистическая оценка расстояния в 100 св. лет лежит в пределах досягаемости современной земной радиотехники. Это оправдывает поиск ВЦ посредством радиотелескопов.

4.   Заключение  

При анализе выше изложенного материала возникает естественный вопрос: «Если ученые не располагают никакими непосредственными доказательствами распространенности разумной жизни во Вселенной, если наблюдения не приносят обнадеживающих результатов, если практическое осуществление контактов с космическими цивилизациями неизбежно должно встретиться с огромными трудностями, то стоит ли вообще в настоящее время всерьез заниматься этой проблемой? В.Н. Комаров считает, что необходимо продолжать наблюдения, совершенствуя приемную аппаратуру и, расширяя круг возможных носителей космической информации, а также разрабатывать принципиально новые стратегии поисков ВЦ.  Академик Г.И. Наан считает, что эта проблема изучается для того, «чтобы лучше познать самих себя».

И.М. Крейн полагает, что  каждая космическая цивилизация должна себя вести, исходя из предположения, что во Вселенной есть и другие цивилизации. Самое главное не то, существуют они реально или нет, а как мы вписываемся в некую гипотетическую систему. Возможно, есть некоторые фундаментальные истины, понимания которых мы пока не достигли. А когда это произойдет – мы войдем в космическое сообщество, а фактически или условно – сути дела не меняет. 

Автор настоящей работы, продолжая мысль И.М. Крейн, полагает, что причиной «молчания» космоса может быть следующее: любая сложная система живет по законам природы, возможно влияние одной (более развитой цивилизации) на развитие другой (менее развитой цивилизации) может привести к гибели последней. Такой мнение сложилось у автора на примере колонизации Америки европейцами – цивилизации индейцев фактически не существует. Возможно, был нарушен еще неоткрытый закон природы, запрещающий вмешательство одних цивилизаций в развитие других. Тогда вполне вероятно, что это может быть одной из основных причин «молчания» космоса.

Список использованной литературы:

  1. Проблема поиска жизни во Вселенной. Труды Таллиннского симпозиума. Москва: 1986 г.
  2. Комаров В.Н. В космическом зеркале. Москва: 1989 г.
  3. Шкловский И.С. Вселенная, жизнь, разум. Москва:1980 г.
  4. Троицкий В.С. Земля и Вселенная, 1981 г., № 1

Источник: nsportal.ru

 Мир не таков, каков он есть.
                                                                           Он такой, каким мы его видим…

Иных миров прикосновенье?

Мир меняется на наших глазах, становится все просторнее и сложнее. Все интереснее. Потому что меняемся мы сами. Удивительно, но еще в начале 90-х мы — такие гордые, цивилизованные, избороздившие (в фантастической литературе) всю Вселенную вдоль и поперек, и даже действительно вышедшие в космос! — не были уверены в существовании иных планет. Кроме нескольких самых близких, вращающихся вокруг Солнца. Хотя Джордано Бруно предсказывал существование иных миров давным давно. А сегодня мы без особого удивления встречаем первые, пусть и косвенные, но наглядные доказательства существования иных вселенных!

 

Проблема множественности вселенныхКонечно, гипотезы о множественности вселенных, еще недавно поражавшие своей смелостью, уже мало кого удивляют, но в 2006 г. космолог Лаура Мерсини-Хаутон, руководитель группы из университета Северной Каролины, сделала важный шаг, она предсказала существование нескольких наблюдаемых эффектов, вытекающих из ее космологической теории. По Лауре наш мир, наш невообразимо огромный Universum — всего лишь крохотный пузырек в пене гигантского потока Multiverse! Поэтому пора уже писать слово вселенная с маленькой буквы…

Оригинально и ново в этой теории предположение, что в момент рождения из пузырьков высокоэнергетичного вакуума имело место квантовое взаимодействие нашей Вселенной и вселенной-соседки. Скорее даже вселенной-сестры, родившейся одновременно. С точки зрения Лауры, ключевое слово тут взаимодействие. Но мне кажется — совместное возникновение. Причем не факт, что сестры — близнецы. Скорее, наоборот. В самом деле, почему бы не предположить, по аналогии с элементарными частицами, что вселенные рождаются парами, как частицы и античастицы!?

