Michael collins


Один из последних снимков Майкла Коллинза, сделанный на похоронах Артура Гриффита 16 августа 1922 года.

В современной Ирландии Майкл Коллинз находится в статусе национального героя и едва ли не самой почитаемой фигуры в ирландской истории XX века. О нём сказано больше, чем о любом другом лидере ирландских республиканцев — это почти романтический герой борьбы за национальную свободу, “ирландский Че Гевара”, портрет которого в обязательном порядке можно найти в любом ирландском пабе (и наличие которого, к слову, есть критерий аутентичности любого “ирландского” паба за пределами острова). Правда, как и всегда в подобных ситуациях, реальный Майкл Коллинз весьма далёк от своего посмертного образа. Впрочем, по степени неординарности судьбы обоих Коллинзов — реального и легендарного — абсолютно совпадают.


Майкл Коллинз в униформе лейтенанта Ирландских Волонтёров, 1915 год.

Майкл Коллинз родился 16 октября 1890 года, став младшим из восьми детей 74-летнего на тот момент (sic!) фермера Майкла Джона Коллинза из деревни Сэмс Кросс в графстве Корк. Отца будущий ирландский лидер практически не помнил, так как тот скончался, когда младшему сыну исполнилось всего 6 лет. На своём смертном одре Майкл Коллинз-старший (который был “седьмым сыном седьмого сына” и, по ирландским поверьям, обладал пророческим даром) сказал, что младший Майкл “сделает большое дело для Ирландии”. В 1906 году, не доучившись года в местной католической школе, Коллинз смог сдать экзамен британской Гражданской службы и отправился в Лондон, где прожил почти 10 лет, работая клерком в различных учреждениях (в том числе в Почтовом Сберегательном банке). Параллельно он занимался самообразованием, в качестве вольного слушателя посещал Королевский колледж Лондона и ходил по многочисленным открытым лекциям (по воспоминаниям Джо Гуда, в 1908 году Коллинз даже посещал лекцию… Владимира Ильича Ленина).


Будучи членом Ирландского Республиканского Братства с 1909 года, в 1916 году вернувшийся ради такого дела в Дублин 25-летний Майкл Коллинз принял участие в Пасхальном восстании — в достаточно скромном чине капитана Ирландских Волонтёров он сражался в гарнизоне дублинского Главпочтамта. После поражения восстания и выхода из заключения он, по сути, восстановил ИРБ, успешно занимался подпольной деятельностью, был членом самопровозглашённого ирландского парламента (Дойла). Но истинная слава пришла к нему в ходе Войны за независимость Ирландии в 1919-1921 годах — в это время именно Коллинз сыграл ключевую роль в развёртывании партизанской войны против британского владычества. Ему принадлежит идея создания летучих колонн — высокоэффективных партизанских отрядов первой Ирландской республиканской армии, которые для регулярных частей британской армии и их вспомогательных подразделений типа чёрно-пегих оказались истинной костью в горле. С января 1919 года Коллинз являлся министром внутренних дел в подпольном повстанческом правительстве Эймона де Валеры, а в апреле того же года стал министром финансов (по его собственному выражению, в некоторые периоды времени из-за регулярных арестов других членов правительства ему приходилось исполнять обязанности “министра всего”).


К концу 1921 года стало очевидно, что Лондон не в состоянии восстановить контроль над ситуацией в Ирландии. В ходе начавшихся мирных переговоров, Коллинз являлся членом (и де-факто главой) ирландской делегации. Однако, подписывая составленный по результатам переговоров Англо-Ирландский Договор, Коллинз мрачно пошутил: “По-моему, я подписал собственный смертный приговор”. Согласно Договору, на территории Ирландии создавалось Ирландское Свободное государство, которое получало статус доминиона Британской империи; при этом шесть северных графств получали право остаться в составе Великобритании — каковым они сразу же и воспользовались, создав Северную Ирландию, поныне остающуюся частью Соединённого королевства. И хотя объективно Договор был пределом того, на что ирландские борцы за независимость могли рассчитывать в сложившихся условиях, его подписание раскололо новорождённое Ирландское Свободное государство на два противоборствующих лагеря. Страна стремительно катилась в огонь гражданской войны.

