Падение ракеты на космодроме байконур


24 октября 1960 года на полигоне Байконур в казахстанских степях произошла самая страшная катастрофа в истории мировой космонавтики и ракетной техники. В этот день на старте взорвалась межконтинентальная баллистическая ракета Р-16. По официальной информации, тогда погибло 78 человек (по данным академика Б.Е. Чертока, в тот день жертв было больше — 126 человек). Среди погибших было немало советских конструкторов ракетной техники, а также командующий ракетными войсками СССР — маршал М.И. Неделин. Данная катастрофа стала страшным ударом для российской космической отрасли и ракетостроения.


Позднее, на заседании правительственной комиссии, которая была создана для расследования обстоятельств и причин катастрофы, главный конструктор ракеты Р-16 Михаил Кузьмич Янгель отметил, что число жертв и пострадавших оказалось таким большим, так как с ракетой обращались на «ты», тогда как со столь сложной техникой нужно обращаться на «вы». Но даже самой суровой необходимостью государственной безопасности в наши дни трудно оправдать решение о проведении первого пуска МБР, когда уже на стартовой позиции в ней удалось обнаружить значительные неполадки. Катастрофа, которая повлекла за собой большое число человеческих жертв, была вызвана грубым нарушением правил техники безопасности во время подготовки к пуску и стремлением организаторов успеть осуществить запуск не до конца подготовленной ракеты к приближавшемуся празднику — очередной годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Как и многие катастрофы в СССР, эта долгое время была засекречена. Первые упоминания о катастрофе появились в советской печати лишь в 1989 году.

Окончание Второй мировой войны достаточно быстро ознаменовалось переходом к войне холодной, а также к гонке вооружений, в том числе ядерных. При этом с самого момента появления ядерного оружия в СССР и США стали задумываться над средствами его доставки на территорию вероятного противника. США в этом отношении было гораздо проще, американцы располагали мощным флотом стратегических бомбардировщиков, а также сетью военных баз недалеко от границ Советского Союза.


СР вынужден был парировать эту угрозу. Среди прочих вариантов в стране активно разрабатывались межконтинентальные баллистические ракеты (МБР). 17 декабря 1959 года главный маршал артиллерии Митрофан Иванович Неделин был назначен первым главнокомандующим Ракетными войсками стратегического назначения (РВСН), а уже 20 января 1960 года на вооружение Советской Армии была принята МБР Р-7, созданная ОКБ-1 под непосредственным руководством С. П. Королёва.

Однако с данной ракетой было достаточно проблем. В первую очередь, она была очень большой, дорогой и сложной в обслуживании. Константин Николаевич Руднев, председатель Госкомитета СССР по оборонной технике, говорил: «Если сосчитать весь объем затрат на каждый пуск ракеты, то окажется, что мы стреляем городами». Помимо этого, громоздкие стартовые позиции МБР Р-7 были слишком уязвимыми и открытыми для первого ядерного удара, а сами ракеты требовали для подготовки к старту большое количество времени — более суток, также они могли оставаться в заправленном состоянии всего несколько часов, больше было просто нельзя.

К концу 1950-х годов США поставили на боевое дежурство 40 межконтинентальных баллистических ракет. В противовес американцам Советскому Союзу необходимо было в кратчайшие сроки создать и развернуть свои боевые МБР, которые могли бы с территории СССР поражать стратегические объекты противника. При этом роль надежного ракетно-ядерного щита страны решили отвести ракете Р-16.


Конструктор ОКБ-586 (в будущем КБ «Южное») Михаил Кузьмич Янгель был категорически против ракет на криогенном топливе (то есть королёвских), предлагая свои — на высококипящих компонентах, которые оставались жидкими при обычной температуре: керосине и азотной кислоте. Начиная с 1957 года, он работал над своей ракетой Р-16, в которой использовались самые ядовитые компоненты — несимметричный диметилгидразин (ДМГ, в просторечии — гептил) в качестве топлива и растворенный в азотной кислоте тетраоксид диазота (амил) в качестве окислителя. Но насущная необходимость создания МБР длительного хранения превышала все риски. Как показал дальнейший опыт испытаний и эксплуатации ракет среднего радиуса действия Р-12, их можно было держать готовыми к старту на протяжении месяцев и даже лет.

В сентябре 1960 года первая собранная ракета Р-16 была отправлена из Днепропетровска, где располагалось КБ, на Байконур. 26 сентября ее доставка на полигон была завершена. С этого момента начался трудный и долгий процесс испытаний. 23 октября 1960 года межконтинентальную баллистическую ракету заправили компонентами топлива и сжатыми газами на пусковой площадке полигона под №41.

Стартовая позиция для ракеты Р-16 представляла собой покрытую бетоном площадку с пусковым столом, расположенным в центре. Вокруг стола находилась закрытая сверху металлическими решетками канава-приямок, предназначенная для сбора компонентов ракетного топлива, которые могли пролиться во время процедуры заправки МБР. Из этой канавы топливо по трубопроводу отводилось в специальный приемный бак, находящийся в подземном помещении. Недалеко от стартового стола в специальном автобусе находился передвижной КП для руководителя работ по подготовке ракеты к запуску. Испытатели ракеты Р-16 назвали этот командный пункт «банкобусом».


