На какое расстояние можно подлететь к солнцу


1200px-Parker_Solar_Probe.jpg

Этим летом NASA запустит новый солнечный зонд Паркер, который должен будет приблизиться к Солнцу так близко, как не делал еще ни один космический корабль до него. Если представить, что Земля и Солнце разнесены на метр, то зонд должен будет подлететь к нашей звезде на расстояние всего 4 сантиметра!

Это позволит ему проникнуть в ту часть солнечной атмосферы, которая известна как корона, что обеспечит беспрецедентные наблюдения за тем, что приводит в движение широкий спектр частиц, проходящих через этот регион, выбрасывая их наружу в Солнечную систему.

Внутри короны, конечно, невообразимо жарко. Космический корабль будет путешествовать через материал с температурой более миллиона градусов по Цельсию при постоянной бомбардировке интенсивным солнечным светом.

В итоге, почему же зонд банально не испарится в таких условиях? Паркер спроектирован так, чтобы выдерживать экстремальные условия и колебания температуры в течение всей миссии. Ключевым моментом является его специальный тепловой экран и автономная система, которая помогает защитить корабль от интенсивного светового излучения Солнца, но при этом позволяет корональному материалу «коснуться» зонда.


На острие науки

Одним из ключевых моментов для объяснения того, что сохраняет космический аппарат и его приборы в безопасности, является понимание концепции теплоты и температуры. Это кажется противоинтуитивным, но высокие температуры не всегда приводят к сильному нагреванию объекта.

В космосе температура может составлять тысячи градусов, при этом не передавая много тепла объекту и не делая его горячим. Как? Температура показывает, как быстро движутся частицы, а тепло измеряет общее количество энергии, которую они передают. Частицы могут двигаться быстро (высокая температура), но если их очень мало, они не будут передавать много энергии (мало тепла). Поскольку космическое пространство в основном пустое, существует очень мало частиц, которые могут передавать энергию космическому аппарату и тем самым нагреть его.

Корона, через которую полетит солнечный зонд Паркер, имеет чрезвычайно высокую температуру, но очень низкую плотность. Для примера — вы можете достаточно долго держать руку внутри горячей духовки, но ни секунды не удержите ее в кипятке (не пробуйте это делать), потому что в нем ваша рука соприкоснется с гораздо большим числом нагретых частиц. Аналогично, по сравнению с видимой поверхностью Солнца, корона менее плотная, поэтому космический аппарат взаимодействует с меньшим количеством горячих частиц и получает относительно немного тепла.


Поэтому, когда зонд будет путешествовать через пространство с температурой в несколько миллионов градусов, поверхность теплового экрана, которая обращена к Солнцу, будет нагреваться только до 1400 градусов по Цельсию, а такую температуру уже могут выдержать некоторые вещества, оставаясь при этом в твердой форме.

Щит укроет зонд

Конечно, тысяча градусов по Цельсию — все еще очень горячо. Для сравнения, лава при извержении вулканов имеет температуру от 700 до 1200 градусов. Чтобы выдерживать такой нагрев, зонд использует тепловой экран, названный Thermal Protection System, или TPS, который составляет 2.4 метра в диаметре около 115 мм в толщину. Лишь десяток сантиметров вещества позволяют сделать так, что на другой стороне экрана корпус космического корабля будет иметь температуру в комфортные 30 градусов.

maxresdefault.jpg
Так выглядит TPS, который будет защищать зонд на протяжении всей миссии.

TPS был разработан Лабораторией прикладной физики Джона Хопкинса и построен в Carbon-Carbon Advanced Technologies. Сама конструкция представляет собой две углеродные пластины, между которыми залита композитная пена. Этот легкий щит дополняется керамическим напылением на стороне, которая будет обращена к Солнцу — это позволит отражать как можно больше тепла. При испытаниях было обнаружено, что он выдерживает до 1650 градусов, при этом сохраняя все приборы в безопасности.