Кинохроника, демонстрирующая лидеров Южной Ирландии, ратифицировавших Англо-Ирландский Договор. Ближе к концу хроники крупным планом показано лицо Коллинза. 1921 год.1:23

Считавший Договор неприемлемым, бывший президент непризнанной Ирландской Республики, некогда близкий друг и соратник Коллинза Эймон де Валера теперь стал его непосредственным врагом в начавшемся противостоянии, где Коллинз занимал умеренную позицию, призывая принять условия Договора и остановить братоубийственную усобицу.


январе 1922 года Коллинз, по сути, возглавил Ирландию, став главой временного правительства и главнокомандующим армии Ирландского Свободного государства. Мятежная ИРА де Валеры сражалась ещё целых полтора года, устраивая засады и нападения по всей Ирландии. В одной из таких засад, невдалеке от деревни Бал-на-Блах в графстве Корк, Майкл Коллинз и был убит 22 августа 1922 года, однако глобальных изменений в балансе сил не последовало — к тому времени Национальная армия Коллинза уже успела нанести частям де Валеры несколько тяжёлый поражений и заставить их отступить в горные районы страны, где без поддержки местного населения повстанческое движение постепенно захирело. 30 апреля 1923 года де Валера отдал последним частям повстанческой ИРА приказ капитулировать. Гражданская война окончилась, и главным её героем — с венцом мученика — был Майкл Коллинз.

Майкл Коллинз в 1919 году. Деталь группового фотопортрета членов Dail Eareann.

В исторической перспективе, Коллинз стал ярким представителем так называемой “второй волны” лидеров Ирландского революционного периода; “первую волну” образовывали лидеры начала 1910-х годов, бóльшая часть которых рассталась с жизнью в результате поражения Восстания на Пасхальной неделе 1916 года. Сам Коллинз в ходе восстания являлся адъютантом Джозефа Мэри Планкетта, и из всех лидеров восстания выше всех ценил реалиста Джеймса Коннолли, о котором говорил: “Я бы последовал за ним сквозь ад и обратно” (при этом на вопрос о своём отношении к Патрику Пирсу Коллинз ответил “Я должен подумать об этом”). Коллинз вполне верил в концепцию “кровавой жертвы” Пирса (постулировавшей, что гибель руководителей восстания ведёт к национальному подъёму), однако подходил к вопросу освобождения Ирландии с гораздо более практических и “прикладных” позиций, не особенно разделяя глубокие культурно-мистические идеи раннего состава ИРБ (как, впрочем, и де Валера).

Характерной в плане своеобразной “преемственности” поколений лидеров стала ситуация на похоронах Томаса Эша, командовавшего в ходе Восстания на Пасхальной неделе 1916 года V-м Фингалским батальоном Дублинской бригады Ирландских Волонтёров и умершего в ходе голодовки в тюрьме Маунтджой 25 сентября 1917 года.
тя эти похороны, состоявшиеся 30 сентября, и не “дотягивали” по своей грандиозности до похорон Диармайта О’Донована Россы двумя годами ранее, они всё же являлись зримым доказательством того, что Ирландские Волонтёры оправились после поражения 1916 года и готовы продолжать борьбу. Право произнести речь над могилой Эша на дублинском кладбище Гласневин было доверено Коллинзу, что само по себе свидетельствовало о некоей преемственности, отсылая к знаменитой речи Патрика Пирса над могилой О’Донована Россы. Однако, в противоположность Пирсу, произносившему длинную и эмоциональную речь, Коллинз, выждав несколько секунд после ружейного салюта, сказал: “Ничего более произносить не требуется. Те салютующие выстрелы, что мы только что услышали — вот единственная речь, которую стоит произносить над могилой мёртвого фения”. Во многом, этот эпизод выражал всё понимание Коллинзом текущего момента в истории Ирландии — как времени перехода от слов к делу. Коллинз выступал против исключительно зрелищной, но неэффективной в военном плане тактики “сидячих мишеней” (кульминацией которой, по сути, и являлось Пасхальное восстание); вместо неё он предложил высокоэффективную и устрашающую партизанскую войну, щедро приправленную индивидуальным террором.

Майкл Коллинз со своим велосипедом. Фотоснимок 1921 года.

