Корабль юнона


А. Рыбников рок-опера «Юнона и Авось»

 

А. Рыбников Рок-опера «Юнона и Авось»«Я тебя никогда не увижу, я тебя никогда не забуду» — эти пронзительные строки увековечили историю любви юной испанки и русского дипломата. Рок-опера «Юнона и Авось» стала примером того, что искусство способно возрождать к жизни забытые события, имена и чувства.

Краткое содержание рок-оперы Рыбникова «Юнона и Авось» и множество интересных фактов об этом произведении читайте на нашей странице.

 

 


Действующие лица

Описание

Николай Петрович Резанов Камергер, русский граф
Кончита Испанская красавица
Хосе Дарио Аргуэльо Ее отец
Федерико жених Кончиты

 

 

Краткое содержание рок-оперы «Юнона и Авось»

Краткое содержание рок-оперы «Юнона и Авось»

Камергер Николай Петрович Резанов не находит себе места после смерти жены, обивая императорские пороги в целях создания Русско-Американской компании. Наконец, он получает высочайшее соизволение отправиться на кораблях «Юнона» и «Авось» к берегам русской Аляски для улучшения снабжения местных поселений и развития торговли с Калифорнией.

Прибыв в Сан-Франциско, Резанов знакомится с комендантом Хосе Дарио Аргуэльо и влюбляется в его 15-летнюю дочь Кончиту. Кончита отвергает жениха Федерико ради блистательного и страстного чужеземца. Происходит помолвка, Резанов должен завершить дела в Америке и поехать в Санкт-Петербург за разрешением на брак с католичкой. Кончита просит взять ее с собой: «Я буду тебе парусом в дороге!». Фатальное предчувствие не покидает влюбленных. Встретиться еще раз им так и не удалось – стремясь скорее добраться до дома, Резанов заболевает и умирает в Сибири. Кончита ждет любимого тридцать лет…

 

 


Продолжительность спектакля
I Акт II Акт
65 мин. 65 мин.

 

 Фото:

«Юнона и Авось» краткое содержание «Юнона и Авось» содержание

«Юнона и Авось» интересные факты Корабль юнона

Интересные факты


  • В либретто присутствуют цитаты из исторических документов, но ряд фактов – вымышлен. К примеру, «Юнона» и «Авось» не покупались Резановым на санкт-петербургской верфи. На самом деле из столицы вышли корабли английского производства с наименованиями «Нева» и «Надежда». Корабль «Юнона» был куплен уже в Америке – вместе с провизией, поскольку русские поселения на Аляске плохо снабжались, их жители почти голодали. А тендер «Авось» принадлежал Российско-Американской Кампании и был построен на Аляске.
  • В 2009 году «Юнона и Авось» была поставлена в театре Алексея Рыбникова. Спустя несколько лет композитор отозвал права на исполнение произведения у «Рок-оперы». Спектакль был одним из бриллиантов в афише петербургского театра, не имеющего собственной сцены и большую часть года проводящего в поездках по стране. Кроме того, с 2010 года «Рок-опера» лишилась государственного финансирования. Сегодня по России активно гастролирует «Юнона» театра Рыбникова, при этом в Ростове-на-Дону, Иркутске, Красноярске и других городах имеются собственные постановки рок-оперы.
  • В 1991 году театр «Рок-опера» исполнял «Юнону и Авось»  в Форте Росс – месте ее реальных событий.

Форт Росс

  • Трагедия двух сердец, поднятая из небытия талантом композитора и поэта, настолько потрясла людей двух континентов, что в честь влюбленных был совершен обряд – на торжественной церемонии открытия памятника на могиле Резанова в Красноярске в 2000 году американская делегация развеяла над местом его упокоения землю с могилы Кончиты в Бенише (Калифорния). И забрала горсть земли для аналогичного ритуала по ту сторону океана.