Чаша, которая измерит солнечный ветер

Но не все приборы Паркера будут скрыты щитом. Высовываясь за теплозащитный экран, чаша солнечного зонда (Solar Probe Cup) является одним из двух инструментов, которые не защищены теплозащитным экраном. Этот прибор, известный как цилиндр Фарадея, является датчиком, предназначенным для измерения ионного и электронного потоков солнечного ветра. Из-за «враждебности» солнечной атмосферы необходимо было разработать уникальные технологии, чтобы удостовериться, что не только прибор может выжить, но и электроника на борту сможет получить от него данные.

methode%2Ftimes%2Fprod%2Fweb%2Fbin%2Faf906220-4640-11e7-a901-fbc155c10c07.png
Расположение цилиндра Фарадея (Faraday cup) на зонде, а также принцип его действия: по поглощенному току можно рассчитать интенсивность потока электронов.

Сама чаша изготовлена из листов титан-циркония-молибдена, сплава с температурой плавления около 2349 градусов Цельсия. Чипы, которые производят электрическое поле для работы этого датчика, изготавливаются из вольфрама — одного из самых тугоплавких металлов с температурой плавления в 3422 градуса. Обычно для вытравливания измерительной сетки на чаше используются лазеры, однако из-за высокой температуры плавления пришлось использовать вместо этого кислоту.


Другая проблема возникла при создании проводки — большинство кабелей расплавились бы от воздействия теплового излучения в такой непосредственной близости от Солнца. Чтобы решить эту проблему, команда вырастила сапфировые кристаллические трубки в качестве изоляции, а непосредственно провода сделали из ниобия.

Чтобы убедиться, что прибор готов к суровым условиям рядом с Солнцем, исследователям пришлось воспроизвести такое интенсивное тепловое излучение в лаборатории. Чтобы создать достаточный нагрев, экспериментаторы использовали ускоритель частиц и проекторы IMAX. Последние имитировали тепло Солнца, в то время как ускоритель бомбардировал чашу потоками частиц, чтобы убедиться, что детектор может регистрировать ускоренные частицы в таких жестких условиях.

Чтобы окончательно убедиться, что прибор выдержит околосолнечные условия, исследователи поместили его в специальную печь Odeillo, которая концентрирует солнечное тепло через 10 000 регулируемых зеркал. И Solar Probe Cup прошел все испытания с честью — более того, чем дольше он подвергался излучению и сильному нагреву, тем лучше он начинал работать. «Мы считаем, что радиация удалила любые потенциальные загрязнения», — говорит Джастин Каспер, главный исследователь приборов в Мичиганском университете в Анн-Арборе.


four_solaire_odeilllo_fred_berlic.jpg
Так выглядит Odeillo — установка, позволяющая достичь солнечных температур в фокусе этой гигантской линзы.

Космический корабль, охлаждающий сам себя

Кроме шита есть еще несколько хитроумных решений, позволяющих зонду избежать перегрева. Так, без тепловой защиты солнечные панели, которые используются для обеспечения его энергией, могут перегреться. Поэтому при каждом приближении к Солнцу солнечные батареи будут отводиться в тень от теплового щита, оставляя лишь небольшой сегмент под горячими лучами Солнца.

Но при приближении к Солнцу потребуется еще больше защиты приборов от нагрева. Солнечные батареи имеют удивительно простую систему охлаждения: в теневой части будет находиться резервуар с хладагентом и множество алюминиевых радиаторов, а циркулировать жидкость будет благодаря насосам. Такая система охлаждения оказывается достаточно мощной, чтобы охлаждать средних размеров комнату, и будет держать солнечные батареи и приборы в приемлемых для работы условиях даже вблизи Солнца.

Что же играет роль хладагента? Галлон (около 4 литров) деионизированной воды. Хотя существует множество более эффективных химических хладагентов, диапазон температур, при которых космический аппарат сохраняет работоспособность, колеблется между 10 и 125 градусов по Цельсию — очень немногие жидкости могут существовать на всем диапазоне таких температур. Чтобы вода не кипела при 100 градусах, она будет находиться под давлением, поэтому температура кипения будет выше 125 градусов.


Еще одна проблема, возникающая при создании защиты для любого космического корабля — это выяснить, как с ним общаться, ведь толстый щит может мешать распространению радиоволн. Увы, но зонд будет в основном оставаться наедине с собой: для достижения Земли сигналу требуется около восьми минут, то есть если инженеры управляли бы им с Земли, то пока сигнал о неисправности дошел бы до нас, чинить было бы уже нечего.

