Комплекс байконур


Решение о строительстве космодрома именно в Казахстане было принято в 1954 году специальной комиссией. На размещение у себя ракетного полигона претендовали также Марийская АССР, Дагестан и Астраханская область. Решающим фактором стало размещение пунктов радиоуправления ракетой Р-7, идеальной территорией для которых стала казахстанская степь. 12 февраля 1955 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР совместным постановлением утвердили создание Научно-исследовательского испытательного полигона № 5 Минобороны для испытания ракетной техники. 2 июня директивой Генштаба была утверждена штатная структура НИИП №5 и создан штаб полигона — войсковая часть 11284. Эта дата и стала днем рождения "Байконура".

Байконур — не Байконур

Комплекс байконурНа самом деле космодром Байконур — никакой не Байконур.


крайней мере изначально. Его строительство велось вблизи поселка Тюра-Там в пустыне Кызыл-Кум Кызыл-Ординской области Казахстана. В то же время, чтобы сбить с толку вражеских шпионов, на территории поселка Байконур Карагандинской области построили деревянный полигон с макетом стартовой площадки. Для поддержания секретности обо всех пусках с реального космодрома в официальных источниках сообщалось, как о пусках с Байконура. После запуска ракеты "Восток-1" с Юрием Гагариным 12 апреля 1961 года название "Байконур" закрепилось за действующим космодромом. Однако лже-полигон продолжали охранять вплоть до 70-х годов, несмотря на то, что реальное расположение космодрома американцы узнали еще в 1957 году благодаря самолету-разведчику U-2.

На берегу жизни древней цивилизации

Комплекс байконурПо легенде, в месте, где сейчас располагается колыбель космической эры жило поселение Торе. Во главе Торе стоял потомок Чингизхана, казах по имени Тюра, считавшийся святым. Герой погиб, утонув в реке Сыр-Дарья, на берегах которой сейчас находится космодром. Тюра похоронили в этих местах, что сделало территорию святым местом.

Счастливым местом считал эти земли и Сергей Королев. По рассказам прораба легендарного "Гагаринского старта" Сергея Алексеенко, при рытье котлована под стартовую площадку на глубине 35 метров строители нашли древнее костровище. Для экспертизы одно из поленьев было отправлено в Москву. В итоге выяснилось, что находке от 10 до 30 тысяч лет.


"Самое главное, что мы строим сооружение на берегу жизни древней цивилизации, значит это место будет счастливым и для нас", — говорил Королев. Один из угольков легендарный конструктор оставил себе и носил его в спичечном коробке.

Космос, как предлог

Комплекс байконурИзначальной причиной для строительства Байконура был ответ на активно развивающуюся ядерную программу США. У Соединенных Штатов не было необходимости в сооружении огромного ракетного полигона, так как для доставки атомного заряда на территорию СССР они могли использовать любую из своих военных баз, находящихся в окружающих Советский Союз странах. У СССР возникла необходимость в полигоне для испытания межконтинентальных баллистических ракет. Таким образом, запуск первого искусственного спутника и полет первого космонавта не только положили начало космической эре, но и продемонстрировали, как далеко могут летать советские ракеты.

Имена космического порта


Комплекс байконурНаучно-исследовательский испытательный полигон №5 пережил несколько переименований. По началу он так и назывался Полигон №5. В период строительства, что именно возводится не знали даже строители. Им было известно, что строится ракетная база для защиты рубежей в случае ядерной войны. Легенды прикрытия Генштаба называли объект "Стадион". Город, который сейчас называется Байконур и вместе с космодромом образует комплекс "Байконур", до 1995 года назывался Ленинск. Однако городом он стал только в 1966 году, до этого он назывался поселком Ленинский. В 1966 году во время визита на космодром первой иностранной делегации — французов во главе с Шарлем де Голлем — в качестве легенды город назвали Звездоградом. Однако официально, несмотря на желание местных жителей, название не закрепилось.

Сухой закон

Комплекс байконурНа территории космодрома действовал жесткий запрет на употребление алкоголя. Но, если верить прорабу "Гагаринского старта" Сергею Алексеенко, один раз сухой закон все же был нарушен. Случилось это в 1957 году, когда помощник Сергея Королева заказал для промывки систем и других технических целей 12 тонн спирта.


них было израсходовано только семь. Однако если списать все остальное, то в следующий раз пришлют не больше семи тонн. Поэтому было принято решение выкопать возле цистерны со спиртом яму и слить остаток туда. Так и поступили, а яму засыпали песком. Однако кто-то из работников космодрома об этом узнал, начал копать. В итоге, спирт из ямы работники космодрома черпали прямо котелками. Нарушение режима было ликвидировано быстро, а остатки спирта просто выжгли. По словам Алексеенко, Сергей Павлович Королев после этого еще долго вздыхал: "Вот стыд-то какой, такое добро и в землю!"

Космический мегаполис

Комплекс байконурКомплекс "Байконур" включает в себя космодром и город. Площадь только космодрома составляет 6717 км² (что примерно равно 2,5 площадям Москвы после расширения территории). Территория космодрома включает в себя 12 пусковых установок стартовых комплексов, шесть из которых находятся в эксплуатации; 11 монтажно-испытательных корпусов, в которых размещено 39 технических комплексов для сборки, испытаний и предстартовой подготовки ракет-носителей, разгонных блоков и космических аппаратов; две заправочно-нейтрализационных станции, универсальная заправочная станция и техническая заправочная станция для заправки космических аппаратов и разгонных блоков компонентами ракетного топлива и сжатым газом; измерительный комплекс с вычислительным центром и кислородно-азотный завод суммарной производительностью до 200 тонн криогенных продуктов в сутки.
тает космодром развитая сеть энергоснабжения: более 600 трансформаторных подстанций и 6000 километров линий электропередач. Также инфраструктура включает два аэродрома первого класса, более 400 километров железнодорожных путей и 1000 километров автомобильных дорог, 2500 километров линий связи.

Источник: www.tvc.ru

В начале 1955 года, в безлюдной казахской степи, рядом с богом забытым железнодорожным полустанком Тюратам высадился первый отряд военных строителей.
Ему и тысячам других вскоре прибывших сюда «стройбатовцев» предстояло возвести среди окрестных солончаков сверхсекретный объект государственной важности, который всего через два с половиной года навсегда войдет в историю человечества.

