Эрис грейрат


Eberhart Jager

(Том 8)Mushoku Tensei -Isekai Ittara Honki Dasu Реинкарнация безработного

Глава 1 (70) — Недостижимая мощь — первая часть.

Любовь.

Верно, ему очень нравятся фигурки. Он обожает их.

Возможно, он даже влюблён в них.

Часть 1

Заноба Широн. Третий принц королевства Широн. Так называемый "Мико", который с рождения обладает нечеловеческой силой.

Он ненормальный. Без сомнений, ненормальный. Вы могли бы сказать, что это увлечение фигурками доведено до крайности. До того, как обратил на это внимание, он уже пристально разглядывал фигурки каждый день. Он нежно поглаживал их, когда ему хотелось этого.

Он никогда не обращался с фигурками небрежно. Хоть Заноба и не в состоянии сдерживать свою сверхчеловеческую силу, когда взволнован, он никогда не допускал ошибок, в уходе за фигурками.

К примеру, в его комнате находится медная статуэтка обнаженной девушки. Я слышал, что он обнаружил её в городе и, не задумываясь, купил.


Обнаженная фигура очаровательной, стройной девушки.

Когда я впервые заглянул к Занобе в комнату, он, будучи обнажённым, обнимал статуэтку. Это была моя ошибка, я хотел удивить его и вошел без стука. Без сомнения, я был виноват, но увидев меня, Заноба начал взволновано одеваться, и склонил свою голову в вызывающей отвращение манере.

Всё нормально, ему не нужно лезть из кожи вон, пытаясь объяснить, зачем он обнимал её, будучи голым.

Его любовь к куклам ненормальна. Даже сейчас, здесь, на севере, периодически идёт снег. На улице жутко холодно и, само собой, статуя тоже ледяная. Но даже будучи на грани обморожения, он удовлетворяет свои желания. Такой уровень преданности своим идеалам никому не под силу.★

Однако я могу понять его, в какой-то степени. В моей прошлой жизни, я "использовал" фигурки точно так же. НО, никогда не позволил бы себе творить такое со Статуей Святой (фигурка Рокси). Для меня это неприемлемо.

…К слову, я не видел фигурку Рокси в комнате Занобы. Может быть, он оставил её в Широне?

Часть 2

Однажды, Заноба…

Неожиданно сделал передо мной догэдза. Это случилось ночью. У меня в руках была фигурка, которую я делал в тот момент.

— Учитель, пожалуйста, научите меня делать фигурки!

В течение месяца, я продолжал твердить ему "Жди, жди". Похоже, даже будучи терпеливым, как послушный пёс, ему, наконец, надоело.

— Разве мы не давали обещание!? Почему мы до сих пор не начали заниматься?


Заноба немного рассержен. Ну, у меня нет причин отказываться. Обещание есть обещание. Именно для его обучения, в последнее время, я старался подтянуть свои навыки. Вдобавок, исследования для достижения моей основной цели не оставляли время, для занятий с ним.

-…Мой дорогой Заноба. Мои тренировки будут суровы, ты знаешь.

От моих высокопарных речей Заноба опешил. Затем, торжественно кивнул.

— Конечно. Мастер, прошу, не стоит меня недооценивать. Даже если придется давиться собственной кровью, я всем сердцем хочу изучить ваше мастерство создания кукол.

— Ммм. Вот это дух!

И вот так, я начал обучать Занобу моим методам создания фигурок.

Я обучал его около 1 — 2 часов в день, перед сном.

У меня были собственные мотивы. Его любовь к фигуркам была реальной. Вдобавок, он был знатен и богат.

Я отказался о покраски фигурок и запуска их массового производства, но, с его влиянием, это возможно.

В первую очередь необходимо поставить на поток фигурку Рокси. Ранее она создавалась, как уникальный предмет, но, в этом мире, существует искусство изготовления статуй из бронзы, а также, фигурок в западном стиле. Пусть даже ценой качества, объединив эти методики, массовое производство может быть налажено.

Затем, пойдут фигурки Руиджерда. Можно, используя за основу реальную историю, написать книгу, которая бы прославила расу супард. История о битвах, любви к людям, герое и человеке, который не опускал руки, вопреки всей боли и страданиям, стоящим у него на пути. Все это будет идти вместе с фигуркой.


Книга и фигурка будут идти в комплекте. Всё-таки, показать внешний вид героя очень важно. Если всё пойдет гладко, неплохо будет потом написать книгу о славных подвигах Рокси.

Отлично, сделаем это. Хоть для меня это и может быть невозможно, но вот Заноба, чтобы о нём не говорили, всё ещё один из знати. Он богат. У него есть страсть. В качестве бизнес-партнера, он, разумеется, лучше, чем кто-то ещё…. потому, что лучше не найти.

Но, как там говорят — "Цыплят по осени считают". Думаю, сейчас эта фраза мне, как нельзя, подходит.

— Итак, начнём. Я обучу тебя моей секретной технике!

— Да! Мастер!

Вот так, мы начали создавать фигурки.

Часть 3

Давайте начнём с заключения.

Он не смог этого сделать. Заноба не мог использовать безмолвную магию земли, для создания фигурок.

Причин было две.

Первая. Он не мог контролировать магию, без слов.

Вторая. У него не было огромного запаса маны, как у меня.

Если подумать, нелегко найти людей, способных использовать безмолвные чары. Из всех, кого я встречал, это были только Орстед, Фиттс и Сильфи. В этой школе, был ещё кое-кто — учитель, использующий безмолвную магию ветра. Однако, мне говорили, что, в прошлом году, он умер. Из-за того, что мог использовать её с детства, я никогда не думал, что эта магия столь высокого уровня. Кстати говоря, Эрис и Гислен тоже не смогли её использовать. Глупо было надеяться, что новичок в магии, такой, как Заноба, запросто все освоит.


Кроме того, здесь встаёт вопрос магического потенциала. Во время создания фигурок, моя мана расходуется непрерывно и, чтобы закончить, приходится использовать значительную её часть.

Именно тогда, я, наконец, осознал, что мои запасы маны во много раз больше, чем у других. Хотя, скорее, смутно приметил и предположил, что она просто выше среднего. Но никогда бы не подумал, что настолько. Ещё, будучи авантюристом, я видел магов, у которых мана была на исходе, в то время, думая "неужели они тратят её на всякую фигню?". Если выражать в цифрах, обычный волшебник имел 100 МР, в то время как у меня — около 500 МР, но, в реальности, мои запасы оказались много больше. В доказательство, Заноба не смог сделать даже одной детали фигурки.

Источник: www.litmir.me

Часть 1

В данный момент я стою лицом к лицу с Эрис. Это просто подходящее место за пределами городской стены Города Магия Шария, ничего особенного.

Никто не наблюдает за нами, разве что Гислен стоит рядом. По дороге Эрис позвала её с нами. В качестве судьи и секунданта. Раз уж она озаботилась вопросом судьи, то видимо не собирается меня убивать. Наверное.

— …


Эрис стоит передо мной, направив меч в мою сторону, спокойно и невозмутимо. Нет, её руки слегка дрожат. В предвкушении боя? Я не знаю что делать, мы действительно будем сражаться? Честно говоря меня не волнует поражение. Проиграть будет прекрасно, я ведь люблю Эрис. Пусть я и сказал ранее, что предпочитаю Сильфи и Рокси, мои чувства к ней вовсе не уступают по силе. Как можно говорить, что кто–то из них лучше или хуже? Я люблю Сильфи как Сильфи, Рокси как Рокси, а Эрис как Эрис. Мне просто не хватает решительности, но такой уж я человек. Неверный и слишком похотливый, но это тоже часть меня. И я страстно желаю обладать моей женственной Эрис.

