Скафандр гагарина где находится


В центре Вашингтона в нескольких сотнях метров от Капитолия и от Белого дома в Музее авиации и космонавтики в одной витрине выставлены два скафандра — серый блестящий первого американца, совершившего полет вокруг Земли, — Джона Гленна и ярко-оранжевый — Юрия Гагарина. Желтые школьные автобусы каруселью подвозят сюда шумную юную публику. Вход в музей бесплатный.

«Космический костюм Гагарина», выставленный у американцев, не совсем тот — его Юрий Алексеевич надевал на тренировки. Его в 90-х купили на аукционе. И теперь он гвоздь их космической экспозиции. А настоящий полетный скафандр Гагарина — тот, в котором он провел знаменитые 108 минут, хранится в России. Но видели его за эти 55 лет лишь несколько тысяч счастливчиков.

Скафандр гагарина где находится
Первые часы после приземления. Юрий Алексеевич еще в том самом трехслойном термозащитном костюме. Фото: Архив «КП»

В бомбоубежище

По пробкам в подмосковный поселок Томилино — около часа. Въезд в научно-производственное предприятие «Звезда» — с пыльной разбитой улицы. По специальному письму на древних отрывных бумажках с разномастными печатями нам выписывают пропуска, и с сопровождающим мы подъезжаем к административному зданию. Несколько ступенек вниз, в бывшее бомбоубежище. За толстенной дверью с массивными запорами словно в подводной лодке — демонстрационный зал. Костюмы, скафандры на манекенах в шеренгах вдоль стен.

Я бывал в этом подвале много-много лет назад, когда писал об испытателях «Звезды». Только в середине 90-х годов уже седыми эти замечательные люди получили награды за то, что много рисковали здоровьем, на себе проверяя, выдержит ли человек в скафандре ледяную воду, пустынный зной, стремительные ударные нагрузки, от которых крошатся зубы.


Поэтому сразу от двери я шагнул налево. Там под плексигласовым колпаком он — тот самый — скафандр первого землянина. Конечно, хочется его примерить, хотя бы засунуть руки в перчатки, почувствовать то, что чувствовал 55 лет назад Юрий Алексеевич. Но колпак прочен. Да и не влезть в гагаринский скафандр. Рост первого космонавта был 165 сантиметров. 

— Эти три скафандра нам настолько дороги, что мы ни за какие деньги никакому музею их не отдали. Бережем! — говорит у меня за спиной Михаил Николаевич Дудник, ветеран «Звезды» (на НПП «Звезда» хранятся еще полетный скафандр Терешковой и скафандр, в котором Алексей Леонов первым в мире вышел в открытый космос). — Я только пришел после института сюда на работу. И первое, что мне поручили делать как молодому конструктору, — спроектировать клапан дыхания скафандра для кораблей «Восток», — он показывает пальцем на кругляшок под шлемом. — Этот клапан автоматически открывается, когда кончается запас кислорода во время приземления на парашюте. Понятно, если космонавт в сознании — он откроет стекло шлема. Но тогда же не знали, в каком состоянии вернется человек. Боялись, что отключится, а то и с ума сойдет. Поэтому клапан должен был подавать воздух, даже если человек попадет в воду. Мы его сделали по типу чернильницы-непроливашки.

— А есть принципиальные отличия у космического скафандра и скафандра летчиков? — спрашиваю коллегу Дудника — Владимира Ушинина.


— Принципиальных — нет. Есть специальные требования. Космонавты просто сидят в нем в кабине — взлетают и садятся. А пилот должен управлять самолетом. И если что — катапультироваться на большой скорости, выдерживать серьезную нагрузку.

— Но и Гагарин катапультировался!

— На меньшей скорости! Сначала же спускаемый аппарат снижался на парашюте, — добавляет Дудник.

— Сложность гагаринского скафандра в том, что в любом положении человек должен быть спасен. Что бы ни случилось. При разгерметизации на орбите, при нарушении газового состава в кабине. Если он попадет в воду, он не должен был захлебнуться, а перевернуться так, чтобы голова была выше воды.