Комплекс байконур

Вскоре после окончания Второй мировой войны Советский Союз приступил к разработке принципиально нового вида вооружения — баллистических ракет. На решение активно развивать ракетостроение в СССР во многом повлиял опыт использования нацистской Германией ракет V-2 («Фау-2») и находки, сделанные советскими специалистами в своей немецкой зоне оккупации. Одним из важных инфраструктурных объектов нового «ракетного проекта» стал полигон для испытаний этого вида оружия, оперативно созданный во второй половине 1940-х в Астраханской области, в районе села Капустин Яр, в 100 километрах восточнее Сталинграда (сейчас Волгоград).


Комплекс байконур

Однако к середине 1950-х военным и инженерам-конструкторам в Капустином Яру стало тесно. ОКБ-1 под руководством Сергея Павловича Королева, отца советской космонавтики, занялось созданием ракеты нового типа. Р-7, или «семерка», как называли ее в обиходе, должна была стать первой на планете баллистической ракетой, способной доставить боеголовку (в том числе ядерную) на другой континент. Такая техника требовала соответствующих масштабов — правительство занялось поиском площадки для нового, куда более крупного испытательного полигона.

Комплекс байконур

Р-7 была ракетой межконтинентальной, дальность ее полета превышала 8000 километров, причем головная часть в ходе испытаний должна была падать на камчатском полигоне «Кура». В соответствии с этими параметрами новый полигон должен был отвечать определенным требованиям.

Комплекс байконур


Между точкой старта и точкой приземления должно было быть не менее 7000 километров, трасса полета должна была пролегать преимущественно над малонаселенными районами страны, где можно было безболезненно для экономики СССР отвести немалые по площади участки под поля падения ракетных ступеней. Наконец, строительство нужно было обеспечить инфраструктурно: подъездными путями (железная дорога), электроэнергией и пресной водой.

Комплекс байконур

Специальная комиссия выбирала территорию для нового полигона из трех основных вариантов. Вполне возможно, первый спутник, Лайка, Белка и Стрелка, Юрий Гагарин и остальные советские космонавты отправились бы в свои исторические путешествия из Мордовии или Дагестана, но по тем или иным причинам ни первая, ни второй все же не подошли.

Комплекс байконур

Специалисты остановили свой выбор на третьей площадке, расположившейся примерно посередине между небольшими райцентрами Казалинск и Джусалы в Кзыл-Ординской области Казахстана, у безвестного полустанка Тюратам неподалеку от еще полноводного Аральского моря, на берегу Сырдарьи, одной из крупнейших рек Средней Азии.

Комплекс байконур


Казахская пустыня удовлетворяла всем требованиям специалистов практически идеально. Собственно полигон планировалось построить по соседству с большой рекой (на самой Сырдарье должен был появиться секретный город-спутник ракетчиков). Вдоль реки проходила железная дорога Москва — Ташкент, что снимало вопрос с доставкой на грандиозную стройку гигантского количества необходимых материалов. С электричеством было сложнее: первые месяцы до окончания возведения ЛЭП работы обеспечивали специальные энергопоезда.

Комплекс байконур
Комплекс байконур

Главным преимуществом была практически полная безлюдность района будущего полигона и перспективных полей падения ракетных ступеней на трассе полета на Камчатку. Под эти территории выделялись колоссальные площади, к счастью, малоценные в сельскохозяйственном отношении. В общей сложности из оборота выводилось около 5 млн гектаров земель.

Комплекс байконур

Немаловажным фактором было и обеспечение секретности строительства — нелегкая задача, учитывая его масштабы. Чтобы запутать вражеские разведки, в 300 километрах от настоящего полигона, на северных отрогах хребта Алатау в Карагандинской области был выстроен космодром-муляж. Стартовые установки, монтажно-испытательные корпуса и прочая инфраструктура были выполнены из дерева в надежде обмануть потенциального противника. Рядом с ложным космодромом находился небольшой поселок Байконур, и именно его название использовалось советскими газетами в сообщениях об успешных космических стартах.


Комплекс байконур
Комплекс байконур

Американцев обмануть не получилось. Стройка в районе Тюратама была слишком масштабной, чтобы ее не заметить, и полигон регулярно попадал в объективы фотокамер известных самолетов-разведчиков U-2. С другой стороны, именно благодаря этой попытке ввести в заблуждение заклятых врагов крупнейший космодром мира и получил свое нынешнее название, географически ничем не мотивированное.

Комплекс байконур

12 февраля 1955 года выбор площадки под полигон в Казахстане был закреплен в постановлении Совета министров СССР, хотя первый отряд военных строителей высадился на станции Тюратам месяцем ранее. В конце этого года на сооружении объекта, получившего кодовое название «Стадион», работало уже 2,5 тыс. военных и вольнонаемных рабочих и до 20 тыс. «стройбатовцев».

Комплекс байконур

Комплекс байконур

Условия были тяжелейшие. Резко континентальный климат будущего Байконура был чрезвычайно удобным лишь для запуска ракет (300 солнечных дней в году), но крайне неприятным для людей. Адскую летнюю жару (до +40 в тени) сменяли сибирские морозы (до −40) зимой. При этом работы шли, по сути, в голой степи, где компанию строителям составляли лишь немногочисленные обитатели соседнего железнодорожного полустанка, как будто сошедшие со страниц повестей Чингиза Айтматова, сайгаки да суслики.

Комплекс байконур
Комплекс байконур

Первые строители были вынуждены зимой жить в палатках, позже в землянках, питаться с помощью походных кухонь и пить неочищенную воду Сырдарьи. Конечно, значительную часть военных и инженеров составляли ветераны Великой Отечественной войны, привыкшие ко многому на ее фронтах, но и они оказались бессильны перед свирепствовавшими желудочно-кишечными заболеваниями.

Комплекс байконур

Сражаясь со сложными грунтами, климатом и болезнями, военные строители возводили в казахстанской пустыне мечту всего человечества. Всего за два года были проведены основные работы по сооружению первой пусковой площадки, с которой новая «королевская» ракета Р-7 должна была вначале улететь на Камчатку, а затем в космос. Был вырыт котлован глубиной в 50 метров, перемещен миллион кубометров грунта, уложено свыше 30 тыс. кубометров бетона. К площадке, которой спустя четыре года предстояло стать знаменитым гагаринским стартом, подвели автомобильную и железную дороги, рядом на так называемой площадке №2 («двойка») построили монтажно-испытательный корпус.