Таким образом, космический корабль вынужден будет самостоятельно заботиться о собственной безопасности при полете к Солнцу и работе в непосредственной близости от него. Несколько датчиков, размером с небольшой сотовый телефон, прикреплены к корпусу зонда на краях тени от теплового экрана. Если какой-либо из этих датчиков обнаруживает солнечный свет, он предупреждают центральный компьютер, и космический аппарат исправляет свое положение, чтобы держать датчики и остальные инструменты в безопасной тени. Все это должно произойти без какого-либо вмешательства человека, поэтому центральный компьютер и ПО для него должны быть максимально тщательно протестированы, чтобы убедиться, что все корректировки могут быть сделаны «на лету».

Запуск к Солнцу


3-2-bb7d21b789.jpg
Схема полета зонда Паркер к Солнцу.

После запуска зонд Паркер обнаружит положение Солнца, выровняет защитный экран и около трех месяцев будет лететь до нашей звезды, защищаясь от ее губительного излучения щитом.

В течение семи лет запланированного полета космический корабль сделает 24 оборота вокруг Солнца. При каждом приближении к светилу он будет исследовать солнечный ветер, изучать корону Солнца и собирать уникальные данные по атмосфере нашей звезды — и, будучи вооруженным множеством инновационных технологий, мы верим, что он сможет оставаться холодным все это время.

Источник: www.iguides.ru

Шестого ноября солнечный зонд Parker прошёл своё первое серьёзное испытание, пролетев всего в 24 миллионах километров от поверхности Солнца. На первый взгляд может показаться, что не так уж это и близко, но взгляните на изображение, на котором показано постепенное приближение зонда к нашей звезде. В общей сложности запланировано 24 сближения с Солнцем.


Орбитальная диаграмма солнечного зонда Parker с его положением в Солнечной системе на 6 ноября 2018 года. © JHUAPL/NASA

Ещё порядка пары-тройки недель Parker будет самостоятельно собирать информацию, оставшись наедине с собой, так как мощнейшее излучение Солнца буквально лишает его связи с Землей.

Попутно будут отработаны системы защиты зонда как от излучения в целом, так и от высоких температур. Для этого Parker будет постоянно менять свою позицию, чтобы его теплозащитный экран постоянно закрывал его от Солнца.

Согласно заявлению сотрудников Лаборатории прикладной физики Университета Джонса Хопкинса, первым сигналом от Parker будет простой гудок. Как только инженеры получат этот сигнал, вся команда начнёт подготовку к приёму информации.


В 2019 году, в апреле и сентябре, его ждут два перигелия. Затем в декабре зонд совершит второй из семи облётов Венеры, постепенно сокращая траекторию вокруг звезды. Во время своего последнего перигелия Parker пролетит всего в шести миллионах километров от поверхности Солнца – ближе человечество ещё не подлетало к нему.

__________

Друзья, если вам нравится наша работа, подписывайтесь на наш канал и помогите нам развиваться — ставьте лайки, делитесь с друзьями ссылками на статьи, делайте репосты на своих страничках в социальных сетях.

Ссылка на канал в Telegram, который всё ещё работает, а ещё на уютный чатик для дискуссий на научные темы.

Ещё мы работаем над каналом в YouTube. Пока вы можете посмотреть лекции и просто интересные видео, которые мы выкладываем, а любые пожелания и предложения, включая сотрудничество, можете высылать на почту [email protected]

Спасибо, что все вы с нами.

Источник: zen.yandex.ru

Близкий незнакомец

Несмотря на относительную близость — по космическим меркам, конечно, — мы не так уж и много знаем о нашей звезде.

Например, одна из главных загадок Солнца — почему внешняя часть атмосферы звезды в сотни раз горячее, чем поверхность звезды. Это всё равно как если бы нам становилось жарче по мере удаления от костра.


Невооружённым глазом с Земли мы можем наблюдать лишь ничтожную часть солнечного излучения, поэтому Солнце представляется нам очень спокойным и неизменным диском.

Правообладатель иллюстрации NASA
Image caption Примерно так выглядит Солнце на самом деле
Правообладатель иллюстрации NASA
Image caption Или так

На самом же деле его в самом прямом смысле непрерывно разрывают на части мощные взрывы, в результате чего потоки заряженных частиц и электромагнитного излучения — так называемый солнечный ветер — разлетаются на миллиарды километров вокруг.

Это открытие сделал в середине XX века американский астроном Юджин Паркер. Именно в его честь назван аппарат. 91-летний ученый был на месте запуска и попрощался с «Паркером».