Скафандр Гагарина — фантастическое даже по нынешним меркам произведение инженерного искусства (см. фото). На Гагарина было надето восемь слоев! Нательное белье. На нем — теплозащитный комбинезон. Он состоял из трех слоев — два верхних — из шелка, внутри шерстяной ватин и… система вентиляции. По специальным каналам подавали воздух, чтобы космонавт не вспотел.

На комбинезон надевался сам скафандр. И он тоже из трех слоев. Внутренний — подкладка. Сверху герметическая оболочка из листовой резины 0,5 — 0,6 мм. Затем — силовая оболочка с системой, которая не давала скафандру слишком раздуваться, когда в нем повышалось давление. Даже если бы ее случайно проткнули — космонавт оставался бы целым и невредимым. 


И только сверху — оранжевая ткань. На «Звезде» ее называют верхней одеждой. Ее задача — чтобы поисковый отряд увидел космонавта издали.  Когда космонавты стали приземляться внутри корабля, от верхнего «гардероба» логично отказались.

И все это сооружение со шлемом, ботинками, перчатками весило всего… 23 кг!

Скафандр гагарина где находится
Фото: Михаил ФРОЛОВ

Пикантный вопрос

Я зависаю, затрудняясь сформулировать:


— А как же это самое? Выполнение естественных надобностей? Пока доберешься! Известно ведь, что с Гагарина у космонавтов пошла традиция — облегчаться перед стартом у колеса автобуса.

— Все продумано! — откликается Ушинин. — Вот видите — две молнии. Нижнюю расстегиваем. Нижнюю часть силовой оболочки расшнуровываем. А на гермоболочке есть так называемый аппендикс. Это ткань, завязанная узлом. Развязываем и, пожалуйста, пользуйся ассенизационным устройством. Его сконструировал Александр Васильевич Меньшиков. Это такая штука в виде ложки. Она вставляется под заднюю часть и под переднюю. В ложке — специальный вкладыш. Можно даже по-большому ходить. Были придуманы специальные шторочки. Если ложка полная, за веревочки дернул, все загерметизировалось — бери пакетик и выбрасывай. К ложке шла труба вентилятора, которая отсасывала это дело. Помню, у нас весь первый цех был завален этими самыми вкладышами.

Потом для скафандра Терешковой сделали женскую модификацию.  

— Насколько сложно было такое сооружение надевать?

— Один человек справлялся. Наш конструктор Виталий Иванович Сверщик снаряжал Гагарина.

— А после приземления Гагарин сам снял скафандр…


— Ну их же тренировали! Молнии открыл. Ботинки расшнуровал… Герметичная оболочка сплошная — из нее он просто выскользнул.

Источник: kp.ua

В 1993 г. «Сотбис» уже пускал с молотка лоты, среди которых были отчёт Гагарина о полёте, его военная форма, логарифмическая линейка Королёва. Тогда же американский миллионер Ричард Гэрриот купил за 68,5 тыс. долларов… «Луноход-2». Если кто не знает, эта «машинка» наглухо припаркована на естественном спутнике Земли — как аппарат остановился на краю лунного кратера в 1973 г., так и стоит там. Но американца это не смутило, и он приобрёл права на «игрушку», которую вряд ли когда-нибудь увидит воочию.

По слухам, на том же аукционе был продан и оригинальный скафандр Гагарина — оранжевый костюм СК-1 со сферическим шлемом, так хорошо знакомый нам по кадрам фото- и кинохроники. Сообщения об этом проскакивали в российских СМИ. Говорят, теперь знаменитый скафандр красуется в Национальном музее авиации и астронавтики в Вашингтоне. Рядом соответствующая надпись: «Gagarin’s space suit» («Космический скафандр Гагарина»). Правда ли это?

— В газетах даже писали, за сколько мы его продали — за 30 тыс. долларов. Но это всё полная чушь! — уверяет Борис Иванов, «хранитель музея» НПП «Звезда», где производят системы жизнеобеспечения лётчиков и космонавтов. — Настоящий гагаринский СК-1, тот, в котором он совершил полёт 12 апреля 1961 года, находится в нашей экспозиции, хотя нас неоднократно просили его продать.


«АиФ» обратился в Национальный музей авиации и астронавтики США.