  • После того, как Н. Караченцов получил травму в 2005 году, роль Резанова перешла к Д. Певцову, ранее участвовавшему в массовке спектакля. Он вышел на сцену в новом качестве через три недели после аварии Караченцова.
  • В 1983 году была снята телеверсия спектакля «Ленкома», в 2002 году к 20-летию спектакля была снята новая киноверсия с Н. Караченцовым, А. Большовой и В. Раковым.
  • «Юнона» и «Авось» второй совместной работой Захарова и Рыбникова. В 1976 году они выпустили рок-оперу «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты».
  • История Кончиты и Резанова также нашла свое отражение в литературной исторической миниатюре В. Пикуля «Резановский мавзолей».
  • Одним из горячих поклонников произведения с момента его появления стал французский модельер Пьер Карден – именно он организовал в 1983 году первые зарубежные гастроли спектакля в Париже.
  • В своей книге «Авось» Н. Караченцов вспоминает, что на приемке «Юноны» и «Авось» госкомиссией у него дрожали колени.
  • В ленинградской-петербургской версии «Юнона и Авось» одним из главных персонажей спектакля стал Звонарь – альтер эго Резанова. Именно его колокол стал символом театра «Рок-опера». А партию Богоматери в спектакле исполняют два женских голоса, создавая поистине неземное звучание.

 

 

Лучшие номера

«Я тебя никогда не забуду» — романс, имеющий уже собственную историю (слушать)

«Белый шиповник» — тема Кончиты и вторая по популярности мелодия рок-оперы (слушать)

«Аллилуйя!» — торжественный финал (слушать)

 

История создания и постановок рок-оперы «Юнона и Авось»

Вначале было слово. И слово это пришло с берегов Америки, тех самых, что хранили в недрах своих эту историю. Именно там Андрей Вознесенский познакомился с поэмой Брета Гарта «Консепсьон ди Аргуэльо». Его поразил и сам сюжет, и то, что американцы знали о нем гораздо лучше, чем русские. По возвращении в Москву Вознесенский начал собирать сведения об этих событиях, по результатам архивных поисков в 1970 году родилась поэма «Авось!». Поэма писалась с таким вдохновением, что Андрей Андреевич отменил даже ближайшие выступления и поездки.

Спустя несколько лет поэт познакомился с Марком Захаровым, главным режиссером московского театра имени Ленинского Комсомола, они обсудили несколько идей, возникших у Захарова и композитора Алексея Рыбникова, который написал аранжировки на темы православной духовной музыки и хотел воплотить их на сцене. Вознесенский сразу отбросил прочие темы и предложил Захарову почитать «Авось!». На следующее утро вопрос сюжета нового спектакля решился.


Алексей Рыбников

В 1980 году была записана пластинка, ее презентация состоялась при странных обстоятельствах одним зимним вечером в московском храме. Алексей Рыбников рассказал о своем новом произведении и несколько десятков человек в неотапливаемом помещении полтора часа слушали музыку рок-оперы.

Создатели «Юноны и Авось» шли такими путями, поскольку их произведение не издавалось студией «Мелодия». Рыбникову пришлось через суд с Министерством культуры устанавливать свое авторство. Пластинка вышла уже после спектакля и стала одной из самых успешных в Советском Союзе, превысив тираж в 10 млн. экземпляров.

Постановку ожидала куда более счастливая судьба – ее с первого же раза приняла госкомиссия, несмотря на молитвы, рок и провокационный текст, и 9 июля 1981 года состоялась премьера. На этом спектакле, как и на всех остальных вплоть до 2005 года роль Николая Петровича Резанова исполнял Николай Петрович Караченцов. Первой Кончитой стала Елена Шанина. Хореографию поставил Владимир Васильев, которого в театр привел Караченцов, он создал не просто танцевальные номера, а сложный пластический рисунок.


Параллельно материал рок-оперы попал в труппу, созданную на базе ансамбля «Поющие гитары» в Ленинграде. Режиссер Владимир Подгородинский выпустил спектакль 31 декабря 1985 года. Это было самостоятельное произведение, не похожее на постановку Захарова, но получившее признание даже московской публики. Ленинградская труппа состояла из профессиональных вокалистов, поэтому сделала музыкально безупречный спектакль, в то время как у коллег из столицы явно главенствовала драматическая линия. С 1989 года коллектив называется «Санкт-Петербургский театр «Рок-опера»».

