Кресо предел вселенной


Вступительное слово от автора

Дорогой читатель! Мне не хочется делать долгих и умных вступлений, поэтому скажу просто. Я посвящаю эту книгу своим родителям, вложившим в меня все лучшее и человечное, что в них было, есть и будет.

Данная версия книги является глубокой «перепиской» изначального варианта «Президента», находящегося в сети. Можно сказать, что это новая, абсолютно другая книга. Мне бы так хотелось думать, по крайней мере. В книгу добавлены новые мысли, появившийся писательский опыт. Прислушался к отзывам, которые разносили в пух и прах первоначальную версию, учёл многие пожелания.

Я прошу не забывать, что данная книга является фантастикой, даже современной сказкой. Не зря этот жанр выделен в качестве отдельного для этой книги. В книге отсутствуют какие-либо призывы, лозунги. Автор не берёт на себя смелость и ответственность за то, что подумает уважаемый читатель. Пойми меня, дорогой читатель, эти слова и уточнения очень важны в условиях современной реальности. Любые совпадения в книге являются абсолютно случайными и не несут какой-либо связи с реальным миром. Автор занимает нейтральное отношение по отношению к любым религиям, конфессиям, профессиям, родам деятельности, национальностям, расам, языкам и другим разделениям людей по различным признакам.


Ещё раз – книга не несёт с собой абсолютно никакой связи с реальным миром.

Надеюсь, что подобное вступительное слово не напугало тебя, дорогой читатель и я от всей души и чистого сердца желаю тебе приятного прочтения.

С уважением,

Михаил Кресо

Вместо предисловия

Вы меня не сочтите холериком, государей-отцов прихлебателем,

Не сочтите меня вы невеждою или просто отчизны предателем.

Но хочу свой открыто вопрос задать, я всем тем, кто политикой тешится, —

Чтоб ответили честно и искренне, от незнания, чтоб не забрешиться.

Почему у России, у матушки, добывающей золото тоннами,

Денег нет на зарплату учителю, что ишачит часами законными?

Отчего у врачей и профессоров, приносящих здоровье и знание,

Отпуск свой на озёрах – не в Турции, и подавно не видно Израиля?

Нефть и газ, подарённые недрами, миллиарды «нам всем» приносящие,

Оседают в карманах у избранных, в Монте-Карло их вдаль уносящие?

Отчего позабыты все ценности, что нам предками тихо завещаны,

На биткойны и баксы разменяны, в головах оставляя проплешины?

Почему от дорог лишь названия, по которым мы ездим и мучимся,


И зачем нам законы придуманы, коль используем лишь в редких случаях?

Где страна, о которой писатели, сочиняли все сказы великие?

А теперь в инстаграмах лишь уточки и мажоры на тачках безликие!

Разбиваются души кристаллами, разлетаются чувства осколками,

А они стадион нам зенитовский, а они нам второе, блин сколково!

Все заводы скупаются пачками, за копейки проданы и проданы,

Иностранцы улыбкой нам скалятся, за глаза называя уродами.

Запускали когда-то ракеты мы, и державой космической звалися,

А теперь каждый запуск мы молимся, инженеры чтоб не облажалися.

Уезжают умы от нас лучшие, покупают их баксы зеленые,

Забирая людей достояние, оставляя надежды картонные.

Оппозиция тоже вдруг классная, вся такая крутая рекламная,

А по факту пиариться мастеры, а по факту ни слова программы нет.

Уничтожены жизни все ценности, обескровлены, обезображены,

Перееханы разными пОршами, на счетах олигархов погашены…

Человек, боль души моей грешенной, эти строки беззвучно читающий,

Не прими ты меня за посмешище, в современности басни слагающим!

Верю в вас я, к несчастью и радости, верю в тех, кто политикой тешится!

Что поборете алчность и жадности, и людьми вы вдруг станете прежними!

-1-

Место действия: небольшой провинциальный город, Свердловская область.

Дата: май, 2019 г.


Так получилось, что самая популярная сеть алкомаркетов в нашей стране была, по совместительству, самым удобным магазином рядом с домом, где можно было купить шоколад. Настроившись на отличную вечернюю покатушку на велосипеде и купив пару больших «сникерсов», я задумчиво вышел из «Белого и красного», чтобы пойти на стоянку за своим железным конём. Не успев сделать и пары шагов на улице, чуть не попал под колёса тёмно-серого тонированного «фольксвагена» с челябинскими номерами, который лихо подруливал по тротуару к крыльцу заведения. И я тут же одарил водителя суровым взглядом за эти выкрутасы.

– Эй, рыжий, – донеслось с пассажирского сидения, – А знаешь, что делали с рыжими при Петре первом? – дальше слушать и обращать внимания я не стал и продолжил идти, потому что сегодня были выпускные и очередные школьники искали приключений на свою пятую точку. А этот, судя по всему, решил выпендриться знаниями истории России перед ЕГЭ, перед тем как залить в себя очередную порцию «догона».

Решив немного напрячь ребят, остановился и несколько мгновений смотрел на номера автомобиля, за что отхватил очередную умную фразу, обращённую вылезшим наружу пьяненьким мальчишкой куда-то внутрь тачки, – Эй, ты посмотри, он ещё тормознулся и пялится на нас…

Меня больше покоробило не «рыжий», и даже не то, что водитель дерзко ездил по тротуару, а то, с какой наглостью пацанёнок семнадцати лет, набравшийся храбрости может так обращаться к незнакомому человеку тридцати лет.


Тридцатник. Мне уже тридцатник и я не могу в своей стране и в своём районе поставить на место зарвавшегося салагу, потому что это выйдет себе дороже. Прилюдные разборки, потом заявления от обиженных родственников, подвязки и друзья его папы, клятвы, что меня найдут и так далее и тому подобное. Вот так мы, русские люди, общаемся друг с другом когда на нас полмира ополчилось. Вот такой у нас менталитет. Обожаем других, а к своим как сами знаете к кому. Не пропустим в пробке, не уступим место в транспорте да и много других «не»…

Обидно. Досадно. Да ну и ладно. Пока ладно. И мне остаётся только прокручивать в голове сценарии моих возможных ответов. Жаль только, что выйдя из магазина я не сел в свой двухсотый «крузак». В нашей стране сейчас только так можно заткнуть выскочку. Деньгами и показухой. Сила в ответ на силу. К моему большому сожалению. И пусть с экранов доказывают обратное, но ситуация на местах показывает то, что показывает. И никакая статистика и никакие заявления серьёзных дядечек в строгих костюмах с голубых экранов не убедит меня в том, что у нас всё хорошо и мы впереди планеты всей.

Хотя. Красота в глазах смотрящего же, как многие говорят. Может быть я специально ищу негатив и он сам меня находит? Если мне кто-то скажет об этом, то я покажу ему зарплатную ведомость моего отца, работающего водителем на заводе за пятнадцать тысяч в месяц. На заводе, «топы» которого не вылазят из круизов и заграницы.

***********

Развод с супругой мне дался очень нелегко. Копившиеся несколько лет эмоции вылились в решение, что жизнь свою нужно менять. Кардинально менять. Последние четыре года я только и делал, что всё больше затухал как человек, как личность. Работа, работа, работа. Нет, на этом поприще были определённые успехи, и финансовые тоже. А вот дома… Бытовуха и постоянные полуторачасовые поездки на работу утром и вечером по бесконечным пробкам затянули с невероятной силой.


А там ещё и новость от врачей, что у меня почти нет возможности иметь детей…

Закончились поездки с друзьями на природу, как-то исчезли весёлые посиделки, совместные походы. Наступило затишье во всём кроме набирающей силы бури где-то в глубине души. Иногда я смотрел на супругу и думал, что её просто нет. Что это всё происходит не со мной, а с кем-то другим. Эта семья, эта работа, эта жизнь. Какой в ней смысл? Всё, игра пройдена, куда дальше то?

Началось отстранение от друзей, от родственников, стал замыкаться в себе и вот пару месяцев назад решился на серьёзный разговор, в результате которого благополучно съехал в свой родной город в ста километрах от Екатеринбурга. Кто-то скажет, мол, шаг назад, а я больше ощущал это как разбег перед взлётом. Посмотрим, так это или нет.

Тридцать лет. Без собственной квартиры, без собственной машины, без кучи друзей и связей. Ладно хоть начальство пожалело и я мог пока работать из дома. Но надолго ли хватит их терпения? В общем, жизнь начинается с самого начала.


***********

Очередная рабочая встреча с партнёрами и деловой ужин прошли хорошо, я бы даже сказал великолепно. Англичане остались довольны договорённостями, ну и русской кухней. Куда ж без этого?

В этом плане наш местный ресторанчик «На Диканьке» давал фору любому другому заведению города. Хлопцы в косоворотках, девицы в сарафанах, вышколенный персонал, деревянные стены изнутри и с соответствующим селу антуражем, прекрасное меню с лучшими блюдами стран СНГ и алкоголь на любой вкус. Ну кто же откажется от пары-тройки стопариков в командировке? Европейцы же не такие дураки. Вот и нам с коллегой пришлось изрядно набраться, чтобы быть, скажем так, на одной волне, с будущими покупателями.

Сложность встречи была только в том, что обратный путь мне предстоял в мой родной город, а это те же сто километров. Ибо квартиры у меня в столице Урала больше не было.

Три часа ночи. Усаживаем партнёров в машину, отправляем в гостиницу. Коллегу забирает жена. А я решаю как быть и кого вызвать. Вызвать через приложение «Индекс такси»? Так в моём городе зоны покрытия нет – водила меня сожрёт с потрохами, что обратка у него будет порожняком. Решаю пожалеть человека и вызываю мотор дедовским способом, через некогда популярный у нас таксопарк «Три сотки». Цена немного расстраивает, ну и ладно. Главное доехать и не слушать стенания водителя всю дорогу.