— Костюм, который был на Гагарине во время полёта, действительно демонстрируется в музее «Звезда» в Подмосковье, — сообщила Кэтлин С. Льюис, куратор отдела истории космоса. — А скафандр, выставленный у нас, является одним из тренировочных костюмов Гагарина, он надевал его при подготовке к полёту. Частный американский коллекционер приобрёл его на аукционе «Сотбис» в Нью-Йорке в декабре 1993 г., а в 1997 г. передал нашему музею во временное пользование.

В постперестроечной неразберихе затеряться могло всё что угодно. Когда закрылся павильон «Космос» на ВДНХ, часть его экспонатов просто валялась на улице. Не исключено, что большинство лотов попало на аукцион «Сотбис» именно оттуда. В 2008 г. состоялась ещё одна распродажа, в основном документов с подписями Гагарина, конструкторов Королёва и Мишина, в том числе копия текста выступления Гагарина перед Госкомиссией: «Благодарю вас за оказанное мне доверие лететь первым в космос!» Все эти бумаги находились в частных коллекциях, и «Роскосмос» тогда только выразил сожаление, призвав российских предпринимателей выкупить документы и вернуть на родину. И вот теперь планируется очередной аукцион, где будет продана капсула корабля «Восток», побывавшая в космосе незадолго до Гагарина. Та же участь ожидает скафандры космонавтов Леонова и Стрекалова.


— Когда продают автографы или вещи, побывавшие в космосе (ручки, конверты, прочую мелочовку), в этом нет ничего страшного. Я сам позавчера давал автографы студентам, а уж Гагарин их раздавал тысячами, — комментирует Владимир Соловьёв, лётчик-космонавт, первый зам генерального конструктора РКК «Энергия». — Любители «космической филателии» всё это коллекционируют, и слава богу. Но есть вещи уникальные, существующие в единственном экземпляре — как тот же скафандр Гагарина. К ним надо относиться с повышенным вниманием и пиететом, как к национальному достоянию. Ведь эти вещи навсегда, и со временем их ценность будет только возрастать. Скажем, у нас в музее РКК «Энергия» находится гагаринский «Восток» — тот самый, на котором он совершил свой полёт. Я стоял возле него сотни раз и всякий раз чувствовал трепет и гордость за свою страну. И разве можно это оценить в денежном эквиваленте, а тем более продать с молотка?

Источник: aif.ru

В феврале 1953 года на завод № 918 в подмосковном Томилине поступил необычный заказ — изготовить скафандр и катапультирующуюся тележку для… собачек. Завод был организован в конце 1952 года на базе одного из корпусов Центрального склада Министерства авиационной промышленности и имел опытное конструкторское бюро и научно-исследовательский отдел. Там должны были заниматься разработкой и изготовлением высотных скафандров для пилотов реактивных истребителей и бомбардировщиков. Ныне это предприятие известно во всем мире под названием «НПП Звезда».


В то время ракетостроители под руководством С. П. Королева готовились открыть новую — космическую — страницу в истории человечества. В случае успешных запусков четвероногих можно было реально думать об отправке в космос человека.

Скафандры для хвостатых космонавтов шили из трех слоев прорезиненной ткани в виде мешка с глухими рукавами для передних лапок и съемным шлемом сферической формы из органического стекла. Скафандр шнуровали на спине животного.

В отсеках вертикально взлетающих ракет монтировали по две тележки с «испытателями». В них устанавливали баллоны с кислородом под давлением 150 атмосфер. Со старта включалась подача кислорода, и на высоте 35 км катапультировалась одна тележка, а на высоте 75-90 км — другая. После этого собак спускали на парашютах, подача кислорода продолжалась до высоты 3-4 км, после чего автоматически открывался лючок, связывающий полость скафандра с атмосферой.

В начале 1960-х годов собак выводили на околоземную орбиту в кабине корабля «Восток». Тележки устанавливали на кресле для космонавта и проверяли как реакцию животных на условия космического полета, так и работу катапультного кресла. В полете скафандры вентилировали воздухом из кабины корабля. Так, в августе 1960 года успешно прошли запуск и приземление ставших всемирно знаменитыми дворняжек Белки и Стрелки.