Успех «Юнона и Авось» невероятен – московский спектакль идет по сей день с аншлагами, петербургский выдержал более 2000 представлений, обе версии за годы своего существования с гастролями посетили несколько континентов.

 

Предыстория «Юноны и Авось» 

Николай Петрович Резанов происходил из семьи обедневшего дворянского рода. Еще подростком поступил на военную службу, но через 9 лет внезапно покинул ее, перейдя на службу гражданскую. Здесь карьера его развивается стремительней и успешней, к 30 годам он уже в штате первого фаворита Екатерины Второй П.А. Зубова. Получив задание сопровождать духовную миссию в Сибирь и передать несколько поручений императрицы местному губернатору, Резанов отбывает в Иркутск.

Николай Петрович Резанов


Одним из виднейших предпринимателей восточной окраины страны был Г.И. Шелехов, чья компания практически монополизировала торговлю в регионе и благодаря своей деятельности присоединила Аляску к России. В Резанове Шелехов увидел близкого по духу человека, помимо хватки и предпринимательской жилки обладающего еще и столь нужными качествами как близость к первым лицам государства и дворянский титул. Соединение денег, влияния и общественного положения было заманчиво для обеих сторон, и Шелехов выдает за Резанова свою дочь Анну, которой в тот момент было только 15 лет.

Всего полгода спустя после свадьбы Резанов становится обладателем части капитала Шелехова – тесть скоропостижно скончался в 1795 году. Резанов на высшем уровне радеет за создание единой компании для развития русской Америки и становится ее главой.

В 1802 году после сложных вторых родов супруга Николая Петровича умирает. Он был очень счастлив в браке и с большим трудом нашел в себе силы жить дальше.

 

 

В некоторых письмах Резанов писал, что настоящей его любовью осталась покойная супруга Анна, а обручение с Кончитой было только дипломатическим шагом. Про юную красавицу тоже сообщали, что она воодушевлена более положением и состоянием жениха, нежели романтическими чувствами. Тем не менее Резанов гнал коней через Сибирь, рискуя жизнью, чтобы как можно скорее вернуться в Петербург за разрешением на брак, а Кончита в течение года ежедневно приходила на побережье, ожидая появления русских кораблей на горизонте. Разве это не лучшее доказательство того, что любовь оказалась «сильнее расчета»?..


 

 

Рок-опера «Юнона и Авось» 

Источник: soundtimes.ru

Истории, которая легла в основу культовой рок-оперы, уже две сотни лет. В ней смешалось все: любовь и бизнес, авантюра и холодный расчет, прошлое и настоящее, Восток и Запад. Однако реальные обстоятельства плавания действительного камергера Николая Резанова и его романа с дочерью коменданта испанского форта сильно отличаются от того, о чем поют и рассказывают нам со сцены. Любовь действительно была. Но до этого случилось еще многое другое, оставившее неизгладимый «русский след» на территории западного побережья Северной Америки.

Кругосветное плавание

Человек энергичный и решительный, имевший большие связи и пользовавшийся высочайшим покровительством, Николай Петрович Резанов решил заняться «заморскими территориями» всерьез. Он начал с того, что снарядил и возглавил первую русскую кругосветную экспедицию. В конце 1803 года два судна – «Надежда», под командованием Ивана Крузенштерна, и «Нева», капитаном которого был Юрий Лисянский, – вышли из Санкт–Петербурга.


В качестве официальной цели предприятия значились поиск и разведка морских путей к русским колониям в Тихом океане – на Аляске и прилегающих островах. Однако были и другие задачи. Одной из самых сложных было установление торговых и дипломатических отношений с Японией и Китаем. Особенно интересна была страна Восходящего Солнца, которая в те времена не допускала иностранцев на свою землю.

Лишь после года откровенного пиратства Резанов почувствовал себя достаточно отомщенным и решил отправиться дальше, в жаркую Калифорнию. Этот выбор определялся прежде всего недостатком провизии на холодной Аляске. По слухам южные американские земли были богаты дичью, пахотными землями и райскими плодами – не даром на калифорнийское побережье вожделенно поглядывали жители тогда еще совсем молодых Соединенных Штатов. Подлинными же хозяевами «дикой» Калифорнии в то время оставались испанцы, державшие многочисленные гарнизоны в хорошо укрепленных фортах.

