История аристотеля



АРИСТОТЕЛЬ Стагирит (384–322 до н.э.) – великий древнегреческий философ и ученый, ученик Платона, основатель Перипатетической школы.

Родился в Стагире, греческом городе на восточном побережье п-ова Халкидика. Его отец Никомах был придворным врачом и личным другом македонского царя Аминты Второго, и их погодки дети, юный Аристотель и наследник престола Филипп, не раз проводили время вместе. Когда Аристотелю было 15 лет, отец его умер, опекуном был назначен его дядя Проксен, который, вероятно, и рассказал Аристотелю про Платона и его Академию.

В 17 лет приехал в Афины и с 367 по 347 был в платоновской Академии сначала на правах ученика, затем – в качестве преподавателя.

После смерти Платона уезжает из Афин и почти 14 лет (347–334) проводит в странствиях. Самым значительным эпизодом этого периода является его педагогическая работа с наследником македонского престола Александром, сыном Филиппа Македонского (с 343/342 по 340/39).


В 334 Аристотель возвращается в Афины и основывает собственную философскую школу – Ликей. Умер от болезни в изгнании, покинув Афины перед угрозой со стороны антимакедонски настроенной общественности. Согласно завещанию, был похоронен в родной Стагире.

Аристотель. Museo nazionale romano di palazzo Altemps, Roma

Сочинения

Наследие Аристотеля составляли два вида сочинений: 1) подготовленные им к публикации и предназначенные для широкой публики, т.н. «экзотерические»; и 2) т.н. «эзотерические» – лекционный материал, предназначенный для слушателей, не один год проведших в школе. От первой группы сочинений (в основном, это были диалоги), сохранились незначительные фрагменты, вторая группа сочинений (в основном, это научные трактаты) составляет современный корпус аристотелевских сочинений. При жизни Аристотеля эзотерические тексты не публиковались и вообще были мало доступны для изучения до тех пор, пока их впервые не издал в сер. I в. до н.э. александрийский ученый-перипатетик Андроник Родосский.

В аристотелевский корпус входят сочинения по логике: Категории


, Евдемова этика, Политика, Афинская полития), риторике и поэтике. Ряд произведений Аристотеля безвозвратно утрачен, в современном корпусе в качестве аристотелевских присутствует ряд псевдо-аристотелевских трактатов (О мире, О цветах, О неделимых линиях, О добродетели и др.)

Андроник не только издал и отредактировал рукописи, но и заново сформировал отдельные произведения. Наиболее яркий пример представляет создание из нескольких тематически близких книг одного произведения под названием Метафизика (по-греч. «книги, идущие после физики»).

УЧЕНИЕ

Аристотель разделял философию на три части – теоретическую, практическую и творческую, а инструментом, с помощью которого ведется исследование, является логика (греч. «органон» – орудие, инструмент). Теоретическая философия имеет дело с истиной и целью ее является знание ради самого познания, потому она свободна и «бескорыстна», в отличие от практической философии, нацеленной на совершение добродетельных поступков и оперирующей не с понятиями истина – ложь, а с понятиями добро – зло.


лью творческой философии является творчество (сюда Аристотель относил в первую очередь искусство словесное – риторику и поэтику). Теоретическую философию составляют три дисциплины: физика, математика и первая философия (или теология). Данное деление соответствует делению сущностей, изучаемых каждой из этих наук: физика изучает телесные самостоятельные, но изменяющиеся сущности, математика изучает мыслимые, неподвижные, вечные, но несамостоятельно существующие сущности, первая же философия изучает мыслимые, неподвижные и самостоятельные сущности.

Логика и методология

Логическое учение Аристотеля последовательно рассматривает отдельное имя (Категории), суждение как связь имен (Герменевтика), доказательство как особая связь суждений (Аналитики – научная силлогистика, Софистические опровержения – диалектическая силлогистика). В первом трактате корпуса Аристотель определяет десять основных категорий (предикатов), с помощью которых происходит описание и выяснение смысла предмета: сущность, количество, качество, место, время, отношение, состояние, обладание, действие, страдание. Аристотель вошел в историю как создатель научной силлогистической логики. Доказательство – силлогизм – есть специфический метод науки, в отличие от опыта и искусства, основанных преимущественно на наблюдении. Те первоначала, из которых исходит силлогизм, сами недоказуемы и могут быть даны только в непосредственном умосозерцании или из опыта путем индуктивного обобщения.


Знание связано со знанием первопричин вещи. Аристотелевское противопоставление «первое для нас» и «первое по природе» связано с противопоставлением вещей, более понятных и очевидных «нам» как познающим субъектам – а таковы вещи единичные, воспринимаемые чувствами, сложные по своему составу – и вещей, менее понятных для нас, но более близких к фундаментальным основам бытия, «первым по природе». По Аристотелю, таково простое, общее, постигаемое разумом, а не чувствами. Таковы начала и причины. См. также ЛОГИКА.

Физика

К физической проблематике у Аристотеля относятся все естественнонаучные вопросы – от теории элементов и движения, структуры космоса, превращении элементов до биологии, зоологии и психологии (учение о душе, ее частях и функциях). Аристотель исходит из первичности качественных характеристик чувственно-данного сущего по отношению к его количественным описаниям, согласно его теории в основе природных закономерностей лежит фундаментальное взаимодействие двух пар противоположных качеств: горячего – холодного и сухого – влажного, которые образуют т.н. элементы: огонь, воздух, воду и землю, которые могут преобразовываться друг в друга благодаря силам взаимодействия. Четыре элемента образуют весь чувственный космос (подлунный мир). В космических сферах, которые находятся выше Луны (надлунный мир), материя иная, она образована пятым элементом – эфиром (лат. квинтэссенция), вечным и совершающим круговые движения телом. Бесконечной величины не может существовать, потому космос конечен и вечен, его движение концептуально инициировано божественным перводвигателем, который движет все в мире нетелесным образом, но как благо и предмет любви, к которому устремлено все сознательно и бессознательно.


В своих физических трактатах предлагает универсальную схему четырех причин, которая играет важную роль как в физике, так и в метафизике: формальная причина (что это?), материальная причина (из чего состоит?), движущая причина (откуда произошло?), целевая причина (ради чего существует?). Природа есть причина всего существующего по природе, искусство – причина всех рукотворных вещей; основное отличие сущего по природе в том, что оно существует «для себя», а цель сущего согласно искусству всегда установлена его создателем и, таким образом, является внешним по отношению к его сущности.

Первая философия (метафизика)

Теоретическая философия (или первая философия в отличие от второй – физики) изучает бытие как таковое, т.е. сущность, причем в связи с разделением сущего на природные и искусственные вещи, первую философию интересуют сущности природные, самоцельные и самоценные. Сущность интерпретируется двояко: как отдельное нечто и как мыслимая суть каждой вещи, последнее значение передается понятием «чтойности» (греч. «то, чем было бытие»).


рархия сущностей (в первом смысле) выстраивается в зависимости от их способности быть носителями также и сущностного содержания во втором смысле. Чем меньше в сущности «материального» (возможного, динамического) и чем больше в ней «формального» (действительного, энергийного), тем более мы приближаемся к идеалу, к совпадению сущности и существования. В неологизме «энтелехия» выражено совпадение формального и телеологического причинного ряда: уже в самом факте деятельности дано осуществление задачи данной деятельности (например, глаз видит уже когда он смотрит, а строитель не сразу построил дом, когда он приступил к его строительству). Совпадение результата и процесса деятельности имеет место для чистого ума, мыслящего наилучший предмет мысли – себя самого. Этот божественный ум лишен материи и именно поэтому в нем нет ничего возможного – он чистая деятельность созерцания, чистая мысль и, таким образом, полнота бытия.

Этика и политика

образуют единую практическую часть философского знания, предметом которой становится благо, осуществимое в поступках: этика рассматривает благо и благополучие отдельного человека, политика – благо гражданского сообщества (государства). Этическое учение изложено в трех текстах – Никомаховой этике, Евдемовой этике и Большой этике, из которых традиционно бóльшим авторитетом пользуется первая. Высшее человеческое благо определяется как счастье, однако сам Аристотель указывает, что разные люди по-разному его понимают: то ли счастье заключено в материальных благах, то ли в уважении и почете, то ли в добродетельной жизни.


роя свою этику на понимании счастья как внутренней жизни (деятельности) души, стремящейся достичь наилучшего состояния как в отношении своего характера и нрава («этические добродетели»), так и в отношении своих умственных способностей («дианоэтические добродетели»), дает определение счастья как деятельности души в полноте добродетелей. Это в первую очередь добродетели души, но учитываются также и телесные блага. Они признаются желательными в той мере, в какой телесное не должно мешать и препятствовать духовному – так, если человек болен, он едва ли сможет упражняться в добродетели, если он беден, он не сможет проявить щедрость и т.д. Применительно к этическим добродетелям развивает учение о середине (напр., мужество есть середина между трусостью и безумной отвагой), но для дианоэтических добродетелей нет ничего противоположного, кроме глупости. Дианоэтические добродетели направлены к познанию истины (нус) или к установлению «правильного логоса», или суждения, устанавливающего добродетельную середину в практических нравственных поступках для каждого отдельного случая. Вообще, Аристотель говорит, что для каждого добродетельная середина своя (как для каждого свое количество съедаемой пищи, необходимое для здоровья), и, например, мужественный поступок для бывалого воина и для неопытного юнца представляет собой не одно и то же поведение.


В Политике излагает теорию государства, исходя из понимания человека как «по природе существа политического», т.е. склонного к общению на разных уровнях от языкового и семейного до высшей формы общения – государственной, определяющей особенностью которого является подчиненность нормам закона. Аристотель спорит с платоновской идеей упразднения семьи как части упразднения традиционного государства, настаивая на необходимости следовать природе, традиции и мнению большинства в том, что касается общественных институтов. Связь этики и политики подчеркивается в идее о том, что основной задачей государства является воспитание добродетельного человека и гражданина. Аристотель представляет свое учение об оптимальном государственном строе, которое он связывает с правлением лучших, и особенностью которого являются различные обязанности граждан в разное время жизни: в молодости – военная служба, в зрелом возрасте – дела государственного управления; земледелие, ремесла и вообще всякий физический труд остается уделом рабов, этнических варваров, не-греков, – рабство существует «от природы» и в смысле рождения, и в смысле особого устройства души, неразвитой умственно и не готовой руководствоваться в своей жизни разумом.