ГАГАРИН МОГ ОТПРАВИТЬСЯ В КОСМОС В УТЕПЛЕННОМ ТРЕНИРОВОЧНОМ КОСТЮМЕ

Первые эксперименты показали, что для полета в космос человека нет непреодолимых преград, и в 1959 году на 918-м заводе началось проектирование скафандра для первых космонавтов. Однако уже в феврале 1960 года работа была приостановлена, поскольку у создателей корабля «Восток» во главе с К. П. Феоктистовым возникли проблемы с избытком массы корабля и необходимостью жестко экономить на оборудовании. Феоктистов вообще считал, что вероятность разгерметизации кабины значительно меньше, чем появление других ситуаций, грозящих катастрофическими последствиями, и поэтому скафандр, по его мнению, был излишеством. Инженеры из ОКБ-1 предлагали обойтись обычным утепленным костюмом, который мог пригодиться лишь при приводнении.

Споры между изготовителями скафандра и разработчиками корабля продолжались до лета 1960 года, и в дело пришлось вмешаться начальнику ОКБ-1 С. П. Королеву. Выслушав все аргументы за и против, он заявил, что готов «отдать» 500 кг, но чтобы скафандр с системой жизнеобеспечения был готов к концу года.

Специалисты «Звезды», имевшие к этому времени опыт создания скафандров для военных летчиков, с заданием справились. Первого в мире космонавта отправили в его славное путешествие в скафандре СК-1. Кстати, уже на старте обнаружилось, что на скафандре отсутствуют яркие опознавательные знаки, и чтобы после приземления Ю. А. Гагарина не приняли за шпиона (всем был памятен инцидент со сбитым в 1960 году американским летчиком Пауэрсом), инженер «Звезды» Виктор Давидьянц вывел красной краской на уже надетом на Гагарина шлеме надпись «СССР».

Скафандр сшили из двух слоев: силового лавсанового и герметичного резинового. Космонавта также одели в теплозащитный костюм. Запомнившийся всем оранжевый чехол к скафандру, собственно, не относился, и его роль сводилась лишь к облегчению поисковых работ, поскольку корабли «Восток» не имели системы мягкой посадки и космонавт после катапультирования из кабины приземлялся на парашюте.

Для поддержания комфортной температуры скафандр продували через шланг воздухом из кабины. При разгерметизации шланг отсекался, автоматически закрывался иллюминатор шлема и включалась подача воздуха, а затем кислорода из баллонов. Многих трудов стоило и решение проблемы, о которой не принято говорить вслух, а именно создание ассенизационных устройств (см. «Наука и жизнь» № 10, 2001 г.).

В скафандрах СК-1 летали все космонавты-мужчины на кораблях «Восток». Для В. В. Терешковой в «Звезде» изготовили скафандр СК-2, покрой которого учитывал особенности женской фигуры: более узкие плечи и широкие бедра.

ДЫШАТЬ И ДВИГАТЬСЯ

Скафандры типа СК были чисто спасательными, то есть не предназначались для проведения работ на орбите за пределами корабля. В 1964 году было решено осуществить запуск корабля «Восход-2», представлявшего собой модифицированный вариант «Востока», с выходом одного из двух членов экипажа в открытый космос. Для этого проекта нужен был принципиально новый скафандр, способный защитить космонавта от неблагоприятных условий открытого космоса, позволить выполнять определенные операции и имеющий автономную, не связанную с кораблем, систему обеспечения жизнедеятельности.

При разработке скафандра типа «Беркут» для внекорабельной деятельности (ВКД) пришлось искать компромисс. С одной стороны, в скафандре должно было поддерживаться достаточно высокое давление, чтобы у человека не возникло высотных декомпрессионных расстройств — аналога кессонной болезни1 . С другой стороны, давление не должно было сковывать движений космонавта. Дело в том, что в вакууме мягкая оболочка скафандра становится гораздо более жесткой. Например, покрышку футбольного мяча можно мять, сгибать, скручивать. Но стоит накачать мяч, и чтобы просто вмять поверхность покрышки, придется приложить большие усилия. В безвоздушном пространстве скафандр, как и мяч, расправляется, рукава расходятся в стороны, пальцы перчаток растопыриваются. Кроме того, под действием давления скафандр «растет»: подошвы отходят от ступней, с рук сползают перчатки. В таких условиях даже простая съемка на кинокамеру становится тяжелым трудом. Правда, нет худа без добра. Развитие декомпрессионных расстройств идет более интенсивно при резких движениях, а в раздутом скафандре и плавно-то двигаться нелегко.

