Сколько суток пробыл корниенко на орбите


Первый полет человека в космос состоялся в 1961 году. С того времени в космосе побывали около 600 человек из 36 стран мира. С 2000 года на Международной космической станции постоянно проживают и работают экипажи, состоящие из нескольких человек. Рекорд по длительности непрерывного пребывания на станции принадлежит россиянину М. Корниенко.

Михаил Борисович Корниенко – российский космонавт–испытатель, герой Российской Федерации. После 2 полета в 2016 году М. Корниенко занял 22 строчку в списке «50 самых влиятельных людей мира», по мнению издания «Фортун». Они сравнили вклад Корниенко в освоение космического пространства с запусками кораблей «Аполлон» и «Союз-19».

Биография

Родился будущий космонавт Михаил Корниенко в апреле 1960 года в городе Сызрань Куйбышевской области. Его детские годы прошли в Челябинске. Обучался сначала в Москве, потом в общеобразовательной средней школе №15 города Челябинска, которую окончил в 1977 году. Высшее образование Михаил Борисович получал в Московском авиационном институте. Ему была присвоена специальность инженер-механик РЖД. Военную службу Михаил Борисович проходил в воздушно-десантных войсках армии СССР. Он был зачислен в 104 гвардейскую воздушно-десантную дивизию Азербайджанской ССР. Демобилизовался в 1980 году в звании младшего сержанта.

Профессиональная биография


Михаил Корниенко не всегда был связан со звездным небом. После окончания МАИ Михаил Борисович около 6 лет служил в милиции Москвы. В 1986-1991 годах он работал инженером на космодроме Байконур и в московском «Конструкторском бюро машиностроения». После чего в течение года возглавлял технический отдел ОАО «Трансвосток».

В 1993-1995 гг. Михаил Борисович становится директором Товарищества с ограниченной ответственностью «Эстэ». В 1995 году Михаил Корниенко снова возвращается в космическую отрасль. Он работает в качестве инженера «Отдела подготовки космонавтов к деятельности вне космоса» в Ракетно-космической корпорации им. С.П. Королева.

Михаил Борисович признался в том, что на его желание стать космонавтом повлиял отец, принимавший участие в поисковых и спасательных работах на аэродроме «Упрун». Корниенко-старший помогал искать самых первых космонавтов, способствовал эвакуации экипажей после их приземления на землю.

В начале февраля 1998 года Михаил Корниенко официально включен в состав отряда космонавтов РКК «Энергия». С начала 1998 года по 1999 год он проходил курс общекосмической подготовки. В результате он успешно прошел государственный экзамен. И в 1999 году Корниенко была присвоена квалификация «космонавт-испытатель».

Участие в космических миссиях


В 2003–2005 годах космонавт Михаил Корниенко начинает активную подготовку в международной команде, как бортинженер Международной станции. К сожалению, из-за трагедии, произошедшей с шаттлом «Колумбия», состав экипажа «МКС-8» (в него входил Корниенко) было решено снять с программы полетов и переформировать. Но это не остановило Михаила Борисовича. Он продолжает тренироваться в составах «МКС-15, 23 и 24».

Первый полет в космос Михаила Борисовича произошел только в 2010 году в составе экипажа «МКС–23244» на транспортном корабле «Союз ТМА-18». В команду он был включен как бортинженер МКС. Полет проходил с апреля по сентябрь в течение 176 дней. Вместе с Корниенко на орбиту отправились Скотт Келли и Сергей Волков.

В марте 2015 года борт корабля «Союз ТМА — 16 М» доставил Михаила Борисовича на МКС во второй раз. Команда космонавтов «МКС-45 / 46» провела на орбитальной станции практически год – 340 дней. В марте 2016 все космонавты успешно спустились на Землю.

Первое интервью:

Свою карьеру космонавт Корниенко не собирается прекращать. Он рассказал в интервью «АиФ» о том, что прошел медицинскую комиссию и его включили в план полетов на 2019 год.

Во время первого и второго полетов Михаил Борисович выходил в открытый космос. Общее время, проведенное вне борта МКС, составляет чуть более 12 часов. За время последнего полета Михаил Корниенко провел более 200 научных экспериментов, обогнул Землю 5440 раз и преодолел около 230 миллионов километров.