Если она хочет, чтобы я любил её, я буду любить её всем сердцем. И это не измена или интрижка на стороне, это настоящая любовь. И это абсолютно естественно. Желание обладать столь прекрасной женщиной это закон природы. Хотя верующие Милиса и считают по другому.

Что ж, я готов бросить им вызов.

Вот только если я намеренно проиграю, это ведь будет слишком унизительно для Эрис? После такого она может и возненавидеть меня. Всё это время Эрис тренировалась, что бы защитить меня, чтобы стать достойной поддержкой в сражении с Орстедом. Так что наверное я должен показать здесь силу достойную мужа Эрис. …Может я и не трудился над собой изо всех сил как Эрис, но всё нормально. Я буду сражаться изо всех сил, и не важно кто из нас победит, в конце я предложу Эрис стать моей женой. Если выиграю, смогу заявить ей что–нибудь вроде: «Теперь ты принадлежишь мне. Хватит ныть, идём домой». Звучит неплохо, так и поступим. Вот только моя «Магическая Броня» порубленная на куски лежит сейчас далеко в чаще леса. В ближнем бою Эрис, будучи Королевой Меча смогла на равных сражаться с Орстедом. У меня нет никакой уверенности, что я вообще смогу хоть что–то ей противопоставить на таком расстоянии… ну, если проиграю, тут уж ничего не поделаешь.


— Рудэус, — стоило мне решиться, как ко мне обратилась Гислен.

— Что такое?

Хотя я не видел Гислен давным–давно, она не сильно изменилась. Всё та же старая добрая Гислен. Мы разговаривали с ней, после воссоединения, но текущую ситуацию не обсуждали. Нам особо нечего было сказать друг другу, но разговаривая мы не чувствовали никакого дискомфорта.

— Эрис–сама совсем не изменилась со старых дней. Просто прими ей такой.

Манера речи Гислен осталась прежней. Но было что–то такое в её словах, из–за чего я почувствовал себя неуютно. Правильное ли решение я принял, невольно задался я вопросом?

Я посмотрел на Эрис. В своей до боли знакомой позе, она ожидает меня. Руки скрещены на груди, ноги широко расставлены, подбородок упрямо задран. Всё так же привычная поза, но картина значительно отличается от Эрис из моей памяти. Она стала выше, грудь стала больше, от неё исходит аура ловкого свирепого хищника.

Пять лет прошло. Я изменился… Наверняка и Эрис сама изменилась. Но Гислен только что сказала, что это не так. Если бы дело происходило пять лет назад или раньше, как бы я поступил в такой ситуации? Что я должен ответить моей эгоистичной, упрямой Эрис?


— Приготовились, начали! — прозвучал сигнал Гислен.

Но я не поднял свой посох, руки Эрис тоже не сдвинулись.

Спустя некоторое время, Эрис медленно двинулась вперёд. Опустив меч, она подошла ко мне. Меч с чистым, почти прозрачным лезвием, подарок от Бога Меча, кажется один из семи легендарных мечей.

Приблизившись вплотную, Эрис пристально посмотрела в мои глаза.

— …

— …

Встав передо мной, она вновь подняла меч.

— Что? Ты не собираешься сражаться?

— Эрис, я… Если твоё поражение означает что ты уйдёшь, то я лучше признаю поражение.

Эрис поджала губы.

— …

— И… Хотя мне никак не удавалось сказать это раньше, я… Я тоже люблю тебя.

Такое чувство, что у Эрис вдруг волосы встали дыбом. Интересно, она злится? Может всё–таки было лучше сразиться всерьёз? Пока я размышлял меч Эрис резко пошёл вниз.

— …!

Инстинктивно я зажмурился, всё тело сжалось, но это оказался лишь лёгкий удар рукоятью меча в голову. Даже не удар, лёгкий тычок. Это всё. Когда я открыл глаза, лицо Эрис было прямо передо мной.

— Я не умею готовить как Сильфи.

— Это нормально.

— Я не такая умная как Рокси.

— Это нормально.

— Я не такая симпатичная как эти двое.

— Эрис–сан ты прекрасна.

— …Моё тело не соответствует твоим предпочтениям, Рудэус, верно?

— Нет, это неправда, у тебя прекрасное тело…


Эрис вложила меч в ножны. Робко её руки обвились вокруг моей талии. Её роскошная грудь прижалась ко мне. А затем она сильно и крепко меня обняла. Аромат смешанный с потом, меня окутал знакомый запах Эрис.

Я обнял её в ответ, мои руки прижались к её спине. Хотя у неё тренированное тело, она вовсе не груда железных мускулов. Очень приятное ощущение.

— Значит это можно считать моей победой?

— Да.

— Рудэус, если бы ты всерьёз захотел отвергнуть меня… Я бы сдалась, знаешь? — голос Эрис дрожал.

Эрис грейрат

Только не говорите мне, что если бы я стал драться всерьёз, она планировала намеренно проиграть?

— Я не хочу чтобы ты сдавалась.

— Тогда я могу стать частью твоей семьи, Рудэус?

— Да. Вместе с Сильфи и Рокси… Если это нормально для тебя, Эрис…

Просто скажи это, скажи уже. С этими мыслями я решительно набрал воздуха в грудь. Я должен сказать это громко и чётко, чтобы она услышала.

— Выходи за меня.

Услышав подобное, Эрис широко распахнула глаза.

— Х-хорошо! Я выйду за тебя!

Тут же она отвернулась, словно пытаясь спрятать эмоции. Вот так Эрис стала моей женой.

Часть 2

Тем же вечером, за ужином, я объявил, что отныне Эрис моя жена. В отличие от случая с Рокси, поскольку всё было давно подготовлено заранее, никто не стал возражать. Даже Норн. Я думал, что пусть и не возражать, но пару резких замечаний она непременно вставит, но нет. Наверное, раз уж я обзавёлся целым гаремом, просто махнула на меня рукой. Рокси и Сильфи тоже дали нам своё благословение.


— Теперь нас трое, Эрис. Давайте все как следует постараемся.

— Первым делом нам надо установить распорядок и определённые правила.

Эрис, нервно дрожа, предстала перед этими двумя.

— Эм, з-здравствуйте, я постараюсь…

Странно слышать такое от Эрис, тем более видеть её настолько нервничающей, и всё же чувствовалось, что она искренне хочет поладить со всеми. Если можно, я не хотел бы чтобы эти трое ссорились, хочу, чтобы мы все жили в мире и гармонии. Хотя наверное мне не стоит сейчас вмешиваться.

Разговаривая, они все втроём отправились в ванную. Чтобы укрепить их отношения, а заодно показать как пользоваться нашей ванной. Я бы тоже хотел с ними пойти. Ну там спинку потереть или ещё какие интересные места, но сегодня я лучше сдержусь.

Я остался наедине с Лилией, двумя сестрёнками и Зенит. …иГислен.

— …

Стоило Эрис уйти, как Зенит принялась бить меня по голове. Хоть Лилия и упрашивала её: «Мадам, пожалуйста, простите его…», она никак не прекращала. Всё–таки Зенит последовательница Милиса. Она могла смириться с двумя. Но с появлением третьей она уже не могла просто простить своему сыну такого поведения.

— Ой, больно, мама. Прошу, перестань, такого больше не повторится.