Философия Аристотеля явилась одним из вершинных достижений античной мысли и оказала существенное влияние как на последующую историю философии в античности (от эллинизма до неоплатонизма), так и на философию средневековья (аристотелизм в арабской и западной традиции).

Сочинения: Аристотель. Сочинения в 4 тт., М., 1975–1984

Мария Солопова

Источник: www.krugosvet.ru

Детство и юность


Аристотель появился на свет в македонском городе Стагире в 384 или в 383 году до нашей эры в семье врача Никомаха, который служил при дворе царя Аминты Третьего. Отец был родом с острова Андрос, а мать будущего философа – Фестида – с Халкиды Эвбейской. Род отца был одним из самых древних в Элладе. Никомах настоял на том, чтобы Аристотеля и остальных детей обучали с ранних лет, что считалось нормальным для знатных семейств того времени. Благородное происхождение и высокий статус отца сослужили ему службу, когда его родители в 369 году до нашей эры умерли. Аристотеля усыновил муж его старшей сестры, которого звали Проксен. Именно он настоял на том, чтобы племянник продолжил свое обучение, и всячески этому способствовал. От отца Аристотель унаследовал интерес к медицине, биологии и естествознанию. Проводя много времени при дворе Аминта Третьего, мальчик общался с его сыном – Филиппом, который позже стал новым македонским царём под именем Филипп Второй.

Отец оставил сыну приличную сумму денег, которые пошли на обучение Аристотеля. Проксен покупал мальчику книги, в том числе и самые редкие. Опекун и воспитанник были очень близки, и эту дружбу Аристотель пронес через всю жизнь. После смерти опекуна он делал все, чтобы семья Проксена ни в чем не нуждались.

Формирование мировоззрения и философских идей

Отец Аристотеля написал несколько сочинений по медицине, которыми зачитывался мальчик в юности. Также среди наследия Никомаха были его личные наблюдения, описывавшие органическую и неорганическую природу. Эти сочинения способствовали формированию мировоззрения мальчика, которое продолжало развиваться под влиянием следующих факторов:


  • Аристотель постоянно слушал при дворе и в семье рассказы о Сократе, Платоне и других мудрецах из Афин.
  • Проксен заставлял мальчика много читать книг по естествознанию и передавал ему свои личные знания и мудрость.
  • После переезда в Афины в 367 году до нашей эры Аристотель стал изучать труды Платона.
  • Также он знакомился с философскими сочинениями других греческих философов и мудрецов.
  • Продолжая своё образование, Аристотель учился в Афинах – центре политической, общественной, культурной и научной жизни древней Эллады.

Огромное влияние на Аристотеля оказывала среда, в которой он вырос. С юных лет Аристотель привык жить красиво, ни в чем себе не отказывая. Поэтому его кодекс поведения отличался от образа жизни древнегреческих философов и историков.

В первую очередь, Аристотель делал все, что хотел, не терпя никаких ограничений. Он ел и пил, что хотел, одевался совсем не так, как другие греки, увлекался женщинами, тратил на них большие средства. При этом женщин он не оценивал слишком высоко и этот факт совсем не скрывал.

Отказ от аскетического образа жизни философа, к которому так привыкли афиняне, отвернули от Аристотеля жителей Афин. Они отказывались признавать его настоящим философом, не считая его равным Платону. Последний, впрочем, несмотря ни на что,  отдавал должное острому уму и идеям Аристотеля.

Подобный образ жизни привел к тому, что грек потратил состояние, которое осталось от отца. Биографы Аристотеля говорят о том, что философ решил стать дрогистом. То есть, заняться собиранием лекарственных трав и изготовлением зелий на продажу. По другой версии, Аристотель не тратил состояние, а занимался медициной и зельями, поскольку хотел помогать больным. Скорей всего, это и вызвало зарождение слухов о том, что Аристотель спустил все деньги на кутежи и женщин.

Платоновский период

Два великих грека познакомились уже тогда, когда Аристотель сформировал собственную философскую концепцию, а Платон уже был знаменит в эллинском мире. Его авторитет был неопровержим, но это не мешало Аристотелю критиковать своего учителя, спорить с ним и любить его. Рядом с Платоном Аристотель был 17 лет, которые были наполнены разными событиями. Ученика часто упрекали в неблагодарности к Платону, но сам Аристотель говорил, что вынужден выступать против своего учителя. В его стихах и сочинениях биографы находят подтверждение этой версии.

В одном из своих сочинений Аристотель говорил, что ради истины обязан критиковать Платона и оспаривать его тезисы. При этом в каждой полемике ученик всегда был почтителен с учителем. Насмешки доставались другим. Например, старцу-софисту Исократу, в лице которого Аристотель изобличал всех софистов и насмехался над ними.

Почти двадцать лет ученик находился в Академии Платона. В это время он практически не интересовался политической жизнью Афин. После смерти Платона в 347 году до нашей эры Аристотель и Ксенократ решили покинуть город, поскольку имущество и управление Академией перешли в руки Спевсиппа.

За пределами Афин

Греки отправились в Малую Азию, где остановились в городе Атарнея, которым управлял тиран Гермий. Это был ученик Аристотеля, воспитанный на его идеях и философии. Гермий, как и его учитель, стремился избавить греческие полисы в Малой Азии от владычества Персии. Некоторые современники Аристотеля считают, что философ приехал к тирану не с личным визитом, а с дипломатической миссией.

Тирана Гермия вскоре убили по приказу персидского царя Артаксеркса. Убийство Гермия стало ударом для Аристотеля, который потерял не только друга и ученика, но и союзника в борьбе за независимость полисов. В дальнейшем он посвятил ему два стихотворения, в которых воспел добродетели Гермия.

В Атарнее Аристотель провел три года, женился на приёмной дочери Гермия – Пифиаде, сблизившись с ней после смерти её отца. Вместе с ней, спасаясь от персов, Аристотель бежал из Атарнеи на остров Лесбос в город Митилен. В браке философ с Пифиадой прожил всю жизнь, пережив ее на несколько лет. У пары была дочь, которую назвали в честь матери. Друг Аристотеля Ксенократ в это время вернулся в Афины. Пребывание на Лесбосе не продлилось долго. Философ вскоре получил письмо от Филиппа Второго, который после смерти своего отца возглавил Македонию. Филипп приглашал Аристотеля стать воспитателем его сына – Александра.

Македонский период

Точная дата приезда Аристотеля в Пеллу – столицу Македонии – неизвестна. Скорей всего, это произошло в конце 340-х гг. до нашей эры. Здесь философ пробыл восемь лет, из которых три года отдал воспитанию наследника престола. Аристотель в обучении Александра отдавал предпочтение героическим эпосам и поэзии того времени. Особенно македонскому принцу нравилась Илиада, в которой идеальным героем для Александра стал Ахиллес. Процесс воспитания и обучения закончился в тот момент, когда Филиппа Второго убили, и Александр стал новым правителем Македонии.

Одновременно с обучением, Аристотель занимался наукой, развивал свои идеи, наблюдал за природой. И Филипп, и Александр выделяли большие деньги для того, чтобы грек ни в чем не нуждался. Став правителем, Александр отдал распоряжение о том, чтобы придворные доставляли ученому редкие виды животных, растений, трав, деревьев. При дворе македонского царя Аристотель пробыл до тех пор, пока правитель страны не отправился в поход в Азию. После этого философ собрал свои вещи и отправился в Афины. В столице вместо грека остался его племянник Каллисфен, который был воспитан в духе аристотелевской философии и мировоззрения.

Как и все, что связано с Аристотелем, пребывание в Македонии опутано слухами и тайнами. Современники философа говорили о том, что он много времени проводил в походах с Александром, когда тот стал завоевывать мир. Биографы же утверждают, что таких поездок не было, а все наблюдения за редкими животными, жизнью других народов Аристотель делал во время пребывания при македонском дворе.

Возвращение в Афины

После Македонии Аристотель в возрасте 50 лет в сопровождении жены, дочери и воспитанника Никанора вернулся в родной город Стагир. Он был полностью разрушен во время греко-македонских войн. Стагир восстановили на деньги Александра Македонского, отец которого и приказал сравнять Стагир с землей. За это жители города построили здание для Аристотеля, чтобы он тут учил своих сторонников. Но Аристотель отправился дальше – в Афины. Здесь философ открыл собственную философскую школу, которая находилась за чертой города, поскольку Аристотель не был полноправным гражданином этого греческого полиса. Школа находилась в Лике, где занимались афинские гимнасты. Школа располагалась на территории рощи и сада, в котором были построены специальные крытые галереи для прогулок. Такое строение в Древней Греции называлось перипатос, отсюда, скорей всего, и возникло название школы Аристотеля – перипатическая.

В Афинах, вскоре после переезда, умерла Пифиада, что стало ударом для философа. В ее честь он построил мавзолей, куда приходил оплакивать почившую супругу. Спустя два года он снова женился на рабыне Гарпимиде, в браке с которой у него родился сын Никомах.

Занятия в школе Аристотель проводил два раза в день – по утрам, беседуя с учениками о самых трудных предметах и философских проблемах, и по вечерам, обучая тех, кто находился только в начале философского познания. Были в школе банкеты, куда ученики приходили только в чистой одежде.

В конце правления Александра Македонского произошло охлаждение в его отношениях с Аристотелем. Македонский царь провозгласил себя богом и требовал соответствующих почестей от приближенных. Не все соглашались делать это, и Александр казнил их. Среди жертв гордыни Александра был и Каллисфен, который после отъезда дяди в Афины стал личным историографом царя.

Смерть Александра Македонского вызвала в Афинах восстание, философа обвинили в неуважении к греческим богам. Над греком должен был состояться суд, но его Аристотель не дождался и уехал в Халкид. Здесь он скончался в 322 году через два месяца после приезда. Управление школой в Афинах перед путешествием философ оставил Теофрасту.