В 8-10 метрах от площадки располагался наклонный спуск, который вел в подземное помещение, находящееся под стартовым столом, здесь были смонтированы дизель-генераторы на случай отключения сети электропитания, разнообразные коммуникации и аппаратура, весы для взвешивания ракеты. Примерно в ста метрах от старта находился служебный одноэтажный корпус, в котором размещались стартовые подразделения воинской части, конференц-зал и кабинеты главных конструкторов. Между стартовой площадкой и служебным корпусом находился подземный бункер. Это был КП, откуда поступали все команды по управлению пуском МБР. Территорию старта окружал довольно широкий ров, а за ним было расположено ограждение из колючей проволоки.

Пусковой стол, который принимал огромный вес заправленной топливом ракеты, представлял собой достаточно массивное кольцо с четырьмя регулируемыми опорами, на эти опоры устанавливались кронштейны ракеты. Это кольцо опиралось на 4 колонны, которые уходили в мощную плиту, расположенную на бетонном фундаменте. В центре стартового стола находился конусообразный отражатель, предназначенный для отвода выхлопных газов из камер сгорания двигателя Р-16. При этом стартовый стол вместе с ракетой мог поворачиваться вокруг вертикальной оси, данную операцию выполняли при наведении ракеты Р-16 в плоскость стрельбы.


Тележку с МБР Р-16 подкатывали к стартовому столу и крепили к специальным упорам, которые были вмонтированы в бетонированную площадку. С противоположной стороны к столу подводили установщик и при помощи механизма подъема и тросов Р-16 переводили в вертикальное положение. Подъем огромной ракеты представлял собой величественное зрелище: 30-метровая громадина вместе с пристыкованной к ней на стартовой площадке головной частью и транспортировочной тележкой медленно разворачивалась и поднималась в вертикальное положение, после чего на время зависала в воздухе над стартовым столом, а затем опускалась на его опоры. После этого выполнившую свое предназначение тележку убирали со старта. Для того, чтобы ракету не опрокинули сильные порывы ветра, она крепилась к стартовому столу специально предусмотренными для этого стяжками.

Сам маршал Неделин, который очень сильно был увлечен новой ракетной техникой, лично вылетал к местам посадок космических аппаратов, хотя его должность и не требовала подобной самоотдачи. Помимо этого, маршал наблюдал испытания первых в СССР атомных и водородных бомб. Когда во время строительства на Байконуре бетонного бункера управления специалисты отметили, что в нем можно будет выпить чаю даже при прямом попадании ракеты, Неделин отметил, что пить чай в такой ситуации лучше километрах в пятидесяти от этого места. По мрачной иронии судьбы, именно 24 октября 1960 года маршал находился вне защищенного бункера.


Испытания новой ракеты проходили ровно, без каких-то особенных проблем вплоть до 18 часов 23 октября. В этот момент из-за дефектов пульта подрыва вместо защитных пиромембран магистрали окислителя второй ступени были прорваны пиромембраны магистрали горючего первой ступени ракеты. Прошло несколько минут и самопроизвольно сработали пиропатроны отсечных клапанов газогенератора маршевого двигателя первой ступени. Как впоследствии было установлено, из строя вышел главный токораспределитель.

Неисправности были достаточно серьезными. Технически ракету можно было снять со стартового стола, однако тогда пришлось бы сливать с нее топливо, перебирать двигатели, а из-за агрессивности используемого топлива проводить нейтрализацию баков и магистралей, заменять все имеющиеся уплотнители — их создатели гарантировали, что при прорванных защитных мембранах в магистралях все уплотнители продержатся не больше 24 часов. На подготовку к запуску второй ракеты Р-16 понадобилось бы не меньше месяца. По этой причине было принято решение заменить главный распределитель, отсечные клапаны газогенератора и продолжить работы с ракетой. Утром 24 октября сработавшие пиропатроны поменяли при помощи обычного паяльника.

После катастрофы ракеты-носителя лунного спутника Е-3, которая произошла 19 апреля того же года и, по счастью, обошлась без человеческих жертв, Королёв договорился с Неделиным о специальном постановлении Госкомиссии, по которому все ненужные при старте ракеты люди должны были быть эвакуированы подальше, а остающиеся на ИП-1 (измерительный пункт), должны были находится в окопах. Однако в этот раз вокруг ракеты Р-16 находилось большое число специалистов, которые занимались подготовкой ее к старту, а также других людей — всего около 250 человек.


24 октября примерно в 18:45 произошел пожар — самопроизвольно запустился маршевый двигатель второй ступени. Среди других команд программный токораспределитель (ПТР) второй ступени ракеты Р-16 был приведен в нейтральное положение. По пути в нейтральное положение ПТР подал питание на схему запуска двигателя второй ступени ракеты. По планам конструкторов это был резервный вариант на тот случай, если после завершения работы двигателя первой ступени по штатным каналам не пройдет команда на запуск двигателя второй ступени. При этом все предохранители, которые могли бы помешать такому запуску, на тот момент были уже сняты, их сняли, когда искали неисправности ракеты. Огнем от включившегося двигателя прожгло днище бака окислителя, а затем и бака горючего первой ступени. В результате практически мгновенно вспыхнули более 120 тонн компонентов ракетного топлива. Последовавший далее взрыв разметал горящие компоненты топлива на сотни метров вокруг. После запуска второй ступени ракеты Р-16 и возникшего пожара автоматически включились кинокамеры, которые должны были запечатлеть ход проводимых испытаний. Благодаря работе этих камер, до нас дошли жуткие кадры катастрофы с людьми, которые пытались избежать смерти в океане охватившего их пламени.