Из последних сил падаю на заднее сидение подъехавшей «октавии» с шашечками, подтверждаю адрес, параллельно желая водителю доставить меня домой как можно быстрее и тут же вырубаюсь.


…очень хочется пить. Смотрю где едем – ещё половина осталась, пока вроде дорогу помню. Спрашиваю зевающего водителя про питьё, но он меня расстраивает, что воды нет совсем. А до заправки с магазином минут двадцать ходу. Интересуется, не против ли я громкой музыки, а то у него смена тяжёлая и засыпает. А мне что? Ну с ветерком, под рок, круто ведь? Алкоголя в крови много, порадуемся жизни и полупустой трассе, и-хааа! Гони шеф, гони!

Любимый трек AC/DC – Highway to hell1, заливающийся Бон Скотт2, ночная пустая трасса, теплый ветер в открытое окно – ну что ещё человеку нужно для счастья? Гони шеф, гони!

Im on a highway to hell3

Смотрю в окно и все мои проблемы кажутся такими далёкими и пустыми. Какая к чёрту депрессуха? Жизнь продолжается, нужно брать новые вершины. Хотел же марафон пробежать? Пробегу. Поплавать с китами хотел? Поплаваю. Хотел же лицензию пилота получить? Да получу. Всё круто. Гони, шеф, гони!

Hey Momma, look at me.

I’m on my way to the promised land…4

Сильно набираем скорость. Очередной поворот дороги. Тут же семьдесят, куда он гонит? Да пофигу! Уходящая направо обочина. Обочина? Поворачиваю голову вперёд и вижу яркий свет фар перед лобовым стеклом, параллельно с чем звучит громкий, как паровозный, гудок фуры…

***********


Какой у вас самый яркий момент из детства? Мой яркий момент и моё место силы – это, как ни странно, наш сад. Дедушка ещё был жив, мне тогда было семь лет и я очень любил лежать на веранде второго этажа, греться на солнце. Это было лето, как сейчас помню. Середина недели. Народу на ближайших участках не так много. Дедушка рубил дрова, чтобы затопить баню, а я валялся, закинув руки за голову и смотрел на чистое голубое небо, по которому пробегали редкие перистые облака.

Тук тук тук. Звучит топор снизу.

Где-то вдалеке лают собаки. На яблоню рядом с домом села пара птиц и завела свои трели. С соседского радио доносятся отголоски давно забытой советской песни. Тихо дует ветер, колышет листья на яблонях и мои беспорядочно отросшие волосы. И кроме этого – тишина. Это звуки жизни. Звуки мира. Как же мне этого не хватало последние…двадцать три года!

Тук тук тук.

Гармония. Вот что такое гармония и сила. У каждого человека должно быть такое место счастья. Солнце припекает, сильно припекает. И мне, как и всем рыжим нужно либо спрятаться, либо уже перевернуться на живот, чтобы не сгореть.

Тук тук тук.

Дедуш, ты ещё не нарубил дров?

Тук тук тук.

Да сколько можно рубить?

Бум бум бум.

– Михал Олегыч! Михал Олегыч! С вами всё в порядке?

Бум бум бум.

Небо темнеет, облака исчезают. Вместо них появляются две луны, две ярких, слепящих глаза луны. Пропадают все звуки кроме стука, перерастающего в паровозный гудок и мир закручивается в воронку, засасывающую всё пространство вокруг внутрь себя.

Наступает абсолютная тьма.

Тьма и тишина, сквозь которую упорно доносится, – Михал Олегыч!

-2-


– Михал Олегыч! Михал Олегыч! – громкий стук в дверь набатом прозвучал в моей и без того гудящей голове. А вместе с настойчивым мужским голосом буквально выдернул из состояния беспамятства. Нет сада, нет такси, нет деда, есть только я и темнота.

Где я? Ничего не понимаю. Но лежу. Мягко. Тепло.

Кое-как удалось открыть глаза. Уставился в потолок. Голова квадратная, трещит, будто всю ночь ей об стену бился. Руки почти не слушаются. Хочу нащупать часы на тумбочке, посмотреть время, а рука затекла и лежит рядом с телом безвольной сосиской. И опять эта мягкость и воздушность подо мной. Огляделся – большая кровать. Я бы даже назвал это полигоном. Учитывая, что последние несколько месяцев дома сплю на жёстком полу для укрепления спины, это уже странно. Быстро сжимаю-разжимаю кулак, гоняю кровь, вроде становится лучше. Вытягиваю руку за часами… Стоп, а где часы? А тумбочка где? И что с потолком, чёрт возьми?

– Михал Олегыч, с вами всё в порядке? – да уймись ты уже, проникающий в самую душу голос! Так, потолок. Определённо, у меня дома он был пониже, и не было на нём такой причудливой люстры. Ну и кровать. Слишком мягкая, будто для принцессы какой-то.

Посмотрим…руки вроде мои, туловище тоже. Всё, что ниже, хм, тоже моё.


Итак, что происходит? Это я в каком-то непонятном и, судя по всему, шикарном месте: комната светится чистотой, я бы даже сказал стерильностью. В воздухе витает аромат свежести и непонятных, но приятных запахов. А эта роскошная позолоченная люстра надо мной стоит явно дороже, чем моя однушка в пригороде Екабэ. Ну а тумбочки с часами – её, соответственно, рядом тоже нет. Соответственно – потому что градус абсурда уже перевалил все допустимые в моей голове нормы и я потихоньку начинаю понимать, что ничего не понимаю. Но, как говорится – если не можешь оказать сопротивления, то расслабься и постарайся получить удовольствие и максимальную выгоду из ситуации. А оказать сопротивление когда ты лежишь в трусах в постели и твоё тело тебя не очень-то слушается – это та ещё задачка.

– Игорёха, реще неси ключи, шефу походу плохо! – прокричал тот же голос из-за двери, затем раздался топот, который, впрочем, быстро затих. Но не затихли попытки открывания двери, а потом дверь даже немного затрещала от тяжелых ударов по ней.

За эти полторы-две минуты в моей голове успела пронестись куча мыслей, половина из которых была посвящена области фантастики, а вторая половина криминалу. Но то, что меня не похитили, это стало ясно почти сразу же. Однако и голос из-за двери я не знал, тем более не был и шефом, хоть номинально и носил должность коммерческого директора – скажем так, для понта и некоего лояльного отношения власть имущих, но людей в подчинении у меня точно не было.

Руки и ноги почти обрели нормальную чувствительность. Попробовал пошевелить языком, разлепил губы и почувствовал дикий сушняк во рту. Хотел сказать людям снаружи, что всё хорошо и не надо вламываться, но вместо слов получилось что-то среднее между шёпотом и блеянием козла – полный отстой, короче.

В двери щёлкнуло и в комнату ворвались, другими словами и не сказать, человек восемь. Из них пять с гарнитурой в ушах, в очках, строгих костюмах. Охрана? Типаж примерно одинаковый – высокие, плечистые, коротко стриженые ребята со строгими, оценивающими обстановку глазами. В руках у некоторых блестят пистолеты – вот уж не знаю, это пээмы или беретты – не разбираюсь абсолютно.

Вперёд протиснулся парень в бежевом костюме, на вид лет тридцать пять, зелёные глаза, светлые волосы, распространяет терпкий аромат непонятного парфюма – такой, знаете, настоящий франт из фильмов про Джеймса Бонда.

Остальные двое, вероятнее всего, были из обслуживающего персонала, так как были одеты в стандартную униформу – белый верх, чёрный низ, и на груди красовались темно-зелёные бейджики с именами.

Франт, между тем, увидев мои открытые глаза, пришёл в полнейшее замешательство, впрочем, как и все остальные действующие лица. И некоторое время с нас смело можно было лепить скульптуру.

Первым опомнился один из бритых. Повернулся ко мне боком, поднес запястье ко рту, сказал что-то наподобие: «Всем отбой, всё в порядке». После этого, аккуратно взяв под локти обслуживающий персонал, вышел вслед за остальными. Остался только франт.

В этот момент мне в голову пришли строчки из песни Трофима «Ну вот остались мы с тобой наедине…», но я не стал это, разумеется, петь, сначала нужно было разобраться в ситуации.

– Воды! – сил хватило только на то, чтобы прохрипеть это слово. Тут франт видимо, очнулся.

– Да, да, Михал Олегыч, сейчас, сейчас… – выбежал за дверь и уже через минуту вернулся со стаканом холодной воды.

Я кое-как присел на кровати, дрожащей рукой выхватил (ну как выхватил, скорее просто принял из его рук) стакан, жадно припал к нему губами. Уже после первого глотка поперхнулся, раскашлялся, но дальше пошло лучше. О, господи, никогда я так не радовался простой воде! Полегчало. Заметно полегчало. Теперь бы понять, где я, почему со мной сюсюкаются, как с ягненком на заклание, и что в принципе здесь творится?

В голове начинают выстраиваться смутные воспоминания. Европейцы, друг, ресторан, выпивка, такси, музыка, фары, сад, природа, гудок, темнота.

Пока пью воду и всё это вспоминаю, франт стоит рядом и испытующе смотрит на меня, с этакой смесью непонимания и тревоги.

– Да всё нормально, – говорю, – Живой я, не переживайте, просто вчера устал, голова разболелась, а сегодня хотел ещё выспаться, а тут вы со своими «откройте».

Так, думай, Форест, думай.

– Оказывается всё, что нужно человеку после тяжёлого дня, – всего лишь стакан воды, – стараюсь натянуть улыбку на свою рожу, глядя в глаза собеседника.

– А можно свежую газету попросить? – более глупого вопроса в подобной ситуации, казалось, можно было и не придумать, но я ляпнул, и, собственно, слово не воробей.