Любить по–русски

В конце марта 1806 года «Юнона» подошла с испанскому форту Сан–Франциско. Иностранным кораблям вход в испанские порты был запрещен, однако российское посольство приняли, а русский командор даже завоевал дружбу коменданта форта сеньора де Аргуэльо и снискал благосклонность его дочери Марии Консепсьон (Кончиты).

В июне «Юнона» отправилась в обратный путь. Резанов, добравшийся до Охотска, вопреки добрым советам решил не пережидать там осеннюю распутицу и суровую сибирскую зиму. Он отправился в столицу верхом, где-то в районе Якутска провалился под лед, заболел воспалением легких и 1 марта 1807 года скончался в Красноярске.

А Кончита, родив мертвого ребенка, ждала суженого не два – и даже не двадцать, – а тридцать пять лет, ничего не зная о его смерти. Когда же весть о гибели графа кружным путем достигла берегов Калифорнии, Кончита приняла постриг и взяла себе имя Марии Доминги, став первой католической монахиней Калифорнии. Ее могила находится на кладбище доминиканского женского монастыря в маленьком городке Бенисиа – первой столице Калифорнии.

Русский след в Калифорнии

Одна из главных достопримечательностей Сан–Франциско – Русский холм. Откуда ему взяться в американском городе по соседству со знаменитым мостом через залив Золотые Ворота, небоскребом–пирамидой «Банка Америки» и островом–тюрьмой Алькатрас? Причем, это не какой–нибудь заштатный холмик в городе, который весь представляет собой одну гигантскую синусоиду. Как раз на Русском холме проходит незабываемый серпантин самой кривой улицы в мире – Ломбард-стрит, и оттуда же открывается удивительный вид на залив, мост и колоритную Рыбацкую верфь. «Русский след»? Он самый!

Во времена «золотой лихорадки» первопоселенцы, основавшие на месте испанского форта город Сан–Франциско, наткнулись на этом холме на небольшое кладбище, где покоились останки русских торговцев пушниной из расположенного неподалеку русского же форта. Кладбище давно перенесено на другое место, а название осталось. И это – лишь начало. Достаточно прочесать ближайшие окрестности Сан-Франциско, и места «стоянок» наших соотечественников можно считать десятками.

Сегодня городок знаменит другим. Во-первых, это главный яблочный центр Америки – организаторы ежегодных Фестивалей цветущих яблонь и Яблочной ярмарки в Гравенстайне гордо называют свои мероприятия крупнейшими в мире. Так ли это на самом деле, проверить трудно. Но то, что американский Севастополь – одна из главных цитаделей «зеленых» в Калифорнии – неоспоримый факт.

Вокруг города – сплошные стены елей и гигантских секвой, которые обеспечивают путнику спасительную в южном пекле тень. Изгибы речушки теряются в зарослях мхов и дикого винограда, на берегах – редкие палатки любителей экстремального отдыха. Севернее и западнее находятся заповедники, а с юга все это великолепие первозданной природы подпирает сверкающая на солнце и уходящая за горизонт водная гладь океана. Все прелести Северной Калифорнии словно сошлись на одном пятачке земли, который называется «зоной отдыха «Русская речка» в округе Сонома». Раньше река попросту именовалась Славянкой. Вдоль одного из ее берегов, параллельно трассе 116, вьется небольшое шоссе, названное совсем уж неожиданно – Московской дорогой.

Русский след обнаружится и в расположенном поблизости милом сонном городке Санта–Роза, где от взора туриста вряд ли укроются указатели «Православный храм Святой Елены», «Улица царя Александра» или «Севастопольский бульвар».

Проданный рай

В марте 1812 года чуть севернее залива бросил якорь еще один корабль под Андреевским флагом. Судно прибыло из Аляски. Два десятка русских и алеутов разбили временный лагерь, а затем построили укрепленный деревянный городок с небольшой часовенкой, жилыми помещениями, высоким забором и башнями с бойницами, в которых виднелись жерла вполне убедительных пушек. Русские решили надолго задержаться в этих краях. Они охотились, выращивали пшеницу и овощи, приторговывали при случае с испанцами, граница владений которых проходила чуть южнее. А крепость, которой позже дали название «Форт–Росс» – «русский», возвели во избежание каких бы то ни было сюрпризов со стороны соседей–колонистов.