Пожар и последовавшие за ним взрывы превратили стартовую позицию в настоящий ад. От центра стартового стола с огромной скоростью разбегались в стороны концентрические волны огненного смерча, которые уничтожали все на своем пути. Взрывное возгорание шло практически лавинообразно. И хотя оно продолжалось по времени не больше минуты, огонь распространился на десятки метров во все стороны. Компоненты топлива из баков ракеты Р-16 выплескивались на стоявших вблизи нее испытателей. Огонь практически мгновенно пожирал тех, кто был ближе всего к ракете, а ядовитые пары вызывали смертельные отравления. Спасаясь от огня, люди пытались убежать как можно дальше, но из-за очень высокого уровня температуры на них как факел вспыхивала одежда, многие сгорели, не успев сделать даже нескольких шагов. Некоторые, уже очутившись в безопасной зоне, пытались перебраться через колючую проволоку и запутывались в ней, некоторые упали в приямок, с которого перед пуском были сняты решетки. В него стекало разлившееся топливо, упавшие туда люди обожглись скопившейся кислотой.

Пожар на стартовом столе продолжался и после выгорания компонентов ракетного топлива. Пламя бушевало на объекте несколько часов. Горело все, что только могло гореть: оборудование, различные агрегаты и сооружения, проложенные кабельные коммуникации. Расплавились и горели баки ракеты Р-16, в пламени уцелели только рассчитанные на воздействие высоких температур двигатели первой и второй ступени ракеты, которые были произведены из специальной жаропрочной стали.


Во время катастрофы часть людей спасла мгновенная реакция: не теряя ни секунды, они постарались убежать как можно дальше. Часть таких счастливчиков отделалась лишь ожогами. Сам конструктор, который практически все время проводил на стартовой площадке, буквально за минуту до катастрофы решил закурить. Янгель не стал курить на месте запуска, как позволяли тогда себе некоторые начальники, он дисциплинированно отошел в специально обустроенную курилку. Таким образом, курение спасло жизнь ему и еще нескольким сопровождавшим его людям. В то же время десятки людей погибли в пламени практически мгновенно или скончались позднее от страшных ожогов. Сам Янгель вскоре был сражен обширным инфарктом, который в его жизни был уже вторым по счету, но в итоге остался жив.

При взрыве МБР Р-16 погибли главнокомандующий РВСН Главный маршал артиллерии М.И. Неделин, а также замминистра общего машиностроения СССР Л.А. Гришин, жертвами катастрофы стали многие конструкторы, техники, инженеры и военные. В некоторых источниках говорилось о том, что от маршала Неделина остались золотая звезда Героя Советского Союза, наручные часы и погон; по другим данным — металлический ободок маршальской фуражки и пуговица. Но очевидцы произошедшего говорили, что в непосредственной близости от ракеты из-за высокой температуры пламени от людей остались только черные пятна на сером асфальте — это были тени от полностью сгоревших тел испытателей. Все остальное просто испарилось в море огня.


Сподвижник Королёва Борис Евсеевич Черток достаточно жестко отреагировал на неудачу конкурентов, высказавшись о том, что всего одна ракета Р-16, даже не стартовая, без взрывчатки на борту (боевая часть ракеты была заполнена балластом), смогла убить больше людей, чем десяток немецких ракет Фау-2, упавших на Лондон в годы Второй мировой войны. Комиссия по расследованию обстоятельств произошедшей на Байконуре катастрофы сделала следующие выводы: «Руководители испытаний продемонстрировали излишнюю уверенность в безопасности работы всего комплекса». При этом наказывать по итогам катастрофы никого не стали — непосредственные виновники случившегося уже сами наказали себя.

Катастрофа межконтинентальной баллистической ракеты Р-16 стала не единственным отказом ракетной техники в те дни. 10 октября 1960 года при первой попытке запуска ракеты на Марс произошел отказ двигателя третьей ступени — в двигатель не поступал керосин. Вторая попытка, которая была предпринята 14 октября, также оказалась неудачной: ракеты даже не смогли выйти на околоземную орбиту, хотя предполагалось, что они смогут долететь до Марса.

Николай Петрович Каманин, организатор и руководитель процесса подготовки первых космонавтов, по горячим следам произошедших катастроф и аварий записал в своем дневнике, что настоящие причины постигших отрасль неудач не рискнет установить никто. По его словам, пуски ракет были приурочены к визиту Хрущева в Нью-Йорк, а также его выступлению в ООН, поэтому в процессе подготовки к запускам была допущена преступная неорганизованность и спешка. Черток считал, что ракету Р-16 спешили испытать до празднования Великой Октябрьской Социалистической революции 7 ноября 1960 года. На тот момент времени «космическая политика» нередко оказывала поддержку политике Хрущева, который, естественно, не оставался внакладе.

84 погибших солдата и офицера были похоронены на Байконуре в братской могиле. Гражданских специалистов без лишнего шума хоронили в тех городах, где они работали и жили. 26 октября 1960 года советская пресса официально сообщила о том, что Главный маршал артиллерии и главнокомандующий ракетными войсками стратегического назначения, Герой Советского Союза, кандидат в члены ЦК КПСС, депутат Верховного Совета Союза ССР, герой Великой Отечественной войны Митрофан Иванович Неделин погиб при исполнении своих служебных обязанностей. Сообщалось, что маршал погиб в результате авиационной катастрофы.

