Все о рассказе виктора матизена созвездие кролика


Бандит-виртуоз, каких ещё не видала Вселенная, наконец-то сидел в кабинете прокурора. Его взяли по наводке сообщников, с которыми парень не поделился барышами.
— Отрицаете вину даже после суда? Это уже тянет на вышку без аппеляций! — гарант закона был словоохотлив. — Но фемида гуманна! В созвездии Белого Кролика любой преступник, даже отпетый, может устроить свою казнь на индивидуальный вкус. Ознакомьтесь пожайлуста со всеми опциями!
Он взял со стеллажа огромный справочник и бухнул на стол.
— Для высшей меры: палачи в масках, каратисты в кимоно, десантники в бронежилетах… даже священники — казнь, с отпущением грехов. Чем не вариант?
Обвинитель сел на место, вздохнул. Планета большая, смертников много – этот сегодня четвертый.
— Где берёте исполнителей такой мерзкой работы? — спросил осужденный, листая. — Среди отрепья, вижу нормальные человеческие лица.
— Им хорошо платят. К тому-же, здесь уважают традиции, одна из которых — служение закону.


бирайте! Вы теперь не личность с правами и свободами, а букашка, дающая работу палачам.
Он ещё раз взглянул на осужденного. Этот Робин Гуд знавал переделки немыслимые, но счастливо уходил от возмездия —  теперь не уйдёт.
— Вам пятнадцать минут! Рабочий день оканчивается: если не выберете, останутся только дежурные палачи.
Тяжелый предмет просвистел над головой и громко ударился в стену, потом о пол. Из смежной комнаты выскочили двое охранников и схватили парня.
Обвинитель взглянул на брошенную вещицу — это был справочник.
— Напрасно! — сказал он спокойно. – Вам остается жить последние часы! Неужели нет разницы, как закончить свой путь?
— П-пшел ты… со своей философией! — отрезал преступник — Придумают, мать их!
Обвинитель привык к такому обращению. Он неспешно достал сигарету, чиркнул кремнем и с наслаждением затянулся, показывая охранникам рукой на дверь.
— Душеспасительные беседы мне не оплачивают, но я потрачу на вас лишние пол-часа… Вы отъявленный рецидивист — о смягчении наказания не может быть и речи! Но разве не хочется скрасить последние часы своей жизни? Вы, вот, запустили в меня этой книгой, и она открылась на нужной странице.
Он положил справочник на стол.
— Посмотрите на картинку! На ней способ экзекуции, который вам понравится.
— Хм, я ч.
уме математическую задачу.
— Ха! — воскликнул он наконец  – Знаешь, дядя, иди ты со своим дурацким предложением!
Он вскочил так резво, что охранникам в этот раз стоило больших усилий его удержать.
— С-сволочи!… — прохрипел он, опуская глаза.
— Вы предпочитаете пулю в лоб, в темном коридоре, от грязного солдафона? — с кисловатой улыбкой произнес Обвинитель. Упрямство собеседника начинало его бесить.
— А может, вам охота получить в глотку струю раскаленного свинца? Или чтобы отрезали ноги автогеном, а потом прошлись по костям циркульной пилой? Или чтобы опустили в море на сьедение акулам, которые будут плавать кругами, разрывая тело на куски мяса?..  Сами знаете, что правосудие может применить к вам любую казнь, которую сочтет нужной, но я предлагаю выбрать гуманный способ!
Осужденный нервно мотнул головой.
— Знаешь, дядя, мне пофиг, что будет записано в вашем протоколе…. Чего ты на меня уставился, как на сто долларов?… Если надо отметить в документах экзотику — вот тебе вариант: приведи с улицы любую девчонку, первую встречную, я трахну ее по всем правилам, а ты замыкай электроды и отправляй меня на тот свет! А в протоколе можешь написать что-угодно, идет?
Обвинитель забегал по комнате, как голодный зверь в клетке.
рямству собеседника не было границ, и не было конца этой беседе, а дома ждала супруга, хорошая книга, бутылка пива в холодильнике… Почему отдел юстиции не включил в каталог вариант, который предложил сейчас преступник? Гнать с работы, к шеям, за недогадливость, этих идиоток предпенсионного возраста! Надо же было придумать: "Антилопа, в стране райских деревьев, бьет золотыми копытaми"!
Ч-черт с ним, пусть живет, придется заменить казнь на пожизненное заключение.
Согласно последней служебной инструкции, которую по мнению Прокурора надо отменить, в созвездии Белого Кролика не рекомендовалось исполнять высшую меру, если преступник не выбирал ее по собственной воле.

Источник: fabulae.ru

Случилось это, похоже, из-за того, что владелец академии «Золотой орел», не выпустивший в прошлом году ни одного фильма, решил утешить себя особым призом и ослабил хозяйский пригляд. И академики, вместо того чтобы исполнить патриотический долг перед министерством культуры, присудили главную награду не великобюджетному и смертоносному военно-патриотическому фильму вроде «Батальона», а скромному либидогенному произведению, которое ни по каким параметрам не соответствует великодержавному замаху михалковской премии.