Только после этих слов, Зенит наконец убрала кулачки и вернулась на место. Вот только мои сестрёнки, сидевшие рядом, смотрели на меня с большим недоверием.


— Знаешь, уважаемый брат, ты тоже самое говорил и о сестрёнке Рокси. Даже если ты сейчас и говоришь так, кто знает, сколько времени пройдёт, прежде чем ты приведёшь новую девушку. У меня всё больше и больше работы по дому. Это уже слишком.

Мне больно слышать такое от Аишы. Такое чувство, что после появления Эрис, доверие сестёр ко мне было сильно подорвано. И всё же я абсолютно серьёзен в своих чувствах. К тому же, пусть Аиша и говорит так, такое чувство, что она просто меня дразнит.

— Брат, — раздался голос моей второй сестры. Она–то уж точно просто дразнить меня не собирается. Мне нужно внимательно прислушаться к её словам.

— Ох, что такое, Норн?

— Ну, как последовательница Милиса, я не могу быть рада подобному поведению своего брата.

— Да.

— Но я также понимаю, как сильно Эрис–сан любит тебя, так что я не стану ничего такого говорить. Брат, даже если ты сам не так сильно любишь её, пожалуйста, люби и цени её как следует. Это всё.

— Хорошо. Я сделаю всё что смогу.

Похоже Норн действительно нравится Эрис. Она не только по утрам учится у неё фехтованию, но и просто общается в течении дня. За последние годы Норн стала куда приветливее и общительнее. Интересно, это влияние студенческого совета?

— Рудэус–сама, — негромко обратилась ко мне Лилия.

— Да, что такое, Лилия–сан?

— Теперь, когда к вашей семье присоединилась Эрис–сама, этот дом теперь мал для нас всех, так что я собираюсь взять с сбой госпожу Зенит, снять жильё где–нибудь неподалёку и…

— Нет.

Я с ходу отверг предложение Лилии.

— Прошу, позвольте мне и дальше заботится о вас двоих… Хотя на деле это вы скорее заботитесь обо мне.

— Нет, вовсе нет… Если вы, Рудэус–сама, действительно так хотите, то мне остаётся лишь подчиниться.

Выгнать из дома своих двух матерей, только чтобы моя новая жена чувствовала себя свободнее? Да Пол с того света меня достанет. Уход за пожилыми родителями — долг их детей. Да, после прихода Эрис у нас уже не останется гостевых комнат, но кого это волнует? Что–нибудь придумаем.

— Рудэус, — последней со мной заговорила Гислен.

— Гислен–сан?

— Просто Гислен.

Ей уже лет сорок, но её мышцы ни капли не ослабли, вероятно результат постоянных тренировок и спортивного образа жизни.

— Я могу доверить Эрис тебе?

— …Да. Клянусь Богом.

— Ясно.

Гислен мягко усмехнулась.

— Ты вырос. У тебя тот же взгляд, что был у Пола, когда он женился на Зенит.

Это ведь должно делать меня счастливым, верно? Да, я и правда счастлив. Тот же взгляд что у Пола. Это здорово, я и правда вырос… Эм? Вот только становиться тем Полом, которого Гислен знает как облупленного… Мне правда стоит радоваться?

— Гислен, что ты планируешь теперь делать? Поселишься здесь?

— Нет, теперь когда Эрис–сама с тобой, мой долг здесь выполнен. Теперь я планирую вернуться обратно в Асуру.

— В Асуру? Хочешь помочь с восстановлением региона Фиттоа?

Услышав это, глаза Гислен сверкнули.

— Нет, я собираюсь выследить человека ответственного за смерть Сауроса–сама и убить его.

Мгновенно повисло ледяное молчание. Что за ужасающий ответ. Всё это время она заботилась об Эрис, и теперь, когда та в моих руках, её работа здесь окончена, теперь ей остаётся лишь месть.

— …Выследить? Другими словами ты пока не знаешь, кто это был? Скорее всего это были какие–то политические интриги, так что вряд ли за всё отвечал лишь один человек.

— Тогда я убью их всех, одного за другим, всех врагов рода Борей, пока никого не останется.

Это слишком наивно… Как мне остановить её? Нет, не важно, что я скажу, это не остановит её. В конце концов речь идёт о Гислен. Так что, напротив, мне стоит поддержать её и помочь ей… Теперь я припоминаю, что в дневнике, в записях описывающих восстание Ариэль, упоминалось, что в дело были вовлечены Богиня Воды и Император Севера.

— Гислен, согласно моим источникам, Богиня Воды и Император Севера были наняты королевством Асура.

— Они…

— Ты их знаешь?

— Да, хотя Эрис–сама вероятно знает их ещё лучше. И что?

— Они могут быть твоими врагами. В таком случае, даже тебе, Гислен, не выжить, верно?

— Верно, в одиночку я не смогу победить их.

Гислен кивнула, смотря мне в глаза, как бы подталкивая меня сказать уже, к чему я клоню.

— …В таком случае, я знаю ещё одного человека пострадавшего от того хаоса, что унёс и жизнь Сауроса. Хотя она была противницей рода Борей, так что может стать и твоим врагом, Гислен. И всё же, сотрудничая с ней, у тебя будет больше шансов добраться до твоих врагов и убить их.

— И кто это?

— Ариэль Анемой Асура.

Уши Гислен поднялись. Ах, какая ностальгия… На занятиях, когда она чего–то не понимала, Гислен выглядела точно так же. Ну, лучше не говорить ей об этом.

— Принцесса королевства Асура.

— Ох!

Но это и правда нормально представить Гислен Ариэль? Ариэль ведь планирует устроить тот безрассудный переворот в Асуре. И впутывать в это Гислен… Нет, будущее уже изменилось, его можно изменить. Прочитав дневник, я могу дать им пару хороших советов. Кроме того, тот переворот был результатом манипулирования Хитогами Люком. Теперь я подчинённый Орстеда, так что кто знает, как всё теперь повернётся.

В таком случае, чтобы победить Ариэль весьма пригодится сила Гислен. Я и сам могу им помочь… Но прежде стоит обсудить всё это с Орстедом.

— В любом случае, почему бы тебе для начала не встретиться с ней, а там посмотрим?

— Если ты так говоришь, хорошо.

Гислен согласилась сразу, не думая дважды. Но по крайней мере я смог удержать её от слишком необдуманных действий. Уже хорошо.

— Ух ты…

Аиша и Норн смотрели на меня с потрясённым видом.

— Что такое?

— Нет, просто, брат, похоже, ты и правда был учителем Королевы Меча…

— Неужели вы сомневались?

— Нет, не в том дело… просто слыша как сама Королева Меча–сама разговаривает с тобой так почтительно…

Гислен и я переглянулись. Мы что, правда разговаривали как–то странно?

— Знаешь, брат. В университете есть один такой суровый старшекурсник, мечтающий однажды стать искателем приключений. Я слышала, как он говорил: «В город приехали две Королевы Меча, они такие устрашающие», или что–то в этом роде. По его словам самые матёрые искатели приключений не решаются открыто смотреть на них. Но когда речь о тебе брат… Смотришь и невольно возникает это чувство, что–то вроде «Ух ты…».

Выслушав Норн, Гислен внезапно рассмеялась.

— Рудэус куда сильнее меня. Даже сам Дракон Бог признал его способности.

— И правда.

Норн, кажется, сильно впечатлена. Похоже, курс моих братских акций несколько подскочил. Вот только кажется это касается лишь верхней цены. А нижняя, из–за недавних событий всё равно упала ещё ниже.