Комплекс байконур

Академик Борис Черток, ближайший сподвижник Сергея Королева, оказавшийся впервые на станции Тюратам в начале 1957 года, в своих многотомных мемуарах «Ракеты и люди» так описывал свои впечатления от будущего космодрома:
«Первое впечатление — грусть и тоска от вида облупленных мазанок и грязных улочек пристанционного поселка. Но сразу же за этим первым неприглядным пейзажем открывалась панорама с характерными признаками великой стройки. Мы поехали на „двойку“. Дорога шла прямо по плотному грунту действительно бескрайней, голой, еще зимней степи. Зимняя влага мешала истолченной почве превращаться в мелкую дисперсную всепроникающую пыль. Можно было дышать полной грудью чистым степным воздухом. Слева велась прокладка бетонной трассы ко второй и первой площадкам. К стройкам шли вереницы самосвалов с бетоном. Мы обгоняли самосвалы с капающим из кузовов свежим раствором, машины со всевозможными ящиками, стройматериалами и крытые фургоны с солдатами-строителями.

Комплекс байконур

Монтажно-испытательный корпус являлся основным сооружением технической позиции на второй площадке. Нам предстояло проводить в нем все операции по подготовке ракет до их вывоза на стартовую позицию. В большой высотный зал МИКа свободно вкатывался тепловоз, толкающий впереди вагоны с блоками ракеты. Здесь, в зале, проводилась разгрузка, размещение их на время испытаний на транспортных тележках, и здесь же предстояло впоследствии проводить сборку пакетов из раздельно испытанных блоков».

Комплекс байконур

Комплекс байконур

15 мая 1957 года с пусковой площадки №1 Научно-исследовательского испытательного полигона №5 был произведен первый пуск новой ракеты Р-7 конструкции С. П. Королева. Пуск был неудачным («семерка» пролетела всего 400 километров), но это было лишь начало большого, наполненного триумфами и трагедиями пути. В августе 1957-го Р-7 стала первой в мире межконтинентальной баллистической ракетой, успешно доставив муляж боеголовки на камчатский полигон «Кура», а еще спустя полтора месяца, 4 октября того же года, «семерка» вывела на околоземную орбиту первый искусственный спутник нашей планеты, начав космическую эру человечества.

Комплекс байконур
Комплекс байконур

Параллельно с техническими сооружениями космодрома в нескольких километрах южнее рос жилой городок для будущих ракетчиков. Начавшись с кварталов, застроенных деревянными бараками, впоследствии он застраивался типичными для Советского Союза многоэтажками, вначале кирпичными, а затем панельными. «Десятая площадка», Ташкент-90, поселок Заря, наконец, город Ленинск выделялись разве что своей сверхсекретностью, отличным (в сравнении с окружающими населенными пунктами Казахстана) снабжением продуктами и промтоварами и неплохой общественной инфраструктурой, призванной скрасить жизнь вдали от Большой земли.

Комплекс байконур
Комплекс байконур
Комплекс байконур

Ленинск, который в 1990-х переименовали в Байконур, существовал вопреки своему окружению. Проблемы с пресной водой, солончаковые почвы, быстро выводящие из строя трубы канализации, теплоснабжения и водопровода, регулярные перебои с электроэнергией, жесткий климат и не слишком приспособленное к нему типовое советское жилье — все это было повседневной реальностью для города, чье население на пике развития достигало ста с лишним тысяч человек.

Комплекс байконур
Комплекс байконур

Впрочем, для большинства жителей Байконура, по крайней мере в 1960—1980-е годы, бытовые проблемы были лишь слегка раздражающим фоном той тяжелой, но наполненной романтикой покорения природы работы, которой они занимались.

Комплекс байконур
Комплекс байконур

В 1957-м же все только начиналось. Впереди были гагаринский старт и полет Валентины Терешковой, катастрофа маршала Неделина и смерть космонавтов Комарова, Добровольского, Пацаева и Волкова, триумф автоматических межпланетных станций и провал лунной программы, «Союз-Аполлон» и станция «Мир», советский шаттл «Буран» и его гибель под обрушившейся крышей монтажно-испытательного корпуса в 2002-м, расцвет города Ленинска в 1980-е и отчаянная борьба за жизнь города Байконура в 1990-е.

Комплекс байконур
Комплекс байконур
Комплекс байконур

За прошедшие 60 лет на Байконуре успели построить свыше 20 стартовых сооружений, 34 технических комплекса с монтажно-испытательными корпусами, два аэродрома, собственную ТЭЦ, кислородно-азотный завод, 470 километров железных и 1280 километров автомобильных дорог, десятки и сотни объектов инфраструктуры. Этот космодром, несмотря на распад СССР, — по-прежнему крупнейший космический центр в мире.

Комплекс байконур0Комплекс байконур

Борис Черток так писал в мемуарах о своем посещении Байконура в 1957 году:
«Королев обладал редким даром: он умел предвидеть будущее лучше всех своих соратников. Вспоминаю, как на его газике мы неслись по казахской степи. Дороги нещадно пылили, и я не упустил случая поворчать, что мы забрались в эту полупустыню, хотя можно было выбрать полигон в значительно более комфортном месте. Сергей Павлович воскликнул: «Эх, Борис! Ты неисправимый заржавленный электрик! Смотри и любуйся, какие кругом безграничные просторы! Мы здесь великие дела делать будем! Поверь мне и не ворчи!» Его обычно озабоченное, иногда нарочито суровое лицо на сей раз выглядело по-юношески восторженным и одухотворенным».

Комплекс байконур

Сергей Павлович, как обычно, был прав.
«В первый год жизни на полигоне бетонка проходила по голой степи. Только слева, если ехать от станции Тюратам, пролегала такая же одинокая железнодорожная ветка, по которой ходили поезда, отвозившие утром офицеров на службу и вечером забиравшие их домой. Постепенно степь застраивалась. Уже через два года по дороге к МИКу (монтажно-испытательному корпусу) можно было шагать по пешеходным тротуарам, проложенным рядом с бетонкой. Жару чуть смягчали тени от тополей, высаженных вдоль дороги, и тонкие струйки орошения, спасавшие первые насаждения от неминуемой гибели.

Комплекс байконур

А в начале 1990-х степи, той самой, нестерпимо жаркой и обжигающе холодной, пыльной и цветущей тюльпанами степи Казахстана уже просто не было видно. Любоваться можно было только многочисленными служебными зданиями, ведомственными коттеджами и далекой панорамой грандиозных корпусов, построенных по программам Н-1, „Энергия“ — „Буран“ и многим другим».

Комплекс байконур

Все это было создано под пустынными летними суховеями и зимними снежными буранами десятками тысяч людей, в буквальном смысле совершавших трудовой подвиг во имя прогресса всего человечества, того первого шага из его земной колыбели, о котором мечтал еще Константин Циолковский.