На Земле порывы солнечного ветра вызывают северные сияния, магнитные бури и другие явления, известные под общим названием «космическая погода».

Подобные вспышки не только влияют на наше самочувствие, но и вносят помехи в радиосвязь, нарушают работу спутников, а иногда приводят к серьёзным сбоям в электросетях. В 1989 году, например, буря была настолько мощной, что солнечный ветер на несколько часов полностью обесточил канадскую провинцию Квебек, а северные сияния можно было наблюдать во Флориде и в Техасе, где обычно их не бывает.

Правообладатель иллюстрации NASA
Image caption Так выглядит в первые секунды вспышка на Солнце, если снять её в разном световом диапазоне

«Наш мир постоянно омывается солнечной энергией, — объясняет один из руководителей проекта из Университета Джонса Хопкинса Ники Фокс. — Но у нас нет чёткого понимания, что за механизмы несут к нам солнечный ветер, и именно это мы собираемся выяснить».

Однако есть у миссии и совершенно практический смысл. Учёные надеются, что при помощи этого исследования они смогут лучше понять природу солнечного ветра — и, возможно, научиться предсказывать космическую погоду.

Например, в ближайшее время планируется отправить первых людей на Марс. Миссия продлится три с половиной года, и если за время полёта на Солнце произойдёт достаточно интенсивная вспышка, то все астронавты погибнут. На Земле от космического излучения нас защищает магнитосфера планеты, в открытом же космосе укрыться от солнечного ветра невозможно — его внезапный порыв может уничтожить электронику корабля и вызвать необратимые мутации в ДНК экипажа.

В самое пекло

«Паркер» должен ответить на несколько вопросов — в частности, почему ускоряется солнечный ветер, и как заряженным частицам удаётся достигать околосветовых скоростей. Для этого ему нужно будет максимально приблизиться к Солнцу, окунувшись в верхние слои атмосферы звезды.

По словам одной из руководителей миссии Николин Виалл, «у нас есть возможность засунуть градусник в самую корону (так называют внешние слои атмосферы Солнца — Би-би-си) и посмотреть, как поднимается температура».

Правообладатель иллюстрации University of Chicago
Image caption Первооткрыватель солнечного ветра Юджин Паркер в Университете Чикаго

Но как «засунуть градусник» в Солнце так, чтобы он не расплавился?

От палящих лучей зонд укроет беспрецедентная термозащита: экран из многослойного углепластика толщиной около 12 см и сложная система из семи датчиков, задача которой — автономно, без сигнала с Земли, контролировать, чтобы аппарат всегда был повёрнут к Солнцу нужной, то есть защищенной, стороной.

Стоит «Паркеру» хотя бы частично высунуться за защитный экран — и аппарат, на создание и запуск которого потрачено 1,5 млрд долларов, рискует в лучшем случае выйти из строя, а в худшем — превратиться в сгусток плазмы.

Чтобы понять, как 12-сантиметровый экран может защитить от разрушительного жара звезды, нужно помнить о разнице между теплом и температурой. Температура измеряет, насколько быстро движутся частицы, а тепло — общее количество переносимой ими энергии. Частицы могут двигаться с невероятной скоростью (высокая температура), но если их количество невелико, то и передать много энергии они не смогут. Например, вы можете безболезненно ненадолго засунуть руку в разогретую духовку — но не в кипящую воду.

В открытом космосе — в условиях почти полного вакуума — частиц, способных разогреть аппарат, ничтожно мало. Верхние слои солнечной короны чрезвычайно разрежены, и хотя температура там достигает миллионов градусов, защитный экран «Паркера» нагреется только до 1300-1400 градусов.

При этом сам аппарат будет работать в весьма комфортных условиях около 30 градусов по Цельсию, а «хвост» трёхметрового зонда, отвёрнутый от Солнца, и вовсе будет погружён в настоящий космический холод — около 130 градусов ниже ноля. Заднюю часть «Паркера» даже придётся нагревать дополнительно, чтобы могла нормально работать расположенная там электроника.

17 лет ожидания

Владимир Красносельских — сотрудник французского Национального центра научных исследований, его команда отвечает за магнитные датчики одного из четырёх установленных на «Паркере» инструментов под названием FIELDS. Задача прибора — измерять электрические и магнитные поля вокруг аппарата.