Семья


О своей семье Михаил Борисович старается не распространяться. Известно, что у него есть жена — Ирина Анатольевна Корниенко. По образованию она врач и работает в московской поликлинике.

На фотографии Михаил Борисович встречается с женой после полета.

Старший брат космонавта, Корниенко Сергей Борисович, окончил свою службу в звании подполковника. Корниенко Фаина Михайловна, мама Михаила Борисовича, сейчас на пенсии. Отец космонавта, Корниенко Борис Григорьевич, трагически погиб в 1965 году при плановом полете на МИ-6. Он увел загоревшуюся машину от населенного пункта, тем самым спас десятки жизней. Михаил Борисович всегда в своих интервью подчеркивает, что отец стал для него главным примером в жизни.

Награды и достижения

Имеет звание Героя Российской Федерации и награду «Золотая Звезда». Кроме того, Михаил Борисович отмечен знаком «Летчик-космонавт России». Ему вручен «Знак Гагарина» и знак отличия «За заслуги перед родным городом» (город Сызрань).

Интересные факты


Михаил Корниенко увлекается спортом. В 2007 году он покорил гору Килиманджаро. В планах космонавта покорить вершину Эвереста.

Михаил Борисович был кандидатом от партии «Единая Россия» в Государственную думу РФ.

Корниенко перед стартом корабля слушает «Две звезды» в исполнении Аллы Пугачевой.

Несмотря на то, что космонавты редко верят в Бога, Михаил Борисович признается, что уверен в существовании неких «высших сил».

Космонавт в одном интервью рассказал, что из космоса ему нравится наблюдать за коралловыми островами в Индийском океане и пролетать через северное сияние.

Михаил Борисович рассказал о том, что во время одного из своих полетов он посмотрел голливудский фильм «Марсианин», и он ему очень понравился. По мнению космонавта, все в фильме выглядело достаточно реалистично.

Во время конференции после первого возвращения на Землю, Михаил Борисович высказал мнение о том, что люди варварски относятся к планете. Это особенно сильно заметно из космоса. Вырубка лесов, пожары, изменение климата и загрязнение океана отражаются на общем состоянии Земли.

Корниенко рассказал о том, что отец однажды принес ему небольшой лоскут, оторвавшийся от посадочного парашюта, и он по сей день хранит его, как память об отце.

Источник: FB.ru

От первого лица


Юрий Лончаков, начальник ЦПК имени Ю.А. Гагарина, Герой России, летчик-космонавт:

— Научная программа космической экспедиции не заканчивается с посадкой корабля на Землю. В первые дни после возвращения с космонавтами проводится множество исследований, играющих важную роль для будущих экспедиций. Некоторые эксперименты начинаются сразу же после посадки, а некоторые заканчиваются только через полтора года.

Уже вчера Сергея Волкова и Михаила Корниенко доставили в Комплекс предстартовой подготовки и послеполетной реабилитации ЦПК. Теперь несколько недель за их состоянием здоровья будут внимательно наблюдать врачи. Сегодня состоится первый этап научного экспериментального исследования "Созвездие": он оценивает возможности выполнения космонавтом после длительного орбитального полета сложной операторской деятельности. Это очень важно. Для реализации перспективных задач, связанных с полетами к Луне, Марсу и другим планетам, нам необходимо безошибочно прогнозировать, как космонавт сможет работать в условиях тяготения этих планет после длительного воздействия невесомости.

Эксперимент "Созвездие" рассчитан на несколько дней. Для начала Сергей и Михаил на центрифуге будут отрабатывать ручной управляемый спуск с орбиты на поверхность "другой планеты" в двух режимах: динамическом (при вращении центрифуги при заданной перегрузке) и статическом.

Второй этап эксперимента выполняется на четвертый день после посадки экипажа на уникальном тренажере "Выход-2", а также на виртуальной модели ровера. Тренажер имеет активную силокомпенсирующую систему обезвешивания. Космонавты должны отработать внекорабельную деятельность в скафандрах при моделируемой силе тяжести на поверхности Марса — 0,38 от силы тяжести на поверхности Земли.


Справка "РГ"

У кого еще были такие длительные космические полеты?