Практически сразу после кончины Аристотеля появился слух о том, что грек совершил самоубийство. Эта неправдоподобная версия возмутила учеников философа, которые знали, что Аристотель всю жизнь выступал против самоубийства.

Похоронили философа в Стагире, где местные жители построили выдающемуся земляку шикарный мавзолей. К сожалению, здание до наших дней не сохранилось. Никомах – сын Аристотеля – готовил сочинения отца к изданию, но умер в молодом возрасте. Пифиада три раза была замужем, воспитывала троих сыновей, младшего из которых звали Аристотель. Именно он длительное время возглавлял школу своего знаменитого деда, заботился об учениках, сторонникахи сочинениях Аристотеля-старшего.

Наследие философа

Грек писал очень много трудов, о чем свидетельствуют записи в античных каталогах. До наших дней сохранилась совсем небольшая часть произведений философа. К ним относятся:

  • «Политика».
  • «Законы».
  • «Государственные устройства».
  • «Этика Никомаха».
  • «О философии».
  • «О справедливости» и другие.

Философские идеи Аристотеля

Его считают универсальным ученым, человеком энциклопедических знаний, который изучал логику, этику, психологию, физику, биологию, математику. Он изучал место, которое философия занимает среди наук. Под философией Аристотель понимал комплекс научных и теоретических знаний о действительности. Среди основных идей, которые в своем учении разрабатывал Аристотель, стоит отметить:

  • Человеческое мышление и мир – сложные, многосторонние явления.
  • Суть человеческого мышления – самый главный предмет философии как науки.
  • Существуют понятия «первая философия», под которой Аристотель понимал метафизику, и «вторая философия», ставшая потом физикой. Метафизику интересует только то, что существует всегда и везде. Любопытно, что метафизика – это все сочинения, написанные Аристотелем после произведения «Физика». Термин «метафизика» использовал не сам философ, а его ученик Андроник, дословно это слово так и переводится «после физики».
  • Все сущее состоит из двух начал – материи и формы, которая является действующим и ведущим элементом.
  • Бог – это источник всего творческого и всего активного. Также Бог – это цель, к которой все сущее все время стремиться.
  • Душой обладают и люди, и растения, и животные, у которых душа имеет чувства. У растений душа – стимулирует рост. У людей душа обладает разумом.
  • Душа бестелесная, это форма живого тела, но не его внешняя форма, а внутренняя. Душа неотделима от тела, из-за чего не существует переселение душ.
  • Бог и первоматерия определяют границы мира, а также задают их.

В политической сфере Аристотель понимал человека как общественное животное. Его сферу жизни формируют государство, общество и семья. Государство у философа – это государственный деятель, который управляет людьми так, как того требуют обстоятельства, заботясь об их духовном, моральном и физическом развитии. Для государства самыми лучшими формами могут быть только:

  • Аристократия.
  • Монархия.
  • Умеренная демократия.

Обратными негативными сторонами таких государственных форм считаются охлократия, тирания и олигархия.

Существующие науки Аристотель поделил на три группы:

  • Поэтические, способные внести в жизнь человека прекрасное.
  • Теоретические, обучающие знаниям. Это математика, физика и первая философия.
  • Практические, отвечающие за поведение человека.

Аристотель считал, что знания человек получает, основываясь на собственных ощущениях, опыта и умений. Все эти категории можно проанализировать и сделать потом выводы (умозаключения). Знания человек получает только тогда, когда может применить их на практике. Если этого не происходит, то такие знания стоит называть мнение.

Источник: GreeceMagazine.ru

Биография

Жизнь А. раз­де­ля­ет­ся на че­ты­ре осн. пе­рио­да: дет­ские и юно­ше­ские го­ды в Ма­ке­до­нии (384–367), 1-й афин­ский пе­ри­од (367–347), го­ды стран­ст­вий (347–335) и 2-й афин­ский пе­ри­од (335–323). Его отец Ни­ко­мах про­ис­хо­дил из ро­да Аск­ле­пиа­дов (по­том­ков Аск­ле­пия, по­кро­ви­те­ля греч. ме­ди­ков) из г. Ста­гира (от­сю­да про­зви­ще А. «Ста­ги­рит») и был при­двор­ным вра­чом ма­кед. ца­ря Амин­ты III, от­ца Фи­лип­па II и де­да Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­ско­го. Это оп­ре­де­ли­ло жи­вой ин­те­рес А. к био­ло­гии и ми­ру при­ро­ды, а так­же во мно­гом его бу­ду­щую судь­бу, круг зна­комств и ин­терес к по­ли­ти­ке. Дет­ские го­ды он, ве­ро­ят­но, про­вёл в кру­гу ари­сто­кра­тич. свер­ст­ни­ков в ре­зи­ден­ции ма­кед. ца­рей в Пел­ле. Ра­но оси­ро­тев, в 17 лет (367) был от­прав­лен сво­им опе­ку­ном Про­ксе­ном из Атар­нея для учё­бы в Афи­ны; там он ста­но­вит­ся чле­ном Пла­то­нов­ской Ака­де­мии, в ко­то­рой ос­таётся в те­че­ние 20 лет до смер­ти Пла­то­на в 347. Пла­тон, по пре­да­нию, вы­де­лял А. сре­ди др. уче­ни­ков, име­нуя его «умом» ау­ди­то­рии, и в то же вре­мя иро­ни­че­ски на­зы­вал жи­ли­ще А. в Ака­де­мии «до­мом чи­та­теля»: А. со­брал од­ну из луч­ших на­уч. биб­лио­тек сво­его вре­ме­ни, то­гда как сам Пла­тон пред­по­чи­тал жи­вой диа­лог книж­ной учё­но­сти. По­сле смер­ти Пла­то­на А. вме­сте с Ксе­но­кра­том по­ки­да­ет Афи­ны и от­прав­ля­ет­ся в Троа­ду в Ма­лой Азии, где сим­па­ти­зи­рую­щий Ака­де­мии Гер­мий, ти­ран Атар­нея, по­се­ля­ет их в г. Ас­сос. Там А. же­нит­ся на род­ст­вен­ни­це Гер­мия Пи­фиа­де. В 344 А. пе­ре­би­ра­ет­ся из Троа­ды в Ми­ти­ле­ну на о. Лес­бос, где его пре­дан­ным уче­ни­ком и дру­гом ста­но­вит­ся Тео­фраст из Ми­ти­ле­ны. Фау­на Троа­ды и Лес­бо­са на­шла от­ра­же­ние в био­ло­гич. со­чи­не­ни­ях А. В 343 А. по при­гла­ше­нию Фи­лип­па II воз­вра­ща­ет­ся в Ма­ке­до­нию и ста­но­вит­ся на­став­ни­ком мо­ло­до­го прин­ца Алек­сан­д­ра до 340. В 335 А. при­ез­жа­ет в Афи­ны и ос­но­выва­ет собств. фи­лос. шко­лу, из­вест­ную как Ли­кей (по на­зва­нию ро­щи Апол­ло­на Ли­кей­ско­го и од­но­имён­но­го гим­на­зия) или Пе­ри­па­тос («кры­тая га­ле­рея», в ко­то­рой А. чи­тал лек­ции). В 323, когда смерть Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­ско­го вы­зы­ва­ет взрыв ан­ти­ма­ке­дон­ских на­строе­ний в Афи­нах, А. вы­ну­ж­ден бе­жать в име­ние сво­ей ма­те­ри в Хал­ки­де, где вскоре умер.

Логика, методология и теория познания

А. раз­ли­ча­ет три ви­да зна­ния и со­от­вет­ст­вую­щих на­ук и ис­кусств: тео­ре­ти­че­ское (ϑεωρία  – «со­зер­ца­ние», или «умо­зре­ние»), прак­ти­че­ское (πρᾶξις – «дей­ст­вие») и пой­е­ти­че­ское, или твор­че­ское (ποιεῖν  – «де­лать, тво­рить»). К сфе­ре тео­ре­тич. зна­ния от­но­сят­ся «пер­вая фи­ло­со­фия», или ме­та­фи­зи­ка, фи­зи­ка, ма­те­ма­ти­ка; к сфе­ре прак­тич. зна­ния – эти­ка и по­ли­ти­ка; к сфе­ре пой­е­ти­че­ско­го зна­ния – ри­то­ри­ка, по­эти­ка, а так­же все при­клад­ные ис­кус­ст­ва или ре­мёс­ла (напр., ме­ди­ци­на). Раз­лич­ным сфе­рам зна­ния со­от­вет­ст­ву­ют раз­лич­ные ког­ни­тив­ные спо­соб­но­сти: спо­соб­но­стью со­зер­цать и по­зна­вать пер­вые при­чи­ны ве­щей об­ла­да­ет тео­ре­тич. ра­зум (νοῦς), спо­соб­но­стью вы­ра­ба­ты­вать пра­виль­ное ре­ше­ние об­ла­да­ет прак­тич. ра­зум, или здра­вый смысл (φρόνησις). Объ­ек­том тео­ре­тич. ра­зу­ма яв­ля­ет­ся не­об­хо­ди­мое и не­из­мен­ное (напр., за­ко­ны при­ро­ды) – то, что не за­ви­сит от на­шей во­ли. Объ­ек­том прак­тич. ра­зу­ма яв­ля­ет­ся воз­мож­ное – со­бы­тия, ко­то­рые мо­гут быть пре­д­опре­де­ле­ны на­шим вы­бо­ром. Прак­тич. зна­ние не мо­жет пре­тен­до­вать на ма­тема­тич. точ­ность, т. к. в сфе­ре воз­мож­но­го (т. е. че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти) су­ще­ст­ву­ет фак­тор не­пред­ска­зуе­мо­сти. И в прак­тич., и в пой­е­тич. сфе­ре зна­ния ог­ром­ную роль иг­ра­ет опыт (ἐμπειρία); в 1-й кн. «Ме­та­фи­зи­ки» да­же зна­ние пер­вых при­чин, т. е. зна­ние тео­ре­ти­че­ское, так­же вы­во­дит­ся из опы­та: чув­ст­вен­ные вос­при­ятия по­ро­ж­да­ют па­мять, ак­ты па­мя­ти – опыт, или эм­пи­рич. пред­став­ле­ния, а обоб­ще­ние их при­во­дит к на­уч­но­му (ἐπιστήμη) или твор­че­ско­му (τἐχνη) зна­нию. Объ­ек­ты тео­ре­тич. на­ук де­лят­ся на: 1) су­ще­ст­вую­щие от­дель­но (т. е. ре­аль­но) и из­ме­няю­щие­ся – фи­зич. те­ла; 2) су­ще­ст­вую­щие ре­аль­но и не­из­мен­ные – бог; 3) не су­ще­ст­вую­щие ре­аль­но и не­из­мен­ные. Пер­вы­ми за­ни­ма­ет­ся ме­та­фи­зи­ка или тео­ло­гия, вто­ры­ми – фи­зи­ка, треть­и­ми – ма­те­ма­ти­ка. Во­пре­ки Пла­то­ну, при­зна­вав­ше­му ма­те­ма­тич. объ­ек­ты (чис­ла, ли­нии, гео­мет­рич. фи­гу­ры и т. д.) он­то­ло­гич. сущ­но­стя­ми, за­ни­маю­щи­ми про­ме­жу­точ­ное по­ло­же­ние ме­ж­ду умо­по­сти­гае­мым и чув­ст­вен­ным ми­ра­ми, А. счи­тал их «аб­ст­ракт­ны­ми» (по­ня­тие аб­ст­рак­ции или «от­вле­че­ния» – ἀφαίρεσις впер­вые ввёл в фи­ло­со­фию А.), т. е. «от­вле­чён­ны­ми» мыс­лью от фи­зич. тел.