Эксперименты показали, что оптимальное давление газовой смеси в скафандре должно составлять порядка 400 гПа (0,4 атм) при возможности кратковременного снижения его до 270 гПа. Чтобы сохранить необходимое парциальное давление кислорода, его процентное содержание в смеси, подававшейся из баллонов в наспинном ранце, сделали выше, чем в атмосферном воздухе2.

Как показали дальнейшие события, предусмотрительность конструкторов была совсем не лишней. При возвращении в шлюзовую камеру А. А. Леонов, видимо от волнения, по ошибке начал продвигаться в нее вперед головой. При штатном давлении ему не удавалось перевернуться, чтобы закрыть наружный люк. Снизив давление в скафандре, он смог это сделать, и все закончилось благополучно.

Поскольку выход в космос планировался на небольшое время, то для экономии места решено было обойтись без регенерационной установки: выдыхаемый воздух через предохранительный клапан уходил прямо в космическое пространство.

Скафандр «Беркут» имел еще ряд новшеств: двойную гермооболочку, экранно-вакуумную термоизоляцию, а шлем был снабжен светофильтром. Экранно-вакуумная изоляция, помещаемая под внешним чехлом, представляла собой несколько слоев металлизированной ткани и работала как сосуды Дьюара. Благодаря этому теплообмена между космонавтом и окружающим пространством практически не было.

ПРОДОЛЖЕНИЕ «ПТИЧЬЕЙ» ТЕМЫ

«Беркуты» стали первыми и последними универсальными скафандрами в истории освоения космоса. В них можно было выполнять работы в открытом космосе, а на участке снижения они становились спасательными. С началом полетов кораблей «Союз» руководство космической отрасли отказалось от применения в кабине спасательных скафандров, полагая, что она вполне надежна и гарантирована от разгерметизации. (К сожалению, впоследствии их заблуждение обошлось слишком дорого.)

Пока же было принято решение создать скафандр для длительного пребывания в открытом космосе, позволяющий переходить из одного корабля в другой.

Новый скафандр получил название «Ястреб». Основные изменения коснулись системы обеспечения жизнедеятельности. Ее снабдили элементами регенерации газовой смеси. Выдыхаемый воздух не выбрасывался наружу, а циркулировал по замкнутому контуру. Специальный патрон с гидрооксидом лития поглощал углекислый газ, в испарителе смесь охлаждалась, и там же конденсировалась излишняя влага, а затем смесь подпитывалась кислородом.

Ранец у «Ястреба» из-за этих дополнительных устройств получился довольно большим. Еще при наземных испытаниях выяснилось, что космонавт с ранцем, расположенным за спиной, с трудом протискивается в выходной люк диаметром 660 мм. Выход из положения нашли неординарный: ранец укрепили спереди на уровне ног космонавта.

В январе 1969 года в скафандрах «Ястреб» космонавты Е. В. Хрунов и А. С. Елисеев после стыковки кораблей «Союз-4» и «Союз-5» через открытый космос перешли в другой спускаемый аппарат.

СКАФАНДР ДЛЯ ПОЗЫ ЭМБРИОНА

Катастрофа, повлекшая в июне 1971 года гибель космонавтов Г. Т. Добровольского, В. Н. Волкова и В. И. Пацаева из-за разгерметизации кабины корабля «Союз-11» на спусковом участке, вновь заставила специалистов заняться спасательными скафандрами. Новые костюмы принципиально отличались от первых СК. На стартовом и спусковом участках космонавты в кораблях «Союз» располагались не в креслах, а на специальных ложементах, индивидуально отливаемых по фигуре для каждого члена экипажа. Поэтому шлем скафандра в задней части был мягким, чтобы голова и шея плотно прижимались к ложементу.