Именно разработчикам FIELDS из Университета Беркли принадлежит идея «тараканьих усов» — тонких датчиков, вынесенных за пределы защитного экрана для более точного измерения разности потенциалов электрического поля. Сам Владимир сравнивает их с клеммами автомобильного аккумулятора.

Image caption Владимир Красносельских ждал запуска 17 лет — но с еще большим нетерпением ждет первых результатов миссии

Владимир рассказывает, что изначально параллельно с «Паркером» планировалось запустить аналогичный зонд Европейского космического агентства. Аппараты должны были проводить измерения на расстоянии 10 и 60 радиусов от Солнца, но европейскую миссию пришлось отложить на 2020 год.

Работу над проектом FIELDS Владимир начал ещё в 2001 году — так что этого запуска НАСА он ждал 17 лет. Ученому особенно обидно, что стартовал «Паркер» только тогда, когда ему уже пора на пенсию и он уже не сможет набрать собственную команду для анализа собранной прибором информации.

«Запуск для нас не самое интересное, мы ждём первых данных, — говорит Красносельских. — Ведь до настоящего времени никто ничего подобного не делал. Уникальна не только сама миссия, но и наш эксперимент на ней».

При этом собранные на Солнце данные замеров аппарат сможет передать учёным, только когда вернётся к Земле — точнее, приблизится к ней на минимальное расстояние. А этот «тур» составляет 88 дней — ещё почти три месяца мучительного ожидания после запуска.

При этом пока никто точно не знает, какие именно результаты принесёт миссия — и когда им удастся найти практическое применение.

Владимир грустно шутит, что наука, которой он занимается, с одной стороны, недостаточно фундаментальная, чтобы получать за неё Нобелевские премии (её не удостоился даже сам Юджин Паркер, несмотря на все свои открытия), а с другой — недостаточно прикладная, чтобы на неё охотно выделяли деньги.

«Нам постоянно приходится убеждать людей в том, что то, чем мы занимаемся, действительно нужно, — улыбается Красносельских. — Но давайте дождёмся очередной интенсивной вспышки на Солнце — и тогда все скажут: какую же полезную работу делали эти учёные!»

Источник: www.bbc.com

Хотите — верьте, хотите — нет, но вы бы даже не согрелись.

Температура на поверхности Солнца приблизительно 5 800 K[1],↲Или °C. Когда в значении температуры много цифр, это уже не важно.↳ плюс-минус. Если пробыть там какое-то время, вы превратитесь в пепел, но наносекунда — это не так уж долго. За это время свет успеет пройти почти ровно один фут[2].↲Световая наносекунда — это 0,29981 метра, что возмутительно близко к футу. Я думаю, неплохо было бы переопределить фут как ровно 1 световую наносекунду. Ведь в мире так не хватает путаницы с единицами.Это поднимет очевидные вопросы вроде «Переопределять ли нам и милю, чтобы она продолжала равняться 5 280 футам?» и «Переопределять ли дюйм?» и «Постойте, зачем мы этим занимаемся?». Но кто-нибудь с этим разберется, думаю. Я здесь просто подбрасываю идеи.

На какое расстояние можно подлететь к солнцу

Я предположу, что появитесь вы лицом к Солнцу. Вообще, смотреть прямо на Солнце не стоит, но этого сложно избежать, когда оно заполняет целых 180 градусов обзора.

На какое расстояние можно подлететь к солнцу

За эту наносекунду ваши глаза получат микроджоуль энергии.

Микроджоуль света — это не много. Если уставиться в компьютерный монитор с закрытыми глазами, а потом быстро открыть их и снова зажмуриться (моргнуть наоборот[3]),↲Есть для этого название? Должно быть какое-нибудь слово!↳ ваши глаза получат примерно такое же количество света, как за наносекунду пребывания на Солнце.

За эту наносекунду на Солнце фотоны проникнут в глаза и доберутся до клеток сетчатки. Потом, в конце наносекунды, вы окажетесь дома. А клетки сетчатки еще даже не начнут реагировать. В течение нескольких следующих миллионов наносекунд (миллисекунд) они, поглотив немного световой энергии, включатся в работу и примутся посылать сигналы мозгу о том, что что-то произошло.