Источник: back-in-ussr.com

Комплекс байконур

2 июня 1955 года проект строительства «Научно-исследовательского испытательного полигона № 5» (НИИП-5) был утвержден Генеральным штабом Министерства обороны СССР. Этот день считается днем рождения комплекса «Байконур» который включает в себя город и космодром.

Как возникло это название ? Космодром так назвали по имени ближайшего города ? Или новый построенный город назвали по имени космодрома ?

Оказывается, в самом начале истории города и космодрома ни один и ни второй не назывались Байконуром …

Комплекс байконур

 

Из воспоминаний В.А.Скробана: «Место, в котором я служил, закрытый город Ленинск, и космодром в его окрестностях в казахской пустыне Тюра-Там называли Байконуром неофициально, из соображений секретности. Мы знали, что на самом деле Байконур — это глухая деревушка севернее, в которой нет никакого космодрома. Надо было, чтобы враги Родины думали, что запуски ракет производятся там, чтобы отвлечь внимание от космодрома настоящего».

Представляете ! У меня не укладывалось в голове, как это легендарное название оказалось «пустышкой»!» Если вы начнете искать на эту тему информацию, то не найдете абсолютно НИ-ЧЕ-ГО!  И вот почему:

«12 февраля 1955 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР совместным постановлением утвердили создание Научно-исследовательского испытательного полигона. Этот полигон предназначался для проведения испытаний ракетной техники, способной как доставлять ядерные заряды на огромные расстояния (в частности до США), так и для исследования космического пространства, о чем человечество мечтало с давних времен. Расположение космодрома было выбрано не случайно. Удаленность от больших трасс и ж/д путей, удаленность от границы. С точки зрения климата этот район для стартов ракет благоприятен — более 300 солнечных дней в году, мало осадков, низкая влажность, короткая зима. Место для космодрома было выбрано из трех вариантов — Северокавказского, Дальневосточного и Казахстанского. Размещение космодрома южнее было нежелательным из-за расположения трасс и основных полей падения отработанных ступеней в Китае или густонаселенных районах Средней Азии. Территория космодрома и сопутствующих ему служб оказалась в излучине Сырдарьи, посередине между двумя райцентрами Кзыл-Ордынской области — Казалинском и Джусалами, около разъезда Тюра-Там. Естественно, что все У-2, пролетавшие над Казахстаном, включая самолет Пауэрса, тщательно фотографировали гигантское строительство реального объекта.

Для обеспечения секретности объекта было начато строительство мнимого космодрома. На северных отрогах хребта Алатау в Казахстане есть поселок Бойконыр или, по-русски, Байконур. В начале 50-х годов с большими трудностями туда завезли лесоматериалы и возвели из них макет стартовых устройств космодрома. Как это было во время войны, когда для отвлечения бомбардировочной авиации противника строили ложные аэродромы с фанерными муляжами самолетов. Ни дорог, ни источников водо- и электроснабжения там не было. То есть и прятать было нечего. Американские разведывательные самолеты Байконур вниманием не жаловали. Тем не менее, «космодром» на Байконуре охраняли вплоть до начала 70-х годов. Все сообщения в советской печати о запусках спутников местом запуска указывали Байконур. Постепенно это название стало ассоциироваться с настоящим космодромом. Хотя, «чтоб никто не догадался», этот настоящий космодром и район формирования полигона в первой половине 1955 года имел условное наименование «Тайга».

Строительные работы на полигоне были начаты во второй половине зимы 1955 года военными строителями под руководством Г. М. Шубникова. Поначалу военные строители жили в палатках, весной появились первые землянки на берегу Сырдарьи, а 5 мая было заложено первое капитальное (деревянное) здание жилого городка.

Официальной датой рождения города и полигона считается 2 июня 1955 года, когда директивой Генерального штаба Министерства Обороны СССР была утверждена организационно-штатная структура 5-го Научно-исследовательского испытательного полигона и создана войсковая часть 11284 — штаб полигона. Полигон и посёлок получили неофициальное название «Заря». В 1955 году совместным решением Министерства Связи и Министерства Обороны СССР был установлен условный почтовый адрес для войсковых частей полигона — «Москва-400, в/ч №…».

 

Комплекс байконур

1970

 

В течение второго полугодия 1955 года продолжалось строительство деревянных административных и жилых зданий (в основном барачного типа) на улицах Набережной и Пионерской, впоследствии за этим районом (южная часть города) закрепилось название «Деревянный городок». Общая численность гражданского и военного персонала, работающего на полигоне, к концу 1955 года превысила 2500 человек.

Летом 1956 года началось строительство кирпичного казарменного городка в квартале, получившем название «Десятая площадка» (ныне ул. Гагарина). Позже этим термином в разговорной речи нередко называли и весь посёлок «Заря» (впоследствии — п. Ленинский и г. Ленинск). В конце 1956 года для военнослужащих полигона был установлен новый почтовый адрес — «Кзыл-Орда-50» (позднее он был сменён на «Ташкент-90», который действовал до конца 1960-х годов). К началу 1957 года численность персонала полигона превысила 4000 человек.

Первоначальным проектом предусматривалось, что посёлок расположится на обоих берегах реки, однако мощное весеннее половодье заставило уже через несколько лет отказаться от этого замысла, тем более что постройка моста через реку потребовала бы значительных финансовых и временных затрат. Строительство посёлка развернулось на правом берегу реки, для защиты от паводковых вод в южной части посёлка была сооружена специальная двухметровая дамба.

29 января 1958 года Указом Президиума Верховного Совета Казахской ССР посёлку на площадке 10, не имевшему названия, а неофициально называвшемуся «Заря», присвоено название Ленинский. По проекту посёлок был рассчитан на постоянное проживание около 5 тысяч человек. Однако, благодаря интенсивному расширению проводимых на полигоне опытно-испытательных работ, уже в конце 1959 года в поселке Ленинский проживало 8000 человек, а к концу 1960 года — более 10000 человек.

В конце 1950-х — начале 1960-х годов проводилась массовая застройка посёлка трёхэтажными кирпичными домами («сталинского» типа с высокими потолками) в границах улиц Осташева — Коммунальная — Носова — Ленина, Носова — Коммунальная — Шубникова — Речная; построены четырёхэтажные здания — штаб полигона и универмаг — на площади Ленина.