Необходимо было учитывать и еще одно условие. Оказалось, что человек лучше переносит перегрузки, находясь не в полулежачем положении, как на первых кораблях, а сгруппировавшись. Поскольку скафандр рассчитывали использовать только при взлете и посадке, то его кроили так, чтобы он наиболее комфортно облегал тело в так называемой позе эмбриона. Благодаря упрощенной системе обеспечения жизнедеятельности масса скафандров составляла всего 9-10 кг.

Скафандры семейства «Сокол», первые образцы которых появились в 1973 году, используют ся космонавтами до сегодняшнего дня.

ЛУННЫЕ КИРАСИРЫ

Еще в самом начале 1960-х годов перед разработчиками космической техники руководство страны поставило задачу готовить пилотируемый полет на Луну. Для лунной экспедиции, разумеется, нужны были особые скафандры. Специалисты предлагали два варианта: уже достаточно отработанный мягкий скафандр с надеваемым на спину ранцем и скафандр полужесткой конструкции, в которой корпус и ранец с системой жизнеобеспечения составляют одно целое. Оба варианта имели достоинства, но после скрупулезного анализа и тщательных сравнений на «Звезде» решили остановиться на полужесткой схеме.

Такой скафандр состоит из жесткого корпуса, или кирасы (в первых разработках кирасу изготавливали из стекловолокна, но позже стали применять более технологичный алюминиевый сплав АМГ-3), и мягких рукавов и штанин. К задней части кирасы на петлях крепился ранец с оборудованием — баллонами с кислородом, патроном для поглощения углекислоты, теплообменником, вентиляторами и еще многим другим оборудованием.

Космонавт не надевал скафандр, а влезал в него сзади, с помощью рычага с кулачком прижимал ранец к кирасе и закрывал шесть замков. Все это происходило гораздо быстрее, чем при использовании мягкого скафандра. Достоинством полужесткой конструкции было и то, что все шланги системы жизнеобеспечения проходили внутри скафандра и не было необходимости делать на корпусе дополнительные вакуум-плотные вводы.

Испытания прошли несколько модификаций скафандра, и наконец удалось найти оптимальный способ крепления рукавов и штанин к кирасе. Он обеспечивал хорошую подвижность и регулировку длины конечностей, так что одним скафандром могли пользоваться космонавты ростом от 168 до 182 см.

Чтобы легче было поднимать и опускать руки в плечевом соединении, установили гермоподшипник (такой же, как в запястье у более ранних скафандров). Благодаря этому новшеству удалось отказаться от режима пониженного давления, и в скафандре оно постоянно поддерживалось на уровне 400 гПа. Регулировку под рост осуществляли силовыми лентами: двумя — по бокам штанин и одной, центральной, — через пах. Силовые ленты ставили и на рукавах, предотвращая «вырастание» скафандра, о котором упоминалось выше.

К 1969 году скафандр «Кречет», предназначенный для выхода на поверхность Луны, прошел полный цикл испытаний, но американцы нас опередили, и вскоре советская лунная программа была свернута.

ДЛЯ ПОСТОЯННОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ

Основные принципы, заложенные в конструкцию лунного скафандра, нашли воплощение в семействе скафандров «Орлан» орбитального базирования. Эти устройства предполагалось постоянно держать на долговременной орбитальной станции и использовать для научных и ремонтных работ в открытом космосе.

Ими могли пользоваться космонавты, находившиеся в данный момент на борту, чтобы не было нужды каждый раз брать с собой в космос персональный скафандр.

Кстати, для «Кречетов» и «Орланов» инженеры разработали особую систему отвода тепла. На земле теплообмен между телом человека и окружающей средой в основном происходит за счет испарения пота, конвекции и излучения. Мягкие скафандры вентилировали газовой смесью, которая использовалась также для дыхания. В земных условиях практически отсутствует кондуктивная составляющая теплообмена. Мы ею пользуемся, разве что грея руки, прижимая их к горячей печке. И именно эту составляющую задействовали конструкторы для полужесткого скафандра.