В популярном восприятии Коллинз часто фигурирует, как некий “профессиональный революционер” с револьвером в руке — хотя какая бы то ни было боевая слава у Коллинза отсутствовала. Конечно, у него был револьвер во время Восстания на Пасхальной неделе, однако следующим боем, в котором он участвовал непосредственно, стала та самая злосчастная засада у Бал-на-Блах. К слову, тогда Коллинз допустил серьёзную тактическую ошибку — вместо того, чтобы приказать своей колонне отойти или обороняться с машин (а в составе конвоя даже имелся бронеавтомобиль Rolls-Royce), он отдал распоряжение занять полевые позиции и вступить в бой, в ходе которого Коллинз и был убит, причём, по одной из версий — в результате рикошета. Нет, непосредственные боевые действия в “репертуаре” Коллинза не значились — его “епархией” была работа организатора, и в этом качестве он достиг феноменальных успехов. Его напряжённая деятельность во главе разведки подпольного правительства Ирландской Республики (а в отсутствие де Валеры — и во главе правительства как такового) была исключительно эффективна, причём по всем направлениям. Показательным является тот факт, что британская полиция и контрразведка даже не располагали портретом Коллинза, что позволяло ему спокойно разъезжать по Дублину на велосипеде.
гда в 1920 году силы Королевской Ирландской Полиции внезапно нагрянули на заседание Ирландского парламента (Дойла), и Коллинз за нехваткой времени не смог скрыться, он не нашел ничего лучше, чем сесть в холле здания с зажжённой сигаретой. Когда к нему подошли полицейские с вопросом, здесь ли Коллинз, тот с искренним равнодушием ответил “Да ходит тут где-то…”. Действия Коллинза стали одним из ключевых факторов пусть неполной, но победы ирландских республиканцев в войне за независимость — партизанские действия летучих колонн, политический террор, развёрнутый боевиками созданного Коллинзом Отряда (дюжины наиболее отчаянных боевиков, известных также, как 12 апостолов), Кровавое воскресенье 1920 года с уничтожением сразу нескольких видных офицеров британской разведки, и так далее. Артур Гриффит, первый президент Ирландского Свободного государства, прямым текстом называл Коллинза “Человеком, который выиграл войну”.

Немало популярности Коллинзу добавляли и его личные, “не профессиональные” качества. Так, его отличала невероятная способность становиться “своим” для простых ирландских республиканцев — “здоровяком из графства Корк”. Интересно, что это широкоизвестное прозвище — the Big Fella — закрепилось за Коллинзом ешё в детстве и являлось отсылкой не ко внешним данным (хотя, повзрослев, Коллинз действительно стал “здоровяком”), а к характеру.
у и правда всю жизнь была свойственная некоторая бравада и позёрство. Сохранились воспоминания о том, как 23 апреля 1916 года, накануне начала Пасхального восстания, Коллинз собрал своих людей для раздачи последних распоряжений, но вместо этого предложил им поиграть в карты, причём на деньги — просто потому, что завтра им предстояло идти в бой, и ему хотелось весело провести время. Причём перед началом игры Коллинз сказал: “Подождите. Я хочу удостовериться, что никто не будет жульничать”. С этими словами он запустил руки в глубокие карманы своих форменных волонтёрских брюк, вытащил два револьвера и положил их на стол перед собой. Соратники последовали его примеру, и вскоре на столе, за которым сидело меньше десятка человек, лежало 15 револьверов и пистолетов — романтичная декорация карточной игры повстанцев в последнюю ночь перед восстанием. Коллинзу нравилось при случае мерятся силами со своими людьми, хотя выходить против этого мощно сложенного “коня” ростом за метр восемьдесят было довольно рискованно. Он с удовольствием проводил время со своими людьми, мог очень много выпить, не пьянея, прекрасно шутил, знал громадное количество самых разных историй, довольно скверно пел. Одним словом, его искренне любили. Причём это поведение Коллинза не было типичным для лидеров ирландского национально-освободительного движения того времени. Скажем, формальный соратник Коллинза, но в реальности — его заклятый враг Кахал Бруа, признанный герой восстания 1916 года, получивший в битве за Южный Союз 22 раны, и занимавший в 1919-1922 годах пост министра обороны в подпольном правительстве де Валеры, был известен, как очень нелюдимый человек, строго соблюдавший субординацию.
слову, именно Бруа ярче всего отмечал те весьма неоднозначные черты Коллинза, которые нередко упоминались даже искренними поклонниками генерала — его неуёмное стремление всё брать в свои руки, исключительную несговорчивость и неумение подчиняться вышестоящим приказам. На военных совещаниях в случае возникновения спорных ситуаций Коллинз нередко начинал откровенно “бычить”, и многие члены правительства де Валеры побаивались вступать с “здоровяком” в конфронтацию. Это привело к тому, что Коллинз, формально будучи в подпольном правительстве Ирландской Республики только министром финансов, сохранил в своих руках управление Ирландскими Волонтёрами, преобразованными теперь в самую первую Ирландскую Республиканскую Армию. Во многом этому также способствовало лидерство Коллинза в Ирландском Республиканском Братстве. Нередко данная ситуация приводила к конфликту властных полномочий, который был наиболее заметен как раз в паре Майкл Коллинз — Кахал Бруа. Формально, именно последний отвечал за военные операции ИРА, но Коллинз достаточно легко “оттёр” Бруа и зачастую даже не ставил министра обороны в известность о действиях своих боевиков.