Жилой город получил вполне официальное название «Ленинск» и уже намного позже в конце 90-х годов ему  было присвоено его сегодняшнее имя. В связи с чем на карте Казахстана появился второй Байконур. А  5-й НИИП получил открытое название «Космодром Байконур» (для публикаций в прессе и т. п. целей) после первого полёта в космос человека — Ю. А. Гагарина, состоявшегося 12 апреля 1961 года, в этот день космодрому было вручено Боевое знамя.

 

Комплекс байконур

Байконур из космоса.

 

 

Вот делится своими воспоминаниями  заслуженный строитель России, прораб легендарного «Гагаринского старта» полковник в отставке Сергей Алексеенко.

 

— Сергей Андреевич, понятно, засекреченность строительства космодрома была страшная. Но вы-то, военные строители, знали, что возводили?

— Нет. Знали только, что минобороны создает ракетную базу для защиты своих рубежей, нанесения ответного ядерного удара по США в случае войны. В легендах прикрытия Генштаба она имела название «Стадион». Первые строители прибыли на станцию Тюра-Там в январе 1955 года. Но лишь в сентябре начались работы по рытью котлована под первый старт. Техники поначалу не хватало: каких-то пять скреперов, два бульдозера, столько же экскаваторов, пять самосвалов. Все. И это, чтобы за считанные месяцы вынуть из котлована глубиной 50 метров более одного миллиона кубометров породы! Все равно, что Азовское море вычерпывать ложкой.

А тут еще с глубины полтора-два метра пошел не песок, а ломовые глины, которые не брал ни один ковш. Попробовали рыхлить отбойными молотками — бесполезно. Зато разные представители из инстанций, глядя в чертежи, удивлялись «безделью и лености» тогдашнего прораба. И так довели его, что он, разочарованный в своих способностях «выкопать какую-то яму», слег в больницу. Я тогда работал на других объектах. Помню, еще подумал: не дай бог попасть на котлован. И как сглазил: с января 1956 года меня назначили прорабом на первый космический старт. Так что начал Байконур с нуля и прошел всю стройку. До подписания акта сдачи «Гагаринского комплекса», а потом и прочих в эксплуатацию.

— С Главным конструктором встречались часто?

— Конечно. Мы общались очень тесно. Настолько, что некоторые даже окрестили меня чуть ли не «придворным» прорабом Сергея Павловича Королева: по его командам я выполнял работы в действующем монтажно-испытательном комплексе, на старте и т.д.

— Крутой нрав Королева доводилось испытать на себе?

— Он меня схватил за грудки уже в самую первую встречу. Кстати, его фамилию из-за конспирации не называли, просто сказали: «С вами встретится Главный конструктор». А встретиться нужно было срочно. Мы провели серию мелких взрывов и вдруг вышли на водяной горизонт. Как оказалось, чертежи проектного института были подготовлены без данных по гидрогеологии. Я предложил остановиться и начать устройство фундаментной плиты на достигнутой глубине. Но нужно было «добро» заказчика.

Однако Сергей Павлович буквально стал трясти перед моим носом кулаком: «Нет, ты мне выкопаешь котлован строго по проекту или будешь мыть золото очень далеко отсюда!» Я в сердцах бросил: «Далась вам эта глубина. Метр больше, метр меньше — какая разница?» Королев выругался и уже спокойно сказал: «Я с этим не могу согласиться. Ракетная струя должна иметь длину свободного пробега не меньше половины высоты стартующей ракеты. В противном случае ракета не сойдет со старта или, сойдя, упадет рядом. Поэтому прошу: сделай все по проекту!» Вот тогда я впервые понял, что все-таки мы строим. Потом трения с Королевым, конечно, были, но их можно пересчитать по пальцам одной руки. Взаимопонимание было полным.

 

Комплекс байконур

 

— И как же удалось выполнить просьбу Сергея Павловича, не затопив котлован?

— Все просчитали и сделали два мощных взрыва, чтобы отжать воду и выбрать породу «по суху» до нужной отметки. Драматизм в чем был? Взрывать-то нам «сверху» запретили. Но выхода иного мы не видели. Действовали на свой страх и риск. Я присутствовал при разговоре начальника строительства космодрома Георгия Шубникова и главного инженера Главка минобороны Михаила Григоренко: мол, если что случится, Алексеенко в тюрьму сажать не будем, но одну звездочку с него снимем, понизим в звании.

Первые шурфы бурили ночью, а на день их маскировали бугорком земли. Чтобы проверяющие ничего не заподозрили. Первый взрыв назначили на 5 утра. А за пять минут до него подходит ко мне бригадир подрывников: «Может, не будем рвать,а? Ну ее к черту, эту яму — пусть стоит недокопанная». Я погрозил ему пальцем и показал на часы. А потом рванули 20 тонн взрывчатки. Первым подошел к краю котлована бригадир. Как закричит: «Молодец, прораб! Никакой воды. Утерли мы нос академикам-контролерам!»

— Вы строили не только космодром Байконур, но и потом Плесецк. Где было сложнее?

— Мне кажется, условия строительства Байконура были идеальными по сравнению с условиями Плесецка. Казахстанский климат прекрасный для жизни и строительных работ. А в Плесецке? Тайга, бездорожье и тучи комаров.

— А какая из встреч с Сергеем Павловичем запомнилась вам особенно?

— За год до его смерти. Я тогда работал в минобороны и в тот день пришел на прием с бумагами к Михаилу Георгиевичу Григоренко, который уже был начальником Главка. И вдруг в приемную заходит Королев. Пожал руку: «Что ты тут делаешь?» Рассказал про «лунник». «Это же моя самая лучшая программа» — весело говорит он. А меня тогда мучили проблемы, связанные с подготовкой стартового комплекса для ракеты Н-1, который проектировался мелко заглубленным, так называемым «трехлепестковым». «Вы разрешали сокращать глубины более поздних «гагаринских» стартов?» — быстро задаю вопрос. «Нет». Спрашиваю про сам старт. «Его проект еще не видел», — отвечает. «Сергей Павлович, вы знаете, что с трехлепесткового старта ракета не пойдет? Мы проверили на макете», — тороплюсь я. «Что надо делать?» — «Запроектировать новый старт по типу «гагаринского» или делать пусковой стакан, как на шахтных вариантах». — «Хорошо, — подводит итог Королев. — Я вызову Бармина. Разберусь. Созвонимся».

Потом в кабинете с Григоренко выпили сухого грузинского вина. Сергей Павлович провозгласил тост: «Ну, що, хлопцы, побалакаем. Побажаю вам счастья!» Первым выпил и разбил бокал об пол. Как попрощался с нами.