Посмотрев на меня пару секунд задумчивым взглядом, франт на мгновение скрылся в коридоре и вернулся с номером, еще сохранившим запах типографии и хрустящим в руках. Так, «Известные ведомости», третье марта две тысячи восьмого года…ЧТО-О-О-О-О?

Стоп стоп стоп. Вы прикалываетесь надо мной?

Пробегаю глазами ещё раз по дате и медленно, очень медленно читаю по буквам. Понедельник, третье марта две тысячи восьмого года.

Ничего непонимающий франт всё также стоит надо мной. Наверное, со стороны эта сцена выглядит очень смешной. Сижу в каких-то пижамных штанах на краю кровати, лохматый, скорее всего, в левой руке сжимаю пустой стакан, а правой держу свежий номер газеты и пялюсь в неё как чокнутый. Сначала в газету. Потом на парня. В газету. На парня.

– Михаил Олегович, что случилось? – спрашивает.

В ответ начинаю смотреть по углам комнаты – нет ли где видеокамер. Может быть надо мной пошутить пытались? День рождения меньше чем через месяц как никак. Щипаю себя. Больно. Ну не может быть розыгрыш таким реалистичным! Это же надо было с иностранцами договориться, ну в алкоголь мне каких-нибудь таблеток подмешать, а главное инсценировать автокатастрофу!

Ладно. Допустим, что это правда. Притвориться что всё идёт как надо, а дальше посмотрим. В принципе я человек авантюрный, поэтому готов к любым событиям. На том и порешим. Пока что.

Осматривающий комнату взгляд упал на пульт от телевизора, лежащий на одном из столов и в голову пришла мысль удостовериться, что всё это точно не шутка. Нет, не могли же они ещё и видео новостей по всем каналам записать? Попросил франта включить первый канал. Тот несколько раз щёлкнул пультом и передо мной на большом экране во всю стену, который я раньше и не замечал, оказалось лицо человека, которого одинаково боготворили и ненавидели наверное очень, очень многие люди в этой стране и на этой планете. Владимир Путев сидел в кресле напротив пожилого ведущего, которого звали, кстати, тоже Владимиром, внимательно слушал и что-то говорил в ответ.

Я попросил прибавить звук и услышал, – … безусловно. Я всегда говорил, что российский народ должен выбрать лидера сам и то, что произошло, можно назвать зрелым решением народа. Я не сомневаюсь, что Михаил будет грамотно и ответственно управлять, но хватит ли ему опыта? Хватит ли ему твёрдости и силы ума? Уверен, что мы все будем пристально наблюдать за решениями нашего нового президента…

– Да не слушайте вы его, Михаил Олегович. Сами же знаете, что нам такие палки в колёса были, что ого-го. А этот его Медведин почти догнал вас во втором туре. Они сейчас всё сделают, чтобы вас дискредитировать, объявить импичмент и прочее. И подобные каналы влияния – основные. Поэтому чем меньше смотрите новости, тем лучше. Ну мне ли вам это рассказывать?

С непониманием и грустью я посмотрел в глаза франта и не нашёл сил, чтобы что-то сказать. Президент? Какого рожна? А оно мне надо? А я просил? И ещё в недавнее прошлое! Да там ведь кризис, война на носу, засилье криптовалют! А ещё будут вылезать коррупция, разборки, подковёрная возня, разные семьи, стремящиеся управлять страной, олигархи и прочие атрибуты, идущие в ногу со временем и с властью.

Нет уж, когда я слушал вчера днём по радио песню «Верни мне мой две тыщи седьмой», я и подумать не мог, что он мне вернётся так быстро и так неожиданно…

– Могу я побыть один пару минут? – наконец-то говорю франту. Тот, выходит. Сижу, втыкаю в газету, в дату. Мыслей больше нет никаких. Полная обречённость и непонимание что со всем этим делать.

И тут обращаю внимание на заголовок статьи на титульной странице «Самый молодой президент в истории России и современности. Что дальше?», читаю между строк «…в 30 лет… совершилось чудо… наперекор законам… кандидат без партии… развал страны близко». М-да, интересные дела творятся, всё чудесатее и чудесатее.

Раздается резкий стук в дверь. Не успеваю среагировать и ничего ответить, в комнату быстро входит высокая жгучая брюнетка с волосами, собранными в хвост, в чёрных очках, строгом сером костюме, фигурка ничего себе такая. В левой руке толстая красная папка. Девушка решительно приближается ко мне, встает рядом в позу а-ля жена встречает пьяного мужа после гулянки «руки в боки», смотрит, полминуты молчит, а затем выдает:

– М-да, кому скажи – не поверит. Новый президент, самовыдвиженец, ВЫБРАННЫЙ НАРОДОМ (произнесено по слогам и с выражением) за полчаса до ПЕРВОГО совещания своего ПЕРВОГО президентского срока сидит почти в трусах, попивает водичку, выглядит, как чучело, смотрит, как кобель на своего секретаря, и, что самое интересное, даже не торопится одеваться и что-то со всем этим делать.

Многозначительная пауза, опять немного презрительный взгляд.

– Михаил Олегович, если вы немедленно не соизволите поднять свою пятую точку и проследовать в ванную для принятия водных процедур, а затем побриться, причесаться, привести себя в порядок и надеть приготовленный костюм, то, клянусь вам, чем хотите, я лично схвачу вас за уши, чтобы они потом неделю болели, вытряхну из кровати и отправлю на вышеобозначенные процедуры двумя волшебными пенделями. И можете после этого меня уволить или сослать в Сибирь, но моя работа состоит в том, чтобы вы всегда были идеальны в глазах подчиненных и тех, кто за вас голосовал.

Мне осталось только легко усмехнуться ей в ответ и подумать о том, что как так получилось, что у президента страны нет ни парикмахера, ни гримёра, ни какого-то стилиста и мне всё нужно делать самому. Всё понимаю, но ситуацию надо исправлять. Хотя бы потому что я не умею нормально завязывать галстуки…

С этой первой весёлой с момента моего пробуждения мыслью я и направился туда, куда пальцем показывала суровая секретарь. В ванную. Приводить себя в порядок.

Источник: www.litres.ru

Вместо предисловия

Вы меня не сочтите холериком, государей-отцов прихлебателем,

Не сочтите меня вы невеждою или просто отчизны предателем.

Но хочу свой открыто вопрос задать, я всем тем, кто политикой тешится, —

Чтоб ответили честно и искренне, от незнания, чтоб не забрешиться.

Почему у России, у матушки, добывающей золото тоннами,

Денег нет на зарплату учителю, что ишачит часами законными?

Отчего у врачей и профессоров, приносящих здоровье и знание,

Отпуск свой на озёрах – не в Турции, и подавно не видно Израиля?

Нефть и газ, подарённые недрами, миллиарды «нам всем» приносящие,

Оседают в карманах у избранных, в Монте-Карло их вдаль уносящие?

Отчего позабыты все ценности, что нам предками тихо завещаны,

На биткойны и баксы разменяны, в головах оставляя проплешины?

Почему от дорог лишь названия, по которым мы ездим и мучимся,

И зачем нам законы придуманы, коль используем лишь в редких случаях?

Где страна, о которой писатели, сочиняли все сказы великие?

А теперь в инстаграмах лишь уточки и мажоры на тачках безликие!

Разбиваются души кристаллами, разлетаются чувства осколками,

А они стадион нам зенитовский, а они нам второе, блин сколково!

Все заводы скупаются пачками, за копейки проданы и проданы,

Иностранцы улыбкой нам скалятся, за глаза называя уродами.

Запускали когда-то ракеты мы, и державой космической звалися,

А теперь каждый запуск мы молимся, инженеры чтоб не облажалися.

Уезжают умы от нас лучшие, покупают их баксы зеленые,

Забирая людей достояние, оставляя надежды картонные.

Оппозиция тоже вдруг классная, вся такая крутая рекламная,

А по факту пиариться мастеры, а по факту ни слова программы нет.

Уничтожены жизни все ценности, обескровлены, обезображены,

Перееханы разными пОршами, на счетах олигархов погашены…

Человек, боль души моей грешенной, эти строки беззвучно читающий,

Не прими ты меня за посмешище, в современности басни слагающим!

Верю в вас я, к несчастью и радости, верю в тех, кто политикой тешится!

Что поборете алчность и жадности, и людьми вы вдруг станете прежними!

-1-

Место действия: небольшой провинциальный город, Свердловская область.

Дата: май, 2019 г.

Так получилось, что самая популярная сеть алкомаркетов в нашей стране была, по совместительству, самым удобным магазином рядом с домом, где можно было купить шоколад. Настроившись на отличную вечернюю покатушку на велосипеде и купив пару больших «сникерсов», я задумчиво вышел из «Белого и красного», чтобы пойти на стоянку за своим железным конём. Не успев сделать и пары шагов на улице, чуть не попал под колёса тёмно-серого тонированного «фольксвагена» с челябинскими номерами, который лихо подруливал по тротуару к крыльцу заведения. И я тут же одарил водителя суровым взглядом за эти выкрутасы.

– Эй, рыжий, – донеслось с пассажирского сидения, – А знаешь, что делали с рыжими при Петре первом? – дальше слушать и обращать внимания я не стал и продолжил идти, потому что сегодня были выпускные и очередные школьники искали приключений на свою пятую точку. А этот, судя по всему, решил выпендриться знаниями истории России перед ЕГЭ, перед тем как залить в себя очередную порцию «догона».

Решив немного напрячь ребят, остановился и несколько мгновений смотрел на номера автомобиля, за что отхватил очередную умную фразу, обращённую вылезшим наружу пьяненьким мальчишкой куда-то внутрь тачки, – Эй, ты посмотри, он ещё тормознулся и пялится на нас…

Меня больше покоробило не «рыжий», и даже не то, что водитель дерзко ездил по тротуару, а то, с какой наглостью пацанёнок семнадцати лет, набравшийся храбрости может так обращаться к незнакомому человеку тридцати лет.