Владимир Титов и Муса Манаров — 365 суток

Сергей Авдеев — 380 суток

Валерий Поляков — 438 суток

Источник: rg.ru

Биография

Михаил Борисович был рожден 15-го апреля 1960-го года в промышленном городке Сызрань, ныне Самарской области. Будущий космонавт успел поучиться в столичной школе пять лет.


1054;днако следующие четыре года подросток провел в Челябинской области, а именно в городе Южноуральск, где и закончил школу в 1977-м году. После школы был отправлен на службу в советские воздушно-десантные войска.
1042; 1980-м году младший сержант Корниенко устроился на работу в милицию Москвы, где проработал следующие шесть лет. Также в это время Михаил Борисович успевал учиться на вечернем отделении Московского авиационного института, в результате чего получил образование инженера-механика жидкостного ракетного двигателя.


Благодаря приобретенным навыкам и полученному образованию в 1986-м году Михаил Корниенко был принят на работу в Московское Конструкторское бюро машиностроения в качестве инженера-механика.
1053;екоторое время работал на Байконуре. В течение 1992-го года работал директором одного из отделов ООО «Трансвосток», позже в ТОО «ЭСТЭ». А с весны 1995-го года — инженер категории РКК «Энергия».

Космическая подготовка

Наработав 3-хлетний стаж в РКК «Энергия», Михаил Корниенко прошел медицинское обследование и Государственную межведомственную комиссию, в результате чего в феврале 1998-го года был принят в отряд космонавтов данного предприятия. В течение года (март 1998-го – ноябрь 1999-го гг.) проходил общекосмическую подготовку в центре подготовки космонавтов. 1 декабря 1999 года, успешно сдав экзамены, Михаил Борисович получил квалификацию «космонавт-испытатель».

До 2010-го года космонавт Корниенко проходил ряд различных тренировок, в том числе по выживанию в безлюдных местах в течение двух суток, а также симуляция посадки корабля на воду, у берегов Севастополя. Также в 2007-м году Михаил Борисович успешно провел восхождение на высочайшую точку африканского континента – вулкан Килиманджаро.

Первый полет

2-го апреля 2010-го года бортовые инженеры Михаил Корниенко и Трейси Колдвелл-Дайсон, под руководством командира Александра Скворцова стартовали на борту КК «Союз ТМА-18» в роли очередной экспедиции на МКС. Пробыв на станции более 170-ти суток, космонавт Корниенко успел выполнить почти семичасовой выход в открытый космос, в течение которого выполнял намеченные монтажные работы. 25-го сентября 2010-го года экипаж «Союз ТМА-18» был успешно доставлен на Землю.

Космонавта Корниенко президент РФ наградил званием Героя Российской Федерации.

Дальнейшая пятилетняя подготовка Михаила Борисовича включала тренировки на тренажерах космических кораблей, а также тренировку по выживанию зимой в лесисто-болотистой местности, в случае аварийной посадки космического аппарата.

Второй полет

С 2012-го года Михаил Корниенко готовился к относительно длительному полету со Скотом Келли – космонавтом США. Позже в состав экипажа был утвержден выходец из Краснодара, на счету которого было уже 4 полета — Геннадий Падалка. В указанном составе 27-го марта 2015-го года отряд стартовал в направлении российского сегмента на МКС — исследовательскому модулю «Поиск». За время пребывания на станции Михаил Корниенко совершил совместный выход в открытый космос с Геннадием Падалка длительностью в пять с половиной часов. В течение этого времени космонавты сняли исследовательские данные с бортового оборудования, провели осмотр обшивки станции и очистили некоторые иллюминаторы от налета.

Была запланирована первая годовая миссия на МКС. Космонавт Падалка покинул станцию несколько раньше – в сентябре 2015-го, а Михаил Корниенко и Скот Келли пробыли на орбите планеты 340 суток. Особенность данной миссии заключал еще и в том, что на борту станции уже имелось новое оборудование, исследующее физиологическое состояние космонавтов во время такого длительного пребывания в космосе.

2-го марта 2016-го года Михаил Корниенко и Скот Келли на борту другого корабля, уже под руководством Сергея Волкова, отстыковались от станции и отправились домой.