Разрушенная в результате взрыва и последующего затем пожара стартовая площадка была довольно быстро восстановлена, это удалось сделать за 3 месяца. 2 февраля 1961 года здесь состоялся первый после катастрофы пуск МБР Р-16, который в целом был признан удачным. В этот раз возле ракеты находилось не более 20 человек, а Янгель наблюдал за стартом, как это и полагалось делать, из бункера. По словам очевидцев запуска, наземный старт ракеты Р-16 был очень красивым. Летные испытания ракеты Р-16 были официально завершены только в феврале 1962 года, после чего данные ракеты стали основой группировки советских межконтинентальных баллистических ракет.

После катастрофы на космодроме Байконур была внедрена строгая система контроля действий каждого человека, который находился у любой ракеты в день ее запуска. Несмотря на это, ровно через 3 года после «катастрофы Неделина» (как данное событие назвали на Западе) произошла еще одна катастрофа. 23 октября 1963 года при подготовке к пуску учебной ракеты Р-9А из шахты во время заправки по неосторожности был пролит керосин. В результате загазованность шахты кислородом была превышена в 1,5 раза. На следующий день, 24 октября 1963 года, расчет ракеты обнаружил, что при входе в телеметрическую комнату не горит одна из лампочек. При замене перегоревшей лампочки от случайной искры накопившиеся пары керосина вспыхнули, в шахте начался пожар, который в итоге привел к гибели 8 участников испытаний. С тех самых пор 24 октября ракеты с космодрома Байконур не запускают — в этот день здесь вспоминают всех тех, кто погиб при покорении космоса и создании стратегического ракетного щита страны.

Источники информации:
http://warspot.ru/4221-katastrofa-nedelina
http://www.nkj.ru/archive/articles/8244
http://svpressa.ru/society/article/32604
Материалы из открытых источников

Источник: topwar.ru

Последствия и причины аварии

До выяснения причин падения ракеты-носителя «Союз-ФГ» с кораблём «Союз МС-10» с космонавтом Алексеем Овчининым и астронавтом Ником Хейгом на борту «Роскосмос» приостановил любые пуски ракет с пилотируемыми кораблями. Расследованием инцидента займётся специальная комиссия. Глава NASA Джим Брайденстайн пообещал, что американская сторона проведёт своё тщательное расследование инцидента на Байконуре.

Одной из вероятных причин нештатной ситуации анонимные источники в ракетно-космической отрасли России назвали плохое крепление при отделении блоков второй ступени, одно из которых могло зацепить центральный блок и тем самым спровоцировать потерю ориентации второй ступени, в конечном итоге приведшую к срабатыванию аварийного выключения двигателей второй ступени. Производитель двигателей первой и второй ступеней ракеты «Союз-ФГ», самарское предприятие «Кузнецов», отказался комментировать СМИ случившееся до полной расшифровки данных телеметрии.

Инцидент 11 октября стал единственным за последние 35 лет сначала в советской, а затем и в российской пилотируемой космонавтике. Но аварии случались не только с «Союзами», но и с так называемыми гептиловыми убийцами – ракетами семейства «Протон».

5 апреля 1975 года – «Союз-18-1»

Корабль «Союз-18-1» стартовал на одноимённой ракете-носителе с Байконура, чтобы доставить экипаж из двух космонавтов на станцию «Салют-4». Из-за отказа третьей ступени ракеты-носителя полёт закончился в аварийном режиме. На 261-й секунде полёта по программе должно было произойти отделение второй ступени ракеты, однако этого, как и 11 октября 2018 года, не случилось, ракету стало раскачивать. Сработала автоматическая система отделения возвращаемого аппарата от ракеты. Во время спуска космонавты испытали невероятную пиковую перегрузку в 20 g (по другим источникам – даже 26 g).

Спускаемый аппарат приземлился недалеко от границы с Китаем, в Восточно-Казахстанской области на заснеженный склон горы и начал скатываться вниз. За 152 метра до обрыва опасный спуск был прекращён благодаря парашюту, зацепившемуся за растительность. Космонавты, уверенные, что аварийно сели в КНР, чётко следуя инструкции, сожгли документы, касающиеся некоторых экспериментов, которые были запланированы для выполнения на орбите. Спасатели только со второй попытки смогли эвакуировать космонавтов Василия Лазарева и Олега Макарова.

В 2015 году выяснилось, что пилотов эвакуировали всё-таки с территории Монголии. Результаты расследования по традиции тех лет были засекречены.

28 сентября 1983 года – «Союз Т-10-1»

Ровно 35 лет назад произошла последняя в истории пилотируемой советско-российской космонавтики серьёзное ЧП. Космический корабль «Союз Т-10-1» должен был доставить третью основную экспедицию к орбитальной станции «Салют-7», но за 48 секунд до старта произошло возгорание топлива ракеты-носителя. После этого по команде от наземного ЦУПа активировалась система аварийного спасения, отстрелившая спускаемый аппарат с экипажем, который через 5 минут 13 секунд полёта по баллистической траектории и спуска на парашюте приземлился примерно в 4 километрах от стартового комплекса. В истории мировой космонавтики это был единственный случай, когда отстрел спасательной капсулы с космонавтами произошёл прямо на стартовом столе.