Тридцатник. Мне уже тридцатник и я не могу в своей стране и в своём районе поставить на место зарвавшегося салагу, потому что это выйдет себе дороже. Прилюдные разборки, потом заявления от обиженных родственников, подвязки и друзья его папы, клятвы, что меня найдут и так далее и тому подобное. Вот так мы, русские люди, общаемся друг с другом когда на нас полмира ополчилось. Вот такой у нас менталитет. Обожаем других, а к своим как сами знаете к кому. Не пропустим в пробке, не уступим место в транспорте да и много других «не»…

Обидно. Досадно. Да ну и ладно. Пока ладно. И мне остаётся только прокручивать в голове сценарии моих возможных ответов. Жаль только, что выйдя из магазина я не сел в свой двухсотый «крузак». В нашей стране сейчас только так можно заткнуть выскочку. Деньгами и показухой. Сила в ответ на силу. К моему большому сожалению. И пусть с экранов доказывают обратное, но ситуация на местах показывает то, что показывает. И никакая статистика и никакие заявления серьёзных дядечек в строгих костюмах с голубых экранов не убедит меня в том, что у нас всё хорошо и мы впереди планеты всей.

Хотя. Красота в глазах смотрящего же, как многие говорят. Может быть я специально ищу негатив и он сам меня находит? Если мне кто-то скажет об этом, то я покажу ему зарплатную ведомость моего отца, работающего водителем на заводе за пятнадцать тысяч в месяц. На заводе, «топы» которого не вылазят из круизов и заграницы.

***********

Развод с супругой мне дался очень нелегко. Копившиеся несколько лет эмоции вылились в решение, что жизнь свою нужно менять. Кардинально менять. Последние четыре года я только и делал, что всё больше затухал как человек, как личность. Работа, работа, работа. Нет, на этом поприще были определённые успехи, и финансовые тоже. А вот дома… Бытовуха и постоянные полуторачасовые поездки на работу утром и вечером по бесконечным пробкам затянули с невероятной силой.

А там ещё и новость от врачей, что у меня почти нет возможности иметь детей…

Закончились поездки с друзьями на природу, как-то исчезли весёлые посиделки, совместные походы. Наступило затишье во всём кроме набирающей силы бури где-то в глубине души. Иногда я смотрел на супругу и думал, что её просто нет. Что это всё происходит не со мной, а с кем-то другим. Эта семья, эта работа, эта жизнь. Какой в ней смысл? Всё, игра пройдена, куда дальше то?

Началось отстранение от друзей, от родственников, стал замыкаться в себе и вот пару месяцев назад решился на серьёзный разговор, в результате которого благополучно съехал в свой родной город в ста километрах от Екатеринбурга. Кто-то скажет, мол, шаг назад, а я больше ощущал это как разбег перед взлётом. Посмотрим, так это или нет.

Тридцать лет. Без собственной квартиры, без собственной машины, без кучи друзей и связей. Ладно хоть начальство пожалело и я мог пока работать из дома. Но надолго ли хватит их терпения? В общем, жизнь начинается с самого начала.

***********

Очередная рабочая встреча с партнёрами и деловой ужин прошли хорошо, я бы даже сказал великолепно. Англичане остались довольны договорённостями, ну и русской кухней. Куда ж без этого?

В этом плане наш местный ресторанчик «На Диканьке» давал фору любому другому заведению города. Хлопцы в косоворотках, девицы в сарафанах, вышколенный персонал, деревянные стены изнутри и с соответствующим селу антуражем, прекрасное меню с лучшими блюдами стран СНГ и алкоголь на любой вкус. Ну кто же откажется от пары-тройки стопариков в командировке? Европейцы же не такие дураки. Вот и нам с коллегой пришлось изрядно набраться, чтобы быть, скажем так, на одной волне, с будущими покупателями.

Сложность встречи была только в том, что обратный путь мне предстоял в мой родной город, а это те же сто километров. Ибо квартиры у меня в столице Урала больше не было.

Три часа ночи. Усаживаем партнёров в машину, отправляем в гостиницу. Коллегу забирает жена. А я решаю как быть и кого вызвать. Вызвать через приложение «Индекс такси»? Так в моём городе зоны покрытия нет – водила меня сожрёт с потрохами, что обратка у него будет порожняком. Решаю пожалеть человека и вызываю мотор дедовским способом, через некогда популярный у нас таксопарк «Три сотки». Цена немного расстраивает, ну и ладно. Главное доехать и не слушать стенания водителя всю дорогу.

Из последних сил падаю на заднее сидение подъехавшей «октавии» с шашечками, подтверждаю адрес, параллельно желая водителю доставить меня домой как можно быстрее и тут же вырубаюсь.

…очень хочется пить. Смотрю где едем – ещё половина осталась, пока вроде дорогу помню. Спрашиваю зевающего водителя про питьё, но он меня расстраивает, что воды нет совсем. А до заправки с магазином минут двадцать ходу. Интересуется, не против ли я громкой музыки, а то у него смена тяжёлая и засыпает. А мне что? Ну с ветерком, под рок, круто ведь? Алкоголя в крови много, порадуемся жизни и полупустой трассе, и-хааа! Гони шеф, гони!

Любимый трек AC/DC – Highway to hell1, заливающийся Бон Скотт2, ночная пустая трасса, теплый ветер в открытое окно – ну что ещё человеку нужно для счастья? Гони шеф, гони!

Im on a highway to hell3

Смотрю в окно и все мои проблемы кажутся такими далёкими и пустыми. Какая к чёрту депрессуха? Жизнь продолжается, нужно брать новые вершины. Хотел же марафон пробежать? Пробегу. Поплавать с китами хотел? Поплаваю. Хотел же лицензию пилота получить? Да получу. Всё круто. Гони, шеф, гони!

Hey Momma, look at me.

I’m on my way to the promised land…4

Сильно набираем скорость. Очередной поворот дороги. Тут же семьдесят, куда он гонит? Да пофигу! Уходящая направо обочина. Обочина? Поворачиваю голову вперёд и вижу яркий свет фар перед лобовым стеклом, параллельно с чем звучит громкий, как паровозный, гудок фуры…

***********

Какой у вас самый яркий момент из детства? Мой яркий момент и моё место силы – это, как ни странно, наш сад. Дедушка ещё был жив, мне тогда было семь лет и я очень любил лежать на веранде второго этажа, греться на солнце. Это было лето, как сейчас помню. Середина недели. Народу на ближайших участках не так много. Дедушка рубил дрова, чтобы затопить баню, а я валялся, закинув руки за голову и смотрел на чистое голубое небо, по которому пробегали редкие перистые облака.

Тук тук тук. Звучит топор снизу.

Где-то вдалеке лают собаки. На яблоню рядом с домом села пара птиц и завела свои трели. С соседского радио доносятся отголоски давно забытой советской песни. Тихо дует ветер, колышет листья на яблонях и мои беспорядочно отросшие волосы. И кроме этого – тишина. Это звуки жизни. Звуки мира. Как же мне этого не хватало последние…двадцать три года!

Тук тук тук.

Гармония. Вот что такое гармония и сила. У каждого человека должно быть такое место счастья. Солнце припекает, сильно припекает. И мне, как и всем рыжим нужно либо спрятаться, либо уже перевернуться на живот, чтобы не сгореть.

Тук тук тук.

Дедуш, ты ещё не нарубил дров?

Тук тук тук.

Да сколько можно рубить?

Бум бум бум.

– Михал Олегыч! Михал Олегыч! С вами всё в порядке?

Бум бум бум.

Небо темнеет, облака исчезают. Вместо них появляются две луны, две ярких, слепящих глаза луны. Пропадают все звуки кроме стука, перерастающего в паровозный гудок и мир закручивается в воронку, засасывающую всё пространство вокруг внутрь себя.

Наступает абсолютная тьма.

Тьма и тишина, сквозь которую упорно доносится, – Михал Олегыч!

-2-

– Михал Олегыч! Михал Олегыч! – громкий стук в дверь набатом прозвучал в моей и без того гудящей голове. А вместе с настойчивым мужским голосом буквально выдернул из состояния беспамятства. Нет сада, нет такси, нет деда, есть только я и темнота.

Где я? Ничего не понимаю. Но лежу. Мягко. Тепло.

Кое-как удалось открыть глаза. Уставился в потолок. Голова квадратная, трещит, будто всю ночь ей об стену бился. Руки почти не слушаются. Хочу нащупать часы на тумбочке, посмотреть время, а рука затекла и лежит рядом с телом безвольной сосиской. И опять эта мягкость и воздушность подо мной. Огляделся – большая кровать. Я бы даже назвал это полигоном. Учитывая, что последние несколько месяцев дома сплю на жёстком полу для укрепления спины, это уже странно. Быстро сжимаю-разжимаю кулак, гоняю кровь, вроде становится лучше. Вытягиваю руку за часами… Стоп, а где часы? А тумбочка где? И что с потолком, чёрт возьми?

– Михал Олегыч, с вами всё в порядке? – да уймись ты уже, проникающий в самую душу голос! Так, потолок. Определённо, у меня дома он был пониже, и не было на нём такой причудливой люстры. Ну и кровать. Слишком мягкая, будто для принцессы какой-то.

Посмотрим…руки вроде мои, туловище тоже. Всё, что ниже, хм, тоже моё.