Сколько суток пробыл корниенко на орбите

Источник: SpaceGid.com

01.jpg
На прошлой неделе успешно завершилась годовая экспедиция на МКС Михаила Корниенко и Скотта Келли. Многие знают, что 340-дневная миссия не должна была стать новым рекордом, но тот факт, что в списке длительности полетов она занимает только четвертое место, известен меньше. Длительность космических миссий — это один из индикаторов того, как мы осваиваем космос, насколько мы готовы, например, к полету на Марс. А в начале космической эры каждый час полета высоко ценился в космической гонке. О том, как ставились новые рекорды по длительности космических полетов, сегодняшний рассказ.

Минуты и часы

Изначально длительность полета определяли, одновременно, техника и медицина. Советский корабль «Восток» был спроектирован для многосуточного полета (из-за недублированного тормозного двигателя аварийным способом вернуться на Землю было пассивное торможение об остатки атмосферы, что должно было занять примерно неделю), а американский «Меркурий» мог пробыть в космосе не больше суток. Эти особенности наложились на отсутствие знаний о том, как поведет себя организм человека в космосе. И хотя в первые два года космической гонки обе страны постепенно увеличивали время миссий, по длительности полетов безоговорочно лидировал Советский Союз.

02.jpg
Космонавты СССР по очередности полета, слева направо

108 минут — «Восток-1», Юрий Гагарин, 12 апреля 1961 года. Что любопытно, есть сторонники идеи, что полет продолжался 106 или 113 минут. Всего один виток смотрится сейчас очень коротким полетом, но в то время это был серьезный риск. Врачи пугали, что в невесомости человек не сможет есть, пить, дышать, сойдет с ума, а даже если этого не случится, то у него расслабятся глазные мышцы, глаза изменят форму и космонавт не сможет ничего видеть. Риск, правда, уменьшался тем, что «Востоки» могли летать в автоматическом режиме и смогли бы с большой вероятностью привезти даже потерявшего работоспособность космонавта назад.
В США же не была готова ракета для орбитального полета, поэтому первые две миссии «Меркуриев» использовали менее грузоподъемную ракету, были суборбитальными и длились всего по пятнадцать минут.

25 часов 11 минут — «Восток-2», Герман Титов, 6-7 августа 1961 года. Снова риск — длительность космического полета увеличилась сразу в тринадцать раз. И начали проявляться первые космические неприятности — в полете Титов чувствовал головокружение и тошноту. Проблема адаптации к невесомости до сих пор не решена полностью. Да, мы знаем, как отбирать и тренировать людей, чтобы их меньше тошнило на орбите. Да, мы знаем, как ослабить остроту симптомов (меньше двигаться и стараться не шевелить головой). Но до сих пор ни тренировки ни фармакология не смогли полностью победить космическую тошноту, и примерно половине отобранных и тренированных космонавтов не по себе первые сутки полета.
Полет Титова был очередным серьезным ударом для США. Только спустя полгода первый «Меркурий» вышел на орбиту, но пробыл там всего 4 часа 55 минут — из-за отказа датчика сброса теплозащитного щита миссия была ошибочно прервана досрочно.

94 часа 22 минуты (3 суток 22 часа 22 минуты) — «Восток-3», Андриян Николаев, 11-15 августа 1962 года. На первых сутках полета Николаев выполнил очень важный эксперимент, который сейчас кажется немного забавным — впервые в истории космонавтики отвязался от кресла и примерно час плавал в невесомости. Сейчас без этого никак, но тогда это тоже был риск — а если космонавт не сможет вернуться обратно в кресло? Было бы гораздо сложнее перенести перегрузки и пришлось бы садиться в спускаемом аппарате, который сильно ударялся о землю, без всяких средств амортизации. Но страхи оказались напрасными — плавание в невесомости оказалось очень приятным и совсем несложным. А еще Андриян является первым космонавтом, которому продлили длительность полета — изначально длительность была определена в трое суток, но по состоянию космонавта, после ожесточенных споров на Земле было принято решение продлить полет еще на сутки.