Впрочем, тогда никому не было дела до русской экспансии в Калифорнии – в Европе шла война с Наполеоном. А когда испанцы спохватились, им противостоял уже хорошо укрепленный форт. И рядом с ним часто вставали на якорь российские военные суда. Кроме того, русские успели выкупить «за три одеяла, три пары мужских брюк, два молотка и несколько бус» всю окрестную территорию у местных индейцев из племени кашайя. Так в то время делался «бизнес по–русски» в Америке.

Наши колонисты зажили в райском краю припеваючи – не сравнить с прежним холодом и голодом в поселениях на Аляске. В 1824 году временную часовенку перестроили в настоящую церковь, и потекла нормальная жизнь. Время от времени в бухту заходили корабли, привозившие необходимые инструменты и порох. Обратно в северные колонии суда уходили груженные зерном, мясом, овощами и фруктами.

А потом произошло то, что должно было произойти: в Калифорнию пришли жители Соединенных Штатов и заявили свои права на эту благодатную землю. Сначала американцы вытеснили из Калифорнии испанцев, а затем и мексиканцев. Русские в 1841 году ушли сами, продав за гроши Форт–Росс шведскому искателю приключений Джону Самтеру. Ни к чему не привели и попытки России колонизировать Аляску. Ее, как известно, правительство Александра II продало Соединенным Штатам за семь миллионов долларов, причем большая часть этой суммы пошла на взятки американским конгрессменам, ни за что не желавшим покупать «никому не нужную глыбу льда». Россия отказалась от своих колоний в Америке по многим причинам. Свою роль сыграли и проигранная Крымская война, и неспособность империи контролировать далекие заморские территории, и их незначительная экономическая отдача. Кто же мог предвидеть, что в двух приобретенных американцами штатах вскоре обнаружатся богатые залежи золота и нефти!

«Только все же не Россия…»

Корабль юнона

Как нынче поживает бывшая русская Аляска не знаю, не бывал. Во всяком случае, курортом этот суровый северный край не числится. Американцы ездят туда в отпуск исключительно на борту роскошных круизных лайнеров – полюбоваться в комфортабельных условиях на величественные ледники и природу тамошних берегов и островов, ничуть не изменившуюся за два прошедших столетия. Но вот бывшую русскую Калифорнию мне повидать довелось. Про зону отдыха на Русской речке я уже говорил, неплохо сохранился и Форт–Росс. Древняя крепость, несколько раз сменив владельцев, нынче — национальный исторический памятник. Кстати, один из старейших в Соединенных Штатах.

Зимой, когда серые киты совершают сезонную миграцию, и весной, в период появления потомства у морских выдр, из соседней бухты организуются морские экскурсии для всех желающих.

В самом же Форт–Россе «аборигены», посетив церквушку, поахав, глядя на иконы, и сфотографировавшись с православным батюшкой (службы здесь не прекращались на протяжении двухсот лет), располагаются на специально подготовленных окрестных лужайках на традиционный американский пикник. Они поют под гитары, жарят барбекю, запивают его отличным местным вином. Вино это, кстати, производится из винограда, произрастающего на знаменитых сономских виноградниках долины Напа–Вэлли. И под занавес любуются совершенно непостижимым зрелищем: маковкой русской церкви на фоне гигантских секвой и алого калифорнийского заката.

Источник: www.eastrussia.ru

«Мы — пскопски`е!»

Захаров и Вознесенский рассказали историю, в которой нет ни слова правды, кроме имён. А ведь поначалу в биографии нашего героя не было ничего романтического — он прозаически просиживал штаны в чине коллежского асессора в Псковской палате гражданского суда с жалованьем 300 руб. в год. Но вот он уже статский советник, камергер двора и пробивается через Тихий океан — от Русской Америки в испанскую Калифорнию. Как мелкий чиновник превратился в такую фигуру? И почему оказался в Америке?