Эта квантовая сцепленность действовала первые микродоли долей первой микросекунды существования пары вселенных вплоть до их разделения в результате суперинфляции — практически мгновенного, происходившего со скоростью многократно большей скорости света колоссального расширения пространства. И ее влияние должно проявляться в общем строении и динамике нашего мира. Его можно представить в виде некоей силы, действующей из-за горизонта, за который мы заглянуть не можем, и оказывающей влияние на распределение галактических кластеров, на неравномерность реликтового излучения, которая говорит о первичной неоднородности распределения материи, и на крупномасштабное движение вещества.

Что же именно предсказала Лаура? Как должно проявляться влияние иной вселенной? Наиболее понятны и наглядны два эффекта. Это, во-первых, существование в южной небесной полусфере отдаленной и холодной гигантской (размером порядка 12 градусов) области пустого пространства, этакой форточки в ткани мира, из которой тянет ледяным сквозняком неведомого.

Второй эффект — это упорядоченное движение, мощный поток галактических кластеров в определенном направлении и с определенной скоростью как следствие своеобразного «наклона» гравитационного потенциала нашей вселенной.

Согласитесь, в наше время, когда астрономия делает поразительные успехи (а за последние пятнадцать лет она получила больше информации, чем за всю новую историю, начиная с телескопа Галилея), обнаружить такие эффекты — дело чести! И неудивительно, что всего лишь восемью месяцами позднее, в августе 2007 г. в южном созвездии Эридана была обнаружена WMAP Cold Spot — своеобразная черная и холодная дыра во вселенной, громадная область существенно пониженного фона реликтового излучения, что говорит об отсутствии в ней материи. Ее радиус около пяти градусов, как и предсказала Мерсини.

Эта громадная полость находится в 6-10 миллиардах световых лет от нас. А её размеры просто потрясают: по оценкам исследователей, она имеет диаметр примерно в миллиард световых лет! Диаметр нашей галактики, которая классифицируется как гигантская, — «всего лишь» сто тысяч световых лет и миллионы таких галактик комфортно разместились бы в этой полости.

Проблема множественности вселенных
На карте реликтового излучения квадратом обозначена область пустого пространства. Течение Темного Потока направлено несколько выше и чуть левее.

Аббревиатура WMAP в названии пустоты говорит о том, что она была обнаружена после обработки данных американского зонда, который так и называется. Он был запущен специально с целью картографирования неоднородностей (анизотропии) микроволнового реликтового излучения или CMB (cosmic microwave background radiation), которое отражает распределение вещества, имевшее место на самых ранних этапах развития вселенной, через каких-то 300 тыс. лет после его рождения, когда плазма рекомбинировала и мир стал прозрачным — да будет свет!

Реликтовое излучение интересно тем, что долгое время с высокой точностью считалось однородным и потому служило предметом головной боли физиков-теоретиков. Непонятно было, откуда же тогда взялись галактики, их кластеры и вообще крупноячеистая структура вселенной? Однако сейчас ситуация коренным образом изменилась. После пяти лет работы зонда возникли прямо противоположные проблемы — как объяснить чрезмерную неоднородность излучения и согласовать с ней космологические модели!? Одной из таких попыток и является гипотеза Лауры Мерсини-Хаутон.

Большим холодным пятнои дело не закончилось и всего лишь годом позже его обнаружения, в ноябре 2008 группа из Годдардовского центра НАСА, возглавляемая Александром Кашлински, обнаружила Темный Поток галактических кластеров, движущийся со скоростью, вычисленной Лаурой. Так его назвали по аналогии с другими загадочными явлениями — темной материей и темной энергией. Критики подвергли сомнению данные Кашлински, но в ноябре этого года он опубликовал новую статью, подтверждающую и уточняющую свои наблюдения. Теперь астрофизики проанализировали характер перемещения 1400 скоплений галактик и подтверждают существование феномена их «полета» со скоростью около 1 тыс. км в час. Эти скопления — часть потока, который растянулся приблизительно на 3 млрд. световых лет и направлен к небольшому участку неба между южными созвездиями Центавр и Паруса (несколько севернее Большой Пустоты).