— Сергей Андреевич, почему, по вашему мнению, лунную ракету Н-1 преследовали неудачи: аварии следовали одна за другой?

— Я убежден: «лунник» погиб из-за плохой газодинамики стартового сооружения. Трехлепестковый старт лунной программы Н-1, на котором настояли проектировщики, «экономично» сокращал объемы земляных работ. Но за такой «экономичностью» маскировалось отсутствие главного условия нормального старта — не было места для свободного пробега газовой струи ракеты. И она сама себя сжигала при старте.

— Правда, что Королев считал Байконур счастливым местом на земле?

— Да, наряду с Одессой, Москвой и Троице-Сергиевой лаврой. Почему? При рытье котлована под «гагаринский» старт на глубине 35 метров было обнаружено древнее костровище. Несколько поленьев были уже покрыты серебристыми высолами. Мы срочно вызвали археологов из ближайшего города. Но они так и не приехали. Тогда я сложил остатки костра в ящик, а одно полено отправил в столицу. Оттуда через три месяца пришел ответ: находке 10-30 тысяч лет. Узнав об этом, Сергей Павлович резюмировал: «Самое главное, что мы строим сооружение на берегу жизни древней цивилизации, значит, это место будет счастливым и для нас». А небольшой уголек положил в спичечный коробок и унес с собой.

— Скажите, а ракетчики не чувствовали себя на космодроме «белой» костью по сравнению со строителями?

— Никогда! Мы жили в равных условиях: тяжело — так всем. Полегчало — так тоже всем. Главный конструктор говорил: «Наземные стартовые сооружения — это больше, чем ракета. Ракета без них — металл, начиненный оборудованием. И потому мы к строителям относимся так же, как и к ракетчикам, ибо они вместе делают одно большое дело».

— А были в истории космодрома анекдотические случаи?

— Сколько угодно. Скажем, такой. На 1957 год помощник Королева заказал цистерну спирта — 12 тонн для промывки систем и прочее. А израсходовали только 7 тонн. Что делать? Ведь знали, что Госснаб СССР на очередной год выделит не больше «расхода». Помощник вызвал бульдозер, вырыли возле цистерны яму и туда слили оставшийся спирт. Засыпали песком. Но кто-то разнюхал, разгреб песок… Черпали прямо котелками. Так на полигоне, где царил сухой закон, появилась выпивка. Правда, порядок навели быстро — остатки спирта просто-напросто выжгли. А Сергей Павлович потом еще долго вздыхал: «Вот стыд-то какой, такое добро и в землю!»

 

Комплекс байконур

 

Давайте почитаем, что пишет Директор Института истории естествознания и техники РАН Батурин Ю.М.:

Жизнь в городе, конечно, была очень заманчивой для жителей окрестных посёлков, но всё же отличалась скромностью. До начала 1990-х годов там не было ни одного базара. Продукты можно было купить только в магазинах, причём основные — по талонам. Правда, летом крестьяне привозили и продавали со своих лотков овощи и фрукты. Базар появился стихийно в 1991 году, когда в магазинах абсолютно ничего не осталось. Это место первой, полузаконной тогда торговли нарекли «Полем чудес». 26 сентября 1991 года городской рынок легализовали. Общественных туалетов в городе не было вплоть до начала XXI века. На улицах лежали горы мусора. Машин было мало, они обслуживали в основном объекты космодрома, старые автобусы, именуемые в просторечии «скотовозками», ходили (довольно редко) всего по четырём маршрутам. Летом часть автобусов снимали с маршрута и направляли на перевозку жителей на дачи близ аэродрома «Крайний».

Кстати, добраться до аэродрома было трудно. Но ещё труднее — купить билет в Москву: в неделю было всего два рейса, байконурцы записывались в очередь за месяц и постоянно дежурили у единственной авиакассы. Космонавты и технические специалисты летали на Байконур и обратно специальными, не рейсовыми самолётами. Военным строителям всегда было несладко, но после распада Советского Союза условия их жизни стали и вовсе нетерпимыми: у солдат не было чистого белья, они подолгу не были в бане, даже в морозы умывались на улице ледяной водой; кормить стали и вовсе плохо.

И в феврале 1992 года произошёл бунт военных строителей. Благодаря увещеваниям местных аксакалов  трагедий удалось избежать, и солдат отправили «в отпуск», из которого почти никто не вернулся, но всех оставили в покое, не стали трогать. Через год взбунтовались солдаты-ракетчики, готовившие ракету-носитель «Протон», — из-за неукомплектованности части на каждого выпадало работы втрое больше положенного. Был бунт военных строителей и в 2003 году, причём повод оказался неожиданным. Сообщения о строительстве космодрома «Восточный», на который Россия якобы собирается перевести все свои пуски, включая пилотируемые, вызвали слухи о том, что космодром «Байконур» вскоре закроют, а солдат отправят служить в Сибирь. В результате ухода военных с космодрома освобождались квартиры в городе, причём многие из них были с мебелью и вещами, поскольку контейнеров было очень мало и уезжающие бросали всё, лишь бы уехать. Брошенные квартиры тут же стали захватываться жителями ближайших аулов, которые иногда селились в них вместе с козами и другой живностью. Из пустующих квартир стали воровать сантехнику и газовые плиты.

Как говорят, по этой причине в одном из домов произошли утечка газа и взрыв, унесший 16 жизней. Общежитие, в котором селили технических специалистов, приезжавших в длительные командировки по космическим программам, за неприглядные условия жизни прозвали «Бухенвальдом». При переходе управленческих функций в городе от военных к гражданским начались неразбериха и разгул преступности. Между российской и казахстанской милицией на первых порах не было даже прямой телефонной связи.

Вода подавалась по графику даже в медицинские учреждения. ТЭЦ начали забирать у военных в начале отопительного сезона, в результате чего зимой байконурцы остались вообще без тепла и жили в туристических палатках (у кого были), поставленных прямо в квартире. Казалось, Байконур умирает. Многие специалисты покинули его навсегда. Ситуацию спас договор 1994 года, по которому Россия брала космодром в аренду у Казахстана на 20 лет (впоследствии он был продлен). На возрождение Байконура были выделены немалые деньги, но и они стали использоваться так же, как и везде в наше время: когда в городе не осталось средств на закупку хлеба, последовало странное объяснение, что они якобы ушли на закупку бельгийского мороженого, а затем — голландских сыров и шоколадных конфет.

На самом деле деньги просто прокручивали в банках.