Перед работой космонавт надевал на тело облегающий костюм, пронизанный сетью тонких пластиковых трубочек. Этот своеобразный радиатор соединялся с теплообменником скафандра в замкнутую систему, по которой циркулировала вода. Она обладает высокой теплоемкостью, поэтому ее требуется совсем немного, чтобы снять большое количество теплоты. Соответственно и насос может иметь незначительную мощность. Такой «кондиционер» отводит до 500 ккал/ч, то есть жара не мучает космонавта даже при тяжелой физической нагрузке.

Космонавт сам регулирует температуру и подачу охлаждающей воды по своим субъективным ощущениям. Если он занят и не может отвлекаться, то подачу воды регулируют автоматы. С помощью приборов по разнице температур на входе и выходе определяется количество удаленной теплоты, а по содержанию углекислоты в выдыхаемом воздухе — затраченная работа. Если эти величины не совпадают, то насос начинает работать соответственно быстрее или медленнее.

Первый выход в космос в полужестком скафандре осуществили на станции «Салют-6» космонавты Г. И. Гречко и Ю. В. Романенко в 1977 году. С тех пор скафандры орбитального базирования постоянно модифицировались. Часть изменений в конструкциях появилась по замечаниям самих космонавтов. Но главную роль играло совершенствование земной и космической техники. Первые «Орланы» были связаны со станцией кабелем из силовых и сигнальных проводов, который, естественно, не способствовал свободе движений и позволял работать лишь неподалеку от шлюзовой камеры. Появление малогабаритных источников тока высокой емкости и мобильных средств связи позволило космонавтам обходиться лишь страховочными фалами.

В настоящее время создана модель скафандра со встроенным компьютером, и теперь космонавт непрерывно получает информацию о состоянии систем скафандра, о возникновении нештатных ситуаций и рекомендации по их устранению. Безопасность работающих в открытом космосе людей стала еще выше благодаря применению устройства под названием «Сейфер» (спасатель), с помощью которого космонавт может вернуться на станцию даже при обрыве фалов.

С 1977 года на орбите использовались 28 скафандров «Орлан». Члены сорока двух экипажей совершили в них 226 выходов в космос и проработали там более 1000 часов.

СКАФАНДР — МОЯ КРЕПОСТЬ

За 45 лет «мода» на космическую одежду неоднократно менялась. Скафандр, в котором Гагарин совершил первый в мире виток вокруг Земли, должен был спасти ему жизнь в случае аварии и помочь продержаться до появления спасателей. Скафандры последних поколений — это уже нечто среднее между костюмом и домом. В такой оболочке космонавт может свыше десяти часов находиться в открытом космосе. Теперь внутри скафандра есть даже запас питьевой воды, чтобы во время работы вне станции у человека была возможность утолить жажду, не возвращаясь на борт.

Редакция выражает благодарность Б. А. Иванову и профессору А. С. Бареру за помощь в подготовке статьи.

Комментарии к статье

1 Подобные состояния возникают при резком понижении внешнего давления, из-за чего растворенный в крови азот выделяется в виде пузырьков и закупоривает сосуды.

2 Кстати, примерно по такому пути пошли американцы, создавая пониженное давление в кабинах космических кораблей за счет насыщения атмосферы кислородом.

См. в номере на ту же тему

Академик О. ГАЗЕНКО — Космонавт должен оставаться человеком земли.

Кандидат физико-математических наук В. СУРДИН — Нужно ли человеку лететь на марс?

Одиноки ли мы во вселенной?

Доктор физико-математических наук А. ЗАЙЦЕВ — Межзвездные радиопослания.

Кандидат физико-математических наук С. ПОПОВ — Поиски внеземного разума в начале XXI века: взгляд скептика.

Вода на марсе.

Источник: www.nkj.ru

Открываем этот самый сайт, ищем, ищем… Есть, вот оно: « №133149…71 Шлем СССР космонавта №1. Стоимость 999 999 р. Собственник: частное лицо. Адрес: Москва, м. Библиотека им. Ленина…»

Далее комментарий продавца (орфография и пунктуация сохранены): «Шлем СССР 1950-1960 г. от скафандра космонавта №1 Таких было всего два. Документы и экспертизы имеются. Сто Процентов Оригинал!»