И всё же, похоже, благодаря Гислен мне удалось сохранить достоинство. И это просто прекрасно.

Часть 3

Тем же вечером. Гислен вернулась к себе, а Сильфи и Рокси устроили оживлённое совещание втроём с Эрис. Интересно, что они там обсуждают? Хотя мне и было очень любопытно, лучше уж оставить женские разговоры женщинам. Мне лучше не вмешиваться. Глядя со стороны, атмосфера довольно мирная, Эрис внимательно слушает с очень серьёзным видом. Всё должно быть хорошо. Эрис сильно изменилась с тех прошлых дней.

Эрис грейрат

Так что я пошёл к себе в кабинет, помогать Норн с учёбой, а когда она ушла спать, я сел заполнять свой дневник. Сегодня был памятный день. Думая о будущем и Орстеде, я никак не могу избавиться от беспокойства. Во всяком случае кризис уже позади, я могу немного расслабиться.

Когда я вышел из кабинета, дом уже погрузился в тишину. Похоже собрание девушек уже закончилось. Наверняка решили спать все вместе в одной из их комнат. Или может они втроём ждут меня в спальне… да нет, вряд ли.

Когда так тихо невольно становится не по себе. Та ночь, когда я встретил будущего себя, была такой же тихой. Может и сегодня что–то случится? Например, один парень, чьё тело целиком сокрыто мозаикой, вдруг выпрыгнет на меня из тени.

Да не, ни за что…

Я подошёл к спальне. Тишина. Света нет. Похоже, сегодня я буду спать в одиночестве.

Только я подумал об этом, как дверь в спальню распахнулась изнутри и меня силой втащили внутрь.

— Ааа!

Тут же я поднял руку, собирая ману, чтобы отбиться от внезапного нападения. Но тут же мои запястья были крепко сжаты и меня всем телом прижало к двери. Опасно! И только тут я увидел кто же это мой противник.

— О, Эрис.

Это была Эрис. Одетая в ночную рубашку она крепко держала меня за руки.

— Эм, я, Рудэус…

Её глаза были налиты кровью, лицо пылало, дыхание было резким и судорожным. Она явно в ярости. Что–то плохое случилось? Лучше тщательно подбирать слова.

— Я, мы, мы ведь теперь муж и жена, да?

— ….А, да. Ох, было бы лучше поскорее устроить свадебную церемонию? Собраться всех знакомых и как следует отпраздновать?

— Мне это не нужно. Я уже даже не помню как нужно танцевать… Куда важнее, раз уж мы теперь муж и жена, то с этим всё нормально, да?

С чем с этим? Прежде чем я успел додумать эту мысль, я ощутил её руки на своих плечах и меня поцеловали. Наши зубы с размаху столкнулись, боль прошла по всему телу. Хоть я пытался отступить, позади была дверь, отступать было некуда. Эрис силой прижималась ко мне лицом и всем телом.

— Фух…

Затем руки Эрис схватили меня за бёдра, и рывком меня куда–то потащили. Придя в себя, я обнаружил, что лежу на кровати. Что? Что происходит? Мы что, собираемся сделать «это»? А?

— Эм, Эрис, постой, послушай, насчёт этих вещей, не надо ли сначала, ну знаешь, установить расписание, обговорить всё с Сильфи и Рокси?

— Мы уже. И сегодня моя очередь.

— А Рокси ничего не говорила? Например сдерживаться немного, пока она беременна?

— Она сказала не волноваться об этом.

Неожиданно меня толкнули на кровать. Эрис так сильна, не думаю, что получится сбежать.

— Эй, Рудэус. Я хочу от тебя сына.

Дыхание Эрис участилось. Не от гнева, от животной страсти.(Прим. Пер. Что вы хотели? Пять лет полного воздержания и сублимации с мечом. :))

Вот только насильно затаскивать меня в постель… Впрочем на самом деле я счастлив. Счастлив оказаться в постели с Эрис. Она так тесно ко мне прижимается, что мой малыш уже в полной боевой готовности, моё тело не может лгать. Погодите, а не должно быть наоборот? Разве наши роли мужчины и женщины не поменялись?

— Рудэус, я люблю тебя. Так что всё нормально, да?

— Да, всё хорошо, но, прошу, успокойся немного. Сначала нужно создать подходящее настроение, может быть немного вина, поговорить о случившемся за эти пять лет, и только потом, когда придёт нужное настроение, мы сможем обняться и на практике доказать друг другу свою любовь.

— Мне всё это не нужно. Я хочу этого, я больше не могу ждать! — С этими словами она повалила меня вниз.

Усевшись сверху, она своими бёдрами крепко обхватила мои ноги. Руки тоже прижаты. Я даже пошевелиться не могу. Затем, прижавшись к моей груди лицом, она с силой втянула носом воздух. Обнюхивает как собака. От меня пахнет?

— Хааа… Хааа… Рудэус. Теперь, когда мы женаты, ты принадлежишь мне, верно?

— Э? Ну да, хотя не только тебе. Я буду признателен если ты поладишь с остальными и не будешь с ними ссориться.

— Но сегодня эта ночь принадлежит мне, так что ты мой, да?

Похоже, Эрис до безумия хочется, чтобы я просто подтвердил это.

— …Ну, да, это так.

Её руки сжали меня ещё крепче. Больно, больно. Мои запястья вот–вот сломаются, такими темпами после этой ночи мне понадобится серьёзная медицинская помощь.

— Т-тогда я могу делать всё, что захочу, верно?

И что она тут собирается делать? Что со мной будет? Без сомнения речь о сексе. Я не хочу этого? Нет. Мой ответ определённо ДА.

— П-полагаю…

В следующий миг Эрис превратилась в зверя.

Часть 4

На следующий день.

Щебет ранних пташек разбудил меня. Я тут же огляделся в поисках Эрис. И сразу нашёл её. Она здесь, прямо у меня перед глазами. Её мирное спящее лицо совсем рядом.

— Фух… — я вздохнул с облегчением, затем вспомнил прошедшую ночь.

Я действительно наслаждался вчерашней ночью. В технике и мастерстве у меня было явное преимущество, так что первую половину лидерство было за мной. С мыслями: «Я ни за что не проиграю Эрис», я старался изо всех сил. Но во второй половине ситуация полностью изменилась.

Сказалась разница в выносливости. Казалось, силы Эрис просто бесконечны. Ну что сказать? …Мне не удалось победить её…

Когда последние силы покинули меня, она игралась со мной как хотела. «Прости любимая, но я стал игрушкой этого человека. Теперь никто не женится на мне», такого рода чувство.

Но когда Эрис вот так мирно спит, она выглядит такой очаровательной. Прошлой ночью она была такой дикой и необузданной, а теперь так спокойно спит рядом. Это вызвало нежную улыбку у меня на губах. Интересно, Сильфи чувствует то же самое, глядя на моё спящее лицо?

— …И всё–таки.

В данный момент я лежу в объятиях Эрис на её руке. Хоть обычно это я лежу так, но почему–то это весьма приятное ощущение. Её рука стройная, но сильная, лёжа так, я чувствую себя в безопасности.

И всё же, пять лет прошло. Эрис сильно выросла. Интересно насколько крепче стали её мускулы? Прошлой ночью я прочувствовал немало соблазнительных изгибов, но было слишком темно, чтобы убедиться воочию.

Чуть сдвинувшись, для начала я коснулся животика Эрис.