Сегодня ситуация выправилась, и Байконур сейчас представляет собой совершенно необычный и непростой город: его мэра назначают указами сразу двух президентов — Казахстана и России. Там действуют оба законодательства — казахстанское и российское (как? — загадка, учитывая, что во многих острых моментах они расходятся). Там слаженно работают правоохранительные органы Казахстана и России, два суда, два военкомата, два загса и в ходу две валюты.

И главное — живут там и граждане России, и граждане Казахстана. Больше нет проблем с холодной и горячей водой, светом, газом, отоплением. Появились новые гостиницы, дома, больницы, скверы, школы, в которых учат и на русском, и на казахском языках, действуют спортивные клубы, построен спортивно-оздоровительный комплекс, между прочим, с 50-метровым, олимпийским бассейном. Вылили на маршруты новые автобусы, появились частные такси (в такси берут деньги с каждого пассажира, даже если они едут вместе, например семьей). Ожил Байконур и продолжает обеспечивать космические запуски. Нельзя отказать байконурцам в чувстве юмора, без которого вряд ли можно было пережить трудные времена.

Когда на въезде в город установили памятник, внизу которого изображены шахтеры, выходящие из забоя, а стелу венчает первый спутник, ему сразу дали название «Из пещеры — в космос». Некогда горком партии прикрыл огромным щитом с большими буквами «КПСС» некрасивый пустырь, а позже на улице за поворотом поставили магазинчик с большими стеклянными витринами. Буквы тут же стали расшифровывать: «Кому похмелиться — стекляшка справа». Ещё один знаменитый дом с магазинами выглядел так слева — мужская обувь, справа — женская, а посередине — винный магазин, который немедленно окрестили «Между ног». Не использовали это название только футболисты, устраивавшие на поле за магазином турнир «Первенство пятого гастронома».

Отразилась в народной топонимике Байконура и вся история — советская и мировая — времен космической эпохи. Есть там микрорайоны «Малая земля» и «Японские острова», в начале 1970-х годов другой микрорайон нарекли «Даманским».

 

 

 

Вот еще несколько легенд Байконура:

Черный пастух

Байконур – в переводе с казахского означает «богатая долина». Так называется та местность, в которой расположен сам космодром. У древних кочевников, живших в тех пустынных местах, была интересная легенда о Черном Пастухе, который соорудил из шкур огромную пращу, наполнил её раскаленными камнями и верблюжьим жиром и бросал эти камни во врагов, которые приближались к его становищу. Падая, горячие камни и жир поражали врагов, те же, кто уцелел, бежали в ужасе. В тех местах, куда падали камни долгое время ничего не росло, и на земле оставались выжженные отметины. Кочевники считали эту долину «пупом земли». По мнению специалистов, легенде этой больше десяти веков. Теперь же из гигантской «пращи» космодрома вылетают совсем другие «горящие камни» – спутники и ракеты. Так древняя легенда нашла свое отражение в зеркале современности.

 

Мещанин-вольнодумец, которого сослали на Байконур.

А был ли он? Конечно, нет. Эта газетная байка появилась в прессе в семидесятые годы и породила нешуточный отклик читателей, которые приняли её за чистую монету. «Московские губернские ведомости» якобы за 1848 г. сообщали: «Мещанина Никифора Никитина за крамольные речи о полёте на Луну сослать в киргиз-кайсацкую степь, в селение Байконур». Так пошутил один из днепропетровских читателей «Известий», который в 1974 г. взял да и прислал письмо в редакцию, в которое вложил вырезку из газеты «Днепр вечерний». Позднее, когда началась шумиха в прессе, читатель признался, что все выдумал, потому что хотел пошутить. Не было никакого мещанина. Не было никакой ссылки.

 

Комплекс байконур

 

 

 

Комплекс байконур

 

 

 

Комплекс байконур

 

 

 

Комплекс байконур

 

 

 

Комплекс байконур

 

 

 

Комплекс байконур

 

 

 

Комплекс байконур

 

 

 

Комплекс байконур

 

[источники]

источники

http://vikent.ru/enc/6563/

http://www.rg.ru/2005/06/02/bajkonur.html

http://www.baikonuradm.ru/index.php?mod=city_1

http://www.kik-sssr.ru/Nesterenko.htm

7 легенд Байконура

http://vpk-news.ru/photographs/gallery/15052#slide-7-field_gallery-15052

 

Ну и конечно раз уж сегодня День Космонавтики, давайте еще что нибудь вспомним по этой теме :  вот например Советские звездные войны глазами американцев  или например вот она — Царь — ракета. А вот трагическая Неделинская катастрофа и  кто еще не знает что такое Операция «Скрепка». А мы с вами вспомним Гиперболоиды Советского Союза , и интереснейшую программу «Спираль»

Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия — http://infoglaz.ru/?p=63183

Источник: masterok.livejournal.com

Четвертое октября 1957 года. Со стартовой площадки № 1 с полигона Тюратам, который сегодня мы знаем как Байконур, запущен на орбиту первый искусственный спутник Земли. Это событие стало началом космической эры человечества. За более чем 60 лет эксплуатации с площадки взлетели 638 космических кораблей.

1946 год. Не успев оправиться от Второй мировой войны, Советский Союз вступает в ядерную гонку с Соединенными Штатами. СССР предстояло разработать систему, которая смогла бы при необходимости доставить ядерный боезаряд на территорию противника. Межконтинентальная баллистическая ракета Р-7, создаваемая в конструкторском бюро Сергея Королева, должна была преодолеть расстояние от восьми до 11 тысяч километров. Но когда работы подходили к завершению, выяснилось, что полигон Капустин Яр в Астраханской области для испытаний не подходит из-за недостаточно большого поля для падения ступеней ракет.

Рассматривались несколько вариантов возможной дислокации: Марийская АССР, западное побережье Каспийского моря и пустыня Кызылкум. Безжизненная местность в Казахстане оказалась самой подходящей.

На строительстве в пустыне Кызылкум настаивал и конструктор Сергей Королев: он считал, что чем ближе стартовая площадка к экватору, тем удобнее будет применить скорость вращения Земли.

Близость железнодорожной станции Тюратам позволяла беспрепятственно доставлять строительные  материалы, а в дальнейшем и части ракет. Но чтобы скрыть стройку от посторонних глаз, пришлось менять расписание поездов.

Январь 1955 года. Генерал-майора Георгия Шубникова срочно вызвали в Москву. Из аэропорта его сразу повезли в ЦК партии. Там ему поручили задание государственной важности — возглавить секретную стройку в казахской пустыне. Еще во время Великой Отечественной Шубников зарекомендовал себя специалистом по инженерно-строительным работам в самых тяжелых условиях.