Действительно, рядом на странице размещены несколько фотографий – общие виды шлема и его отдельных фрагментов со всякими хитрыми замочками, патрубками, клапанами, а также фотокопии тех документов, которые должны удостоверять подлинность данного артефакта.

Корреспондент «МК» не поленился прочитать.

Вот направленное из Института истории естествознания и техники РАН «Экспертное заключение на шлем космического скафандра»: «Шлем серого цвета, подкладка из кожи серого цвета, с жестким двойным остеклением на иллюминаторе… Запирается шлем двумя пружинными замками. Размер шлема: диаметр 970 мм, высота 330 мм. Надписи: СССР, КД-3, №15. Изготовлен на Машиностроительном заводе «Звезда», пос. Томилино Московской области. Предполагается, что шлем шлем от космического скафандра СК-1 (условное обозначение) – означает Скафандр Космический первой модификации для космонавтов-мужчин: Ю. А. Гагарина, Г. С. Титова и других. Изготовлен для тренировки (может находиться в холодной воде 12 часов)».

Данное экспертное заключение, составленное в 2015 году и подписанное директором Института истории естествознания Ю. М. Батуриным, адресовано директору Политехнического музея Ю. В. Шахновской. Видимо, речь идет о целесообразности приобретения данного экземпляра для коллекции Политеха. В резюмирующей части на сей счет говорится: «Предлагаемый к приобретению предмет является подлинным шлемом космического скафандра. Данный шлем дополнит имеющуюся коллекцию «Космические скафандры», заполнив нишу отсутствующего скафандра типа СК-1 , характеризующего первый этап в создании космических скафандров… И его приобретение целесообразно для комплектования фонда музея».

Еще одно экспертное заключение подписано ведущим конструктором «НПП Звезда» Г. С. Парадизовым, датируется декабрем 2014 года и едва ли не дословно совпадает с текстом предыдущего документа. Хотя адресат на этом документе не указан.

Что ж, документы тем не менее выглядят достаточно убедительно. Но относятся они к тому шлему, который собрался покупать несколько лет назад Политех. Неужели музейщики начали теперь распродажу своих фондов? Отнюдь нет. Убедиться в этом удалось, внимательно рассмотрев прилагаемые к объявлению фотографии скафандра. На одной из них изображен его вид сзади, и там четко читается нанесенное красным цветом у нижней кромки обозначение: «№27». То есть это номер продаваемого нынче через Интернет скафандра. А в экспертном заключении что указано? «№15»!

Отсюда можно сделать сразу несколько выводов. Во-первых, прилагаемые продавцом акты экспертизы относятся вовсе не к имеющейся у него вещи, а к совершенно другой (хотя, может быть, и точно такой же). Во-вторых, утверждения, что подобных скафандров «было всего два» и уж тем более, что это «шлем от скафандра космонавта №1» – явный перебор. Как видим, шлемов-то было минимум 27 штук, и кто из участников первых отрядов советских космонавтов (полетевших и не полетевших в космос) каким из них пользовался, узнать теперь невозможно. А если по логике, по хронологии, то Юрий Алексеевич Гагарин как раз должен был надевать при тренировках шлем с самыми ранними номерами. Так что ныне продаваемый артефакт на 99% к космонавту №1 не имеет никакого отношения.

Несмотря на все эти обнаруженные нами накладки, нынешний владелец обозначил за скафандр очень высокую цену – один «лимон». Найдется ли покупатель? Пока, судя по всему, желающих раскошелиться на такую сумму не появилось, хотя объявление о продаже размещено еще 10 августа.

Действительно, зачем платить миллион за СК-1 с непонятной биографией, если можно обзавестись почти таким же за сумму в сотни раз меньшую. На том же сайте продаж удалось обнаружить «альтернативное» объявление, датированное еще 12 апреля нынешнего года: «Товары для тех, кто влюблен в космос. С доставкой по России. Шлем Юрия Алексеевича Гагарина – первого космонавта Земли. Шлем советского космонавта №1 Юрия Алексеевича Гагарина продавец делает на заказ в масштабе 1:1. Срок исполнения работ – 14 дней…»

Источник: www.mk.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.