При­зна­вая цен­ность ма­те­ма­ти­ки как спец. нау­ки, А. счи­тал её бес­по­лез­ной для изу­че­ния «из­ме­няю­ще­го­ся» при­род­но­го бы­тия. У Пла­то­на выс­шей фор­мой фи­лос. зна­ния бы­ла диа­лек­ти­ка. А. низ­вёл её до уров­ня вспо­мо­гат. дис­ци­п­ли­ны, вве­дя раз­ли­че­ние ме­ж­ду диа­лек­тич. умо­зак­лю­че­ни­ем, ис­хо­дя­щим из «ве­ро­ят­ных», не­про­ве­рен­ных по­сы­лок (ἔνδοξα), и апо­дик­ти­че­ским, или до­ка­за­тель­ным, умо­зак­лю­че­ни­ем (сил­ло­гиз­мом), ис­хо­дя­щим из ис­тин­ных по­сы­лок и при­во­дя­щим к точ­но­му зна­нию (ἐπιστήμη). Это раз­ли­че­ние по­слу­жи­ло фун­да­мен­том, на ко­то­ром А. впер­вые по­стро­ил строй­ную сис­те­му фор­маль­ной ло­ги­ки, из­ло­жен­ную в «Ор­га­но­не» – сво­де ло­гич. со­чи­не­ний. В «Ка­те­го­ри­ях» рас­смат­ри­ва­ют­ся про­стые тер­ми­ны (субъ­ек­ты и пре­ди­каты), со­еди­не­ние ко­то­рых об­ра­зу­ет су­ж­де­ния. В трак­та­те «Об ис­тол­ко­ва­нии» (пра­виль­нее «О вы­ра­же­нии») рас­смат­ри­ва­ют­ся са­ми су­ж­де­ния, в «Пер­вой Ана­ли­ти­ке» по­ка­за­но, как су­ж­де­ния со­еди­ня­ют­ся в апо­дик­тич. сил­ло­гиз­мы (умо­зак­лю­че­ния) и ана­ли­зи­ру­ют­ся их фор­мы (фи­гу­ры), «Вто­рая ана­ли­ти­ка» со­дер­жит тео­рию до­ка­за­тельств, «То­пи­ка» пред­став­ля­ет со­бой прак­тич. ру­ко­во­дство по диа­лек­ти­ке (ис­кус­ст­ву дис­пу­та), и, на­ко­нец, в при­мы­каю­щих к ней «Со­фис­ти­че­ских оп­ро­вер­же­ни­ях» клас­си­фи­ци­ру­ют­ся ти­пы ло­гич. оши­бок в дис­пу­тах. Хо­тя сил­ло­ги­сти­ка А. име­ет стро­го де­дук­тив­ный ха­рак­тер, пер­вые на­ча­ла до­ка­за­тельств, по А., не­до­ка­зуе­мы и ус­мат­ри­ва­ют­ся ли­бо пу­тём ин­дук­ции («на­ве­де­ния» – ἐπαγωγή), т. е. обоб­ще­ни­ем на ос­но­ве ча­ст­ных слу­ча­ев, ли­бо пу­тём ин­тел­лек­ту­аль­ной ин­туи­ции (διὰ νοός).

Учение о природе

По­ня­тие «при­ро­ды» или «ес­те­ст­ва» (φύσις, от­ку­да τὰ φυσιϰά  – «то, что от­но­сит­ся к при­ро­де», т. е. «фи­зи­ка») у А. от­нюдь не яв­ля­ет­ся си­но­ни­мом «ми­ра». Это он­то­ло­гич. ка­те­го­рия, ука­зы­ваю­щая, во-пер­вых, в рам­ках оп­по­зи­ции «ес­те­ст­вен­ное/ис­кус­ст­вен­ное» на то, что не соз­да­но ру­ка­ми мас­те­ра, а, во-вто­рых, в рам­ках оп­по­зиции «ес­те­ст­вен­но/на­силь­ст­вен­но» на «внут­рен­ний», не­вы­ну­ж­ден­ный ис­точ­ник дви­же­ния. В от­ли­чие от ми­ра не­под­виж­ных ар­те­фак­тов, соз­дан­ных «ис­кус­ст­вом» (τέχνη), при­род­ное бы­тие ха­рак­те­ри­зу­ет­ся «при­ро­ж­дён­ной» спо­соб­но­стью к дви­же­нию и из­ме­не­нию. Со­от­вет­ст­вен­но, А. оп­ре­де­ля­ет «при­ро­ду» как «прин­цип дви­же­ния и по­коя». По­ня­тие «дви­же­ния», или «про­цес­са из­ме­не­ния» (греч. ϰίνησις), т. о. ока­зы­ва­ет­ся центр. про­бле­мой тео­ре­тич. фи­зи­ки. Из­ме­не­ние воз­мож­но в че­ты­рёх ка­те­го­ри­ях: отно­си­тель­но сущ­но­сти (воз­ник­но­ве­ние и унич­то­же­ние), от­но­си­тель­но свойств (ка­че­ст­вен­ное из­ме­не­ние), от­но­си­тель­но ко­ли­че­ст­ва (рост и убыль) и от­но­си­тель­но мес­та (про­странств. пе­ре­ме­ще­ние). Во­пре­ки пред­ста­ви­те­лям элей­ской шко­лы и пла­то­низ­ма, счи­тав­шим дви­же­ние ло­ги­че­ски не­воз­мож­ным и по­то­му не­реаль­ным, А. в «Фи­зи­ке» (I.5–7) объ­яс­ня­ет из­ме­не­ние ис­хо­дя из трёх фак­то­ров: суб­страт из­ме­не­ния, или ма­те­рия (то, что ос­та­ёт­ся не­из­мен­ным в его про­цес­се), от­сут­ст­вие фор­мы (или ка­че­ст­ва) и фор­ма (или ка­че­ст­во), по­яв­ляю­щая­ся в про­цес­се из­ме­не­ния. Т. о., из­ме­не­ние со­сто­ит в том, что суб­страт при­об­ре­та­ет но­вую фор­му или ка­че­ст­во (напр., Со­крат из не­об­ра­зо­ван­но­го ста­но­вит­ся об­ра­зо­ван­ным), или, по-дру­го­му, в пе­ре­хо­де от воз­мож­но­го к дей­ст­ви­тель­но­му. А. не при­зна­ёт су­ще­ст­во­вание пус­то­го про­стран­ст­ва и по­это­му опе­ри­ру­ет толь­ко по­ня­ти­ем «мес­та», ко­то­рое по­ни­ма­ет­ся как «край­няя гра­ни­ца ок­ру­жаю­ще­го те­ла»: со­от­вет­ст­вен­но, вся­кое пе­ре­ме­ще­ние ока­зы­ва­ет­ся «взаи­мо­за­ме­ще­ни­ем» тел. Вре­мя оп­ре­де­ля­ет­ся как «чис­ло дви­же­ния от­но­си­тель­но бо­лее ран­не­го и бо­лее позд­не­го».

При­ро­да яв­ля­ет­ся так­же прин­ци­пом це­ле­со­об­раз­но­сти («бог и при­ро­да ни­че­го не де­ла­ют на­прас­но»), но те­лео­ло­гизм А. не име­ет ни­че­го об­ще­го с про­ви­ден­циа­лиз­мом или креа­цио­низ­мом, т. к. ста­вит сво­ей осн. це­лью объ­яс­нить веч­ность био­ло­гич. ви­дов: це­ле­вой при­чи­ной ока­зы­ва­ет­ся реа­ли­за­ция фор­мы (ви­да). В сво­их со­чи­не­ни­ях о жи­вот­ных (со­став­ля­ю­щих око­ло чет­вер­ти все­го ари­сто­те­лев­ско­го сво­да) А. за­ло­жил ос­но­вы на­уч. зо­о­ло­гии, со­че­тая де­скрип­тив­но-эм­пи­рич. под­ход («Ис­то­рия жи­вот­ных») с те­ле­о­ло­гич. объ­яс­не­ни­ем мор­фо­ло­гии и фи­зи­о­ло­гии жи­вот­ных («О ча­стях жи­вот­ных», «О рож­де­нии жи­вот­ных», «О дви­же­нии жи­вот­ных»).