На какое расстояние можно подлететь к солнцу

Вы проведете на Солнце наносекунду, но ваш мозг заметит это только через 30 000 000 наносекунд. Вы увидите только вспышку. Она продлится гораздо дольше, чем ваше пребывание на Солнце, и угаснет только после того, как успокоятся клетки сетчатки.

Кожа поглотит совсем немного энергии — примерно 10-5 джоулей на см2 незакрытой кожи. Для сравнения, по стандарту IEEE P1584, процитированному на ArcAdvisor.com, секунда в синем окислительном пламени бутановой горелки дает пальцу 5 джоулей на см2 кожи, что грозит ожогом второй степени. Тепла, полученного за время вашего путешествия на Солнце, будет на пять порядков меньше. Вы не заметите ничего, кроме слабой вспышки.

Но что, если у вас сбились координаты?

Поверхность Солнца относительно прохладная. Тут, конечно, пожарче, чем, скажем, в Финиксе[источник?], но по сравнению с ядром — прямо-таки холодно. На поверхности несколько тысяч градусов, а внутри — несколько миллионов[4].↲Корона — разреженный газ над поверхностью — тоже разогрета до нескольких миллионов градусов, и никто не знает, почему.↳ Что, если провести наносекунду там?

На какое расстояние можно подлететь к солнцу

По закону Стефана — Больцмана можно рассчитать, сколько тепла на вас обрушится, пока вы будете внутри Солнца[5].↲Кроме всего прочего, есть еще прямое воздействие летающих вокруг тяжелых частиц, протонов и прочих, но излучение внесет решающий вклад.Я обману систему и задам собственный вопрос: как вообще работают эти наши перемещения?Процесс телепортации, по идее, каким-то образом избавляется от вещества в конечной точке маршрута, чтобы не смешать путешественника с тем, что было на его месте раньше. Проще всего было бы обменивать материю между двумя точками. Капитан Кирк перемещается на планету, а порция воздуха Капитан-Кирковского объема перемещается на Энтерпрайз.Итак, что же произойдет, если часть солнечного ядра размером с Эй-Джея переместится в заснеженный Колорадо и останется там?Протоны внутри Солнца мечутся со скоростью примерно 350 км/с (что по странным и глубинным причинам составляет приблизительно половину второй космической скорости для Солнца на этой глубине). Освободившись от своего раскаленного соседства, все протоны хлынут наружу, распространяя вокруг световую и тепловую энергию. Величина этой энергии будет находиться где-то между здоровенной бомбой и небольшим ядерным оружием.↳ И расклад не самый удачный. Норма IEEE P1584B для ожогов второй степени будет превышена после одной фемтосекунды в Солнце[6].↲Хотя это не будет считаться ожогом второй степени, пока не пройдет еще несколько пикосекунд, поскольку определение ожога второй степени подразумевает повреждения нижележащих слоев ткани. Чтобы добраться до них, первых нескольких фемтосекунд свету не хватит.↳ Наносекунда — время, которое вы там проведете — равна 1 000 000 фемтосекунд. Добром это не кончится.

Есть и хорошие новости: глубоко внутри Солнца фотоны, переносящие энергию, имеют очень малую длину волны — в большинстве своем они являются смесью из того, что можно назвать жестким и мягким рентгеновским излучением[7].↲<намек_на_книгу_что_если>
Интересно, чего во Вселенной больше: фотонов мягкого рентгеновского излучения или жесткого?
</намек_на_книгу_что_если>↳ А это значит, что они проникнут в ваше тело на разные глубины, разогреют внутренние органы и ионизируют ДНК, нанеся тем самым необратимый урон еще до того, как обжечь вас. Вот я оглядываюсь и вижу, что начал этот абзац словами «есть и хорошие новости». Не знаю, зачем я так поступил.

На какое расстояние можно подлететь к солнцу

В греческом мифе Икар подлетел слишком близко к Солнцу, жар расплавил воск в его крыльях, он упал и разбился насмерть. Но «плавление» — это фазовый переход, то есть функция температуры, меры внутренней энергии, которая определяется как сумма случайных колебаний энергии по времени. Его крылья расплавились не потому, что он подлетел слишком близко к Солнцу, а потому что он пробыл там слишком долго.

Заглядывайте ненадолго, крохотными наскоками — и сможете побывать где угодно.

На какое расстояние можно подлететь к солнцу

Источник: chtoes.li


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.