115 часов 55 минут (4 суток 22 часа 55 минут) — «Восток-5», Валерий Быковский, 14-19 июня 1963 года. А в этом полете была впервые проверена еще одна система космического корабля и человека — на третий день Быковский впервые сходил в туалет «по-большому» в космосе. Как и многие достижения первых лет космонавтики это сейчас смотрится забавным, но было бы очень печально, если бы внезапно оказалось, что туалетные вопросы ограничивают движение человечества в космос. Быковскому не повезло — из-за того, что орбита оказалась ниже расчетной, он потерял возможность продления полета до восьми суток. Но, тем не менее, ему до сих пор принадлежит рекорд длительности одиночного полета.
В США же только в 1963 году вышли на рубеж длительности полета в одни сутки. Финальная миссия программы «Меркурий» — «Меркурий-Атлас 9» со специально доработанным кораблем с дополнительными батареями и кислородными баллонами продлилась 34 часа. Что любопытно, и тут не обошлось без туалетных вопросов — проблемы с герметичностью мочеприемника привели к коротким замыканиям, и корабль пришлось сажать практически вручную.

Дни

Американская лунная программа требовала длительных полетов — если не научиться проводить в космосе две недели, то лететь на Луну не будет смысла. Советская же космонавтика страдала от неопределенности с лунной программой, задержек разработки нового корабля «Союз» и повышенного риска запусков кораблей «Восход», которые не имели системы спасения на первых минутах полета. И рекордный полет собак Ветерка и Уголька, пробывших в космосе 22 дня, в человеческие рекорды зачислить нельзя.

03.jpg
Астронавты второго набора США

7 дней 22 часа — «Джемини-5», Гордон Купер, Чарльз Конрад, 21-29 августа 1965. Первый длительный полет очень успешной программы «Джемини», во время которой американцы начали обгонять СССР в космической гонке. Эта миссия чуть не сорвалась из-за проблем с давлением в неосвоенных топливных элементах. На третьи сутки стала шалить система терморегулирования — температура в скафандрах падала до 5° С. Но, несмотря на все проблемы, каждые сутки полет продлевали. Отдельным вызовом стала скука — астронавты не взяли с собой в полет, например, книг, и главным развлечением была шестичасовая уборка корабля.

13 дней 18 часов — «Джемини-7», Фрэнк Борман, Джим Лоувелл, 4-18 декабря 1965. Второй длительный полет при подготовке к полетам на Луну. В этот раз астронавты подготовились и взяли с собой книги. Но полет дался очень тяжело — кабина постепенно заполнялась запахом мочи и немытых тел. Астронавты, как могли, откладывали поход в туалет «по-большому» и решились на это только на десятый день. После посадки астронавты, несмотря на бодрые улыбки, видимые на кадрах хроники, с трудом переставляли ноги. Фрэнк Борман потом вспоминал, что, буквально командовал своим ногам «правая! левая! правая! левая!». Также в ходе полета астронавты потеряли 4-5 килограмм. Но ничего фатального не случилось — на Луну можно было лететь. Кстати, полеты «Аполлонов» не побили этого рекорда, длительность миссии была выбрана очень верно, с запасом.


Фильм об экипаже «Союза-9»

17 суток 16 часов — «Союз-9», Андриян Николаев, Виталий Севастьянов, 1-19 июня 1970 года. Американцы выиграли лунную гонку в 1969 году, и этот полет представлял собой асимметричный ответ — СССР готовился к длительным миссиям и приступил к созданию орбитальных станций. К тому же, надо было перекрыть рекорд американцев на «Джемини-7». Поэтому полет запланировали на 17-20 суток. Полет прошел успешно, без серьезных технических проблем. Космонавты впервые в СССР брились на орбите (что любопытно, им больше понравились электробритвы, а американцам — безопасные бритвы), провели первый в истории космический выходной день, играли в шахматы по радио, а также впервые состоялся сеанс связи с родственниками для психологической поддержки экипажа. Но после посадки обнаружился неприятный сюрприз — состояние космонавтов оказалось хуже ожидаемого, попытки просто стоять на ногах приводили к проблемам с равновесием и повышенному сердцебиению. Медикам пришлось дорабатывать методики физических нагрузок в космосе и алгоритмы реабилитации после полета.