В кос­мо­ло­гии А. твёр­до при­дер­жи­ва­ет­ся гео­цен­трич. мо­де­ли и ут­вер­жда­ет ко­неч­ность ми­ра (во­пре­ки ато­ми­стич. тео­рии бес­ко­неч­но­сти Все­лен­ной) и его веч­ность – во­пре­ки пла­то­нов­ско­му «Ти­мею» и ио­ний­ским кос­мо­го­ни­ям. Мир де­лит­ся на под­лун­ный, со­стоя­щий из че­ты­рёх эле­мен­тов (ог­ня, воз­ду­ха, во­ды и зем­ли), и над­лун­ный (све­ти­ла и сфе­ра не­под­виж­ных звёзд, со­стоя­щие из «пя­то­го», бо­же­ст­вен­но­го эле­мен­та – эфи­ра, или квинт­эс­сен­ции). Ка­ж­дый из че­ты­рёх под­лун­ных эле­мен­тов ха­рак­те­ри­зу­ет­ся со­че­та­ни­ем двух пер­вич­ных свойств; огонь – го­ря­чее + су­хое, воз­дух – го­ря­чее + влаж­ное, во­да – влаж­ное + хо­лод­ное, зем­ля – су­хое + хо­лод­ное. По тра­диц. ин­тер­пре­та­ции, пер­вич­ные свой­ст­ва им­ма­нент­ны бес­ка­че­ст­вен­ной «пер­во­ма­те­рии» – суб­стра­ту, что объ­яс­ня­ет воз­мож­ность их взаи­мо­пре­вра­ще­ния: напр., ут­ра­чи­вая свой­ст­во го­ря­че­го и при­об­ре­тая свой­ст­во хо­лод­но­го, огонь ста­но­вит­ся воз­ду­хом, и т. д. Двум лёг­ким эле­мен­там (ог­ню и воз­ду­ху) при­су­ще «ес­те­ст­вен­ное» дви­же­ние вверх, двум тя­жё­лым (во­де и зем­ле) – «ес­те­ст­вен­ное» дви­же­ние вниз; над­лун­но­му эфи­ру при­су­ще ес­те­ст­вен­ное дви­же­ние по кру­гу, объ­ясняю­щее ви­ди­мое вра­ще­ние не­ба. Не­из­мен­ность эфи­ра и его веч­ное кру­го­вра­ще­ние га­ран­ти­ру­ют веч­ность ми­ра. Един­ст­вен­ный вид из­ме­не­ния в над­лун­ном ми­ре – про­стран­ст­вен­ное пе­ре­ме­ще­ние, под­лун­ный мир под­вер­жен всем че­ты­рём ви­дам из­ме­не­ния. Эта дуа­ли­стич. кос­мо­ло­гия, вдох­нов­лён­ная ми­фо­ло­гич. пред­став­ле­ния­ми о «гор­нем» ми­ре бо­гов, бы­ла серь­ёз­ным рег­рес­сом по срав­не­нию с ио­ний­ской и ато­ми­стич. фи­зи­кой, ут­вер­ждав­шей един­ст­во фи­зич. за­ко­нов и од­но­род­ность Все­лен­ной.

Психология

А. раз­ли­ча­ет ес­те­ст­вен­но-на­уч­ную и мо­раль­ную пси­хо­ло­гию. Пер­вая из­ло­же­на в трак­та­те «О ду­ше» и рас­смат­ри­ва­ет «ду­шу» (псю­хэ) в био­ло­гич. кон­тек­сте – как но­си­тель­ни­цу разл. «ор­га­ни­че­ских» функ­ций в жи­вот­ном цар­ст­ве (от рас­те­ний до че­ло­ве­ка); вто­рая из­ло­же­на в 1-й и 6-й кни­гах «Ни­ко­ма­хо­вой эти­ки» и фо­ку­си­ру­ет­ся на пси­хо­логич. ос­но­ве мо­раль­но­го ха­рак­те­ра че­ло­ве­ка (ра­зум и эмо­ции, доб­ро­де­тель, сла­бо­во­лие и т. д.). А. от­вер­га­ет как ма­те­риа­ли­стич. кон­цеп­ции «ду­ши» ран­них ио­ний­ских фи­ло­со­фов (душа – воз­дух и т. д.), так и пи­фа­го­рей­ско-пла­то­нов­ский дуа­лизм (ду­ша – бес­смерт­ная бо­же­ст­вен­ная суб­стан­ция) и оп­ре­де­ля­ет ду­шу как фор­му, или эн­теле­хию (ко­неч­ную реа­ли­за­цию), те­ла. Ду­ша от­но­сит­ся к те­лу как фор­ма к ма­те­рии и как ак­туа­ли­за­ция к по­тен­ци­аль­но об­ла­даю­ще­му жиз­нен­ны­ми функ­ция­ми. В под­лун­ном ми­ре по­тен­ци­аль­но жи­вы­ми яв­ля­ют­ся «ор­га­ни­че­ские» (т. е. об­ла­даю­щие функ­цио­наль­ны­ми ор­га­на­ми) те­ла рас­те­ний, жи­вот­ных и че­ло­ве­ка; ду­ша оп­ре­де­ля­ет­ся как их «пер­вая эн­те­ле­хия», ко­то­рая от­но­сит­ся ко «вто­рой» как об­ла­да­ние зна­ни­ем – к его реа­ли­за­ции в на­уч. ис­сле­до­ва­нии. Т. о., ду­ша и те­ло – не две раз­лич­ные ве­щи, а два ас­пек­та пси­хо­фи­зич. един­ст­ва.

Про­стей­шие функ­ции ду­ши – пи­та­ние и раз­мно­же­ние – реа­ли­зу­ют­ся на низ­шей сту­пе­ни цар­ст­ва жи­во­го – в рас­те­ни­ях; ду­ша жи­вот­ных, кро­ме то­го, об­ла­да­ет функ­ци­ями дви­же­ния и чув­ст­вен­но­го вос­при­ятия; ду­ша че­ло­ве­ка, по­ми­мо рас­ти­тель­ных и жи­вот­ных функ­ций, об­ла­да­ет так­же ра­зу­мом (ло­го­сом). Все функ­ции ду­ши свя­за­ны с те­лес­ны­ми ор­га­на­ми и по­то­му смерт­ны: единств. ис­клю­че­ние – «ак­тив­ный ин­тел­лект» (ум-нус), «при­вхо­дя­щий из­вне» и по­то­му не имею­щий ма­те­ри­аль­но­го суб­стра­та и бес­смерт­ный (ари­сто­те­лев­ская уступ­ка дуа­лиз­му). В рам­ках мо­раль­ной пси­хо­ло­гии в «Ни­ко­ма­хо­вой эти­ке» А. де­лит че­ло­ве­че­скую ду­шу на ра­цио­наль­ную и ир­ра­цио­наль­ную ча­сти. Ир­ра­цио­наль­ная под­раз­де­ля­ет­ся на рас­титель­но-ре­про­дук­тив­ную, со­вер­шен­но ли­шён­ную ра­зу­ма и не имею­щую от­но­ше­ния к мо­раль­ной дея­тель­но­сти, и бо­лее вы­со­кую (эмо­цио­наль­ную, вме­сти­ли­ще «стра­стей»), «при­ча­ст­ную ра­зу­му» по­столь­ку, по­сколь­ку она спо­соб­на «слу­шать» ра­зум, как «сын – от­ца». В свою оче­редь ра­цио­наль­ная часть ду­ши де­лит­ся на «на­уч­ную», или «тео­ре­ти­че­скую» (нус), и «вы­чис­ляю­щую», или «вы­ра­ба­ты­ваю­щую ре­ше­ния» (спо­соб­ность «здра­во­го смыс­ла» – φρόνησις). Как ра­цио­наль­ная, так и ир­ра­цио­наль­ная ча­сти на­де­ле­ны сво­им осо­бым ви­дом «же­ла­ния», или «стрем­ле­ния». Во­ля че­ло­ве­ка по­ни­ма­ет­ся как «же­лаю­щий ра­зум», или «ра­зум­ное же­ла­ние». Ощу­ще­ние (αἴσϑησις) А. объ­яс­ня­ет как ас­си­ми­ля­цию ор­га­на чувств объ­ек­ту вос­при­ятия: вос­при­ни­мая те­п­ло, ру­ка на­гре­ва­ет­ся, вос­при­ни­мая цвет, глаз ок­раши­ва­ет­ся и т. д. Та­кая ас­си­ми­ля­ция про­ис­хо­дит бла­го­да­ря про­пор­цио­наль­но­му сме­ше­нию ба­зис­ных про­ти­во­по­лож­но­стей в ор­га­не (напр., го­ря­че­го и хо­лод­но­го): чув­ст­вен­ное вос­при­ятие, т. о., по­доб­но мо­раль­ной доб­ро­де­те­ли в эти­ке, есть «се­ре­ди­на» ме­ж­ду дву­мя по­лю­са­ми: слиш­ком силь­ный и слиш­ком сла­бый сти­мулы не вос­при­ни­ма­ют­ся. В от­ли­чие от пи­та­ния, при ко­то­ром про­ис­хо­дит ус­вое­ние ма­те­рии пи­щи, ощу­ще­ние вос­при­ни­ма­ет толь­ко чув­ст­вен­ную фор­му объ­ек­та, но не его ма­те­рию. На­ря­ду с отд. ощу­ще­ния­ми А. при­зна­вал на­ли­чие «об­ще­го ощу­ще­ния» (ϰοινὴ αἴσϑησις , лат. sen­sus com­mu­nis), от­вет­ст­вен­но­го за вос­при­ятие «об­щих сен­сор­ных дан­ных» (та­ких, как раз­мер, фор­ма, дли­тель­ность, по­кой или дви­же­ние, еди­нич­ность или чис­ло вос­при­ни­мае­мых объ­ек­тов), за осоз­на­ние фак­та вос­при­ятия и за раз­ли­че­ние объ­ек­тов вос­при­ятия раз­ных ор­га­нов чувств. Жи­вот­ная ду­ша от­ли­ча­ет­ся от рас­ти­тель­ной спо­соб­но­стью к «во­об­ра­же­нию» (φαν­τασία ), или мен­таль­но­му вос­про­из­ве­де­нию чув­ст­вен­но­го об­раза ве­щи по­сле ак­та вос­при­ятия; из этой спо­соб­но­сти вы­во­дят­ся па­мять, вос­по­ми­на­ние и сно­ви­де­ния. Дви­га­тель­ная функ­ция ду­ши за­ви­сит от на­ли­чия же­ла­ния или вле­че­ния к объ­ек­ту же­ла­ния, дан­но­му ли­бо в не­по­средств. ощу­ще­нии ли­бо в чув­ст­вен­ном об­ра­зе, т. е. вы­во­дит­ся из ощу­ще­ния или во­об­ра­же­ния. Чис­тая мысль, или ин­тел­лект (нус), вос­при­ни­ма­ет умо­по­сти­гае­мые фор­мы ве­щей по­доб­но то­му, как ощу­ще­ние вос­при­ни­ма­ет их чув­ст­вен­ные фор­мы. Что­бы вос­при­ни­мать лю­бые фор­мы, ин­тел­лект дол­жен быть сам сво­бо­ден от лю­бых форм и не свя­зан с ма­те­ри­ей. При этом «ду­ша ни­ко­гда не мыс­лит без об­ра­зов»: ин­тел­лект мыс­лит чис­тые фор­мы че­рез об­ра­зы; не­воз­мож­но мыс­лить не­про­тя­жён­ный или вне­вре­мен­ной объ­ект.