— Ух ты, восхитительно…

Мускулы особо не выпячиваются. Скорее даже чувствуется приятный на ощупь слой жирка, но под ним лишь упругие литые мышцы. Простого прикосновения хватает, чтобы убедиться в этом. У меня на животе тоже есть кубики, Но у Эрис это куда более притягательно, я хочу их. Такие упругие тренированные мышцы, но ничего не выпирает. А талия такая стройная… Просто идеальный баланс между внутренними и внешними косыми мышцами живота, такого можно добиться лишь поистине божественными тренировками.

Даже так, эти мышцы прекрасной женщины, почему они кажутся настолько притягательными? Я просто не могу перестать трогать их.

Впрочем, меня интересуют не только мышцы живота. Рука неспешно двинулась выше. Туда, где отчётливо заметные даже под одеялом возвышались две величественные вершины. Прошлой ночью мне не удалось их как следует потискать, это скорее меня всю ночь тискали… Мы ведь теперь муж и жена, так? Так что всё нормально?

— Потрясающе…

Невероятно! Эти высоты! Большие грудные мышцы! Такие упругие, такие плотные. Просто здорово.

Словно десерт на блюде. Идеальный баланс между мягкостью и упругостью. Эротический скетч в одно касание.

Они выросли такими пышными словно медовые дыни. Не сравнить с Сильфи и Рокси. Их груди тоже прекрасны, но в таких вот размерах своя, особая прелесть. За то, что я теперь всегда могу прикоснуться к прекрасному, я просто обязан вознести хвалу Богу. Спасибо вам Рокси и Сильфи. У меня получилось. Я всё–таки покорил горы Эрис. Это новый рассвет человечества.

«Хо–хо–хо»

И тут беловолосый старец предстал в моём воображении. Это же мудрец! Мудрец по грудям! Давно не виделись! Наставник, посмотрите только на это изобилие! Слава богам!

«Хо–хо–хо, мне больше нечему учить тебя… Остальное ты должен познать сам.»

Ах, наставник! Куда ты уходишь, мастер! Прошу! Я нуждаюсь в твоих мудрых советах!

— …

— А.

Пока я тут радовался, неожиданно я поймал взгляд Эрис. Как давно она проснулась? Сколько она уже вот так смотрит на меня, пока я тут её тискаю? Она собирается ударить меня? В следующий миг она крепко схватила меня за запястье. Она точно в ярости.

— Давай не будем прибегать к насилию. Лучше просто поговорим, а ещё лучше продолжим сладостное общение в постели. Просто обсудим наши интимные игры. У меня просто любопытство взыграло, захотелось потискать тебя немного…

— …

Эрис не стала отпускать мою руку, напротив, она, перекатившись, навалилась на меня, прижимаясь всем своим обнажённым телом, в глазах вновь пылает животная страсть… так значит она не сердится. Скорее этот массаж груди ранним утром снова разжёг пламя её страсти. Если бы я сам проснулся от эротических ласк, то тоже бы загорелся. Обычно менталитет мужчин и женщин несколько различается, но Эрис, похоже, исключение. Что ж, это неплохо, давай сделаем это. Эрис будет отличной закуской перед завтраком!

— Только нежнее, знаешь, прошлой ночью ты была… Кьяяяя!

И пока я тут пищал как невинная дева, меня яростно атаковали во второй раз.

Часть 5

Из кровати я выбрался только после полудня. Эрис уже ушла. Кровать была пустой и холодной.

И всё же в этот раз никакого чувства потери, лишь удовлетворение и усталость.

Поднявшись, массируя затёкшую поясницу, я подошёл к окну. Солнце такое жёлтое. Прямо как моё лицо сейчас.

За окном я увидел Эрис. С улыбкой полной извращенки, она, с донельзя довольным видом, отрабатывала взмахи меча. После всего что было, она ещё может вот так двигаться. Что за невероятная выносливость, она просто монстр.

Впрочем, мне понравилось.

У Сильфи и Рокси выносливость заметно уступает моей. Так что, быть выжатым как лимон до предела, такое для меня впервые.

Сильфи относится к пассивному типу. Рокси с техничному. А Эрис выходит агрессивный тип. Похоже это пробудило мои мазохистские черты. Тогугава, Тоётоми, Ода, что–то вроде этого.

Эрис с блеском заработала титул Королевы Меча только потому, что в своё время Орстед сделал меня. Шучу. Такими темпами она может и убить меня, если слишком увлечётся. Я не могу просто бросить своего Хидэёши с такими проблемами.(Прим. Пер. Искренне сожалею, но я не обладаю настолько подробными познаниями в истории Японии, чтобы пояснить в чём соль этой шутки и какая тут связь с мазохизмом. По сути, в своё время, упомянутые три исторические личности были союзниками и правителями Японии, по очереди сменяя друг друга. В общей сложности, их общими усилиями и произошло объединение Японии.)

Если и в следующий раз наше общение в постели будет таким бурным. Пожалуй стоит поговорить с Эрис, пока она ещё не совсем оправилась от прошедшей ночи.

С этими мыслями я направился в ванную, собираясь хорошенько отмыться. Затем, посвежев, спустился в подвал и вознёс молитву у алтаря. Пожалуй, мне нужен ещё один объект поклонения. Богиня Любви, Богиня Мудрости, а теперь Богиня Войны… Думаю, тренировочный деревянный меч подойдёт идеально.

Когда я прошёл в нашу гостиную, Аиша, подметавшая пол, тут же подскочила ко мне.

— Братик, доброе утро! Пришло письмо! Не сказали от кого, но на неё есть герб. Ты знаешь его?

Увидев письмо, я замер. Это и правда был весьма знакомый герб. Герб Дракона Бога. Письмо от Орстеда.

Эрис грейратЭрис грейратЭрис грейратЭрис грейрат

Источник: ranobes.com

Часть 1

По утрам я делаю привычную пробежку и тренируюсь вместе с Норн. Вернувшись, я нежно обнимаю Сильфи, которая в это время как раз ухаживает за Люси. Прохожу в гостиную, чтобы поприветствовать Аишу и Лилию и пожелать им доброго утра. Потом помогаю заплести ещё полусонной Рокси её волосы в косы. Затем зову Зенит, играющую в гляделки с Битой, к столу. Затем мы вместе завтракаем всей семьёй.

Как будто ничего и не случилось, жизнь вернулась в нормальное русло.

Вот только кое-что всё же случилось. Мы с Орстедом сражались пытаясь убить друг друга. Я потерпел полное поражение, был разбит в пух и прах… и всё же я жив.

В доказательство мне достаточно посмотреть на мои руки. Стоит сжать кулак и я чувствую прикосновение собственных живых пальцев. На обеих руках.

Тогда. После того, как я принёс клятву верности и преклонил колени перед Орстедом, он, как и обещал, полностью исцелил меня. Обе мои руки отрасли, тело полностью восстановилось и все мои конечности снова на месте. Вылечив меня, Орстед протянул мне браслет, что был на нём. Сказал: «Когда восстановишь свои силы, я свяжусь с тобой», и ушёл. Этот браслет и сейчас надет на мою руку. Я не знаю, что за эффект у этого браслета. Может быть он помогает восстановить силы и магическую энергию. Может быть мешает Хитогами наблюдать за мной. Прошло уже десять дней с тех пор, и Хитогами так и не появился в моих снах. Орстед сказал, что защита Дракона Бога должна помешать Хитогами вмешиваться в мою жизнь, так что последнее вполне вероятно. Но опять же, у этого браслета может и не быть какого-то особого предназначения, это может быть просто что-то в духе удостоверения сотрудника работающего на Дракона Бога.