Итак, что происходит? Это я в каком-то непонятном и, судя по всему, шикарном месте: комната светится чистотой, я бы даже сказал стерильностью. В воздухе витает аромат свежести и непонятных, но приятных запахов. А эта роскошная позолоченная люстра надо мной стоит явно дороже, чем моя однушка в пригороде Екабэ. Ну а тумбочки с часами – её, соответственно, рядом тоже нет. Соответственно – потому что градус абсурда уже перевалил все допустимые в моей голове нормы и я потихоньку начинаю понимать, что ничего не понимаю. Но, как говорится – если не можешь оказать сопротивления, то расслабься и постарайся получить удовольствие и максимальную выгоду из ситуации. А оказать сопротивление когда ты лежишь в трусах в постели и твоё тело тебя не очень-то слушается – это та ещё задачка.

– Игорёха, реще неси ключи, шефу походу плохо! – прокричал тот же голос из-за двери, затем раздался топот, который, впрочем, быстро затих. Но не затихли попытки открывания двери, а потом дверь даже немного затрещала от тяжелых ударов по ней.

За эти полторы-две минуты в моей голове успела пронестись куча мыслей, половина из которых была посвящена области фантастики, а вторая половина криминалу. Но то, что меня не похитили, это стало ясно почти сразу же. Однако и голос из-за двери я не знал, тем более не был и шефом, хоть номинально и носил должность коммерческого директора – скажем так, для понта и некоего лояльного отношения власть имущих, но людей в подчинении у меня точно не было.

Руки и ноги почти обрели нормальную чувствительность. Попробовал пошевелить языком, разлепил губы и почувствовал дикий сушняк во рту. Хотел сказать людям снаружи, что всё хорошо и не надо вламываться, но вместо слов получилось что-то среднее между шёпотом и блеянием козла – полный отстой, короче.

В двери щёлкнуло и в комнату ворвались, другими словами и не сказать, человек восемь. Из них пять с гарнитурой в ушах, в очках, строгих костюмах. Охрана? Типаж примерно одинаковый – высокие, плечистые, коротко стриженые ребята со строгими, оценивающими обстановку глазами. В руках у некоторых блестят пистолеты – вот уж не знаю, это пээмы или беретты – не разбираюсь абсолютно.

Вперёд протиснулся парень в бежевом костюме, на вид лет тридцать пять, зелёные глаза, светлые волосы, распространяет терпкий аромат непонятного парфюма – такой, знаете, настоящий франт из фильмов про Джеймса Бонда.

Остальные двое, вероятнее всего, были из обслуживающего персонала, так как были одеты в стандартную униформу – белый верх, чёрный низ, и на груди красовались темно-зелёные бейджики с именами.

Франт, между тем, увидев мои открытые глаза, пришёл в полнейшее замешательство, впрочем, как и все остальные действующие лица. И некоторое время с нас смело можно было лепить скульптуру.

Первым опомнился один из бритых. Повернулся ко мне боком, поднес запястье ко рту, сказал что-то наподобие: «Всем отбой, всё в порядке». После этого, аккуратно взяв под локти обслуживающий персонал, вышел вслед за остальными. Остался только франт.

В этот момент мне в голову пришли строчки из песни Трофима «Ну вот остались мы с тобой наедине…», но я не стал это, разумеется, петь, сначала нужно было разобраться в ситуации.

– Воды! – сил хватило только на то, чтобы прохрипеть это слово. Тут франт видимо, очнулся.

– Да, да, Михал Олегыч, сейчас, сейчас… – выбежал за дверь и уже через минуту вернулся со стаканом холодной воды.

Я кое-как присел на кровати, дрожащей рукой выхватил (ну как выхватил, скорее просто принял из его рук) стакан, жадно припал к нему губами. Уже после первого глотка поперхнулся, раскашлялся, но дальше пошло лучше. О, господи, никогда я так не радовался простой воде! Полегчало. Заметно полегчало. Теперь бы понять, где я, почему со мной сюсюкаются, как с ягненком на заклание, и что в принципе здесь творится?

В голове начинают выстраиваться смутные воспоминания. Европейцы, друг, ресторан, выпивка, такси, музыка, фары, сад, природа, гудок, темнота.

Пока пью воду и всё это вспоминаю, франт стоит рядом и испытующе смотрит на меня, с этакой смесью непонимания и тревоги.

– Да всё нормально, – говорю, – Живой я, не переживайте, просто вчера устал, голова разболелась, а сегодня хотел ещё выспаться, а тут вы со своими «откройте».

Так, думай, Форест, думай.

– Оказывается всё, что нужно человеку после тяжёлого дня, – всего лишь стакан воды, – стараюсь натянуть улыбку на свою рожу, глядя в глаза собеседника.

– А можно свежую газету попросить? – более глупого вопроса в подобной ситуации, казалось, можно было и не придумать, но я ляпнул, и, собственно, слово не воробей.

Посмотрев на меня пару секунд задумчивым взглядом, франт на мгновение скрылся в коридоре и вернулся с номером, еще сохранившим запах типографии и хрустящим в руках. Так, «Известные ведомости», третье марта две тысячи восьмого года…ЧТО-О-О-О-О?

Стоп стоп стоп. Вы прикалываетесь надо мной?

Пробегаю глазами ещё раз по дате и медленно, очень медленно читаю по буквам. Понедельник, третье марта две тысячи восьмого года.

Ничего непонимающий франт всё также стоит надо мной. Наверное, со стороны эта сцена выглядит очень смешной. Сижу в каких-то пижамных штанах на краю кровати, лохматый, скорее всего, в левой руке сжимаю пустой стакан, а правой держу свежий номер газеты и пялюсь в неё как чокнутый. Сначала в газету. Потом на парня. В газету. На парня.

– Михаил Олегович, что случилось? – спрашивает.

В ответ начинаю смотреть по углам комнаты – нет ли где видеокамер. Может быть надо мной пошутить пытались? День рождения меньше чем через месяц как никак. Щипаю себя. Больно. Ну не может быть розыгрыш таким реалистичным! Это же надо было с иностранцами договориться, ну в алкоголь мне каких-нибудь таблеток подмешать, а главное инсценировать автокатастрофу!

Ладно. Допустим, что это правда. Притвориться что всё идёт как надо, а дальше посмотрим. В принципе я человек авантюрный, поэтому готов к любым событиям. На том и порешим. Пока что.

Осматривающий комнату взгляд упал на пульт от телевизора, лежащий на одном из столов и в голову пришла мысль удостовериться, что всё это точно не шутка. Нет, не могли же они ещё и видео новостей по всем каналам записать? Попросил франта включить первый канал. Тот несколько раз щёлкнул пультом и передо мной на большом экране во всю стену, который я раньше и не замечал, оказалось лицо человека, которого одинаково боготворили и ненавидели наверное очень, очень многие люди в этой стране и на этой планете. Владимир Путев сидел в кресле напротив пожилого ведущего, которого звали, кстати, тоже Владимиром, внимательно слушал и что-то говорил в ответ.

Я попросил прибавить звук и услышал, – … безусловно. Я всегда говорил, что российский народ должен выбрать лидера сам и то, что произошло, можно назвать зрелым решением народа. Я не сомневаюсь, что Михаил будет грамотно и ответственно управлять, но хватит ли ему опыта? Хватит ли ему твёрдости и силы ума? Уверен, что мы все будем пристально наблюдать за решениями нашего нового президента…

– Да не слушайте вы его, Михаил Олегович. Сами же знаете, что нам такие палки в колёса были, что ого-го. А этот его Медведин почти догнал вас во втором туре. Они сейчас всё сделают, чтобы вас дискредитировать, объявить импичмент и прочее. И подобные каналы влияния – основные. Поэтому чем меньше смотрите новости, тем лучше. Ну мне ли вам это рассказывать?

С непониманием и грустью я посмотрел в глаза франта и не нашёл сил, чтобы что-то сказать. Президент? Какого рожна? А оно мне надо? А я просил? И ещё в недавнее прошлое! Да там ведь кризис, война на носу, засилье криптовалют! А ещё будут вылезать коррупция, разборки, подковёрная возня, разные семьи, стремящиеся управлять страной, олигархи и прочие атрибуты, идущие в ногу со временем и с властью.

Нет уж, когда я слушал вчера днём по радио песню «Верни мне мой две тыщи седьмой», я и подумать не мог, что он мне вернётся так быстро и так неожиданно…

– Могу я побыть один пару минут? – наконец-то говорю франту. Тот, выходит. Сижу, втыкаю в газету, в дату. Мыслей больше нет никаких. Полная обречённость и непонимание что со всем этим делать.

И тут обращаю внимание на заголовок статьи на титульной странице «Самый молодой президент в истории России и современности. Что дальше?», читаю между строк «…в 30 лет… совершилось чудо… наперекор законам… кандидат без партии… развал страны близко». М-да, интересные дела творятся, всё чудесатее и чудесатее.

Раздается резкий стук в дверь. Не успеваю среагировать и ничего ответить, в комнату быстро входит высокая жгучая брюнетка с волосами, собранными в хвост, в чёрных очках, строгом сером костюме, фигурка ничего себе такая. В левой руке толстая красная папка. Девушка решительно приближается ко мне, встает рядом в позу а-ля жена встречает пьяного мужа после гулянки «руки в боки», смотрит, полминуты молчит, а затем выдает:

– М-да, кому скажи – не поверит. Новый президент, самовыдвиженец, ВЫБРАННЫЙ НАРОДОМ (произнесено по слогам и с выражением) за полчаса до ПЕРВОГО совещания своего ПЕРВОГО президентского срока сидит почти в трусах, попивает водичку, выглядит, как чучело, смотрит, как кобель на своего секретаря, и, что самое интересное, даже не торопится одеваться и что-то со всем этим делать.

Многозначительная пауза, опять немного презрительный взгляд.

– Михаил Олегович, если вы немедленно не соизволите поднять свою пятую точку и проследовать в ванную для принятия водных процедур, а затем побриться, причесаться, привести себя в порядок и надеть приготовленный костюм, то, клянусь вам, чем хотите, я лично схвачу вас за уши, чтобы они потом неделю болели, вытряхну из кровати и отправлю на вышеобозначенные процедуры двумя волшебными пенделями. И можете после этого меня уволить или сослать в Сибирь, но моя работа состоит в том, чтобы вы всегда были идеальны в глазах подчиненных и тех, кто за вас голосовал.