Дело было так. Его семья была дружна с поэтом и сановником Гаврилой Державиным. Того назначили личным секретарём императрицы Екатерины II. Он-то и протолкнул своего протеже Резанова в «чиновники особых поручений». Николая послали в Иркутск — проверить деятельность штаб-квартиры Русско-американской компании, которая занималась торговлей мехом. А там — 15-летняя дочь главы компании Григория Шелихова Анна. Дело окончилось женитьбой, и наш герой оказался накрепко привязан к делам Русско-американской компании.

Увы, молодая жена скончалась родами в Петербурге. Отец-одиночка был готов наложить на себя руки. Его спасла… первая русская кругосветка, организованная в 1803 г. Резанова обязали быть её главой. Правда, забыли предупредить об этом военного начальника экспедиции, адмирала Крузенштерна. В результате вельможи чудовищно поссорились, и Резанов был буквально ссажен на берег в городе Новоархангельск, что на Аляске. Именно оттуда он и совершил знаменитый бросок в Калифорнию.

Русский Хоккайдо

Это только в опере: «Готов буду приобрести на Санкт-Петербургской верфи две шхуны и преисполнен буду решимости пуститься в плавание к берегам Нового Света!» На деле же вышло, что шхуну «Юнона» купили у американцев, на Аляске. И тендер (вспомогательный корабль) «Авось» строили там же. Никакого «гордого Андреевского флага» не было — шли под коммерческим флагом Русско-американской компании. А компании грозил голод. Нужно было где-то купить или взять продовольствие — срочно, иначе погибнут люди. Резанов с этой задачей справился.

И вот два корабля с оголодавшей, шатающейся от цинги русской командой отошли к югу от Русской Америки. Шли месяц. И дошли. Увидели благой край: «Хорошая земля, тёплый климат. Хлеба и скота много, а больше ничего». Так охарактеризовала Калифорнию «первая красавица этой земли» Мария дела Консепсьон Марчелла Аргуэлло — та самая Кончита из известной рок-оперы.

Памятник над могилой Николая Петровича Резанова, Красноярск Фото: Commons.wikimedia.org / MaxBioHazard

Торг шёл под пушками. Отец Кончиты, губернатор, испугался русских. Даже таких — обессилевших от цинги и непривычного морского перехода. А она сама… Обычно говорят, что Николай Резанов, к тому времени уже 40-летний вдовец, обольстил 15-летнюю розу Испанской Америки — дескать, внушал ей «преимущества богатого русского двора» и указывал на убожество Калифорнии. 

На самом деле Кончита увидела в русском своего. В течение последних 6 лет она воспитывалась в Париже, потом оказалась сосланной буквально на край света — и вдруг такой кавалер! Пусть с цинготной командой, пусть 40 лет, но — из столицы, Санкт-Петербурга! Камергер двора! Командор Мальтийского ордена, свободно изъясняющийся по-французски и по-испански! 

В общем, отец Кончиты дал согласие на строительство русских крепостей в Калифорнии. А также почти задаром отдал груз в «2156 пуд. пшеницы, 351 пуд. ячменя, 560 пуд. бобовых. Сала и масла на 470 пуд. и ещё всяких вещей на 100 пуд., да так, что судно не могло поначалу отправиться». И одобрил помолвку своей дочери с вдовым русским. «Юнона» уходила, сочась жиром и салом. Сама же Кончита обещала ждать своего жениха, который отчалил со всеми этими «пудами» в свою Русскую Америку. 

Николай Резанов, спеша в Петербург, умер под Красноярском. Кончита получила известие о его смерти спустя 2 года. И вовсе не сидела она на скале в ожидании русского жениха, а просто ушла в монастырь и посвятила свою жизнь благотворительности. Зато корабли «Юнона» и «Авось» ещё при жизни Резанова успели навести шороху. Он отправил их «посмотреть, что на Сахалине и что там Япония». В результате от японцев были освобождены и сам Сахалин, и Кунашир, и все Курильские острова. Если бы «Юнону» и «Авось» не остановили повелением Петербурга, то русским был бы и Хоккайдо — крупнейший из островов нынешней Японии. Потому что наши, разогнав японские гарнизоны, уже к нему примеривались.

Источник: aif.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.