Из сравнения послеполетного состояния астронавтов «Джемини-7» и «Союза-9» адепты лунного заговора пытаются сделать доказательство того, что программа «Джемини», как и «Аполлон», была обманом. Действительно, на первый взгляд сложно сравнить бодро вышагивающих американцев с чуть ли не помирающими после полета космонавтами. Однако, на этот аргумент есть что ответить. Адепты лунного заговора смещают акценты. Американцы испытывали проблемы с ходьбой (цитату я уже приводил выше), а советские космонавты не были на грани жизни и смерти. Если поискать материалы медиков, исследовавших Николаева и Севастьянова, то открывается неприятная, но не критически опасная картина. Позволю себе процитировать статью «Медико-биологические исследования по программе полетов космических кораблей «Союз»» профессора Л.И. Какурина, вышедшую в 1972 году и доступную на сайте РАН:

Сразу после приземления космонавты отмечали общую слабость. Наблюдалось необычное возрастание частоты сердечных сокращений при ходьбе или других незначительных нагрузках. Не только предметы, которыми пользовались космонавты после полета, но и части тела (голова, руки, ноги) субъективно воспринимались как тяжелые. На протяжении 3—4 суток после полета обычная земная гравитация воспринималась как воздействие ускорений в пределах 2—2,5 g. По крайней мере в течение 3 час. после полета космонавтам было трудно сохранять вертикальную позу. Через сутки после полета их походка оставалась все еще неуверенной, и для сохранения вертикальной позы требовались усилия.

Но после 11 дней состояние космонавтов приблизилось к предполетному.
Результаты полета «Союза-9» показали необходимость разработки новых методов сохранения работоспособности после полета. У космонавтов появилась бегущая дорожка, нагрузочные костюмы и вакуумный противоперегрузочный костюм. А время обязательной физической тренировки подняли с получаса до двух часов в сутки. Кстати, проблема реабилитации организма после полета, подозреваю, повлияла и на длительность полета космических туристов — ни один турист еще не был в космосе дольше 15 дней.

Недели

04.jpg
Волков, Добровольский, Пацаев

23 дня 18 часов — «Союз-11», Георгий Добровольский, Владислав Волков, Виктор Пацаев. Следующий этап движения в космос был связан с орбитальными станциями. Станция давала больше места, можно было пополнять припасы грузовыми кораблями и даже менять пилотируемые корабли, если срок работы корабля в космосе оказывался ниже длительности экспедиции. Пионерами в этом деле стал экипаж «Союза-11», который состыковался с первой орбитальной станцией «Салют-1» и проработал там больше трех недель. Опыт «Союза-9» был учтен, и, по данным с орбиты, физическое состояние космонавтов сохранялось нормальным. Увы, Добровольский, Волков и Пацаев погибли при возвращении на Землю, и не было возможности провести послеполетные тесты.

05.jpg
Экипажи станции «Скайлэб»

28 суток «Скайлэб-2»
59 суток «Скайлэб-3»
84 дня «Скайлэб-4» — Джералд Карр, Эдвард Гибсон и Уильям Поуг, 16.11.1973 — 08.02.1974. Очень успешной оказалась американская станция «Скайлэб». В каждом полете ставились новые рекорды по длительности пребывания в космосе. Астронавты успешно сочетали научные исследования, поддержку станции в работоспособном состоянии и заботу о собственном здоровье. По воспоминаниям Карра, доктора шутили, что астронавты вернулись в лучшем состоянии, чем стартовали в космос. Конечно же, это была шутка, после длительного полета у людей уменьшается объем и сила мышц, из костей вымывается кальций, отвыкает от тяжести вестибулярный аппарат. Все эти изменения необходимо исправлять в процессе послеполетной реабилитации. Но, несмотря на все эти проблемы, оказалось, что можно долго и успешно работать в космосе и восстановиться до нормального состояния после полета.

Месяцы

Начиная с какого-то этапа длительные экспедиции становятся похожими друг на друга, потому что экипаж занимается, в целом, четырьмя делами — выполняет научные эксперименты (которых за месяцы на орбите становится очень много), поддерживает орбитальную станцию в работоспособном состоянии (чинит сломавшиеся агрегаты, борется с авариями, апгрейдит станцию), сохраняет собственную работоспособность (два часа физкультуры каждый день, медицинские анализы, земные пейзажи на стене, связь с родными) и несет общественную нагрузку (поздравления, сеансы связи, и прочее и прочее). Поэтому в этой главе я коротко остановлюсь только на рекордах.