Мне осталось только легко усмехнуться ей в ответ и подумать о том, что как так получилось, что у президента страны нет ни парикмахера, ни гримёра, ни какого-то стилиста и мне всё нужно делать самому. Всё понимаю, но ситуацию надо исправлять. Хотя бы потому что я не умею нормально завязывать галстуки…

С этой первой весёлой с момента моего пробуждения мыслью я и направился туда, куда пальцем показывала суровая секретарь. В ванную. Приводить себя в порядок.

Источник: fictionbook.ru

Пролог

— Имя?

— Джим. Джим Карсон.

— Звание?

— Капитан Корпуса Империи…теперь уже не знаю.

— Родственники? Родители? Братья, сестры?

— Нет, у меня никого нет.

— Как вы узнали о Земной Династии?

— Никак. Я не знал об этом. Мы последовали за силами отступников, наши двигатели были повреждены, и мы…э-э-э…очутились на борту корабля бежавшего с поля боя полковника Барнса.

— Джим Карсон. Вы в курсе, что Барнс спас тысячи людей от бесславной гибели и привел достаточно большой флот на помощь Земной Династии?

— Да, я понимаю.

— И вы продолжаете утверждать, что он отступник и сбежавший?

— Человек, предавший раз, предаст и снова.

— А если этот человек действует во благо всей цивилизации?

— …

— Джим Карсон, вы слышите мой вопрос?

— Да, я слышу. Я затрудняюсь ответить…но разве не также поступили с вами? — через несколько секунд вскинулся молодой человек, пристально глядя на собеседника.

Человек, задающий вопросы, услышав такой ответ, повернулся к сторону зеркала, и долго смотрел в него, буквально застыв.

Комната, в которой происходил этот диалог, представляла типичное полицейское помещение. Белые стены, яркий свет, небольшой стол посередине, два стула для находящихся внутри. И, конечно же, большое зеркало во всю стену. За долгие годы технологии допроса ничуть не изменились.

По другую сторону зеркала, являющимся на самом деле стеклом с обратной стороны, стояли два человека. Один был высокий и худощавый, одет, судя по всему, в военную форму серого цвета, однако без каких-либо знаков различия. Второй был пониже ростом, однако намного более широкоплеч. Суровый взгляд небольших темных глаз, густые, свисающие усы пепельного цвета, хмурые брови, маленький нос и сжатые в полоску губы. На человеке был белоснежный костюм и такая же белоснежная фуражка. На плечах располагались погоны с тремя большими звездами, а на груди висело много медалей и гербов. Судя по всему, человек занимал высокую должность и обладал большой властью. По крайней мере, было заметно, что человек в серой форме боялся начать говорить первым.

Однако, при последних словах Карсона человек в светлом костюме едва заметно вздрогнул, а одетый в серую форму скривился в усмешке. Но почти незаметной. Ему нельзя было показывать свои слабости. Не сейчас.

— А ведь мальчик прав, чертовски прав, Барнс. Что скажешь? — если бы у дуба был голос, то, скорее всего, дуб говорил бы именно так. Глубоко, тяжелым, но приятным слуху басом.

— При всем уважении, старейшина Хи, но это разные ситуации. Разные намерения и разные причины, — слова «разные» Барнс особо подчеркнул интонацией, демонстрируя этим свое мнение.

— Ну почему же, Барнс? И они, — это было сказано с глубокой болью. — И ты, — а это даже с небольшим пренебрежением. — Все вы покинули тех, кто на вас рассчитывал и верил вам. Чем же твоя ситуация отличается от той, что была?

— Старейшина Хи… — Барнс позволил себе немного повысить голос, но тут же осекся. — Старейшина Хи, если вы хотите знать мое мнение, то у нас с вами была предельно ясная договоренность. Я полностью осознавал то, на что иду и как это будет сделано. Все люди, которые пришли со мной, понимали всю ношу и боль, они понимали, что им нужно будет бросить родных, семьи, все то, что дорого. А тогда? Тогда вас бросили на произвол судьбы. Они не знали, куда шли, но они знали, что им не нужен балласт в виде лишних людей. Совершенная цивилизация без лишнего груза преступников, больных и немощных, не это ли была цель того времени? А сейчас? Мы просто спасли тех, кого можно…

— Сильнейших? — спросил человек в белой форме, ухмыляясь.

— Нет. Самых лояльных, старейшина Хи.

— Эх, Барнс. Знал бы ты, как мне надоела эта бесполезная трепка языком, которая была присуща тому миру. Твоему миру. У нас все иначе. Делом, — человек в белой фуражке выразительно посмотрел на более высокого собеседника. — Только делом можно что-то доказать. Оставь всю эту политику и забудь прежнюю жизнь. И тогда тебе откроется мир с исключительно другой стороны.

Сказав это, старейшина нажал кнопку и произнес, — Спасибо, дельта Орум, оставь нашего гостя пока в одиночестве.

Человек в комнате, задающий вопросы и все еще смотрящий в зеркало, при этих словах встал и вышел из помещения, оставив Джима Карсона сидеть в одиночестве.

Источник: mir-knig.com

Вместо предисловия

Вы меня не сочтите холериком, государей-отцов прихлебателем,

Не сочтите меня вы невеждою или просто отчизны предателем.

Но хочу свой открыто вопрос задать, я всем тем, кто политикой тешится, —

Чтоб ответили честно и искренне, от незнания, чтоб не забрешиться.

Почему у России, у матушки, добывающей золото тоннами,

Денег нет на зарплату учителю, что ишачит часами законными?

Отчего у врачей и профессоров, приносящих здоровье и знание,

Отпуск свой на озёрах – не в Турции, и подавно не видно Израиля?

Нефть и газ, подарённые недрами, миллиарды «нам всем» приносящие,

Оседают в карманах у избранных, в Монте-Карло их вдаль уносящие?

Отчего позабыты все ценности, что нам предками тихо завещаны,

На биткойны и баксы разменяны, в головах оставляя проплешины?

Почему от дорог лишь названия, по которым мы ездим и мучимся,

И зачем нам законы придуманы, коль используем лишь в редких случаях?

Где страна, о которой писатели, сочиняли все сказы великие?

А теперь в инстаграмах лишь уточки и мажоры на тачках безликие!

Разбиваются души кристаллами, разлетаются чувства осколками,

А они стадион нам зенитовский, а они нам второе, блин сколково!

Все заводы скупаются пачками, за копейки проданы и проданы,

Иностранцы улыбкой нам скалятся, за глаза называя уродами.

Запускали когда-то ракеты мы, и державой космической звалися,

А теперь каждый запуск мы молимся, инженеры чтоб не облажалися.

Уезжают умы от нас лучшие, покупают их баксы зеленые,

Забирая людей достояние, оставляя надежды картонные.

Оппозиция тоже вдруг классная, вся такая крутая рекламная,

А по факту пиариться мастеры, а по факту ни слова программы нет.

Уничтожены жизни все ценности, обескровлены, обезображены,

Перееханы разными пОршами, на счетах олигархов погашены…

Человек, боль души моей грешенной, эти строки беззвучно читающий,

Не прими ты меня за посмешище, в современности басни слагающим!

Верю в вас я, к несчастью и радости, верю в тех, кто политикой тешится!

Что поборете алчность и жадности, и людьми вы вдруг станете прежними!

-1-

Место действия: небольшой провинциальный город, Свердловская область.

Дата: май, 2019 г.

Так получилось, что самая популярная сеть алкомаркетов в нашей стране была, по совместительству, самым удобным магазином рядом с домом, где можно было купить шоколад. Настроившись на отличную вечернюю покатушку на велосипеде и купив пару больших «сникерсов», я задумчиво вышел из «Белого и красного», чтобы пойти на стоянку за своим железным конём. Не успев сделать и пары шагов на улице, чуть не попал под колёса тёмно-серого тонированного «фольксвагена» с челябинскими номерами, который лихо подруливал по тротуару к крыльцу заведения. И я тут же одарил водителя суровым взглядом за эти выкрутасы.

– Эй, рыжий, – донеслось с пассажирского сидения, – А знаешь, что делали с рыжими при Петре первом? – дальше слушать и обращать внимания я не стал и продолжил идти, потому что сегодня были выпускные и очередные школьники искали приключений на свою пятую точку. А этот, судя по всему, решил выпендриться знаниями истории России перед ЕГЭ, перед тем как залить в себя очередную порцию «догона».

Решив немного напрячь ребят, остановился и несколько мгновений смотрел на номера автомобиля, за что отхватил очередную умную фразу, обращённую вылезшим наружу пьяненьким мальчишкой куда-то внутрь тачки, – Эй, ты посмотри, он ещё тормознулся и пялится на нас…

Меня больше покоробило не «рыжий», и даже не то, что водитель дерзко ездил по тротуару, а то, с какой наглостью пацанёнок семнадцати лет, набравшийся храбрости может так обращаться к незнакомому человеку тридцати лет.

Тридцатник. Мне уже тридцатник и я не могу в своей стране и в своём районе поставить на место зарвавшегося салагу, потому что это выйдет себе дороже. Прилюдные разборки, потом заявления от обиженных родственников, подвязки и друзья его папы, клятвы, что меня найдут и так далее и тому подобное. Вот так мы, русские люди, общаемся друг с другом когда на нас полмира ополчилось. Вот такой у нас менталитет. Обожаем других, а к своим как сами знаете к кому. Не пропустим в пробке, не уступим место в транспорте да и много других «не»…

Обидно. Досадно. Да ну и ладно. Пока ладно. И мне остаётся только прокручивать в голове сценарии моих возможных ответов. Жаль только, что выйдя из магазина я не сел в свой двухсотый «крузак». В нашей стране сейчас только так можно заткнуть выскочку. Деньгами и показухой. Сила в ответ на силу. К моему большому сожалению. И пусть с экранов доказывают обратное, но ситуация на местах показывает то, что показывает. И никакая статистика и никакие заявления серьёзных дядечек в строгих костюмах с голубых экранов не убедит меня в том, что у нас всё хорошо и мы впереди планеты всей.