Один из револьверов Майкла Коллинза, находящийся в коллекции Патрика О’Хагана.

Ещё одним интересным “штрихом” к портрету Коллинза является история, рассказанная Патриком О’Хаганом, пожалуй, ведущим частным коллекционером артефактов, связанных с событиями Ирландского революционного периода. В его коллекции имеется один из револьверов, некогда принадлежавших Коллинзу. “Этот револьвер Коллинз подарил человеку по имени Томас Девлин, и было это 6 января 1922 года. Девлин играл на пианино для Майкла Коллинза и его гостей, мы думаем, где-то в Лимерике. В конце вечера Коллинз подарил ему револьвер в знак благодарности за то, что Девлин развлекал его. Вообще, у Коллинза было около двух десятков револьверов и пистолетов, которые являлись неизменной деталью его образа в ходе поездок по Ирландии. Посещая те или иные места, он всегда одевал полную военную униформу, так как знал, что люди ожидают увидеть его именно таким. Но когда он бывал нетрезв, у него была привычка раздавать свое оружие людям, которые развлекали его или помогали ему в поездках. Так что, касаемо этого пистолета — мы даже не знаем, стреляли ли из него вообще, или нет”.

Тем не менее, будучи главой ирландской делегации на переговорах с британцами о статусе Ирландии, Коллинз проявил неожиданно глубокую политическую рассудительность и занял умеренную позицию, поддержав в итоге Англо-Ирландский Договор. Во многом, этим он гарантировал его принятие основной массой простых жителей Ирландии — Коллинз уже находился в ранге живой легенды, и мощь его авторитета была такова, что большинство ирландцев (и, что важнее всего, подавляющая часть армии) последовали за ним по логике “Раз Мик поддерживает Договор, значит, это правильно”. Тем не менее, это не спасло страну от Гражданской войны, в которой Коллинз де-факто возглавил Ирландское Свободное государство и, в конечном итоге, смог сделать победу последнего лишь вопросом времени. Правда, до самой победы он не дожил, пав единственной жертвой засады мятежной ИРА возле деревушки Бал-на-Блах 22 августа 1922 года – доказавшей, как мы упоминали выше, что при всех своих заслугах опытным военным Коллинз никак не являлся. Гибель практически всенародно любимого генерала ощутимо добавила горечи к общему эмоциональному восприятию ирландцами Гражданской войны, которая таким образом унесла жизнь ещё одного лидера – причём не просто лидера, а молодого (Коллинзу был всего 31 год) национального героя. По меткому выражению историка Патрика Джоджехана, в глазах ирландцев Коллинз присоединился к Чарьзу Стюарту Парнеллу в ранге the Great Lost Leader“Великого Ушедшего Лидера”.

Майкл Коллинз на смертном одре. Современная событиям картина Джона Лейвери с характерным заголовком — “Любовь Ирландии”.

Смерть в бою “законсервировала” образ национального героя и возвела его в квадрат, одновременно навсегда сняв с повестки вопрос, как показал бы себя Коллинз в роли главы Ирландского Свободного государства. При всей циничности этих слов, вполне вероятно, что Коллинзу выпала редкая в исторической перспективе привилегия “вовремя погибнуть”. Сейчас можно строить лишь самые осторожные предположения о том, как сложилась бы его судьба в мирной Ирландии. Будучи по сути военным лидером, Коллинз имел все шансы не справился с управлением экономикой не воюющей страны, которая после завершения Гражданской войны рухнула в глубочайшую рецессию; при этом ошибки в мирное время могли основательно размыть ореол славы национального героя. Возможна, правда, и обратная ситуация. Ясно одно – Ирландия Коллинза совершенно точно была бы иной, нежели Ирландия Косгрейва и де Валеры.