В любом случае я был повержен Орстедом и присоединился к его лагерю. Предав Хитогами, я перешёл на другую сторону. Я не собираюсь снимать этот браслет.

Я не жалею о том, что предал Хитогами. Честно говоря, наоборот, чувствую себя прекрасно. Вместо мыслей вроде «Что же я наделал?», я скорее думаю что-то в духе «Я сделал это!».

Пути назад уже нет. В будущем, каким бы раздражающим парнем ни был Осртед, я не собираюсь предавать его. У нас теперь одна судьба. Даже если всё ещё идёт по плану Хитогами, что сделано, то сделано.

И всё же, если судить по моему личному впечатлению, Орстед кажется более надёжным, чем Хитогами. Чем-то он напоминает мне Руджерда. Хотя он и не обладает столь высокой воинской гордостью и не любит детей, так как Руджерд. И всё же, особенно если сравнивать с Хитогами, который просто наблюдает за всем свысока, такое чувство, что Орстед человек, который вкладывает всего себя в то, что он делает.

Во всяком случае та непомерная тяжесть упала с моих плеч. И давление в груди ослабло. Может это и не совсем облегчение, скорее чувство человека, с трудом забравшегося на отвесную гору и увидевшего ясный путь впереди.

Тогда, после всего случившегося, мы поговорили с Рокси и Сильфи прямо там. Сильфи плакала, Рокси отчитала меня. Они сильно переживали из-за того, что не поняли сразу насколько опасен был мой противник, а также испытывали явное беспокойство из-за того, что я стал подчинённым Орстеда. Я отвечал им, что ничего не поделаешь, другого выбора просто не было, и они пока что согласились со мной.

Затем я вернулся в Шарию. Убедившись, что семья в безопасности, я рассказал всем, кто помогал мне, о результатах битвы и что теперь я в союзе с Орстедом. Надо сказать наибольшее облегчение, судя по виду, испытал от этой новости Перугиус. Ну, полагаю, даже он не хотел бы сделать своим врагом такого человека как Орстед.

Все знакомые при виде меня невольно вздрагивали. Когда я спросил в чём дело, выяснилось, что мои волосы совершенно побелели. Я не знаю точных причин, но кажется тут что-то похожее на то, что случилось когда-то с Сильфи. Надеюсь, когда волосы отрастут, к ним вернётся привычный русый цвет, так что, возможно, это только временно. Но даже если это навсегда, ничего страшного, так мы с Сильфи только больше подходим друг другу…

Прошло уже десять дней, как я вернулся к своей привычной жизни. Хоть я и опасаюсь возможных каверз от Хитогами, пока всё идёт нормально.

Чувствую я себя тоже уже намного лучше. Я прямо чувствую как мои полностью истощившиеся запасы маны понемногу восстанавливаются. Если подумать, Орстед кажется знает какой-то секрет моих способностей, Фактор Лапласа или что-то такое….

Ну, если будет нужно, я могу попросить Орстеда рассказать об этом. Пока остаётся лишь ждать.

Впрочем это неплохо.

И да, есть всё таки в моей повседневной жизни одно изменение.

Часть 2

— Ещё миску!

— Эрис-сама, у нас нет больше супа.

— Э, но мне не хватило!

Появилось новое пополнение за нашим столом, высокая женщина с ярко-рыжими волосами. И эта женщина не кто иная как Эрис.

Как само собой разумеющееся она вернулась вместе с нами домой. Как само собой разумеющееся поселилась в гостевой комнате. Как само собой разумеющееся стала жить вместе с нами.

К слову Гислен поселилась в гостинице неподалёку. Может быть её слишком шокировало состояние Зенит, может просто пытается быть тактичной с нами, я не знаю.

Во всяком случае с нами осталась лишь Эрис.

Она выходит иногда, но в основном проводит всё время в доме. Наблюдает как готовит Сильфи, или как Рокси готовится к занятиям, или за тем, как Аиша с Лилией заботятся о порядке в доме, или посматривает на Зенит и Люси. Она ничего не делает, просто наблюдает за повседневной жизнью моей семьи. И каждый раз, наблюдая за домашними хлопотами Сильфи и Рокси, она хмурится поджимая губы.

За то долгое время, что мы не виделись, Эрис сильно изменилась. Я хочу сказать, она стала ещё красивее. Теперь она высокая, стройная и хорошо сложенная девушка. Одевается она в кожаный наряд, прямо как Гислен, а также облегающую чёрную одежду в которой легко двигаться, вроде майки и штанов. В таком наряде в глаза особенно бросаются точёные мышцы её тренированного тела. Не сказать, чтобы она прямо бугрилась от мускулов, но в ней чувствуется настоящая крепость. От такой красоты трудно отвести взгляд.

Особенно взгляд привлекают её грудь, талия и попка. Изобилие, подтянутость, изобилие. За эти пять лет с лица исчезли все детские черты, осталась лишь холодная красота. Это больше уже не та девочка, она стала взрослой женщиной.

По тем или иным причинам мне никак не выпадало шанса поговорить с ней. Тогда, спеша рассказать всем о результатах битвы, я упустил наилучшую возможность. Почему-то каждый раз как я вижу её, сердце бьётся как бешеное.

Я не один раз пытался всё же заговорить с ней. Но у меня никак не получалось подобрать нужный момент, я просто терял зря время… Когда я пытаюсь заговорить, и она смотрит на меня этим пристальным взглядом, я просто теряюсь. А когда прихожу в себя, она уже отвернулась. Так что я так и стою там молча, как дурак, не в силах успокоить сердце, понимая что упустил ещё одну возможность.

Это чувство, это ведь… страх?

Ладно, шучу, шучу.

Естественно это любовь. Судя по всему, я влюбился в Эрис. Влюбился в неё снова. Может это и звучит банально, но я никак не могу выбросить из головы ту сцену, когда она появилась в самый отчаянный момент, когда я уже был готов умереть, она величественно и элегантно защитила меня от Орстеда, готовая рискнуть ради этого собственной жизнью. Тот образ до сих пор стоит у меня перед глазами. Странно было бы не влюбись я после такого.

Я теперь прям влюблённая дева. Дева Рудэус. Я словно превратился в невинную восьмиклассницу.

Надеюсь, что нет.

По возвращении домой я узнал кое-какие подробности от Аиши. Эрис последние несколько лет провела в суровых тренировках с мечом в Святых Землях Меча, ради одной лишь цели, чтобы стать достаточно сильной, чтобы бросить вызов Орстеду вместе со мной. Причина крылась в тех событиях, что произошли тогда в Нижней Челюсти Красного Дракона, той стычке с Орстедом. Увидев тогда, как я практикую «Нарушение Магии» после схватки, она ошибочно решила, что я планирую вновь бросить вызов Осртеду. Хотя сам я никогда не чувствовал никакой особой разницы в силе меж нами, Эрис думала иначе, и решила оставить меня ради тренировки.

Так что с точки зрения Эрис выходит, что я предал её. Как если бы она уехала за границу ради учёбы, а вернувшись обнаружила своего возлюбленного с другой женщиной. Кобель, изменщик. То, что всё это было одним сплошным недоразумением, мы уже вроде бы выяснили, так что она должна понимать.

И всё же её сердце сейчас должно быть в крайнем смятении. С темпераментом Эрис не удивлюсь, если она однажды вдруг бросится на меня с ножом. И если я просто заявлю ей: «Я влюбился в тебя снова, прошу, будь моей третьей женой», как-то это будет не слишком правильно.

