Экипажи космических кораблей ссср


Возможности кораблей «Союз» и «Прогресс» явно не соответствовали столь амбициозным планам. Применение корабля «Буран» для сборки орбитальных станций оставалось под вопросом. Поэтому сотрудники НПО «Энергия» пришли к выводу: необходимо создать принципиально новый транспортный корабль, способный решать весь спектр задач, которые возникнут при строительстве ОСЭЦ.

Идея универсального многоразового корабля обсуждалась ещё во времена Мишина. Теперь она получила одобрение в рамках постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 27 января 1985 года.

Корабль «Заря» (7К-СМ, 14Ф70) разрабатывался в 178-м отделе под руководством опытнейшего ветерана предприятия — лётчика-космонавта Константина Петровича Феоктистова. Процесс проектирования лично контролировал Генеральный конструктор НПО «Энергия» Валентин Петрович Глушко.

С самого начала проектанты взялись создать пилотируемый корабль, а затем модификациями приспособить его для выполнения специальных миссий в автономном или совместном с другими космическими аппаратами режимах. Эскизный проект был выпущен в первом квартале 1987 года и защищён на Научно-техническом совете Министерства общего машиностроения. В целом предложенный вариант одобрили, но с замечаниями, которые разработчики учли к маю 1988 года. После этого Главное управление космических средств (ГУКОС) Министерства обороны поддержало проект.


Размерность корабля выбиралась в соответствии с габаритами и энергетикой перспективной ракеты «Зенит-2» (11К77), которая должна была стать штатным носителем «Зари». Кроме того, корабль мог размещаться в грузовом отсеке «Бурана».

В начале разработки корабль массой около 13 т задумывался полностью многоразовым и был одномодульным, то есть строился в виде большого спускаемого аппарата с вертикальной посадкой. В верхней части находились выдвижной стыковочный узел и приборные отсеки, в средней — кабина экипажа, в нижней — тяжёлые агрегаты и посадочные двигатели с топливными баками. Для выхода реактивных струй в лобовом щите располагался открывающийся люк. К тому времени это решение было отработано на возвращаемых аппаратах Транспортного корабля снабжения, но имело ряд недостатков. Для того чтобы при посадке не повредить корабль собственным выхлопом, требовались довольно длинные посадочные опоры. Кроме того, размещение точки приложения тяги ниже центра масс требовало создания мощных органов системы управления.


этому был принят иной вариант компоновки. Проектанты убрали двигательный отсек из нижней части и расположили по периферии спускаемого аппарата, получившего название «возвращаемый корабль» (ВК). Связку двигателей разместили вдоль корпуса, обеспечив пересечение векторов тяги выше центра масс и тем самым повысив устойчивость. В верхнем днище отсека, противоположном лобовому щиту, сделали тоннель с люком и иллюминаторы с оптическими визирами для ориентации. Орбитальное маневрирование возложили на отдельную двигательную установку (ДУ), которую с подсистемами вывели в одноразовый навесной отсек (НО), отделяемый перед входом в атмосферу.

Корабль оснащался перспективным андрогинно-периферийным агрегатом АПАС-89, который можно было использовать для стыковки с орбитальным комплексом «Мир» и кораблём «Буран».

Источник: pikabu.ru

Из сообщения Телеграфного агентства Советского Союза:

«В соответствии с программой исследования космического пространства 6 июня 1985 года в 10 часов 40 минут московского времени в Советском Союзе осуществлен запуск космического корабля «Союз Т-13». Программой полета корабля предусматривается проведение совместных работ с орбитальной станцией «Салют-7». В настоящее время станция, находящаяся на околоземной орбите более трех лет, совершает полет в законсервированном состоянии. Бортовые системы корабля работают нормально, самочувствие экипажа хорошее. Космонавты В. Джанибеков и В. Савиных приступили к выполнению программы полета».


Проблемы начались практически сразу. Из-за ошибки на Земле вместо блока очистки атмосферы был подключен блок, вырабатывающий кислород. В результате давление в корабле стало расти, возникла угроза пожара. К счастью, космонавты смогли вовремя заметить ошибку и переподключить блоки. Восьмого июня в 11 часов по московскому времени Джанибеков и Савиных увидели «Салют-7» в иллюминаторе.