Отряд военных строителей прибыл на станцию Тюратам в январе 1955 года и сразу почувствовал на себе суровые условия пустыни: зимой температура опускалась до минус 40 градусов, а песок промерзал на 1,5 метра.

Строительство «Полигона № 5» проходило в условиях строжайшей секретности. В неведении пребывали даже строители. Рабочие были уверены, что в пустыне они возводят огромный стадион.

Для того чтобы дезориентировать вероятного противника, в Карагандинской области, близ села Байконур, строился еще один полигон — ложный. Деревянные макеты стартовых комплексов и ракет с высоты птичьего полета выглядели как настоящие.

В начале мая 1955 года на берегу Сырдарьи было заложено первое деревянное здание жилого городка, началось капитальное строительство. Но жилья на всех не хватало. Для многих домом на долгие месяцы становились обычные железнодорожные вагоны.

Строительная площадка полигона была огромной — около 7000 километров. Но самую большую сложность представлял котлован стартовой площадки. После полутора-двух метров глубины вместо песка пошла ломовая глина. Чтобы ее разбить, приходилось бурить шурфы и закладывать взрывчатку. Когда рабочие дошли до глубины 35 метров, они наткнулись на костровище. Обгорелые бревна отправили на исследование в Москву. Там выяснилось, что находке как минимум десять тысяч лет.

Королева известие очень обрадовало, он посчитал это счастливым знаком. Но вскоре строителей ждал еще один сюрприз — на этот раз неприятный.

За десять метров до контрольной метки котлована оказались грунтовые воды, о которых не знали геологи. Начать строительство на новом участке означало отложить сдачу стратегически важного объекта как минимум на год. Но генерал-майор Шубников предложил решение — бетонировать водяную линзу особым способом.

Пятое мая 1957 года. Специальная комиссия приняла первый стартовый комплекс секретного полигона. А 6 мая ракету Р-7 уже установили на старте.

Первый пуск межконтинентальной баллистической ракеты с макетом боеголовки состоялся 15 мая. Но все пошло не по плану: загорелся один из двигателей. Пролетев 600 метров, ракета рухнула. Следующие два запуска Р-7 тоже обернулись неудачей. После доработки конструкции было решено провести четвертый испытательный пуск.

Двадцать первого августа 1957 года ракета полностью выполнила план полета, ее головная часть достигла полигона Кура на Камчатке. Изначально стартовая площадка № 1 была рассчитана всего на пять пусков — для испытаний межконтинентальной баллистической ракеты. И после успешных запусков Р-7 должна была встать на вооружение первого в СССР войскового ракетного соединения, оснащенного ракетами «Ангара». Но стартовый комплекс оказался построен настолько добротно, что мог совершить еще не одну сотню запусков. Было бы нелепо бросать такой полигон.

И тогда Королев задумался о возвращении к программе мирного освоения космоса. Из военного полигон превратился в космический.

Четвертое октября 1957 года. Состоялось событие, открывшее человечеству космическую эру. Первый искусственный спутник был успешно выведен на орбиту. Запуск первого искусственного спутника Земли дал старт космической гонке. Теперь в планах отечественной космонавтики было вырваться за орбиту и достичь поверхности Луны.

Второе января 1959 года. Автоматическая межпланетная станция «Луна-1» достигла окрестностей Луны, но на поверхность не попала. Уже через полгода после технических доработок ракеты начались новые испытания. Но четыре попытки запуска автоматической межпланетной станции закончились провалом. Лишь 14 сентября 1959 года станция «Луна-2» достигла поверхности Луны в районе Моря Дождей.

Третьего апреля 1961 года на заседании Президиума ЦК КПСС было принято историческое решение — отправить первого человека в космос.

За три недели до старта космического корабля «Восток-1» с человеком на борту на стартовом комплексе началась кропотливая работа. Разработчикам пришлось сильно модернизировать стартовый комплекс.

Когда космонавты прибыли на полигон, к ним никого не допускали. Информация о неудачных испытаниях с запуском животных тщательно скрывалась. Перед тем как вывезти корабль на старт, его показали претендентам на первый космический полет.

Двенадцатое апреля 1961 года. На стартовой площадке № 1 напряженная атмосфера. До старта космического корабля «Восток» с Юрием Гагариным на борту остается несколько минут. 

Старт «Востока-1» был произведен 12 апреля 1961 года в 09:07. Успешный полет человека в космос вызвал серьезный интерес западных стран к советским ракетам. Байконур стал не только центром развития военной и космической отрасли СССР, но и визитной карточкой страны. Сюда приглашали иностранные делегации. Двадцать пятого июня 1966 года космодром посетил Шарль де Голль.

В 1967 году Байконур распахнул двери в космос для всех дружественных стран. Стартовала программа «Интеркосмос» — международное исследование и использование космического пространства в мирных целях. 

В конце 70-х годов на стартовой площадке провели капитальный ремонт. Но строители даже не могли предположить, что вскоре плоды их трудов превратятся в золу.

Двадцать шестое сентября 1983 года. Все готово к запуску «Союза Т-10-1» . Космический корабль должен был доставить экспедицию к орбитальной станции «Салют-7». Но за 48 секунд до старта случилось непредвиденное — загорелось топливо ракеты-носителя. Космонавтам Владимиру Титову и Геннадию Стрекалову удалось выжить, а Байконур был охвачен пламенем. После того как огонь потушили, от старта остался лишь обгоревший остов. Огонь уничтожил всю поверхность стартовой площадки, испепелил оборудование бункеров.

Руководство страны поставило строителям, казалось, невыполнимую задачу — полностью восстановить пусковую площадку № 1 за полгода. И не просто восстановить — модернизировать. 

Спустя шесть месяцев Гагаринский старт вновь был готов к эксплуатации. Начались новые полеты. Но все изменилось в 90-е. После развала СССР Байконур оказался на территории другого государства — Казахстана. Официальных решений по выселению или ликвидации казахские власти не принимали.

В 1994 году космодром с городом Ленинском, который был переименован в Байконур, передали России в аренду. Это вдохнуло в него новую жизнь и возродило полеты в далекий космос.

Байконур до сих пор остается крупнейшим космодромом в мире и единственным земным портом для пилотируемых космических кораблей. С закрытием Гагаринского старта на реконструкцию завершилась целая эпоха в освоении космоса. Но работа на МКС не заканчивается. Следующий космический корабль с экипажем на борту отправится к ней на более совершенной ракете, но уже с другой стартовой площадки.

Источник: tvzvezda.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.