Как бы то ни было, легендарный генерал Майкл Коллинз до сих пор смотрит на посетителей всех ирландских пабов со своих многочисленных портретов, и угроз его господству в пантеоне ирландских национальных героев не предвидится…

Алексей Гришин (Liam Mac Gréagóir)

Интересуетесь историей Ирландии и военно-исторической реконструкцией? Вступайте в наш клуб! Мы реконструируем Ирландских Волонтёров и другие ирландские военизированные организации 1913-1923 годов (в том числе женские), а также ирландские подразделения Британской армии. Let Erin Remember!

Источник: zen.yandex.ru

Биография

31-го октября 1930-го года в столице Италии, городе Рим, появился на свет выдающийся астронавт Майкл Коллинз. Во время своего детства, будущему генерал-майору удалость побывать во многих городах: от Нью-Йорка до Пуэрто-Рико. Так как отец Майкла более тридцати лет служил в американской армии, во время вступления США во Вторую мировую войну, семья Коллинз переехала в Вашингтон, Колумбия. В столице Майкл окончил среднюю школу, после чего, в 1948-м году, поступил в Военную академию США в городе Вест-Пойнт. В 1952-м году получил диплом бакалавра и отправился на службу в ВВС.

В течение первого года службы проходил летную подготовку и стал военным летчиком. За время службы Майкл Коллинз побывал не только в нескольких базах США, но, также некоторое время служил около города Шомон во Франции. В 1961-м году в Школе ВВС завершает подготовку к экспериментальным летным испытаниям.

Космическая подготовка

В 1962-м году Майкл Коллинз вошел в список из 32-х кандидатов в астронавты, которые стали финалистами 2-го набора НАСА. В октябре 1963-го года капитан ВВС Майкл Коллинз был зачислен в отряд астронавтов в рамках 3-го набора НАСА.

Первый полет

18-го июня 1966-го года пилот Майкл Коллинз и командир корабля Джон Янг стартовали на борту «Gemini-10» с площадки мыса Канаверал. Основной задачей полета была стыковка с беспилотным космическим аппаратом «Аджена-X» для отработки сближения и стыковки на орбите Земли. После стыковки корабля с космическим аппаратом, последний при помощи своих двигателей переместил всю структуру на более высокую орбиту к аппарату «Аджена-VIII».

Во время космической миссии Майкл Коллинз совершил два выхода в безвоздушное пространство длительностью 49 и 39 минут. Во время первого выхода было проведено несколько научных экспериментов, а во время второго — астронавт закрепился у «Аджены» и забрал прикрепленный на корпусе экспериментальный аппарат. Во время маневров, совершенных Майклом, астронавт Янг контролировал взаимное расположение «Аджены» и «Джемини». Некоторая малая часть работ не была выполнена по причине недостатка топлива. 22-го июля 1966-го космический корабль успешно приземлился.

Следующий полет, к которому начал подготовку астронавт, проводился в рамках программы «Аполлон» на корабле «Аполлон-8», задача которого состояла в выполнении некоторых тестовых маневров на орбите Земли. Однако, в связи с требуемой операции на грыжу, Майкл был выведен из экипажа. После выздоровление Коллинз был введен в состав экипажа корабля «Аполлон-11».

Второй полет

Второй полет астронавта Майкла Коллинза состоялся 16-го июля 1969-го года (13:32 UTC). В роли пилота астронавт вошел в состав экипажа «Аполлон-11». Во время старта корабля, в число 5000 гостей Космического центра Кеннеди находились президент США и вице-президент.

После выхода на траекторию полета к Луне были перестроены отсеки космического корабля. Командный модуль, где располагался экипаж, отделился от третьей ступени, после чего, под управлением Майкла Коллинза, командный модуль «Колумбия» отдалился, развернулся на 180°, и пристыковался к лунному модулю «Орел». Третья ступень, отдельно от основных отсеков корабля, последним импульсом двигателя, была отправлена на гелиоцентрическую орбиту.