Человеческих жертв во время аварии не было. Космонавты испытали серьёзные перегрузки, но обошлось без последствий для их здоровья. Была серьёзно повреждена стартовая площадка, с которой происходили исторически значимые запуски первого искусственного спутника Земли и корабля с первым космонавтом планеты – «Гагаринский старт». Ракета-носитель была полностью уничтожена. Сгорело 180 тонн горючего, была сорвана программа запусков к станции «Салют-7». Пожар на стартовом комплексе был настолько масштабным, что мог добраться до бункера управления и дополнительных ёмкостей с топливом. Аварийно-спасательная группа, использовав всю имеющуюся на космодроме технику, возгорание локализовала. Полностью его ликвидировать удалось только лишь через 20 часов.

«Протон» – закат эпохи гептила

Ракеты-носители тяжёлого класса «Протон» – главные в истории освоения космоса грузовики. Запускались они чаще всего в истории. Все поколения РН «Протон», согласно открытым данным, стартовали с космодрома Байконур 415 раз. Полностью успешными стали 370 пусков, частично успешными – 9, а 36 эпизодов закончились аварией на различных стадиях старта или запуска.

Первым серьёзным инцидентом ракеты-носителя «Протон-К» на заре независимости стала авария второй ступени 27 мая 1993 года. Тогда не удалось вывести на орбиту один из спутников связи, космический аппарат «Горизонт №39Л».

С 1996 года российская сторона, уже 2 года как получившая космодром от Казахстана в долгосрочную аренду, начинает серию коммерческих запусков, которые время от времени заканчиваются неудачами.

5 июля 1999 года – «Протон-К» с РБ «Бриз-М»

Первый пуск главного космического грузовика в истории с новым разгонным блоком «Бриз-М» завершился полным провалом. По непонятным причинам произошёл взрыв двигателя на 277-й секунде полёта. Технологии развивались, а «Бризы» нового поколения должны были помочь семейству «Протон» выводить на орбиту всё больший объём грузов. Россия надеялась серьёзно влиять на рынок коммерческих запусков и была готова поглотить едва ли не весь имеющийся на тот момент спрос. Есть предположения, что российские учёные торопились с доработкой нового разгонного блока под давлением чиновников.

Производителем РБ «Бриз-М», как, собственно, и всех ракет серии «Протон», является Государственный космический научно-производственный центр имени Хруничева. Этот центр затем изготовит (в 2006 году) первый национальный спутник связи для нашей страны – KazSat-1, который потом наша страна потеряла. Космический аппарат прослужил чуть больше двух лет из заявленных производителем 15. Казахстанская сторона при этом получила страховые выплаты.

Старты после аварии 5 июля 1999-го возобновили лишь спустя 11 дней, сразу после выплаты российской стороной компенсации. Последний полёт серия ракет-носителей «Протон-К» выполнила 30 марта 2012 года. С 1991 по 2012 год произошло всего три аварии этого поколения грузовиков, чего не скажешь про следующее – «Протон-М». С 2001 по 2018 год на Байконуре произошло сразу 9 крупных ЧП, и каждое заканчивалось крупным межгосударственным скандалом и разбирательством.

5 сентября 2007 – «Протон-М» с РБ «Бриз-М»

Дорогой и современный японский телекоммуникационный спутник JCSAT-11 так и не попал на орбиту. Авария произошла на 129-й секунде полёта. Ракета упала в 40 км от Жезказгана. Обломки космического аппарата упали на территории Казахстана, рассыпавшись в зоне площадью 50 на 18 километров по направлению трассы полёта. По результатам исследований было выявлено локальное загрязнение почвы компонентами ракетного топлива и их производными. Речь про ядовитый гептил. Из-за недовольства казахстанской стороны пуски приостановили больше чем на 2 месяца.

Неразделение первой и второй ступеней ракеты произошло из-за непрохождения команд до пироболтов. Позже выяснилось, что был повреждён кабель на межступенной ферме. Причиной повреждения кабеля оказался некачественный изолирующий слой, то есть первый в истории российской космонавтики серьёзный производственный брак. С этого времени человеческий фактор стал главным виновником космических ЧП.

5 декабря 2010 года – «Протон-М» с РБ «ДМ-03»

Из-за неудачного запуска были утрачены сразу три спутника «Глонасс-М», которые должны были завершить наконец многолетнее формирование российской глобальной навигационной системы ГЛОНАСС. После, казалось бы, удачного старта разгонный блок «ДМ-03» производства РКК «Энергия» вместе с космическими аппаратами упал в Тихий океан.

Согласно выводам комиссии, расследовавшей инцидент, все ступени и системы ракеты-носителя «Протон» отработали штатно, а спутники были утрачены, потому что в разгонный блок «ДМ-03» из-за ошибки в формуле расчёта конструкторской документации залили 1,5 тонны лишнего топлива. Неточность в инструкции по эксплуатации системы контроля заправки нашли не сразу.

2 июля 2013 года – «Протон-М» с РБ «ДМ-03»

В 2013 году авария вновь случилась, когда на борту находились три спутника системы ГЛОНАСС. Видео падения ракеты на 32-й секунде после старта и результаты расследования опубликовали все крупные мировые СМИ.