Кроме того меня реально пугает, что может вдруг выкинуть Эрис. В смысле я даже не понимаю о чём она сейчас думает. Любит, но почему-то держит всё в себе? Эрис, которую я знал, сразу бы высказала всё что думает. Или вообще не задумываясь, сразу бы перешла к действиям.

«Рудэус! Я люблю тебя! Давай поженимся! Приходи ко мне в комнату ночью! И даже не думай, что мы будем просто спать! Рудэус, ты мой!»

Как-то так.

Но она ничего не делает. Даже не разговаривает. Просто молчит.

Не означает ли это…

Несколько дней назад она поставила свою жизнь на кон, пытаясь защитить меня от Орстеда. За это время Эрис напридумывала обо мне всякого, сотворила идеального, но полностью выдуманного меня. Она искренне верила, что все эти пять лет я, как и она, провёл в суровых тренировках, чтобы стать сильнее. Но я вовсе не был таким. Да, я старался как мог своим собственным путём, но это и сравнить нельзя с Эрис. Орстед буквально размазал меня, стёр в порошок. Эрис своими глазами видела, насколько я на самом деле жалок. И не только это. Я уже успел завести двух жён, забыв о ней. Эрис, которая за это время успела стать Королевой Меча в Святой земле Меча, должно быть крайне разочарована тем, каким же я стал на самом деле.

Она так ничего и не сказала. Так может она просто готовится уйти через пару дней и лишь обдумывает способ, как бы поизящнее порвать со мной?

Одержимый подобными мыслями я ещё сильнее боюсь заговорить с ней, боюсь узнать правду. Боюсь услышать холодный голос Эрис: «Ты стал таким ничтожеством!» От одной мысли у меня начинается депрессия. Возможно так для неё будет лучше всего, но мне будет так больно… Ну, если всё именно так, поторопись уже и выскажи всё напрямую. Угх, эхх…

В любом случае нам стоит давно уже начать этот разговор. Откровенно поговорить друг с другом и решить, каким будет наше будущее. И хотя я понимаю это, время тем временем уходит. Так мы никуда не придём.

Я ничего не говорю, Эрис ничего не говорит, так бессмысленно дни тянутся за днями. Если возможно, я бы хотел выяснить всё до того, как Орстед снова свяжется со мной. Но я просто не знаю что делать. И всё же нельзя вот так тянуть и дальше.

Пока я терялся в этих раздумьях, Рокси вдруг однажды неожиданно спросила.

— Так когда ваша свадебная вечеринка для Эрис? – спросила она.

— Свадебная вечеринка?

— Ну да, у меня она была, так что и для неё должна быть, верно? Если можно предупреди заранее, я постараюсь отпроситься в этот день, так что…

Слушая Рокси я хранил молчание. Видя это Рокси нахмурилась.

— Только не говори мне, что ничего ещё ей не сказал?

Я не смог скрыть волнения. Похоже, все в семье давно уже обсудили это и приняли Эрис. И Аиша конечно же, и даже Норн, признала Эрис членом семьи. Норн скорее даже сблизилась с ней, благодаря общим темам про Руджерда. Неожиданно, эти двое очень неплохо поладили. Так что ни у кого нет никаких возражений, и только я всё оттягиваю решающий момент.

— Руди, ты не может вот так убегать. Эрис ждёт тебя, — назидательно, как старшая сестра, Рокси покачала указательным пальцем.

— Ждёт?

— Именно так. Она лишь ждала, когда ты, Руди, наконец скажешь ей: «Ну же, прыгай ко мне в объятия», всё это время! — С этими словами Рокси сама приглашающее развела руки в сторону, как же она очаровательна!

— Эрис никогда не скажет ничего такого… Разве это не твои собственные желания, Рокси?

— Эй! Я абсолютно серьёзна. Хватит шутить! – по прежнему раскрыв объятия, Рокси разом стала куда серьёзнее.

…Что за шутки, неужели это правда так? Эрис ждёт, желая услышать от меня подобные слова? Ей действительно этого хочется?

Нет, Рокси никогда не обманывает. Это то, что называют божественным откровением, откровение моей Богини! Если даже Рокси снизошла до того, чтобы подтолкнуть меня на путь истинный, то я и правда не могу больше сомневаться. Мужество, пойдём со мной, я начинаю. Я откровенно скажу обо всём, мы поговорим, и если Эрис и правда отвергнет меня, я смогу утешиться в объятиях Рокси и Сильфи.

Хорошо.

Но сначала. Я развёл руки пошире, желая кое-что проверить.

— Рокси, ну же, прыгай в мои объятия!

— Я же сказал, хватит уже…

Заглянув в мои глаза, Рокси сама остановила себя, затем осторожно осмотрелась, проверяя нет ли кого поблизости. А затем её руки обвились вокруг моих плеч. Она прыгнула прямо в мои объятия. Её уже слегка выпуклый животик, мягко прижался ко мне.

— Ты должна быть осторожнее, прыгая вот так, ты же носишь ребёнка, моя принцесса!

— Если не тренировать ребёнка с самого начала он родится слабым, так что всё хорошо, — горячий шёпот Рокси щекотал моё ухо.

Это и правда сработало? Действительно сработало. Возьму на заметку.

Хочу побыть в этой интимной позе подольше. Так что я присел на стул, усадив Рокси себе на колени. И тут я почувствовал чей-то взгляд…

— Э?

Кто-то в наряде горничной шпионил за нами из тени за дверью, её глаза сверкали в полутьме. Это была Эрис.

— И-ия!

— Что такое, Руди?!

Видя как я обнимаю Рокси, Эрис ещё раз окинула нас раздосадованным взглядом и исчезла во тьме коридора.

Страшно. Она ничего не сказала, но этот взгляд был таким пугающим.

Завтра, я поговорю с ней завтра.

Часть 3

На следующий день я сразу отправился на поиски Эрис, чтобы наконец поговорить с ней.

Я отыскал её почти сразу. Она тренировала взмахи меча в саду. Почему-то с ней была и Норн. Интересно, а что с университетом?

Эрис, обращаясь к Норн со словами: «Нет, не так, вот так», обучала её правильному взмаху.

— Я же сказала, вот так! Почему ты не понимаешь?

— Даже если ты говоришь, я не могу понять что тут не так.

— Как мне объяснить…

Эрис относится к инстинктивному типу, так что обучать Норн для неё должно быть тяжело. Такие люди и сами не понимаю как именно они что-то делают. Вот только вопреки моим рассуждениям…

— Твоей левой руке не хватает силы, так что ты по сути машешь лишь правой. Потому режущая кромка меча отклоняется в сторону.

Э? Мне что, это почудилось?

— Тебе надо больше внимания уделять левой руке… Попробуй для начала представить, что ты делаешь взмах только левой. Если получится, это сделает твои движения более совершенными.

Неужели это правда сказала сама Эрис? Это ведь не Гислен чревовещает откуда-нибудь из кустов?

— Вот значит в чём дело. В этом есть смысл.

— Естественно есть.

После этого дружеского обмена фразами обе продолжили тренировку взмахов. Кажется, теперь у Норн и правда получается лучше.

Ну, всё-таки Эрис уже Королева Меча. Гислен тоже рассказывала, что прежде чем стать Королевой Меча, она полагалась лишь на инстинкты. Должно быть и с Эрис случилось то же самое. В процессе становления Королевой Меча она научилась мыслить логически.

Однако взмахи Эрис слишком быстры. Я почти не могу разглядеть меч в её руках.