Запись в бортовом журнале:

В. Джанибеков: «Станция очень яркая. Сначала ее не было видно, но потом она начала разгораться. Красная-красная, в десяток раз ярче, чем Юпитер. Она отходит в сторону, дальность 7,2 км, скорость 12,8 м/сек… Дальность 4,4 км, скорость 7,8 м/сек… Расхождение полтора километра».
В. Савиных: «Мы идем не в графике… Станция уже в стороне, далеко… Нам надо переходить в ручной режим…».

«С виду спокойнее, чем на тренировках, Володя действовал ручками управления корабля. Наша задача — идти в графике движения, который позволит догнать станцию и не врезаться в нее. Командир каждые тридцать секунд по дальномеру должен замерять расстояние до станции, а я делал расчет скорости, сравнивая с графиком.


руке — секундомер, перед глазами — панель управления, контроль расхода топлива. Очень хочется посмотреть на станцию, но ее заслоняет в иллюминаторе плечо Володи. Станция ориентирована на нас боком. Очень ярко высвечена, как будто она высечена из алюминия с желтой добавкой. Панели крутятся? Подойдем поближе, посмотрим.
Дальность 3,170 км, скорость 4,5 м/сек… Сближение идет устойчиво… Все время видим Солнце сбоку… Расстояние 2240 метров, скорость 6 м/сек. Идем в графике. Какая же она яркая!.. Расстояние 1865 метров, 1640 метров. Цвет станции до сих пор остается серебряным… 1280 метров. Пока трудно сказать по панелям, вращаются они или нет, потому что Солнце все время подсвечивает с нашей стороны. Идем на сближение. 980 метров, скорость 5 м/сек. В этот момент я не выдержал: “Начинай, гаси скорость”. В. Джанибеков спокойно передает на Землю: “Гашу скорость”. Нетерпение нарастает. И я, словно не слыша его ответ, продолжаю твердить: “Гаси, гаси скорость”», — Виктор Савиных, «Записки с мертвой станции».

Источник: ria.ru

О корабле «Союз-11»

«Союз-11» относился к следующей версии пилотируемых кораблей семейства — «7К-Т» («транспортный»). Эта модификация была создана на базе корабля «7К-ОК».


Разработка нового корабля началась в 1969 г. в связи с работами по долговременным орбитальным станциям. «7К-Т» отличался наличием стыковочного лаза (до этого космонавты переходили из одного корабля в другой через открытый космос), мог вмещать до трех космонавтов, при этом размеры кабины не позволяли им находиться в скафандрах.

Первый пилотируемый запуск корабля модификации «7К- Т» («Союз-10») состоялся 23 апреля 1971 г. к станции «Салют-1», которая была выведена на орбиту 19 апреля того же года и стала первой в мире орбитальной станцией. Однако экипаж не смог попасть на нее из-за повреждения стыковочного узла, спустя двое суток космонавты вернулись на Землю.

Программа полета и экипаж

Следующий полет к станции «Салют-1» был намечен на июнь 1971 г. В состав основного экипажа первой экспедиции на станцию вошли Алексей Леонов (командир), Валерий Кубасов и Петр Колодин. Однако за несколько дней до полета экипаж был отстранен от полета из-за обнаруженного у Кубасова подозрения на болезнь легких.

В результате основной экипаж был заменен на дублирующий. В его состав входили:

  • командир корабля и первой экспедиции на станцию «Салют-1», подполковник ВВС 43-летний Георгий Добровольский (первый полет);
  • бортинженер, 35-летний Владислав Волков (второй полет);
  • бортинженер, 37-летний Виктор Пацаев (первый полет; во время полета ему исполнилось 38 лет).

Программа полета была рассчитана примерно на три недели, главной задачей экспедиции было успешно провести стыковку со станцией, которую не удалось осуществить в апреле 1971 г. Кроме того, экипаж должен был провести различные научные эксперименты.

Запуск и полет

6 июня 1971 г. экипаж в составе Добровольского, Волкова и Пацаева стартовал с Байконура на корабле «Союз-11», запуск был осуществлен ракетой-носителем «Союз». Через день, 7 июня, корабль успешно пристыковался к орбитальной станции «Салют-1».

Космонавты пробыли на станции до 29 июня, полностью выполнив программу полета. Общая продолжительность полета (с момента старта до посадки 30 июня) составила 23 суток 18 ч 21 мин.