Хотя. Красота в глазах смотрящего же, как многие говорят. Может быть я специально ищу негатив и он сам меня находит? Если мне кто-то скажет об этом, то я покажу ему зарплатную ведомость моего отца, работающего водителем на заводе за пятнадцать тысяч в месяц. На заводе, «топы» которого не вылазят из круизов и заграницы.

***********

Развод с супругой мне дался очень нелегко. Копившиеся несколько лет эмоции вылились в решение, что жизнь свою нужно менять. Кардинально менять. Последние четыре года я только и делал, что всё больше затухал как человек, как личность. Работа, работа, работа. Нет, на этом поприще были определённые успехи, и финансовые тоже. А вот дома… Бытовуха и постоянные полуторачасовые поездки на работу утром и вечером по бесконечным пробкам затянули с невероятной силой.

А там ещё и новость от врачей, что у меня почти нет возможности иметь детей…

Закончились поездки с друзьями на природу, как-то исчезли весёлые посиделки, совместные походы. Наступило затишье во всём кроме набирающей силы бури где-то в глубине души. Иногда я смотрел на супругу и думал, что её просто нет. Что это всё происходит не со мной, а с кем-то другим. Эта семья, эта работа, эта жизнь. Какой в ней смысл? Всё, игра пройдена, куда дальше то?

Началось отстранение от друзей, от родственников, стал замыкаться в себе и вот пару месяцев назад решился на серьёзный разговор, в результате которого благополучно съехал в свой родной город в ста километрах от Екатеринбурга. Кто-то скажет, мол, шаг назад, а я больше ощущал это как разбег перед взлётом. Посмотрим, так это или нет.

Тридцать лет. Без собственной квартиры, без собственной машины, без кучи друзей и связей. Ладно хоть начальство пожалело и я мог пока работать из дома. Но надолго ли хватит их терпения? В общем, жизнь начинается с самого начала.

***********

Очередная рабочая встреча с партнёрами и деловой ужин прошли хорошо, я бы даже сказал великолепно. Англичане остались довольны договорённостями, ну и русской кухней. Куда ж без этого?

В этом плане наш местный ресторанчик «На Диканьке» давал фору любому другому заведению города. Хлопцы в косоворотках, девицы в сарафанах, вышколенный персонал, деревянные стены изнутри и с соответствующим селу антуражем, прекрасное меню с лучшими блюдами стран СНГ и алкоголь на любой вкус. Ну кто же откажется от пары-тройки стопариков в командировке? Европейцы же не такие дураки. Вот и нам с коллегой пришлось изрядно набраться, чтобы быть, скажем так, на одной волне, с будущими покупателями.

Сложность встречи была только в том, что обратный путь мне предстоял в мой родной город, а это те же сто километров. Ибо квартиры у меня в столице Урала больше не было.

Три часа ночи. Усаживаем партнёров в машину, отправляем в гостиницу. Коллегу забирает жена. А я решаю как быть и кого вызвать. Вызвать через приложение «Индекс такси»? Так в моём городе зоны покрытия нет – водила меня сожрёт с потрохами, что обратка у него будет порожняком. Решаю пожалеть человека и вызываю мотор дедовским способом, через некогда популярный у нас таксопарк «Три сотки». Цена немного расстраивает, ну и ладно. Главное доехать и не слушать стенания водителя всю дорогу.

Из последних сил падаю на заднее сидение подъехавшей «октавии» с шашечками, подтверждаю адрес, параллельно желая водителю доставить меня домой как можно быстрее и тут же вырубаюсь.

…очень хочется пить. Смотрю где едем – ещё половина осталась, пока вроде дорогу помню. Спрашиваю зевающего водителя про питьё, но он меня расстраивает, что воды нет совсем. А до заправки с магазином минут двадцать ходу. Интересуется, не против ли я громкой музыки, а то у него смена тяжёлая и засыпает. А мне что? Ну с ветерком, под рок, круто ведь? Алкоголя в крови много, порадуемся жизни и полупустой трассе, и-хааа! Гони шеф, гони!

Любимый трек AC/DC – Highway to hell1, заливающийся Бон Скотт2, ночная пустая трасса, теплый ветер в открытое окно – ну что ещё человеку нужно для счастья? Гони шеф, гони!

Im on a highway to hell3

Смотрю в окно и все мои проблемы кажутся такими далёкими и пустыми. Какая к чёрту депрессуха? Жизнь продолжается, нужно брать новые вершины. Хотел же марафон пробежать? Пробегу. Поплавать с китами хотел? Поплаваю. Хотел же лицензию пилота получить? Да получу. Всё круто. Гони, шеф, гони!

Hey Momma, look at me.

I’m on my way to the promised land…4

Сильно набираем скорость. Очередной поворот дороги. Тут же семьдесят, куда он гонит? Да пофигу! Уходящая направо обочина. Обочина? Поворачиваю голову вперёд и вижу яркий свет фар перед лобовым стеклом, параллельно с чем звучит громкий, как паровозный, гудок фуры…

***********

Какой у вас самый яркий момент из детства? Мой яркий момент и моё место силы – это, как ни странно, наш сад. Дедушка ещё был жив, мне тогда было семь лет и я очень любил лежать на веранде второго этажа, греться на солнце. Это было лето, как сейчас помню. Середина недели. Народу на ближайших участках не так много. Дедушка рубил дрова, чтобы затопить баню, а я валялся, закинув руки за голову и смотрел на чистое голубое небо, по которому пробегали редкие перистые облака.

Тук тук тук. Звучит топор снизу.

Где-то вдалеке лают собаки. На яблоню рядом с домом села пара птиц и завела свои трели. С соседского радио доносятся отголоски давно забытой советской песни. Тихо дует ветер, колышет листья на яблонях и мои беспорядочно отросшие волосы. И кроме этого – тишина. Это звуки жизни. Звуки мира. Как же мне этого не хватало последние…двадцать три года!

Тук тук тук.

Гармония. Вот что такое гармония и сила. У каждого человека должно быть такое место счастья. Солнце припекает, сильно припекает. И мне, как и всем рыжим нужно либо спрятаться, либо уже перевернуться на живот, чтобы не сгореть.

Тук тук тук.

Дедуш, ты ещё не нарубил дров?

Тук тук тук.

Да сколько можно рубить?

Бум бум бум.

– Михал Олегыч! Михал Олегыч! С вами всё в порядке?

Бум бум бум.

Небо темнеет, облака исчезают. Вместо них появляются две луны, две ярких, слепящих глаза луны. Пропадают все звуки кроме стука, перерастающего в паровозный гудок и мир закручивается в воронку, засасывающую всё пространство вокруг внутрь себя.

Наступает абсолютная тьма.

Тьма и тишина, сквозь которую упорно доносится, – Михал Олегыч!

-2-

– Михал Олегыч! Михал Олегыч! – громкий стук в дверь набатом прозвучал в моей и без того гудящей голове. А вместе с настойчивым мужским голосом буквально выдернул из состояния беспамятства. Нет сада, нет такси, нет деда, есть только я и темнота.

Где я? Ничего не понимаю. Но лежу. Мягко. Тепло.

Кое-как удалось открыть глаза. Уставился в потолок. Голова квадратная, трещит, будто всю ночь ей об стену бился. Руки почти не слушаются. Хочу нащупать часы на тумбочке, посмотреть время, а рука затекла и лежит рядом с телом безвольной сосиской. И опять эта мягкость и воздушность подо мной. Огляделся – большая кровать. Я бы даже назвал это полигоном. Учитывая, что последние несколько месяцев дома сплю на жёстком полу для укрепления спины, это уже странно. Быстро сжимаю-разжимаю кулак, гоняю кровь, вроде становится лучше. Вытягиваю руку за часами… Стоп, а где часы? А тумбочка где? И что с потолком, чёрт возьми?

– Михал Олегыч, с вами всё в порядке? – да уймись ты уже, проникающий в самую душу голос! Так, потолок. Определённо, у меня дома он был пониже, и не было на нём такой причудливой люстры. Ну и кровать. Слишком мягкая, будто для принцессы какой-то.

Посмотрим…руки вроде мои, туловище тоже. Всё, что ниже, хм, тоже моё.

Итак, что происходит? Это я в каком-то непонятном и, судя по всему, шикарном месте: комната светится чистотой, я бы даже сказал стерильностью. В воздухе витает аромат свежести и непонятных, но приятных запахов. А эта роскошная позолоченная люстра надо мной стоит явно дороже, чем моя однушка в пригороде Екабэ. Ну а тумбочки с часами – её, соответственно, рядом тоже нет. Соответственно – потому что градус абсурда уже перевалил все допустимые в моей голове нормы и я потихоньку начинаю понимать, что ничего не понимаю. Но, как говорится – если не можешь оказать сопротивления, то расслабься и постарайся получить удовольствие и максимальную выгоду из ситуации. А оказать сопротивление когда ты лежишь в трусах в постели и твоё тело тебя не очень-то слушается – это та ещё задачка.

– Игорёха, реще неси ключи, шефу походу плохо! – прокричал тот же голос из-за двери, затем раздался топот, который, впрочем, быстро затих. Но не затихли попытки открывания двери, а потом дверь даже немного затрещала от тяжелых ударов по ней.