Она прекрасна. Вид её фигуры размахивающей мечом завораживает. Моё дыхание участилось при виде такого. Видя, как капельки пота стекают вниз, как эротично играют её мышцы от этих движений…

Ах! Тут я заметил нечто ещё более восхитительное. При каждом новом взмахе мечом её грудь соблазнительно подпрыгивает. Не скачет безумно вверх и вниз, а элегантно содрогаясь вибрирует. Вероятно потому, что её взмахи быстры и отточены, лишены лишних движений, верхняя часть тела почти не двигается, лишь лёгкая вибрация проходит по груди. К слову эта рубашка без рукавов, что она носит, сильно напоминает спортивный бюстгальтер. Интересно у неё под ней что-нибудь есть? С каждым новым взмахом мой взгляд всё сильнее льнул к её груди, пытаясь установить это. Хочется просто взять и потискать!

— …?

Вдруг покачивания груди… в смысле взмахи меча Эрис, остановились. Подняв взгляд, я понял, что она смотрит прямо сюда.

Губы надменно поджаты, ноги на ширине плеч, подбородок гордо задран вверх. Ещё бы руки скрестила руки на груди и вышла бы точь-в-точь та ностальгическая поза.

Пока эти мысли проносились в моей голове, мой взгляд упал на то, что она держала в руках. Тот самый меч, с которым она сражалась против Орстеда. Выглядит очень опасным.

Попятившись я пошёл прочь. Начинать столько серьёзный разговор, пока она держит в руках нечто столь опасное… да ни за что.

Спустя два часа.

Дождавшись окончания тренировки, я попытался вновь найти Эрис. Она уже покинула двор. Куда она могла пойти? Может она уже переоделась и вышла? И мне просто надо подождать пока она вернётся? Нет, никто не говорит, что мы обязательно должны разговаривать в каком-то определённом месте. Так что, если она куда-то пошла, я просто должен пойти за ней.

С этими мыслями я решительно взялся за дверную ручку и широко распахнул двери в ванную.

— Ах.

— …!

Там стояла Эрис. Прямо передо мной, в двух шагах, во всей своей красе, с ошеломлённым видом. Её влажные огненно-красные волосы волнами спускались на плечи, и потоком спускались на грудь. Её тонкая рубашка насквозь промокла от пота, чётко очерчивая волнующее ущелье. По обе стороны это ущелья вздымались два горных пика. И глубина ущелья, лишь подчёркивала их высоту, поистине захватывающий, величественный горный пейзаж. Промокшая от пота рубашка идеально подчёркивала красоту этих гор, а на их вершинах отчётливо прорисовывались острые кончики. Поистине, земля мечты.

— Чччч-что ты делаешь… — Эрис похоже растеряла от неожиданности все слова.

Залитая румянцем она выглядит так очаровательно. Неосознанно я протянул руку. Ох, эта приятная тяжесть, упругость, невольно я сжал сильнее. Ах, и всё же такие мягкие.

В следующий момент плечо Эрис сместилось, что-то мелькнуло перед глазами, и я потерял сознание.

Часть 4

Придя в себя я почувствовал, что мой затылок утопает в чём-то упругом, но всё ещё мягком. Это твёрже моей привычной подушки. И всё равно она такая тёплая и упругая. Кстати я чувствую, что что-то ещё нежно гладит меня по голове.

А, значит я сейчас в кровати с любимой, и моя голова у неё на коленях.

— Ммм, не могу больше съесть.

Притворяясь, что всё ещё сплю, я повернулся, стараясь ненавязчиво поглубже зарыться лицом в этот бермудский треугольник, между чувственных бедер. Одновременно я, протянув руку, потискал эту желанную попку.

— Хьяя!

Что? Эта попка, это не Сильфи. У Сильфи она маленькая и подтянутая, её попка идеально укладывается в руке. И запах отличается от Рокси. Запах Рокси всегда успокаивает меня, этот же скорее пахнет потом. Стоило мне ощутить этот аромат, как тревожный звонок прозвучал в голове. И всё же не сказать, чтобы это был плохой запах, скорее он навевает воспоминания.

Медленно, раскрыв наконец глаза я повернул голову, чтобы рассмотреть обладательницу этих коленей. Я увидел две величественные горные вершины, а чуть повыше сверкали острые глаза. Эрис.

Эрис коснулась моей головы. Сейчас она проломит мне череп голыми руками…

Сильфи, Рокси, прошу простите, что оставляю вас.

Но неожиданно я почувствовал лишь мягкое прикосновение сильной но нежной руки, она погладила меня по голове. Свернувшись клубочком, я снова посмотрел на Эрис. Хотя губы её поджаты, а лицо всё залилось румянцем, она не сердится.

— Прости меня, Эрис… сама?

— Просто Эрис.

— Эрис… Эм, я извиняюсь.

После этих слов руки Эрис крепко обхватили мою голову. Ох, прошу простите меня, теперь-то уж точно прощайте.

— Честно говоря… Я ведь тоже была неправа.

— Ох, ну… да.

— То письмо, я читала его. Для тебя, Рудэус, это должно быть было тяжело.

Чувствуя, что моя голова всё ещё находится в этом крепком захвате, я кивнул на слова Эрис. Мне не хватает зрелости, чтобы прямо ответить, что Эрис ни в чём не виновата. Тогда мы просто не так поняли друг друга. Мне было тогда отчаянно больно, а теперь из-за этого больно и Эрис.

— Послушай, Рудэус.

— Что?

— …

Она замолкла. Похоже Эрис и сама не уверена в том, что же она хочет сказать. Подобные вещи нужно говорить вслух, но порой так трудно подобрать подходящие слова. Возможно для меня и для Эрис эти пять лет оказались слишком долгими.

— Рудэус, этих двоих, ты любишь их?

— Да, люблю.

После этих слов хватка Эрис ослабла.

— Больше чем меня?

— ..Да.

Услышав эти мои слова, Эрис сразу печально поникла. Проклятье. Такие слова я должен выбирать куда тщательней. Их нельзя сравнивать. Эрис я люблю как Эрис. Я снова влюбился в неё.

— Тогда ты… ненавидишь меня?

— Конечно нет, я просто… мы не виделись слишком долго. Теперь я просто не знаю как себя вести и что мне сказать.

— Я до сих пор люблю тебя, Рудэус. И хочу, чтобы ты тоже любил меня.

Лицо Эрис вспыхнуло мгновенно покраснев, неужели это..? Нет, это определённо было признание в любви. Как мне на это ответить? Нет, ответ уже давно известен. Но прежде чем говорить такое, я хочу окончательно во всём убедиться.

— Но ведь у меня уже… есть две жены.

— …

В ярости Эрис вскочила на ноги. Сброшенный с её коленей, я покатился на пол.

Похоже, мы в гостиной, но вокруг ни души. Хотя Норн и Сильфи должны быть дома, их нигде не видно. Должно быть, оценив атмосферу, решили оставить нас наедине.

Эрис смотрела на меня сверху. Руки скрещены на груди, ноги на ширине плеч, губы поджаты, подбородок упрямо поднят. Когда мы с ней встретились впервые поза была точно такой же, она смотрела на меня таким же яростным взглядом.

— Рудэус. Пойдём выйдем, вызываю тебя дуэль!

— Ох! Дуэль?! – нервничая спросил я, поднимаясь и отряхивая пыль.

— Да! Дуэль! Если ты победишь, я уйду! Но если выиграю я… — Эрис указала на меня пальцем и решительно продолжила, — Если выиграю я, ты будешь любить и меня тоже!

Как-то странно всё повернулось. С этими мыслями я согласно кивнул.


Источник: studopedia.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.