Оказалось, что потеря стабилизации по каналу рыскания произошла из-за нештатного функционирования датчиков угловых скоростей (ДУС). Причиной аварии на десятки миллионов долларов стала неправильная установка датчиков при сборке ракеты ещё в ноябре 2011 года. Датчики были перевернуты на 180 градусов, что привело к получению системой управления ракеты некорректных данных о её ориентации.

Виновных нашли только спустя два года, уголовные и условные сроки получили сразу трое сотрудников уже скандально известного Государственного космического научно-производственного центра имени Хруничева – электромонтажник специзделий, мастер и контролёр.

Ущерб для экологии Казахстана наши чиновники оценили в 14 млрд тенге, а потери России – в 100 млн долларов.

28 апреля 2015 года – «Союз-2.1а» с ГК «Прогресс М-27М»

Стартовавшая с Байконура ракета «Союз-2.1а» не смогла вывести на расчётную орбиту грузовой корабль «Прогресс М-27М». Последний направлялся к МКС. 8 мая того же года он сошёл с орбиты и сгорел в плотных слоях атмосферы, фрагменты корабля упали в воды Тихого океана на 900 км западнее Маркизских островов.

Причина невыхода на орбиту – нештатное разделение третьей ступени «Союза» с «Прогрессом». Комиссия по расследованию аварии выяснила, что ЧП произошло из-за разгерметизации баков носителя с окислителем и горючим. К этому привели недостатки при опытно-конструкторских работах по совместному использованию ракеты и корабля.

Даже американская сторона не смогла воспользоваться российским провалом: полёт космического корабля SpaceX CRS-7 к МКС в июне того же года также закончился неудачей – американский многоразовый грузовой космический корабль Dragon разрушился из-за неполадок ракеты-носителя Falcon 9.

Ещё одна авария с «Прогрессом» произошла позже – 1 декабря 2016, и причина оказалось той же. Речь снова шла о проблеме с баком. По другой версии, был допущен брак при сборке двигателя РД-0110.

Что будет дальше?

Из-за большой нагрузки на действующий экипаж МКС следующий пилотируемый пуск может быть перенесён с декабря на ноябрь. Однако это сделают только после расследования аварии октября. Ситуация некритическая: запасов продовольствия и предметов первой необходимости на Международной космической станции хватит до марта 2019 года. Запуск «Союза-ФГ» и стыковки «Союза МС-10» с МКС застрахованы в российской компании «Согласие». Сумма денежного возмещения составляет 4,65 миллиарда рублей.

Авария и приостановка пилотируемых пусков с российской стороны может спровоцировать масштабный пересмотр программы полётов к МКС со стороны коллег по космонавтике. Кроме того, «Роскосмос» может перенести уже оплаченный и запланированный на апрель 2019-го полёт первого астронавта ОАЭ. Последний сейчас проходит обучение в Центре подготовки космонавтов. Уже допускается отмена выхода космонавтов в открытый космос для обследования внешней поверхности корабля «Союз МС-9». В этом случае речь идёт об ещё одной негативной истории: обнаруженная в августе трещина в корпусе этого корабля спровоцировала утечку воздуха на МКС.

В Казахстане пока неофициально допускают ухудшение экологической обстановки из-за возможного разлива оставшегося керосина из упавших ступеней ракеты. Пока сложно понять объём несгоревшего топлива. Скорее всего, все оставшиеся на хранении ракеты-носители «Союз-ФГ» будут проверены. По итогам расследования причин случившегося российские СМИ не исключают серьёзных кадровых перестановок в руководстве профильной государственной корпорации.

В кадровых перестановках практически нет сомнений. Положение дел поменялось не только в коммерческих запусках, но и в пилотируемой космонавтике. С 2011 года российские корабли «Союз МС» оставались единственным средством доставки людей на МКС, однако уже в 2019 году совершат первые испытательные полёты американские пилотируемые корабли Dragon 2 и Starliner. Dragon 2 – детище компании SpaceX – в беспилотном режиме запустят уже в январе, а в пилотируемом – в июне 2019-го. Корабль Starliner – проект гиганта Boeing – без экипажа запустят в марте, с астронавтами – в августе. Штатные миссии, то есть по графику, у американской стороны запланированы на август и декабрь следующего года.

Почему для казахстанской стороны так критичны имиджевые или иные потери арендатора Байконура? Дело в том, что, потеряв ещё один рынок (вслед за коммерческими запусками космических грузовиков), Россия может недолго задержаться и в лидерах по пилотируемым полётам в космос. Учитывая продление аренды космодрома Байконур и всё-таки создание космического ракетного комплекса «Байтерек», Казахстан надеется на загруженность площадки. Но её может и не быть. Цифры статистики говорят о том, что «Роскосмос» замыкает тройку, а не борется за первое место. В 2018 году на середину октября у Китая 27 запусков, у США – 25, а у России – всего 10, из которых один уже аварийный.

Источник: informburo.kz

Ракета должна была вывести на орбиту японский спутник связи. JCSAT-11 принадлежал японскому оператору спутниковой связи компании JSAT Corp. Он был предназначен для обеспечения связи и трансляции цифровых телепередач пользователям на территории Японии, Азиатско-Тихоокеанского региона и на Гавайях. По информации космического агентства Казахстана, причиной падения ракеты-носителя «Протон-М» стал отказ рулевых машин, управлявших вектором тяги.