За эти полторы-две минуты в моей голове успела пронестись куча мыслей, половина из которых была посвящена области фантастики, а вторая половина криминалу. Но то, что меня не похитили, это стало ясно почти сразу же. Однако и голос из-за двери я не знал, тем более не был и шефом, хоть номинально и носил должность коммерческого директора – скажем так, для понта и некоего лояльного отношения власть имущих, но людей в подчинении у меня точно не было.

Руки и ноги почти обрели нормальную чувствительность. Попробовал пошевелить языком, разлепил губы и почувствовал дикий сушняк во рту. Хотел сказать людям снаружи, что всё хорошо и не надо вламываться, но вместо слов получилось что-то среднее между шёпотом и блеянием козла – полный отстой, короче.

В двери щёлкнуло и в комнату ворвались, другими словами и не сказать, человек восемь. Из них пять с гарнитурой в ушах, в очках, строгих костюмах. Охрана? Типаж примерно одинаковый – высокие, плечистые, коротко стриженые ребята со строгими, оценивающими обстановку глазами. В руках у некоторых блестят пистолеты – вот уж не знаю, это пээмы или беретты – не разбираюсь абсолютно.

Вперёд протиснулся парень в бежевом костюме, на вид лет тридцать пять, зелёные глаза, светлые волосы, распространяет терпкий аромат непонятного парфюма – такой, знаете, настоящий франт из фильмов про Джеймса Бонда.

Остальные двое, вероятнее всего, были из обслуживающего персонала, так как были одеты в стандартную униформу – белый верх, чёрный низ, и на груди красовались темно-зелёные бейджики с именами.

Франт, между тем, увидев мои открытые глаза, пришёл в полнейшее замешательство, впрочем, как и все остальные действующие лица. И некоторое время с нас смело можно было лепить скульптуру.

Первым опомнился один из бритых. Повернулся ко мне боком, поднес запястье ко рту, сказал что-то наподобие: «Всем отбой, всё в порядке». После этого, аккуратно взяв под локти обслуживающий персонал, вышел вслед за остальными. Остался только франт.

В этот момент мне в голову пришли строчки из песни Трофима «Ну вот остались мы с тобой наедине…», но я не стал это, разумеется, петь, сначала нужно было разобраться в ситуации.

– Воды! – сил хватило только на то, чтобы прохрипеть это слово. Тут франт видимо, очнулся.

– Да, да, Михал Олегыч, сейчас, сейчас… – выбежал за дверь и уже через минуту вернулся со стаканом холодной воды.

Я кое-как присел на кровати, дрожащей рукой выхватил (ну как выхватил, скорее просто принял из его рук) стакан, жадно припал к нему губами. Уже после первого глотка поперхнулся, раскашлялся, но дальше пошло лучше. О, господи, никогда я так не радовался простой воде! Полегчало. Заметно полегчало. Теперь бы понять, где я, почему со мной сюсюкаются, как с ягненком на заклание, и что в принципе здесь творится?

В голове начинают выстраиваться смутные воспоминания. Европейцы, друг, ресторан, выпивка, такси, музыка, фары, сад, природа, гудок, темнота.

Пока пью воду и всё это вспоминаю, франт стоит рядом и испытующе смотрит на меня, с этакой смесью непонимания и тревоги.

– Да всё нормально, – говорю, – Живой я, не переживайте, просто вчера устал, голова разболелась, а сегодня хотел ещё выспаться, а тут вы со своими «откройте».

Так, думай, Форест, думай.

– Оказывается всё, что нужно человеку после тяжёлого дня, – всего лишь стакан воды, – стараюсь натянуть улыбку на свою рожу, глядя в глаза собеседника.

– А можно свежую газету попросить? – более глупого вопроса в подобной ситуации, казалось, можно было и не придумать, но я ляпнул, и, собственно, слово не воробей.

Посмотрев на меня пару секунд задумчивым взглядом, франт на мгновение скрылся в коридоре и вернулся с номером, еще сохранившим запах типографии и хрустящим в руках. Так, «Известные ведомости», третье марта две тысячи восьмого года…ЧТО-О-О-О-О?

Стоп стоп стоп. Вы прикалываетесь надо мной?

Пробегаю глазами ещё раз по дате и медленно, очень медленно читаю по буквам. Понедельник, третье марта две тысячи восьмого года.

Ничего непонимающий франт всё также стоит надо мной. Наверное, со стороны эта сцена выглядит очень смешной. Сижу в каких-то пижамных штанах на краю кровати, лохматый, скорее всего, в левой руке сжимаю пустой стакан, а правой держу свежий номер газеты и пялюсь в неё как чокнутый. Сначала в газету. Потом на парня. В газету. На парня.

– Михаил Олегович, что случилось? – спрашивает.

В ответ начинаю смотреть по углам комнаты – нет ли где видеокамер. Может быть надо мной пошутить пытались? День рождения меньше чем через месяц как никак. Щипаю себя. Больно. Ну не может быть розыгрыш таким реалистичным! Это же надо было с иностранцами договориться, ну в алкоголь мне каких-нибудь таблеток подмешать, а главное инсценировать автокатастрофу!

Ладно. Допустим, что это правда. Притвориться что всё идёт как надо, а дальше посмотрим. В принципе я человек авантюрный, поэтому готов к любым событиям. На том и порешим. Пока что.

Осматривающий комнату взгляд упал на пульт от телевизора, лежащий на одном из столов и в голову пришла мысль удостовериться, что всё это точно не шутка. Нет, не могли же они ещё и видео новостей по всем каналам записать? Попросил франта включить первый канал. Тот несколько раз щёлкнул пультом и передо мной на большом экране во всю стену, который я раньше и не замечал, оказалось лицо человека, которого одинаково боготворили и ненавидели наверное очень, очень многие люди в этой стране и на этой планете. Владимир Путев сидел в кресле напротив пожилого ведущего, которого звали, кстати, тоже Владимиром, внимательно слушал и что-то говорил в ответ.

Я попросил прибавить звук и услышал, – … безусловно. Я всегда говорил, что российский народ должен выбрать лидера сам и то, что произошло, можно назвать зрелым решением народа. Я не сомневаюсь, что Михаил будет грамотно и ответственно управлять, но хватит ли ему опыта? Хватит ли ему твёрдости и силы ума? Уверен, что мы все будем пристально наблюдать за решениями нашего нового президента…

– Да не слушайте вы его, Михаил Олегович. Сами же знаете, что нам такие палки в колёса были, что ого-го. А этот его Медведин почти догнал вас во втором туре. Они сейчас всё сделают, чтобы вас дискредитировать, объявить импичмент и прочее. И подобные каналы влияния – основные. Поэтому чем меньше смотрите новости, тем лучше. Ну мне ли вам это рассказывать?

С непониманием и грустью я посмотрел в глаза франта и не нашёл сил, чтобы что-то сказать. Президент? Какого рожна? А оно мне надо? А я просил? И ещё в недавнее прошлое! Да там ведь кризис, война на носу, засилье криптовалют! А ещё будут вылезать коррупция, разборки, подковёрная возня, разные семьи, стремящиеся управлять страной, олигархи и прочие атрибуты, идущие в ногу со временем и с властью.

Нет уж, когда я слушал вчера днём по радио песню «Верни мне мой две тыщи седьмой», я и подумать не мог, что он мне вернётся так быстро и так неожиданно…

– Могу я побыть один пару минут? – наконец-то говорю франту. Тот, выходит. Сижу, втыкаю в газету, в дату. Мыслей больше нет никаких. Полная обречённость и непонимание что со всем этим делать.

И тут обращаю внимание на заголовок статьи на титульной странице «Самый молодой президент в истории России и современности. Что дальше?», читаю между строк «…в 30 лет… совершилось чудо… наперекор законам… кандидат без партии… развал страны близко». М-да, интересные дела творятся, всё чудесатее и чудесатее.

Раздается резкий стук в дверь. Не успеваю среагировать и ничего ответить, в комнату быстро входит высокая жгучая брюнетка с волосами, собранными в хвост, в чёрных очках, строгом сером костюме, фигурка ничего себе такая. В левой руке толстая красная папка. Девушка решительно приближается ко мне, встает рядом в позу а-ля жена встречает пьяного мужа после гулянки «руки в боки», смотрит, полминуты молчит, а затем выдает:

– М-да, кому скажи – не поверит. Новый президент, самовыдвиженец, ВЫБРАННЫЙ НАРОДОМ (произнесено по слогам и с выражением) за полчаса до ПЕРВОГО совещания своего ПЕРВОГО президентского срока сидит почти в трусах, попивает водичку, выглядит, как чучело, смотрит, как кобель на своего секретаря, и, что самое интересное, даже не торопится одеваться и что-то со всем этим делать.

Многозначительная пауза, опять немного презрительный взгляд.

– Михаил Олегович, если вы немедленно не соизволите поднять свою пятую точку и проследовать в ванную для принятия водных процедур, а затем побриться, причесаться, привести себя в порядок и надеть приготовленный костюм, то, клянусь вам, чем хотите, я лично схвачу вас за уши, чтобы они потом неделю болели, вытряхну из кровати и отправлю на вышеобозначенные процедуры двумя волшебными пенделями. И можете после этого меня уволить или сослать в Сибирь, но моя работа состоит в том, чтобы вы всегда были идеальны в глазах подчиненных и тех, кто за вас голосовал.

Мне осталось только легко усмехнуться ей в ответ и подумать о том, что как так получилось, что у президента страны нет ни парикмахера, ни гримёра, ни какого-то стилиста и мне всё нужно делать самому. Всё понимаю, но ситуацию надо исправлять. Хотя бы потому что я не умею нормально завязывать галстуки…

С этой первой весёлой с момента моего пробуждения мыслью я и направился туда, куда пальцем показывала суровая секретарь. В ванную. Приводить себя в порядок.

Источник: www.litres.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.