06.jpg
Романенко и Гречко

«Салют-6»
Рекорд «Скайлэба» продержался четыре года. Только на станции «Салют-6» советские космонавты побили рекорд американцев — экспедиция Юрия Романенко и Георгия Гречко провела на стации 96 дней. Но новые экспедиции подняли планку в два раза — 139 суток, 175 суток, 184 суток.

07.jpg

«Салют-7»
На «Салюте-7» были установлены два рекорда, которые до сих пор остаются в Топ-10. В 1982 году Анатолий Березовой и Валентин Лебедев провели на станции 211 суток. А в 1984 году Леонид Кизим, Владимир Соловьев и Олег Атьков совершили полет длительностью почти 237 суток.

08.jpg
Валерий Поляков в иллюминаторе

«Мир»
Но настоящей фабрикой рекордов, некоторые из которых не побиты и на сегодняшний день, стал орбитальный комплекс «Мир». В 1987 году Юрий Романенко проработал на станции 326 суток. В 1988 году Владимир Титов и Муса Манаров провели в космосе ровно год. А легендарный Валерий Поляков в 1994-95 годах находился на станции 437 суток. Этот рекорд не побит до сих пор. Кстати, у Полякова получилось не с первого раза — в 1988-89 годах он провел на «Мире» 240 дней, но был вынужден вернуться досрочно из-за консервации станции. А уже после Полякова в 1998-1999 годах Сергей Авдеев проработал на орбите 379 дней.

Источник: lozga.livejournal.com

Для вернувшегося из космоса командира корабля "Союз" Сергея Волкова работа завершена, у Скотта Келли и Михаила Корниенко после годовой экспедиции — продолжается. Ученые подвергнут их уже земным испытаниям, которые должны показать, насколько работоспособен человеческий организм после долгого полета. Эксперимент с Михаилом Корниенко называется "Созвездие". Разработан специалистами ИМБП. Имитирует действия космонавтов при посадке на другую планету.

Это была необычная космическая миссия. Из годовой экспедиции вернулись космонавт Роскосмоса Михаил Корниенко и астронавт НАСА Скотт Келли. А вернул их на землю командир корабля "Союз" Сергей Волков. Представитель первой в мире космической династии. Это был его третий полугодовой полёт.

"Эвакуация проводилась в обычном режиме, несмотря на то, что это был годовой полет, — говорит Алексей Гришин, врач экипажа МКС. — Космонавты помогали нам во время эвакуации в той части, в которой мы им позволяли помогать. Дальше у них началась научная деятельность в медицинской палатке непосредственно на месте посадки".

Если для Сергея Волкова работа завершилась, то у Скотта и Михаила впереди немало испытаний. Сразу после приземления специалисты Института медико-биологических проблем провели "Полевой тест". Когда-то этот Институт был создан для изучения физиологии человека в экстремальных условиях.

"Эксперимент направлен на то, чтобы понять, какова функциональная работоспособность космонавта сразу же после приземления или посадки на какой-то другой космический объект, — говорит Елена Томиловская, заведующая лабораторией ИМБП. — Задумывалось это все потому, что мы собираемся совершать межпланетные полеты. А при посадке на другие космические объекты космонавтов встречать никто не будет, помощи им ждать не откуда. Соответственно мы должны четко понимать, что и в какой период они могут осуществлять без посторонней помощи".

Михаилу Корниенко предстоит сымитировать высадку на другую планету в рамках эксперимента "Созвездие". Через сутки после посадки Михаил уже крутился на центрифуге в ЦПК, отрабатывая алгоритм ручного управления спуска с орбиты. Первый этап эксперимента "Созвездие" Корниенко прошел успешно.

"Здесь, на центрифуге, у нас обычно проходят тренировки по ручному спуску, — говорит инструктор экипажа корабля "Союз" Вячеслав Скакун. — Спуск у нас проходит в автоматическом режиме. Но, как резерв, экипаж может выполнить спуск в ручном управлении. Для этого проводятся тренировки, и до полета Михаил Корниенко проходил эти тренировки. Цель данного эксперимента – проверить, теряется ли навык, и насколько космонавт может выполнить такой спуск после длительного полета. В данном случае – годового.