Таким образом, гипотеза Лауры Мерсини-Хоутон получает довольно убедительные подтверждения. Если же учесть, что к исходу 2009 года открыто уже более четырехсот планет у иных солнц, а c запуском орбитального телескопа «Кеплер» ожидается резкое увеличение их числа и даже открытие двойников Земли, то придется согласиться с исходным утверждением статьи — наш мир становится все больше и все сложнее.

Это означает, что гипотеза гениального Джордано Бруно о множественности обитаемых миров блестяще подтверждается. Причем, возможно, даже на более высоком уровне, чем ожидалось — не только на уровне планет, но на уровне вселенных!

Иерархия вселенных и проблема Бога

Однако до недавних пор потрясающая своей грандиозной красотой гипотеза Multiverse считалась недоказуемой, чисто умозрительной — и столь же бесплодной в научном плане, как и гипотеза творца. Она не была научной в строгом смысле этого слова. До Мерсини-Хаутон казалось, что ее нельзя проверить.

Но, строго говоря, и сам гениальный Бруно не был ученым в современном понимании, таким как Галилей. Тем более что его арестовали за семнадцать лет до изобретения тем телескопа. И лишь сейчас стало окончательно ясно, что в глубины мироздания он заглянул, пожалуй, дальше, чем Галилей. И что ученым он был — причем незаурядным, даже великим. Хотя и в догалилеевском, классическом, античном понимании этого слова. К своим удивительным выводам Ноланец пришел путем логических размышлений над природой мира — и Бога.

И — в отличие от церкви, для которой бог есть всего лишь средство, оправдание самого ее института — Бруно довел идею абсолютного создателя до логического конца, вопросив, разве остановится творец такой мощи после создания одного единственного, тесного, ограниченного в пространстве и времени мирка? Нет, конечно! Бесконечно мощный творец необходимо и обязательно самореализуется, создав бесконечный мир. Бруно рисует сверкающую, грандиозную картину мироздания, у которой есть лишь один минус — в этом огромном мире, с которым сливается создатель, не находится места церкви…

Нет, разумеется, институты церкви вполне возможны на иных планетах, но как изоляты, религия не может быть вселенской, ибо трудно представить себе сонмы возносящихся богоматерей и миллиарды миллиардов распятых Христов в такой вселенной. Это уже какая-то дурная бесконечность, как говорят математики. Но с другой стороны, не мог же всемилостивый господь оставить своим попечением свои же творения на иных мирах и не спасти их путем искупительной жертвы?

Таким наглядным образом идея бесконечной обитаемой вселенной подчеркивает абсурдность идеи того творца, в которого заставляет нас верить церковь, почему инквизиция и сожгла гениального философа. Именно за опаснейшую гипотезу о множественности обитаемых миров, а не за отрицание Троицы, насмешки над Христом и непорочным зачатием.

Следующий же шаг, идея множественности вселенных, на мой взгляд, ставит окончательную точку на философской системе идеализма, пусть даже Бруно оперировал в рамках этой философии и для освобождения бессмертной души из-под власти попов нанес второй сокрушающий удар по религии. Он избавил нас от загробной кары и дал душам волю, дал им способность к реинкарнации, переселению и свободному перемещению между телами наших звездных побратимов из иных миров, связав тем самым картину мироздания прочными духовными нитями.

Удивительна связь времен: Стивен Хокинг, самый, пожалуй, известный физик современности пишет, что вселенную можно трактовать как волновую функцию квантовой частицы, которая с разной вероятностью пребывает в бесконечном множестве состояний, образуя мириады миров, из которых наш является лишь наиболее возможным. Это значит, что у каждого из нас есть мириады двойников в этих параллельных мирах — как бесконечная череда отражений в зеркалах. Но каждое из отражений живет своей собственной жизнью — и чем далее тянется цепочка, тем больше различий.

Почему-то мне кажется, что многие из нас иногда задумывались об этом — о своих иномирных близнецах — и большинство согласно с Хокингом. Который даже допускает, перекликаясь в этом с Бруно, что душа, наша уникальная, единственная и неповторимая душа — на самом дела общая для всех вселенных. Что она объединяет незримыми, но порой ощутимыми узами всех ваших двойников в этих бесчисленных мирах!

Дуальность познания

Ничего не скажешь, красивая идея. Между прочим, она связывает две философии и вытекающие из них космогонии так же тесно, как квантовая сцепленность — хоутоновские пары вселенных. Речь идет об идеализме и материализме.