 

Метафизика

Тер­мин «ме­та­фи­зи­ка» про­ис­хо­дит от на­зва­ния «то, что идёт по­сле (греч. μετά) фи­зи­ки», под ко­то­рым Ан­д­ро­ник Ро­дос­ский в 1 в. до н. э. объ­е­ди­нил со­чи­не­ния А. по «пер­вой фи­ло­со­фии», по­мес­тив их в сво­ём из­да­нии «по­сле» со­чи­не­ний по фи­зи­ке. Сам А. на­зы­вал эту фи­лос. дис­ци­п­ли­ну так­же «муд­ро­стью» (со­фия) и ино­гда – «тео­ло­ги­ей». Не­оп­ла­то­нич. ком­мен­та­то­ры (Сим­пли­кий) впер­вые ис­тол­ко­ва­ли сло­во «по­сле» в смыс­ле транс­цен­дент­ности, сверх­при­род­но­сти. В от­ли­чие от отд. на­ук, «от­се­каю­щих» в ка­че­ст­ве сво­его пред­ме­та отд. род бы­тия, пер­вая фи­ло­со­фия изу­ча­ет «бы­тие как та­ко­вое», а так­же ко­неч­ные при­чи­ны и «пер­во­на­ча­ла» (ἀρχαί) все­го су­ще­го. Та­кое оп­ре­де­ле­ние «пер­вой фи­ло­со­фии» как об­щей он­то­ло­гии да­ёт­ся в 4-й кн. «Ме­тафи­зи­ки» и со­от­вет­ст­ву­ет схо­ла­стич. «об­щей ме­та­фи­зи­ке» (meta­physica gene­ra­lis). На­ря­ду с этой кон­цеп­ци­ей ме­та­фи­зи­ки в тек­стах А. при­зна­ёт­ся и дру­гая, со­глас­но ко­то­рой ме­та­фи­зи­ка изу­ча­ет осо­бый вид бы­тия, а имен­но бы­тие «обо­соб­лен­ное» и не­под­виж­ное, т. е. бо­же­ст­вен­ное. Эта вто­рая кон­цеп­ция со­от­вет­ст­ву­ет схо­ла­стич. «спе­ци­аль­ной ме­та­фи­зи­ке» (meta­physica spe­cia­lis), или тео­ло­гии. (Со­глас­но тео­рии нем. учё­но­го В. Йе­ге­ра, это рас­хо­ж­де­ние объ­яс­ня­ет­ся эво­лю­ци­ей взгля­дов А. от пла­то­нич. ве­ры в сверх­чув­ст­вен­ное бы­тие к фи­зи­ка­лиз­му.)

Он­то­ло­гия А. вклю­ча­ет: 1) уче­ние о ка­те­го­ри­ях су­ще­го, или тео­рию суб­стан­ци­аль­но­го и ак­ци­ден­таль­но­го бы­тия; 2) тео­рию сущ­но­сти; 3) уче­ние о четы­рёх при­чи­нах и на­ча­лах бы­тия; 4) уче­ние о воз­мож­но­сти и дей­ст­ви­тель­но­сти, или по­тен­ци­аль­ном и ак­ту­аль­ном бы­тии. Уче­ние о ка­те­го­ри­ях («пре­ди­катах») фор­маль­но пред­став­ля­ет со­бой клас­си­фи­ка­цию всех воз­мож­ных зна­че­ний гла­го­ла «быть» и ти­пов пре­ди­ка­ции, со­от­вет­ст­вую­щих разл. ро­дам бы­тия. Осн. мысль А. со­сто­ит в том, что в вы­ска­зыва­нии «Со­крат есть че­ло­век» тер­мин «есть» име­ет др. зна­че­ние, не­же­ли в вы­ска­зы­ва­нии «Со­крат есть бе­лый», т. к. вы­ра­жа­ет сущ­ность, а не ка­че­ст­во, и, сле­до­ва­тель­но, ука­зы­ва­ет на дру­гой род бы­тия. Та­ких «ка­те­го­рий» А. ус­та­нав­ли­ва­ет 10: 1) сущ­ность (напр., «че­ло­век»); 2) ко­ли­че­ст­во («два»); 3) ка­че­ст­во («бе­лый»); 4) от­но­ше­ние («вдвое боль­ший»); 5) ме­сто («в Ли­кее»); 6) вре­мя («вче­ра»); 7) по­ло­же­ние («ле­жит»); 8) со­стоя­ние («воо­ру­жён»); 9) дей­ст­вие («бьёт»); 10) стра­да­ние («его бьют»). Пер­вая ка­те­го­рия обо­зна­ча­ет суб­стан­ци­аль­ное, или не­за­ви­си­мое, бы­тие; ка­те­го­рии 2–10 – бы­тие ак­ци­ден­таль­ное, или «при­вхо­дя­щее». Ка­че­ст­ва, ко­ли­че­ст­ва и т. д. ре­аль­ны («есть») лишь по­столь­ку, по­сколь­ку оп­ре­де­ля­ют сущ­ность или «им­ма­нент­ны» ей. (Как ука­зал Э. Бен­ве­нист, ка­те­го­рии А. яв­ля­ют­ся клас­си­фи­ка­ци­ей час­тей ре­чи: сущ­ность – су­ще­ст­ви­тель­ное, ка­че­ст­во – при­ла­га­тель­ное, ко­ли­че­ст­во – чис­ли­тель­ные, от­но­ше­ние – срав­ни­тель­ная сте­пень при­ла­га­тель­но­го, дей­ст­вие и стра­да­ние – ак­тив­ный и пас­сив­ный за­ло­ги гла­го­ла и т. д.) Толь­ко сущ­ность мо­жет су­ще­ст­во­вать са­мо­стоя­тель­но, в от­ли­чие от ак­ци­ден­таль­ных, или за­ви­си­мых, ро­дов бы­тия.

В «Ка­те­го­ри­ях» пер­вич­ны­ми сущ­но­стя­ми (т. е. наи­бо­лее ре­аль­ны­ми) при­зна­ют­ся еди­нич­ные ве­щи («этот конь»), то­гда как уни­вер­са­лии (ро­ды и ви­ды) ква­ли­фи­ци­ру­ют­ся как «вто­рые сущ­ности», по­сколь­ку они «ска­зы­ва­ют­ся» (пре­ди­ци­ру­ют­ся) о пер­вич­ных сущ­но­стях, но не на­обо­рот. Од­на­ко в 7-й кн. «Ме­та­фи­зи­ки» «пер­вая сущ­ность» ото­жде­ст­в­ля­ет­ся со «чтой­но­стью», или фор­мой ве­щи. По­сколь­ку всё, что «ска­зы­ва­ет­ся об x», он­то­ло­ги­че­ски за­ви­си­мо от x, уни­вер­са­лии (та­кие, как ро­ды и ви­ды) не мо­гут быть пер­вы­ми сущ­но­стя­ми – во­пре­ки пла­то­нов­ской тео­рии идей. Ес­ли ка­те­го­ри­аль­ный ана­лиз на­це­лен на «су­щее», то кау­заль­ный ана­лиз име­ет сво­им пред­ме­том сущ­ность, или ре­аль­ное бы­тие. Знать для А. оз­на­ча­ет знать пер­вые при­чи­ны или на­ча­ла ве­щи или яв­ле­ния. Та­ких при­чин че­ты­ре: фор­ма (или «чтой­ность»), ма­те­рия («то, из че­го»), дви­жу­щая или про­из­во­дя­щая при­чи­на («то, под дей­ст­ви­ем че­го») и це­ле­вая при­чи­на («то, ра­ди че­го»). В ми­ре ар­те­фак­тов про­из­во­дя­щая при­чи­на (мас­тер) все­гда вне­по­лож­на ве­щи; в ми­ре жи­вых ор­га­низ­мов дви­жущая, фор­маль­ная и це­ле­вая при­чи­ны мо­гут сов­па­дать: «че­ло­век ро­ж­да­ет че­ло­ве­ка». Фор­ма не мо­жет су­ще­ст­во­вать без ма­те­рии, как и ма­те­рия без фор­мы: это уче­ние об их не­раз­дель­но­сти из­вест­но как ги­ле­мор­физм. Син­тез ма­те­рии и фор­мы об­ра­зу­ет еди­нич­ную, или кон­крет­ную, вещь («вот это не­что»). Ма­те­рия – это чис­тая воз­мож­ность бы­тия, фор­ма – её реа­ли­за­ция, или дей­ст­ви­тель­ность (энер­гия, в био­ло­гии – эн­те­ле­хия). Ак­ту­аль­но су­щее воз­ни­ка­ет из по­тен­ци­аль­но су­ще­го под дей­ст­ви­ем пред­су­ще­ст­вую­ще­го ак­ту­аль­но су­ще­го. Та­ким ак­ту­аль­но су­щим для все­го ми­ра в це­лом яв­ля­ет­ся не­под­виж­ный пер­вый дви­га­тель, или бо­же­ст­вен­ный ум-нус, при­во­дя­щий в дви­же­ние сфе­ру не­под­виж­ных звёзд как объ­ект эро­са.