Как сообщил 6 сентября председатель национального аэрокосмического агентства Казахстана Талгат Мусабаев, по предварительным данным, падение российской ракеты-носителя «Протон-М» произошло из-за отказа рулевых машин, которые управляли вектором тяги. По его словам, эти данные взяты из телеметрии. «С точки зрения специалистов национального аэрокосмического агентства, дело обстояло так: после запуска на 135-й секунде были автоматически отключены двигатели второй ступени, к счастью для нас основное количество топлива гептил было сожжено», — сказал Мусабаев. «Отключение произошло из-за отказа рулевых машин, которые управляли вектором тяги и были обесточены. Таким образом, нам удалось избежать еще худших последствий», — считает он.

Во время старта в двигателях тяжелой ракеты-носителя было более 600 тонн топлива: высокотоксичного горючего — гептила и окислителя — азотного тетроксида. «Протон-М» — трехступенчатая ракета тяжелого класса. При выводе космического аппарата на целевую орбиту в качестве четвертой ступени используется разгонный блок. На всех ступенях установлены высокоэкономичные однокамерные маршевые жидкостные ракетные двигатели (ЖРД). На первых трех ступенях носителя используется самовоспламеняющееся топливо: окислитель — азотный тетроксид, горючее — несимметричный диметилгидразин (гептил). В первой ступени топлива больше всего — более 400 тонн.

Ракета стартовала в 02:43 мск с Байконура, первая ступень отработала штатно, то есть топливо полностью выгорело. Авария произошла в 02:46 мск. На территорию Казахстана упали вторая и третья ступени ракеты вместе с разгонным блоком «Бриз-М» и японским телекоммуникационным спутником «ДжейСиСат-11». В результате падения произошел взрыв, начался пожар. Стартовая масса ракеты — около 700 тонн.

Носитель с разгонным блоком «Бриз-М» позволяет выводить на геостационарную орбиту космические аппараты массой до 3,0-3,3 тонны, а на геопереходную до 6 тонн.

Первый запуск комплекса «Протон-М» — «Бриз-М» состоялся 7 апреля 2001 года. Пусковые услуги для запуска японского спутника предоставило СП International Launch Services Inc, в котором участвуют Space Transport Inc. и Государственный космический научно-производственный центр имени М.В. Хруничева, с РКК «Энергия». Компания ILS была зарегистрирована в 1995 году в штате Делавэр, США. C 1996 выполнен 41 коммерческий запуск носителей «Протон». Запуск JСSAT-11 — третий с начала 2007 года коммерческий пуск «Протон- М» в рамках СП ILS.

Как заявил пресс-секретарь Федерального космического агентства Александр Воробьев, обсуждение вопроса о компенсации Казахстану ущерба причиненного падением ракеты-носителя «Протон» в Роскосмосе считают преждевременным. «Специальная комиссия еще только начала свою работу, поэтому рано говорить о сумме ущерба. Да и о самом ущербе говорить преждевременно, поскольку остатки ракеты упали в штатном районе падения второй ступени», — подчеркнул он.

Как сообщил представитель президента Казахстана на космодроме Байконур Адильбек Басекеев, Астана ввела запрет на запуски ракет «Протон-М» с Байконура. По его словам, аварийный запуск «Протона-М» означает автоматическое введение запрета до выяснения всех обстоятельств. Это закреплено в российско-казахстанском соглашении.

Ракеты-носители серии «Протон» относятся к тяжелому классу, разработаны КБ «Салют» и производятся Государственным космическим научно- производственным центром имени М.В. Хруничева. С момента первого пуска «Протона» в 1965 году проведено более 320 стартов носителя. С его помощью на околоземную орбиту были выведены спутники «Космос», «Экран», «Радуга», «Горизонт», орбитальные станции «Алмаз», «Салют», «Мир», а также модули Международной космической станции.

С 1995 года Россия арендует космодром у Казахстана. «Протоны» являются одной из самых надежных пусковых систем в мире, однако за более чем 40-летнюю историю их эксплуатации случались и аварии. 16 ноября 1996 года неудачей закончился вывод ракетой-носителем «Протон-К» межпланетной станции «Марс-96». 25 декабря 1997 года не удалось запустить с космодрома «Байконур» гонконгско-китайский спутник «Азиасат-3» из-за нештатной работы второго включения разгонного блока «Протона-К». 5 июля 1999 года произошла авария ракеты-носителя «Протон-К», которая должна была вывести военный спутник «Радуга». Причина — возгорание турбонасосного агрегата одного из двигателей второй ступени ракеты. Спутник вместе с неотделившейся ступенью ракеты упал на территорию Алтайского края.

27 октября 1999 года во время пуска ракеты-носителя «Протон-К» со спутником связи «Экспресс-А» на четвертой минуте полета произошло возгорание ракеты. Обломки носителя упали на территорию Казахстана. В ночь на 26 ноября 2002 года неудачей завершился запуск европейского спутника связи «Астра-1К» ракетой «Протон-К» в рамках коммерческой программы. Во время второго включения разгонного блока ДМ-З ракеты произошло преждевременное отделение от него спутника, вследствие чего «Астра» на расчетную орбиту не вышла и была потеряна. 28 февраля 2006 года стартовавшая с космодрома ракета «Протон-М» должна была вывести в космос арабский спутник связи «Арабсат- 4А». Однако космический аппарат не вышел на расчетную орбиту.