Диалектика самой философии сказывается на современной трактовке ее главного вопроса — что первично, дух или материя? В наше время философией, причем в самом практическом смысле, занимаются не профессиональные философы, слава богу, а ученые: физики, астрофизики, космологи. И в подходе к мирозданию современных физиков-теоретиков прослеживаются любопытные тенденции! Можно даже сказать, что размывается грань между идеальным и материальным, хотя и не совсем в том смысле, который веками вкладывался в эти определения.

Особенно четко эта грань пролегала в сознании советских людей. Мы выросли в стране истмата и диамата и с детства привыкли к тому, что есть два полярных и взаимоисключающих подхода к построению мира. Однако так ли уж они полярны, если отвлечься от идеи создателя и рассмотреть принципы построения и познания мира с методологической стороны?

Так, согласно сухому рационалисту Аристотелю, космогония которого как будто ближе к материалистам, физическая реальность первична, а математический язык является лишь удобным приближением для построения ее моделей. Как будто все верно и согласуется с нашими советскими привычками. Однако оказывается, что с материализмом Аристотеля не все так просто и неистовый Джордано Бруно не зря высмеивал унылую вселенную Стагирита. Тем самым он сводил философские счеты с церковными теоретиками-томистами. Потому что еще один великий рационализатор дерзнул подтвердить наукой нечто совершенно необъяснимое и недостижимое рациональным познанием — веру в бога! Фома (Томас) Аквинский именно идеями и методом Аристотеля укреплял основания христианства.

Для идеалиста Платона, наоборот, истинно реальными были математические структуры, которые несовершенными наблюдателями-людьми воспринимаются искаженно, односторонне, в меру своих ограниченных сил и способностей. Глубокая мысль! Вообще-то говоря, этот великий философ является идеалистом не потому, что первый предложил идею бога-творца и сделал ее ключевой в космогонии. Это, разумеется, не так. А потому, что пытался вывести мир и его законы из самых общих соображений! Доказав тем самым, что если как наблюдатель человек несовершенен, то как мыслитель небезнадежен.

Иными словами и грубо говоря, Аристотель считал, что мы слишком слабы в математике, чтобы описать физическую реальность во всем ее многообразии, а Платон полагал, что наша собственная несовершенная телесно-умственная физика не позволяет нам постигнуть идеальную математику мира!

Да, мы привыкли числить Платона столпом идеализма и порицали за это. Но, как ни странно, многие современные физики-теоретики явно или неявно склоняются к его идеям! Они предполагают, что математика хорошо описывает Вселенную именно потому, что Вселенная математична по своей природе. И физика для них сводится к решению пусть и сложной, но конечной и в принципе решаемой математической задачи. Им кажется, что безгранично умный математик может на основе фундаментальных законов рассчитать картину мира. И хотя это, несомненно, идеализм, при этом они не отрицают — картина эта будет все же скорее Аристотелевой, как мера приближения. И если вселенная Аристотеля была мала и скучна, что и отмечал Бруно, то на более высоких уровнях этот недостаток изживается. Что мы и видим в современной иерархии вселенных.

Так сближаются противоположности. Кроме того, материалистам Платон близок еще и тем, что в его космогонии заключен вопрос: почему наш мир таков, а не инаков, тогда как для Аристотеля этот вопрос просто не имеет смысла: мир таков, каков он есть, и все тут! Так — каждый раз на все более высоком уровне — в очередной раз замыкается круг познания!

Именно последователей Платона интересует, а мог бы наш мир быть иным? Не столько же их, сколько и математик? Если да, то отдельные вселенные такой странной Multiverse будут существовать вне общего времени и пространства (или даже вообще вне их) и в большинстве из них, вероятно, не будет наблюдателей. Это уже своеобразный крайний платонизм, по которому математические структуры мира идей существуют в физическом смысле. Именно этот уровень и замыкает существующую на сегодняшний день иерархию сверхвселенных. Которая исходит из соображения, что любая самосогласованная физическая теория может быть выражена в форме некой математической структуры.

В этой четырехуровневой иерархии вселенные по мере восхождения по ее ступеням все менее напоминают нашу. Они могут отличаться разными начальными условиями (уровень I), физическими константами и частицами (уровень II), или даже физическими законами (уровень IV). Но самый спорный и удивительный третий уровень. Если сверхвселенные уровней I и II содержат параллельные миры, удаленные от нас далеко за пределы возможностей астрономии, то уровень III — прямо вокруг нас.