При этом лучший фильм, как уже было лет десять назад с «72 метрами», не оказался лучшим в других номинациях – почти все премии разошлись между «Битвой за Севастополь», «Батальоном» и «Концом прекрасной эпохи». Казус вышел и с наградами лучшему сценаристу и лучшему режиссеру: в «Милом Хансе…» лучшее – вовсе не сценарий, а необычный режиссерский почерк, тогда как в «Конце прекрасной эпохи» если что-то интересно, то не режиссура Говорухина, а литературная основа, сложенная им из рассказов Довлатова. При таких обстоятельствах остается думать, что приз, выданный Миндадзе за сценарий, – не столько признание заслуг драматурга, сколько фига, показанная министру культуры Мединскому и его цензурному военно-историческому совету, который обвинил сценариста в искажении отечественной истории и не постыдился заявить, что перед войной не было никакого промышленного сотрудничества между СССР и Германией.

Если же говорить о картинах, которые остались за пределами номинаций «Золотого орла», то бросается в глаза, что в числе сорока с лишним номинантов нет людей, работавших над столь видными фильмами прошлого года, как «Ангелы революции» Алексея Федорченко, «Страна ОЗ» Василия Сигарева, «Под электрическими облаками» Алексея Германа, «Орлеан» Андрея Прошкина и «Райские кущи» Александра Прошкина.
т уже впору задуматься не о мнимой дискриминация черных кинематографистов в Голливуде, а о реальной дискриминации национального авторского кино национальной академией…

И еще один пикантный момент: почему из трех прошлогодних военно-патриотических блокбастеров («А зори здесь тихие…», «Батальон» и «Битва за Севастополь») вне поля зрения «Орла» оказался первый, который, может, и уступает «Битве», но в профессиональном отношении уж точно не слабей «Батальона», если не превосходит его. И снова напрашивается конспирологическая мысль – уж не в том ли дело, что Михалков некогда разругался с Давлетьяровым на Московском кинофестивале и взял со своих подчиненных тайную клятву игнорировать его постановку? Проверяем гипотезу на другом изгое, «Орлеане» – все сходится: ну, разве можно было номинировать младшего Прошкина, если нынче он возглавляет оппозиционный Михалкову КиноСоюз? А старшего, который не заставил сына покаяться перед верховным орлом российского кинематографа.
я своим черным юмором народную радость за железный курсовой занавес между праведной Россией и развратной Гейропой! Трудно, конечно, было академикам браковать качественные картины: сердца скрипели, вкус сопротивлялся – но ничего не попишешь: взялся за гуж – не говори, что не дюж.

И неудивительно, что на столь далеком от киноискусства, политизированном и этически сомнительном фоне не радуют призы, врученные за хорошие актерские работы – Юлии Пересильд, Дмитрия Астрахана, Федора Бондарчука и других. И не случайно, что как раз во время трескучей церемонии на «Мосфильме» в другом месте собрались любители кино, чтобы отпраздновать 85-летие журнала «Искусство кино», шесть лет назад выселенного Михалковым из своего помещения в отместку за участие главного редактора «ИК» Даниила Дондурея в «хуциевской» оппозиции самодержавию в Союзе кинематографистов.

Что же до общего расклада между тремя основными кинопремиями – «Золотым орлом», уже объявившей своих номинантов премией кинокритиков «Белый слон» и грядущей «Никой», то поляна российского кино разделена: первая обсуживает интересы Михалкова, Минкульта и крупных продюсеров, критики, как и положено, опекают авторское кино со всеми его загибами, а «Ника» прокладывает дорогу между полюсами. Каким будет этот серединный выбор, увидим через два месяца.


Источник: teatral-online.ru

рассказ

Источник: magazines.gorky.media

Кинокритик, публицист и немного актер Виктор Эдуардович Матизен родился в Ленинграде в 1949 году. Учился на механико-математическом факультете в Новосибирском государственном университете. Окончил ВУЗ в 1970 с диплом по теории вероятности и после этого одиннадцать лет был преподавателем математики в средней школе Новосибирска.

В 1982-1986 Виктор Матизен учится во ВГИКе на киноведческом факультете. При этом подрабатывает репетитором, маляром-штукатором, сплавщиком леса. Статьи Матизена, получившего диплом киноведа, публикуют в разных периодических изданиях: Огонек, Советское кино, Искусство кино, Общая газета и других. В 1998 году он становится кинообозревателем в газете Новые известия. За свои публикации получает награду Гильдии киноведов и кинокритиков. В 2003 — 2011 годах является президентом этой организации.

Виктор Матизен был составителем и редактором книги о Никите Михалкове, в которую входили дневники и письма режиссера, а также их совместное обширное интервью. Также написал книгу рассказов «Жизнь шкрабов». В 2013 году выходит новая книга Виктора Матизена «Кино и жизнь», где автор собрал свои беседы с актерами, режиссерами и другими известными личностями российского кино.

Много лет Виктор Матизен имеет репутацию самого скептического критика, которую автор подтверждает своими работами, статьями, рецензиями, обзорами и интервью. В марте 2009 года Союз кинематографистов, участником которого был Матизен с 1991 года, изгнал его за критику руководства. До этого подобные случаи исключения из организации были только во времена Советского Союза. После своего исключения Матизен вступает в Альтернативный союз кинодеятелей.

Известный критик также сыграл несколько ролей в кино. Фильмы с участием Виктора Матизена — Железная дорога, Сезон туманов, Канденции.

У Виктора Матизена карие глаза, русый от природы цвет волос, светлая кожа и тонкие губы. Форма лица овальная, лоб средний, волосы прямые, седые. Виктор Матизен не меняет цвет волос, отдавая предпочтение натуральному. У актера средний прямой нос и округлый подбородок. Виктор Матизен иногда носит очки Рост актера — 183 см, татуировок нет.

Знак зодиака — Рыбы (19.02.1949)

Источник: megogo.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.