Отстыковка «Союза-11» от станции прошла в обычном режиме 29 июня в 21:28 мск, все системы корабля работали штатно. 30 июня в 01:10 была включена система ориентации корабля для направления к Земле, двигательная установка отработала положенное время. Все это время экипаж докладывал в Центр управления полетами о своих действиях.

Катастрофа

В момент отделения спускаемого аппарата от приборного и орбитального отсеков на высоте около 150 км радиосвязь с космонавтами внезапно прервалась.

Источник: tass.ru

Экипажи космических кораблей ссср
Экипаж космического корабля «Союз-11» В.Н.Волков, В.И. Добровольский и В.И.Пацаев на трапе самолета перед отлетом на Байконур, 08 июня 1971 года (Фото: В. Терешкова и Л. Путятина/ТАСС)


30 июня 1971 года трагически погиб экипаж космического корабля «Союз-11» — Георгий Добровольский, Владислав Волков, Виктор Пацаев. Смерть настигла этих отважных людей, когда они уже выполнили сложное, многодневное задание.

Встает комок в горле, когда смотришь на фотографию, запечатлевшую трех космонавтов. Они — в отличном настроении. Улыбаются, может, перебрасываются шутками. Возможно, на их лицах светилась радость и за несколько минут до приземления. Они предвкушали встречу с родными и близкими, возвращение в родной дом…
Вечер 29 июня. Все готово к возвращению на Землю. «Союз-11» получил разрешение «отчалить» от станции. Земля — позывной «Заря» — ведет сеанс радиосвязи с экипажем — позывной «Янтарь»:
«Заря»: Как идет ориентация?
«Янтарь-2» (Волков): Мы увидели Землю, увидели!
«Заря»: Хорошо, не торопись.
«Янтарь-2»: Начали ориентацию.


рава висит дождь.
«Янтарь-2»: Здорово летит, красиво!
«Янтарь-3» (Пацаев): «Заря», я — третий. У меня виден горизонт по нижнему срезу иллюминатора.
«Заря»: «Янтарь», еще раз напоминаю ориентацию — ноль-сто восемьдесят градусов.
«Янтарь-2»: Ноль-сто восемьдесят градусов.
«Заря»: Правильно поняли.
«Янтарь-2»: Горит транспарант «Спуск».
«Заря»: Пусть горит. Все отлично. Правильно горит. Связь заканчивается. Счастливо!
Последнее, что услышали от космонавтов с земли, было шутливое пожелание Волкова: «Завтра встретимся, готовьте коньяк».
В ночь на 30-е июня была включена тормозная двигательная установка. Корабль начал сходить с орбиты. После аэродинамического торможения в атмосфере раскрылся бело-оранжевый купол парашюта. Спускаемый аппарат плавно приземлился в казахстанской степи, западнее горы Мунлы.
Приборы зарегистрировали продолжительность космического полета: 23 дня, 18 часов, 21 минута, 43 секунды. Новый мировой рекорд! Встречающие замерли в ожидании. У всех — напряженные лица, готовые вспыхнуть улыбками.
Эфир взорвался хором голосов. Однако никто из экипажей поисковой службы не мог связаться с космонавтами. Но тревоги еще нет. Может, просто отказала «уставшая» техника?
Первыми возле места посадки оказываются медики. Обычно, когда они открывают люк аппарата, слышат голоса членов экипажа. А тут — тишина. Пронзительная, страшная тишина…


Экипажи космических кораблей ссср
Рисунок, изображающий космический корабль "Союз-11" и орбитальную станцию "Салют", 1971 год (Фото: Фотохроника ТАСС)

19 апреля 1971 года в космос была запущена первая в мире долговременная орбитальная станция «Салют-1». Предстояло отработать технику стыковки станции и транспортного корабля «Союз». Первый такой полет прошел 23 апреля 1971 года. Трио — Владимир Шаталов, Алексей Елисеев и Николай Рукавишников на корабле «Союз-10» причалили к «Салюту», но перейти на его борт им не удалось. Помешали неполадки в стыковочном узле станции.
В 1971 году к полету готовился другой экипаж — Алексей Леонов, Валерий Кубасов и Петр Колодин. Их полет должен был превзойти рекорд Андрияна Николаева и Виталия Севастьянова, которые в июне 1970 года пробыли в космосе восемнадцать суток.
За трое суток до старта космонавты проходили медицинское обследование.