Он возникает из знаменитой и весьма спорной интерпретации квантовой механики, из идеи о том, что случайные квантовые процессы заставляют вселенную «размножаться», образуя множество своих копий — по одной для каждого возможного результата процесса. Это миры Хокинга. Именно этот уровень наиболее критикуем, хотя он единственный, не вводящий качественно новых типов вселенных. Здесь бесконечности умножаются и если перемножить бесконечное число копий в каждой вселенной на бесконечное число первичных вселенных, то картина мира возникает совершенно фантастическая!

Проблема множественности вселенных
На снимке первые результаты работы «Планка»

Поэтому пора перейти к нашей бледной и тесной пока реальности. Она такова, потому что Платон прав и наши средства наблюдения несовершенны. Но времена меняются. 14 мая 2009 года Европейское космическое агентство запустило спутник «Планк» для более точного измерения анизотропии реликтового излучения. Он уже вышел на орбиту в точке Лагранжа, на расстояние 1,5 млн. километров от Земли, и 13 августа после проверки работоспособности приступил к выполнению тестового задания. В течение двух недель он составил первичную, калибровочную карту звездного неба на всех энергетических частотах, которые способны воспринимать его многочисленные сканеры.

Результаты оказались великолепны и сулят множество потрясающих открытий. Чувствительность зонда в 10 раз выше, чем у WMAP, кроме того его разрешающая способность втрое выше. Неудивительно, учитывая высочайший уровень технологий, примененных при создании зонда. Достаточно сказать, что его болометры охлаждаются до температуры 0,1К, что всего на одну десятую градуса выше абсолютного нуля!

За 15 месяцев телескоп дважды осмотрит все небо. Результаты (а на уровне, пригодном для оценки космологических параметров, они появятся в 2013 г.), позволят проверить и уточнить карту WMAP, а значит точнее определить кривизну и топологию пространства и подтвердить или опровергнуть существование уровня I — так называемых объемов Хаббла, миров, лежащих за пределом наблюдения.

Каждый из них это сфера, за которой объекты вследствие расширения Вселенной удаляются от наблюдателя быстрее скорости света. Поэтому фактически они являются отдельными мирами, а наша вселенная — совокупностью объёмов Хаббла. Согласно Лауре Мерсини-Хаутон, они взаимодействовали и сохранились следы этого. Но вполне возможно как применение ее идей ко второму уровню иерархии, на котором взаимодействуют уже истинные вселенные, так и выход на четвертый уровень, на котором рождаются вселенные с разными физическими законами.

Что это дает человеку? Гм. А что долгое время давала ему гипотеза шарообразности Земли? Кроме неприятностей от церкви? Пока легионы мерно печатали шаг, а конница звенела копытами — плоский мир не нуждался в истине и мирно покоился на трех слонах. Но Колумб поверил в шарообразность — и открыл Америку. Без этой гипотезы не было бы ни океанских плаваний, ни Великих географических открытий, ни нашей цивилизации, так что колоссальная практическая польза от нее несомненна.

Точно так же вопрос, что дает нам информация о множестве планет у иных солнц, — вопрос риторический. Почему мы с нетерпением ждем открытия обитаемых миров, хотя и понимаем, что контакт с ними практически невозможен? Почему вообще тратим деньги на науку, то есть на познание мира? Наверное, потому, что это самое важное — знание о мире, в котором мы живем. Стремление к познанию — едва ли не самая главная черта человека, отличающая его от животных! Вот только не знаю, возможно ли полное постижение мира?

Скорее всего, нет. Интуитивно ощущается некий предел, иже не прейдеши, положенный познанию нашими скромными физическими возможностями. Не мускульными, разумеется. Мы слишком малы по масштабам космоса. Малы наши силы, наши ресурсы, наша Земля, наши энергетические возможности, краток наш век, в конце концов! Да и не столь уж мы разумны, как хотелось бы. В этом смысле Платон, видимо, прав — нам не дано увидеть мир таким, каков он есть. И мы всегда будем жить в том мире, который способны увидеть. В мире Аристотеля.

Источник: www.krugozormagazine.com


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.