Источник: www.kommersant.ru

1960 год. Катастрофа Неделина

Самая страшная и первая крупная авария, произошедшая на Байконуре. За 30 минут до пуска произошел несанкционированный запуск двигателя второй ступени Р-16.

Произошло разрушение баков первой ступени, начался пожар итогом, которого стала гибель 74 человек, правда, по другим данным, погибло не менее 120 человек.

Информация о трагедии  в советской прессе была засекречена, учитывая, что пуск планировался к очередной годовщине Октябрьской революции. Причиной аварии в итоге было названо грубое нарушение правил техники безопасности. Как показало расследование, непосредственные виновники аварии погибли при взрыве. Никто из оставшихся в живых наказан не был.

Ежегодно на «Байконуре» вспоминают жертв трагедии. Проходят митинги с возложением венков у братской могилы погибших на проспекте Гагарина, у памятника на месте бывшей стартовой площадки Р-16.

Падение ракеты на космодроме байконур
Запуск ракеты-носителя «Союз ФГ». Фото: РИА Новости

1975 год. Потеря «Союза»

Корабль «Союз — 18-1» стал следующим крупным космическим кораблем, который потерпел катастрофу на Байконуре. Он стартовал, чтобы доставить экипаж из двух космонавтов на станцию «Салют-4».

Во время старта  произошел отказ третьей ступени ракеты-носителя, должно было произойти отделение второй ступени ракеты, но этого не случилось. Это похоже на то, что произошло на космодроме 11 ноября 2018 года.

Сработала автоматическая система отделения возвращаемого аппарата от ракеты. Космонавтам, находившимся на борту, удалось спасти, они приземлилась в Монголии, откуда были впоследствии эвакуированы.

1983 год. Новый провал «Союза»

В сентябре 1983 года «Союз Т -10-1» намеревался доставить экспедицию к орбитальной станции «Салют-7», однако этого не случилось, так как случилось возгорание топлива.

Заработала система аварийного спасения, отстрелившая спускаемый аппарат с экипажем, который в итоге приземлился недалеко от стартового комплекса. По счастливому стечению обстоятельств никто из представителей экспедиции не погиб и не пострадал.

Ракета-носитель при этом самоуничтожилась. Началось возгорание  180 тонн горючего, пожар тушили в течение 20 часов.

После этого случая вплоть до развала СССР все старты на Байконуре случались в штатном режиме. Новые случаи аварий уже были после развала Союза.

Падение ракеты на космодроме байконур
Ракета-носитель «Протон». Фото: Журнал «Все о Космосе»

1993 год. Старт «Протона» не удался

Не удалось вывести на орбиту один из спутников связи, космический аппарат «Горизонт №39Л». В 1999 году вновь произошли проблемы с «Протоном», дважды корабли падали в Карагандинской области. При первой аварии фрагмент корабля упал на жилую территорию, возник пожар ступеней на высотах 28-30 км.

Во время второй аварии обломки упали в малонаселенном районе Карагандинской области, тогда правительство Казахстана потребовало изменить правила аренды Россией Байконура и обеспечить безопасность полетов. Были и более радикальные предложения полностью запретить пуски «Протонов» с Байконура.

Уже после прихода к власти в РФ Владимира Путина договор об аренде действительно был пересмотрен, сам космодром перешел в ведение России до 2050 года. Вместе с тем Москва обязалась обеспечить безопасность полетов. Однако инциденты с «Протонами» продолжились.

2007 год. Падение перед Назарбаевым

В сентябре 2007 года «Протон-М» после неудачного запуска упал в 40 км от Жезказгана, в воздух распылилось опасное вещество гептил. Примечательно, что именно в это время в городе с визитом находился президент Нурсултан Назарбаев.

На этот раз реакция Астаны была жесткой. Для ликвидации экологического ущерба Казахстан затребовал от России выплатить компенсацию в размере $60,7 млн. Однако в итоге Москва выплатила в 30 раз меньше.

Падение ракеты на космодроме байконур
Запуск ракеты-носителя «Протон-М». Фото: VistaNews.ru

2010 год. Падение в Тихом океане

Еще одна крупная катастрофа с «Протоном» произошла в декабре 2010 года. На орбиту должны были быть выведены три спутника системы «Глонасс», однако ракета-носитель отклонилась от курса и упала в Тихий океан.

2013 год. Слишком много гептила

Очередная крупная катастрофа произошла в июле 2013 года. После старта ракеты-носителя «Протон-М» с разгонным блоком ДМ-03 произошла авария и падение на 32-й секунде полета на территории космодрома — приблизительно в 2,5 км от стартового комплекса.

В этот момент в ракете находилось около 600 тонн компонентов топлива гептил, большая часть которых сгорела при взрыве. Комиссия пришла к выводу, что причиной аварии «Протон-М» стала неправильная установка датчиков угловых скоростей по каналу рыскания при сборке ракеты в ноябре 2011 года.

Три датчика из шести были перевернуты на 180 градусов, что привело к получению системой управления ракеты некорректных данных о ее ориентации. Экологические активисты в Казахстане после аварии потребовали от властей обратить внимание на небезопасные выбросы гептила, от которого страдают граждане страны.

Источник: kaktakto.com


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.