На третий день полета астронавты Армстронг и Олдрин перешли из командного модуля в лунный. В конце третьего дня полета, прежде чем астронавты легли спать, «Аполлон-11» пересек некую грань, за которой влияние гравитации Земли было меньше, нежели лунное гравитационное воздействие. На 4-й день, после подлета к спутнику Земли и выхода на окололунную орбиту, когда космический корабль совершал 13-й виток вокруг Луны – модули «Орел» и «Колумбия» расстыковались.

Во время посадки лунного модуля на поверхность Луны, командный модуль вместе с Майклом Коллинзом на борту пребывал на окололунной орбите. После окончания исследовательских работ и некоторых церемоний, астронавты вернулись в «Орел» и начали взлет к «Колумбии», которая уже показалась на горизонте. Через три с половиной часа обе части корабля оказались на расстоянии 30 метров друг от друга. Далее Майкл Коллинз начал сближение в ручном режиме, которое окончилось успешной стыковкой.

После выполнение основной задачи космической миссии, экипаж «Аполлона-11» включил двигатели и скорректировал курс на Землю.

24-го июля 1969-го года космический корабль на скорости 11 км/с вошел в атмосферу Земли, а еще через 15 минут приводнился в Тихом океане, на расстоянии 24 км от авианосца, ожидавшего астронавтов. Примечательно, что перед открытием, люк командного модуля был продезинфицирован снаружи. После этого в модуль были брошены три скафандра биологической защиты, которые надел экипаж, прежде чем выйти из модуля. Астронавты были доставлены вертолетом на борт авианосца, где сошли сразу же в мобильный карантинный фургон.

Дальнейшая жизнь

Майкл Коллинз покинул NASA в январе 1970-го года. С того же года выдающийся астронавт служил на руководящей должности на базе ВВС Эдвардс. В 1971-м году заочно завершил Промышленный колледж ВС. С октября 1973-го года – зам начальника штаба ВВС по исследовательским и конструкторским работам. В 1974-м году Коллинз окончил курс разработки средств управления в Harvard Business School. С конца 1976-го и по 1982-й года Майкл Коллинз был помощником начальник разработки вооружения ВВС.

Майкл Коллинз имеет множество медалей «За выдающиеся заслуги», а также ряд научных публикаций. Является участником космической экспедиции, сделавшей «огромный шаг для человечества».
Michael collins

 

Источник: SpaceGid.com

Plot

The film opens in medias res in 1922 immediately after Michael Collins’ death, as Joe O’Reilly, a long-time comrade of Collins, attempts to console a mourning Kitty Kiernan.

The story shifts back to the closing years of Britain’s rule over Ireland from its base in Dublin Castle, when Irish Republicans fight for Irish independence against Britain and its military and police forces. At the end of the Easter Rising in 1916, Collins, Harry Boland, Éamon de Valera, and other besieged Irish rebels at the Dublin GPO surrender to the British Army. As the Dublin Metropolitan Police’s G Division (counter-insurgency squad) identifies leaders of the uprising, Collins tells Boland that next time, «We won’t play by their rules, Harry. We’ll invent our own.» Multiple leaders involved in the fighting (Patrick Pearse, Thomas MacDonagh, Tom Clarke and James Connolly depicted) die by firing squad at Kilmainham Gaol, but de Valera, an American citizen, is imprisoned, as are Collins, Boland, and the others.

Following overwhelming victory in the 1918 general election, Sinn Féin establishes a breakaway government and unilaterally declares Irish independence, signalling the start of the Irish War of Independence. De Valera is elected President of the First Dáil, and Collins is appointed Director of Intelligence for the nascent IRA, training and arming the IRA by raiding RIC barracks. In May 1918, at a local by-election rally speech campaigning for Joseph McGuinness, Collins is injured when the RIC break up the rally. While recovering on a friend’s farm, Collins and Boland meet Kitty, who begins a romance with Boland. Several weeks later, Ned Broy, a sympathetic G Division inspector who has been observing Collins and Boland, tips Collins off that the Castle plans to arrest de Valera and his Cabinet. However, de Valera forbids anyone to go into hiding, stating that the ensuing public outcry will force their immediate release. Only Collins and Boland escape arrest and imprisonment, and there are no protests.