Этика

А. от­вер­га­ет идеа­ли­стич. эти­ку Пла­то­на с её иде­ей аб­со­лют­но­го бла­га, из­бе­гая при этом со­фис­тич. ре­ля­ти­виз­ма и стре­мясь объ­ек­тив­но обос­но­вать её в са­мой че­ло­ве­че­ской при­ро­де. Эти­ка А. – часть по­ли­тич. нау­ки, ко­то­рая ис­сле­ду­ет мо­раль­ный ха­рак­тер че­ло­ве­ка в свя­зи с по­ве­де­ни­ем, эмо­ция­ми («стра­стя­ми») и дос­ти­же­ни­ем сча­стья (эв­де­мо­нии). Это прак­тич. нау­ка, цель ко­то­рой – «дей­ст­вие» (прак­сис). В от­ли­чие от тео­ре­тич. на­ук, эти­ка и по­ли­ти­ка не мо­гут при­тя­зать на без­оши­боч­ную точ­ность. Чис­то тео­ре­тич. зна­ние эти­ки бес­по­лез­но: слу­ша­те­ли лек­ций по эти­ке долж­ны уже быть мо­раль­но вос­пи­та­ны и знать, что хо­ро­шо и что пре­до­су­ди­тель­но (фак­то­ло­гич. зна­ние); толь­ко в этом слу­чае они мо­гут под­нять­ся на тео­ре­тич. уро­вень и по­нять, по­че­му это так (на­уч. зна­ние при­чин). Во­пре­ки пла­то­нов­ской кон­цеп­ции еди­но­го аб­со­лют­но­го бла­га (идеи до­б­ра) А. при­зна­ёт мно­же­ст­вен­ность благ, ко­то­рые яв­ляют­ся ко­неч­ны­ми це­ля­ми разл. на­ук и прак­тич. ис­кусств. Наи­выс­шее бла­го для че­ло­ве­ка – сча­стье (эв­де­мо­ния), ко­то­рое по­ни­ма­ет­ся од­ни­ми как на­сла­ж­де­ние (жизнь ра­ди удо­воль­ст­вия), дру­ги­ми – как честь и сла­ва (прак­тич. жизнь по­ли­ти­ка), треть­и­ми – как со­зер­ца­ние-тео­рия (со­зер­цат. жизнь фи­ло­со­фов). Сча­стье есть дея­тель­ность (энер­гия) ду­ши, со­глас­ная с доб­ро­де­те­лью, ко­то­рая оп­ре­де­ля­ет мо­раль­ный вы­бор (προαίρεσις). Для пол­но­го сча­стья не­дос­та­точ­но од­но­го об­ла­да­ния доб­ро­де­те­лью: не­об­хо­дим ми­ни­мум «внеш­них» благ (та­ких, как со­ци­аль­ный ста­тус, здо­ро­вье, кра­со­та, на­ли­чие де­тей и т. д.). Не­об­хо­ди­мым ус­ло­ви­ем сча­стья яв­ля­ет­ся друж­ба, ко­то­рая бы­ва­ет трёх ви­дов: 1) ра­ди удо­воль­ст­вия, 2) ра­ди поль­зы и 3) ра­ди бла­го­род­ст­ва; толь­ко в бла­го­род­ной друж­бе друг яв­ля­ет­ся не сред­ст­вом, а це­лью и ста­но­вит­ся «дру­гим Я», ко­то­ро­му же­ла­ют до­б­ра «ра­ди не­го са­мо­го». Доб­ро­де­те­ли де­лят­ся на эти­че­ские (доб­ро­де­те­ли ха­рак­те­ра) и диа­но­эти­че­ские (ин­тел­лек­ту­аль­ные); пер­вые со­от­вет­ст­ву­ют ир­ра­цио­наль­ной (эмо­цио­наль­ной) час­ти ду­ши, вто­рые – ра­цио­наль­ной. Этич. доб­ро­де­те­ли пред­став­ля­ют со­бой «ус­та­нов­ки», или «на­вы­ки» (ἕξις), а не зна­ния (во­пре­ки Со­кра­ту), и вос­пи­ты­ва­ют­ся че­рез уп­раж­не­ние (ἄσϰησις): мы ста­но­вим­ся до­б­ры­ми, со­вер­шая до­б­рые де­ла, как ста­но­вят­ся ки­фа­ри­ста­ми, иг­рая на ки­фа­ре. Диа­но­этич. доб­ро­де­те­ли при­об­ре­та­ют­ся че­рез обу­че­ние. Этич. доб­ро­де­тель пред­став­ля­ет со­бой «се­реди­ну» ме­ж­ду дву­мя край­но­стя­ми – из­быт­ком и не­дос­тат­ком оп­ре­де­лён­ной эмо­ции. Так, му­же­ст­во – это «се­ре­ди­на» ме­ж­ду без­рас­суд­ст­вом и тру­со­стью; це­ло­муд­рие – се­ре­ди­на ме­ж­ду рас­пу­щен­но­стью и бес­чув­ст­вен­но­стью и т. д. «Зо­ло­тая се­ре­ди­на» оп­ре­де­ля­ет­ся «пра­виль­ным прин­ци­пом» (ло­го­сом): т. о., мо­раль­ное со­вер­шен­ст­во ос­но­ва­но на со­гла­сии ме­ж­ду ра­зу­мом и чув­ст­ва­ми. В 6-й кн. «Ни­ко­ма­хо­вой эти­ки» пра­виль­ный прин­цип ото­жде­ст­в­ля­ет­ся со «здра­вым смыс­лом», или мо­раль­ной ра­зум­но­стью (φρόνησις ). «Нель­зя быть доб­рым, не бу­ду­чи ра­зум­ным, как и нель­зя быть ра­зум­ным, не бу­ду­чи до­б­рым». Здра­вый смысл яв­ля­ет­ся диа­но­этич. доб­ро­де­те­лью прак­тич. ра­зу­ма, муд­рость – диа­но­этич. доб­ро­де­те­лью тео­ре­тич. или на­уч. ра­зу­ма. В ито­ге А. раз­мы­ва­ет гра­ни­цы ме­ж­ду этич. и диа­но­этич. доб­ро­де­те­ля­ми и сбли­жа­ет­ся с со­кра­тов­ским ин­тел­лек­туа­лиз­мом. Эти­ка А. – это этика са­мо­реа­ли­за­ции че­ло­ве­ка, по­ни­мае­мой как пре­тво­ре­ние на де­ле его «пред­на­зна­че­ния», или «де­ла» (эр­гон), т. е. ра­цио­наль­ной дея­тель­но­сти. Та­кая са­мо­реа­ли­за­ция воз­мож­на толь­ко в гражд. об­щи­не, или по­ли­се.

Политика

По­ли­тич. нау­ка стре­мит­ся к прак­тич. дос­ти­же­нию об­ще­го бла­га, как эти­ка – бла­га ин­ди­ви­ду­аль­но­го. Ин­ди­ви­ду­аль­ное и об­ще­ст­вен­ное бла­го, по А., сов­па­да­ют, но об­щее бла­го име­ет цен­но­ст­ный при­ори­тет (как «бо­лее бо­же­ст­вен­ное»); по­ли­ти­ка, сле­до­ватель­но, ока­зы­ва­ет­ся «ар­хи­тек­то­ни­че­ской» нау­кой, оп­ре­де­ляю­щей це­ле­со­образ­ность и ста­тус всех др. на­ук и ис­кусств. Пер­вич­ной фор­мой со­ци­аль­ной ор­га­ни­за­ции яв­ля­ет­ся се­мья, се­мьи объ­е­ди­ня­ют­ся в сель­ские об­щи­ны, а сель­ские об­щи­ны в гражд. об­щи­ну, или город-го­су­дар­ст­во (по­лис), – выс­шую фор­му со­ци­аль­ной ор­га­ни­за­ции. Гражд. ста­тус оп­ре­де­ля­ет­ся пра­вом уча­стия в по­ли­тич. и су­деб­ной прак­ти­ке. По­лис су­ще­ст­ву­ет «по при­ро­де», и че­ло­век по при­ро­де яв­ля­ется «по­лис­ным жи­вот­ным», т. е. су­ще­ст­вом, не спо­соб­ным жить в оди­но­че­ст­ве и ес­те­ст­вен­но об­разую­щим об­щи­ны. Как се­мья ос­но­ва­на на доб­ро­воль­ном под­чи­не­нии же­ны и де­тей му­жу-от­цу, так по­лис ос­но­ван на под­чи­не­нии управ­ляе­мых управ­ляю­щим. В пра­виль­ных фор­мах прав­ле­ния, или кон­сти­ту­ци­ях (по­ли­ти­ях), пра­ви­те­ли пра­вят ра­ди об­ще­го бла­га, в из­вра­щён­ных – ра­ди соб­ст­вен­но­го. К пра­виль­ным от­но­сят­ся мо­нар­хия (прав­ле­ние од­но­го), ари­сто­кра­тия (прав­ле­ние не­мно­гих) и по­ли­тия (прав­ле­ние мно­гих). Из­вра­щён­ная фор­ма мо­нар­хии – ти­ра­ния, ари­сто­кра­тии – оли­гар­хия, по­ли­тии – де­мо­кра­тия. Фор­мы прав­ле­ния раз­ли­ча­ют­ся по сво­им цен­но­ст­ным ус­та­нов­кам, ко­то­рые оп­ре­де­ля­ют ус­ло­вия до­пус­ка гра­ж­дан к долж­но­стям. Оли­гар­хия ос­но­ва­на на прин­ци­пе бо­гат­ст­ва, ари­сто­кра­тия – на прин­ци­пе доб­ле­сти, де­мо­кра­тия – на прин­ци­пе сво­бо­ды. «Же­ла­тель­ный», или иде­аль­ный, гос. строй («По­ли­ти­ка», кн. 7–8) мо­жет быть оха­рак­те­ри­зо­ван как «ари­сто­кра­тия» в из­на­чаль­ном смыс­ле сло­ва («прав­ле­ние луч­ших» – «По­ли­ти­ка», 1293 b 5 слл.). В нём со­слов­ная диф­фе­рен­циа­ция со­ци­аль­ных функ­ций (Пла­тон) за­ме­ня­ется воз­рас­тной: в мо­ло­до­сти гра­ж­да­не иде­аль­но­го по­ли­са вы­пол­ня­ют во­ен. функ­цию, в ста­рос­ти – соб­ст­вен­но по­ли­ти­че­скую («со­ве­ща­тель­ную»), фи­зич. труд (зем­ле­де­лие, ре­мес­ло) и тор­гов­ля – удел ра­бов; от­ли­чит. при­знак сво­бод­но­го гра­ж­да­ни­на – «до­суг» (схо­лэ), не­об­хо­ди­мый для реа­ли­за­ции эв­де­мо­нии в эс­те­тич. или умо­зрит. дея­тель­но­сти. Раб­ст­во, по А., су­ще­ст­ву­ет «от при­ро­ды», от­но­ше­ние «раб – гос­по­дин» – та­кой же не­об­хо­ди­мый эле­мент струк­ту­ры по­ли­са, как «же­на – муж» – в се­мье; ра­ба­ми долж­ны быть не гре­ки («вар­ва­ры»). Ис­хо­дя из уче­ния о «зо­ло­той се­ре­ди­не», А. вы­дви­га­ет в ка­че­ст­ве ус­лов­но-об­раз­цо­во­го гос. уст­рой­ст­ва, лег­че все­го реа­ли­зуе­мо­го для боль­шин­ст­ва по­ли­сов в ре­аль­ных ус­ло­ви­ях, по­ли­тию (сме­ше­ние оли­гар­хии и де­мо­кра­тии), в ко­то­рой по­ля­ри­за­ция бед­ных и бо­га­тых сни­ма­ет­ся пре­об­ла­да­ни­ем за­жи­точ­ных сред­них сло­ёв.