Михаил Корниенко будет проходить исследования в подмосковном Звездном городке, а Скотт – в Америке. Но цель одна – подтвердить, что организм человека работоспособен после года в невесомости. Ключевое отличие этой миссии от более ранних — новые медицинские приборы на МКС.

"Было принято решение, что мы проводим 14 российских экспериментов, — рассказывает заведующий лабораторией, и.о. заместителя директора ИМБП Георгий Самарин. -Порядка шести пред и послеполетных экспериментов. Это российская часть программы. Американские специалисты предложили участие нашего российского космонавта в 5 американских экспериментах, а мы предложили Скотту Келли – в трех наших. Помимо этого, по 11-ти экспериментам было заключено соглашение: мы делаем свои эксперименты, американские ученые – свои, а после окончания полета обмениваемся данными".

Особое внимание уделялось глазам. В последние годы врачи отмечают, что зрение у астронавтов и космонавтов ухудшается. Поэтому была разработана совместная российско-американская научная программа "Флюд Шифт" или "Перемещение жидкостей".

Корниенко и Геннадий Падалка на орбите проводят эксперимент "Флюид шифт".

"Гипотеза в том, что перемещение жидких средств в организме в условиях полёта в сторону головы создает предпосылки к тому, что при физических напряжениях возникают условия для повышения внутричерепного давления. Возникает градиент между давлением внутричерепным и внутриглазным. Происходит деформация глазного яблока. Оно уплощается", — рассказывает Валерий Богомолов, заместитель директора ИМБП по научной работе.

Однако, если эксперимент "Флюд Шифт" новый, то "Кардиовектор" — серия исследований сердечной мышцы, идет уже много лет. Сердце – главный индикатор многих проблем организма, которые могут возникнуть в условиях минигравитации.

"Кардиовектор – это логическое продолжение тех экспериментов, которые шли еще на станции "Мир", на станции "Салют", а потом и на МКС. То есть, наша лаборатория имеет более чем 50-летний опыт исследования именно сердечно-сосудистой системы. Естественно у нас постоянно возникают новые вопросы, мы ищем на них ответы. Совершенствуем аппаратуру, хотим узнать что-то большее, в том числе, во время годового полета", — говорит Елена Лучицкая, старший научный сотрудник ИМБП.

Второй полет Михаила Корниенко и четвертый его напарника по годовой экспедиции Скотта Келли, был насыщен не только медицинскими и научными исследованиями. Довелось выходить и в открытый космос ремонтировать и обслуживать станцию.

Благополучное возвращение на Землю — была еще одна главная задача Корниенко и Келли. К этому они начали готовиться заранее. И доказали, вернувшись за Землю, что крутили педали космического велосипеда не зря…

"Михаил чувствует себя великолепно, — говорит врач экипажа МКС Алексей Гришин. — Официальные данные я вам не могу сказать, но субъективно он говорит, хотя сегодня только первые сутки после полета, что он себя чувствует даже лучше, чем после своего первого полета, который был в 2010 году".

Эта годовая экспедиция — первая в американской космической истории. Есть и рекорды. Скотт Келли установил сразу два: 340 суток за один полет и в общей сложности — полтора года за его четыре экспедиции. Правда оба рекорда национальные, так как не дотягивают до мировых: 437 суток у Валерия Полякова и 878 по сумме налета у Геннадия Падалки.

"То количество дней, которые я пробыл на орбите, вращаясь вокруг Земли, вполне достаточно на два с половиной полета к Марсу: туда-обратно, туда-обратно и туда…То есть, получается, я улетел и не вернулся. И мне надо слетать обязательно шестой раз, чтобы вернуться",- улыбается Геннадий Падалка.

Говорить об итогах годовой миссии еще рано. Однако, первые данные уже подтверждают – человек может нормально работать на другой планете после долгого космического полета. Теперь уже задача конструкторов и инженеров построить корабль, который долетит до Марса.

Источник: www.vesti.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.