Left in command, Collins seeks help from Broy to gather information on Castle spies and informers. After issuing a statement that all collaboration with the British will be punished by death, Collins initiates a campaign of assassinations on agents and collaborators using recruits from the IRA’s Dublin Brigade. Meanwhile, de Valera breaks out of Lincoln Gaol in England with the help of Collins and Boland. To Collins’ reluctance, de Valera plans to travel to the United States to seek recognition from Woodrow Wilson and orders Boland to accompany him. Before they depart, Collins suggests to Boland his belief that de Valera fears being overshadowed by leaving them alone together-in fact that Collins and Boland will bring about the Republic de Valera talks about.

As the War of Independence intensifies, the British strengthen their military presence and assign Soames, a hardened SIS agent, to lead a new counter-intelligence team tasked to combat the IRA. Heeding Broy’s warning of the new threat, Collins deploys a hit squad that simultaneously assassinates Soames and agents under his command. In retaliation, the Black and Tans and Auxiliaries fire at an unarmed crowd at a Gaelic football match at Croke Park, killing 14 and wounding 60. While in hiding, Collins and Kitty bond intimately. Collins also learns that Broy was tortured and killed after he was caught by Soames frantically destroying Castle documents.

De Valera and Boland return from America empty-handed. Seeking improved leverage in peace talks with the British and citing Collins’ guerrilla tactics as detrimental to the image of the independence movement, de Valera decrees that the IRA must act more like a regular army by launching a formal military attack on The Custom House, the centre of the British administration in Ireland. Collins protests that fighting conventionally will allow the British to win, but the Cabinet votes to support de Valera. The attack fails catastrophically, leaving six men dead and seventy captured. In the aftermath, Collins declares to de Valera that the IRA can only hold out for a month, but in private, he tells Boland that the IRA will be lucky to hold out for another week. To his surprise, however, the British soon call for a ceasefire.

De Valera orders Collins to go to London to participate in negotiations with the British on the future of Ireland, despite Collins’s objections that he is not a diplomat. The Anglo-Irish Treaty is subsequently signed in December 1921, averting an unwinnable war with Britain and granting Ireland the freedom to achieve the Republic in time, albeit with the state becoming a British dominion in the interim and at the expense of six of the nine Ulster counties, dividing the island between the British north and Irish south. De Valera, who sought unconditional independence, erupts upon learning that the terms have been published without his agreement. Following a tense debate at the Second Dáil, the Treaty is approved 64–57, prompting de Valera and his supporters (including Boland) to resign in protest. As events unfold, Kitty professes her rejection of Boland, and Collins successfully proposes to Kitty. Relations between Collins and Boland deteriorate.

As Ireland begins its transition into a Free State, a people’s vote on the Treaty follows the Dáil vote, with Collins and de Valera campaigning to sway people in their respective directions. Despite violence from anti-Treaty Republicans, the Treaty is backed by popular vote, a result that de Valera and his supporters continue to reject. In June 1922, the anti-Treaty IRA seize the Four Courts in Dublin. Ordered by Arthur Griffith’s Cabinet to retake the Four Courts, Collins (now Chief of Staff of the National Army) is appalled at having to fight former comrades, but obliges when Griffith warns him that if the National Army will not deal with the IRA, the British Army will. In the subsequent Battle of Dublin, the IRA is driven from the city. Despite Collins’ attempts to capture him, Boland is shot by a sentry while trying to swim the Liffey.

Devastated by Boland’s death, Collins desires to meet de Valera. Learning that de Valera is hiding out in West Cork, Collins’ native county, he embarks on a trip there, accompanied by Joe O’Reilly. At a local pub, Collins’ reaches out to de Valera’s intermediary, seeking peace talks and passing the word of Boland’s fate. Unable to extract a response from de Valera, who is equally distraught at Boland’s death, the intermediary misdirects Collins into a trap, with the deception that de Valera will meet him in the village of Béal na Bláth. On route, Collins’ convoy is ambushed by IRA men led by the intermediary, and Collins is fatally shot. Kitty is informed of Collins’ death just after trying on a wedding gown.

Completing his story, O’Reilly tells Kitty that Collins would not want her to mourn as long as she has.