Поэтика и риторика

Во­пре­ки Пла­то­ну, осу­ж­дав­ше­му по­эзию как пре­пят­ст­вую­щую мо­раль­но­му вос­пи­та­нию гра­ж­дан в иде­аль­ном по­ли­се, А. в «По­эти­ке» по­пы­тал­ся до­ка­зать вос­пи­тат. цен­ность по­эзии с по­мо­щью тео­рии ка­тар­си­са, или очи­ще­ния: со­пе­ре­жи­ва­ние стра­стям ге­роя не рас­па­ля­ет стра­сти слу­ша­те­ля, как счи­тал Пла­тон, а, на­обо­рот, при­водит к бла­го­твор­но­му «очи­ще­нию» от жа­ло­сти и стра­ха, тем са­мым вос­ста­нав­ли­вая ду­шев­ную гар­мо­нию и бла­го­твор­но вли­яя на этос.

Ри­то­ри­ка А., как и по­эти­ка, – твор­ческая нау­ка, при­клад­ная диа­лек­ти­ка, цель ко­то­рой – фор­ма­ли­за­ция и на­хо­жде­ние спо­со­бов убе­ж­де­ния мас­со­вой ауди­то­рии не­за­ви­си­мо от кон­крет­но­го по­во­да. Ри­то­ри­ка де­лит­ся на три ро­да: со­ве­ща­тель­ную, или по­ли­ти­че­скую (в нар. со­б­ра­нии), ка­саю­щую­ся при­ня­тия ре­ше­ний от­но­си­тель­но бу­ду­ще­го; су­деб­ную, ка­саю­щую­ся за­кон­но­сти или не­за­кон­но­сти дей­ст­вий, со­вер­шён­ных в про­шлом; эпи­дейк­ти­че­скую, ко­то­рая трак­ту­ет со­бы­тия, как бы имею­щие ме­сто в на­стоя­щем и под­ле­жа­щие мо­раль­но­му одоб­ре­нию или осу­ж­де­нию. Три осн. сред­ст­ва убе­ж­де­ния: ха­рак­тер ора­то­ра; эмо­цио­наль­ное со­стоя­ние ау­ди­то­рии; до­во­ды, со­дер­жа­щие ре­аль­ные или ка­жу­щие­ся до­ка­за­тель­ст­ва. Наи­бо­лее дей­ст­вен­ным сред­ст­вом убе­ж­де­ния А. при­зна­ёт ли­бо до­во­ды, ос­но­ван­ные на при­ме­рах (ри­то­рич. ана­лог ин­дук­тив­но­го до­ка­за­тель­ст­ва), ли­бо ри­то­рич. сил­ло­гизм, или эн­ти­ме­му. Эн­ти­ме­ма ис­хо­дит из по­сы­лок, вер­ных по боль­шей час­ти, и опус­ка­ет по­сыл­ки, ко­то­рые ау­ди­то­рия лег­ко вос­пол­нит са­ма как оче­вид­ные.

По мас­шта­бу влия­ния на по­сле­дую­щее раз­ви­тие фи­лос. мыс­ли А. не име­ет се­бе рав­ных во всей ис­то­рии фи­ло­со­фии (см. Ари­сто­те­лизм). Соз­дан­ный А. по­ня­тий­ный ап­па­рат обо­га­тил ми­ро­вой фи­лос. и ин­тел­лек­ту­аль­ный лек­си­кон (по­ня­тия «ма­те­рии и фор­мы», «воз­мож­но­сти и дей­ст­ви­тель­но­сти», «тео­рии и прак­ти­ки» и др. соз­да­ны А.); сам стиль совр. на­уч. мыш­ле­ния (ис­то­рия во­про­са, «по­ста­нов­ка про­бле­мы», ар­гу­мен­ты за и про­тив, «ре­ше­ние» и т. д.) вос­хо­дит к ме­то­до­ло­гии Ари­сто­те­ля.

Луч­шие из­да­ния греч. тек­ста отд. трак­та­тов – в се­ри­ях: Ox­ford Clas­si­cal Texts, Col­lec­tion G. Bude (P.), Bib­liotheca Teub­neri­ana (Lpz.); фраг­мен­ты ут­ра­чен­ных со­чи­не­ний: Aris­to­te­lis Ope­ra. Vol. 3: Li­brorum de­per­di­torum frag­menta / Col­le­git Olof Gigon, Ber­olini et Novi Ebo­raci, 1987; луч­ший рус. пер. «Ме­та­фи­зи­ки» – А. В. Ку­биц­ко­го (М.; Л., 1934; пе­ре­изд. – СПб., 2002).

Источник: bigenc.ru

Система Платона была подвергнута критическому пересмотру Аристотелем (384—322), величайшим мыслителем древности.

Многочисленными произведениями Аристотеля завершился классический период истории греческой философии. Аристотель родился в Стагире, в семье придворного врача македонского царя Аминты II.

Он был современником Филиппа II и воспитателем его сына Александра Македонского, т. е. жил в период кризиса полисного строя, а следовательно, и полисной идеологии.

Аристотель выступил против основного положения всей философии Платона — против учения о сверхчувственном мире идей. Аристотель решительно отвергает это учение. По его мнению, платоновские «идеи» не могут объяснить ни причин возникновения, ни причин изменения чувственно воспринимаемых вещей.

Следовательно, нет никаких оснований видеть в «идеях» Платона неизменные сущности всех вещей и тем более утверждать, что вещи заимствуют от них своё бытие.

Поэтому «говорить, что идеи это образцы и что всё остальное им причастно,— значит произносить пустые слова и выражаться поэтическими метафорами» (Аристотель).

Значение этого высказывания Аристотеля не только в том, что в нём подверглось критике главное положение Платона, но и в том, что оно направлено против идеализма в целом, как философского течения.

В теории познания Аристотель в противоположность Платону признаёт чувственное восприятие вне нас находящегося объективного мира источником правильных о нём представлений.

Однако, колеблясь между линиями Демокрита и Платона, Аристотель в конце концов остаётся идеалистом.

Его философия не оказалась в состоянии диалектически решить вопрос об отношении непосредственных ощущений к мышлению.

Аристотель считал активным началом в процессе познания независимую от тела разумную душу.

Те же колебания наблюдаются в учении Аристотеля о материи и движении: материю он считает пассивной и бесформенной, активное же начало целиком приписывает нематериальной форме, воздействующей на материю, как на инертную массу, и преобразующей её.

В итоге Аристотель приходит к понятию перводвигателя природы —«форме всех форм», как основной первопричине и в то же время конечной цели всеобщего развития, т. е. к богу. Именно эта сторона его учения была широко использована реакционной философией последующих веков.

Аристотель был не только творцом философской системы, в которой ему так и не удалось преодолеть влияние идеалистических построений Платона, но и гениальным учёным.

Под его руководством в Ликее, близ Афин, возникла большая школа так называемых перипатетиков, во многих случаях также первоклассных учёных.

Аристотель, помимо работ по философии и логике, написал ряд сочинений по естествознанию, истории, политике, теории литературы и т. д., которые подвели своего рода итог достижениям научной мысли греков.

В своём труде «Описание животных» Аристотель сделал одну из первых попыток дать зоологическую классификацию, основанную на научных принципах.

Во всех этих работах, особенно в области естествознания, Аристотель часто оказывается значительно ближе к материализму, чем к своим идеалистическим философским построениям.

В социальной области Аристотель целиком стоит на почве рабовладельческого строя: он считает рабство естественным состоянием для «варваров», а частную собственность — основой господства полноправных граждан.

Аристотель был сторонником «смешанного» государственного устройства, сочетающего элементы монархии аристократии и демократии.

Работы Аристотеля и его учеников имеют большое значение для изучения социально-политической истории греческих полисов.

По-видимому, ими были составлены обзоры политического строя 158 государств.

Важнейшим из этих обзоров является «Афинская полития», найденная в конце XIX в.

Источник: www.istoriia.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.