Cast

Production

Michael Cimino wrote a script and was involved in pre-production work on a possible Collins film for over a year in the early 1990s with Gabriel Byrne attached to star. Cimino was fired over budget concerns. Neil Jordan mentions in his film diary that Kevin Costner had also been interested in developing a movie about Collins and had visited Béal na Bláth and the surrounding areas.[5]

The film was scripted and directed by Neil Jordan. The soundtrack was written by Elliot Goldenthal. The film was an international co-production between companies in Ireland and the United States.[6] With a budget estimated at $25 million, with 10%-12% from the Irish Film Board, it was one of the most expensive films ever produced in Ireland.[2] While filming, the breakdown of the IRA ceasefire caused the film’s release to be delayed from June to December which caused Warner Bros. executive Rob Friedman to pressure the director to reshoot the ending to focus on the love story between Collins and Kiernan, in an attempt to downplay the breakdown of Anglo-Irish Treaty negotiations.[2]

A number of Irish actors auditioned for the part of de Valera but Jordan felt they weren’t able to find a real character and were playing a stereotype of de Valera. Jordan met with John Turturro about the role before casting Alan Rickman. Jordan initially envisioned Stephen Rea playing Harry Boland, but then decided the role of Broy would give Rea more of a challenge. Matt Dillon and Adam Baldwin also auditioned for the role.[5] Aengus O’Malley, a great grandnephew of Michael Collins, played the role of a student filmed in Marsh’s Library.

Historical alterations

Although based on historical events, the film contains some alterations and fictionalisations, such as the dramatised circumstances of Harry Boland’s death and Ned Broy’s fate and significant alterations to the formative years of Dáil Éireann and to the prelude to the events of the first »Bloody Sunday» at Croke Park. Neil Jordan defended his film by saying that it could not provide an entirely-accurate account of events since it was a two-hour film that had to be understandable to an international audience that would not know the minutiae of Irish history.[7] The documentary on the DVD release of the film also discusses its fictional aspects.

The critic Roger Ebert referred to the closing quotation from de Valera that history would vindicate Collins at his own expense by writing that «even Dev could hardly have imagined this film biography of Collins, which portrays De Valera as a weak, mannered, sniveling prima donna whose grandstanding led to decades of unnecessary bloodshed in, and over, Ireland.»[8] Jordan’s film heavily implies that de Valera had a hand in the assassination of Michael Collins.

Boland did not die in the manner suggested by the film. He was shot in a skirmish with Irish Free State soldiers in The Grand Hotel, Skerries, County Dublin, in the aftermath of the Battle of Dublin. The hotel has since been demolished, but a plaque was put where the building used to be. His last words in the film («Have they got Mick Collins yet?») are based on a well-known tradition.[9]

Soundtrack

The score was written by acclaimed composer Elliot Goldenthal, and features performances by Sinéad O’Connor. Frank Patterson also performs with the Cafe Orchestra in the film and on the album.

Ratings

The Irish Film Censor initially intended to give the film an over-15 Certificate, but later decided that it should be released with a PG certificate because of its historical importance. The censor issued a press statement defending his decision, claiming the film was a landmark in Irish cinema and that «because of the subject matter, parents should have the option of making their own decision as to whether their children should see the film or not».[6] The video release was given a 12 certificate.

The film was rated 15 in the United Kingdom by the British Board of Film Classification.[10]

The film was rated R in the United States by the Motion Picture Association of America.

Reception

The film became the highest-grossing film ever in Ireland upon its release, making IR£ 4 million. In 2000, it was second only to Titanic in this category.[6]

The film received generally positive reviews, but was mildly criticized for some historical inaccuracies.[11] On Rotten Tomatoes it has an approval rating of 77% based on ratings from 47 reviews. The site’s consensus states: «As impressively ambitious as it is satisfyingly impactful, Michael Collins honors its subject’s remarkable achievements with a magnetic performance from Liam Neeson in the title role.»[12] On Metacritic the film has a score of 60% based on reviews from 20 critics, indicating «Mixed or average reviews».[13]

Roger Ebert gave the film 3 out of 4 stars.[8]

Accolades

  • Academy Awards — Nominated Best Cinematography (Chris Menges)
  • Academy Awards — Nominated Best Original Dramatic Score (Elliot Goldenthal)
  • Evening Standard British Film Awards — Winner Best Actor (Liam Neeson)
  • Golden Globe Awards — Nominated Best Actor in a Motion Picture — Drama (Liam Neeson)
  • Los Angeles Film Critics Association — Winner Best Cinematography (Chris Menges; tied with John Seale for The English Patient)
  • Venice Film Festival — Winner Golden Lion (Neil Jordan), Winner Best Actor (Liam Neeson)

Источник: wiki2.org


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.