е чувствовали себя замечательно, однако… У Кубасова было обнаружено небольшое воспаление. И, несмотря на протесты, он был отстранен от полета.
По правилам, даже если не мог лететь один космонавт, меняли весь экипаж. «Леонов был разъярен и готов был просто задушить Кубасова, — вспоминал известный журналист „Комсомольской правды“ Ярослав Голованов. — Он предложил заменить его Владиславом Волковым, но тот почему-то категорически отказался войти в основной экипаж». В итоге было принято решение отправить в космос дублеров. Кроме Волкова, это были Добровольский и Пацаев. Как потом выяснилось, у Кубасова не было ничего страшного — легкая аллергия.
Вдова Пацаева, Вера Александровна, вспоминала, что муж обрадовался, узнав, что отправляется в космос. А Волков, еще в бытность дублером, говорил ей: «Я доволен, что не полечу на первую станцию. И пояснил: «Мне предсказали, что я погибну».
Леонов и Кубасов покоряли Вселенную и после трагедии. Колодину так не довелось стать космонавтом. Он, прослужив в Звездном городке двадцать лет, так и остался дублером.
На каком-то застолье один из журналистов предложил тост: «Давайте выпьем за то, что вы, Петр Иванович, с нами, а не лежите в Кремлевской стене». Но Колодин резко отреагировал на эту бестактность: «Лучше бы я лежал в Кремлевской стене!» Он очень переживал, что не полетел тогда. И чувствовал себя виноватым.
К слову, Колодин очень дружил с Волковым. И назвал в честь него своего сына.

«Союз-11» стартовал 6-го июня 1971 года. Главная задача — автоматическое сближение со станцией «Салют-1», стыковка и переход экипажа в орбитальную станцию — была выполнена. И дальнейший полет протекал без осложнений. Космонавты выполнили программу различных — научных, военных, медицинских и технических — экспериментов.
Впрочем, не обошлось и без происшествия. На орбитальной станции загорелись силовые кабели, повалил едкий дым. Космонавты успели перейти в спускаемый аппарат и стали готовиться к срочной эвакуации. Однако Добровольский и Пацаев все же нашли причину пожара. Совместными усилиями пламя удалось погасить.
Вернемся к роковому дню — 30 июня 1971 года.
Экипажи космических кораблей ссср
Казахстан. Байконур. Старт ракеты-носителя с космическим кораблем "Союз-11", 6 июня 1971 года (Фото: Николай Акимов /Фотохроника ТАСС)

Среди тех, кто встречал космонавтов, был Шаталов. Владимиру Александровичу, уже трижды побывавшему в космосе, поручили участвовать в телепередаче о встрече Добровольского, Волкова и Пацаева.
Когда корабль приземлился, позвонила жена одного из космонавтов, и Шаталов поздравил ее с успешным завершением полета. Но женщина уже почувствовала беду. «Почему они так долго не появляются?!» Шаталов ответил, что сейчас подойдут врачи, помогут им выйти. И тут его заместитель сообщил, что все очень плохо…
«Когда их вытаскивали, они были еще теплые, — вспоминал Голованов. — Их клали на носилки. Помню, у Добровольского рука свесилась с этих носилок. Врачи дули им в рот, старались делать искусственное дыхание… Космонавты были румяные, и никаких гримас ужаса на их лицах не было. Они выглядели совершенно спокойными. Это было потрясение».
Увидев безжизненные тела, врачи немедленно приступили к проведению искусственного дыхания, непрямого массажа сердца. Они продолжали выполнять свои обязанности до появления абсолютных признаков смерти космонавтов…

Среди других газетных вырезок, у автора этих строк хранится некролог из «Правды». Там была фраза, режущая слух: «…экипаж приземлился без признаков жизни». Сразу пошли слухи, что космонавты задохнулись. Их было безумно жалко. К тому же, еще не забылась ужасная гибель Владимира Комарова в 1967 году. Он тоже погиб при завершении полета…

Помню день похорон Добровольского, Волкова и Пацаева. Он выдался удушливо-жарким. На улицах было тихо, из раскрытых настежь окон доносилась траурная музыка — по телевизору шла трансляция прощания с космонавтами на Красной площади.

Экипажи космических кораблей ссср
Москва. 30 июня. Трагическая весть о гибели экипажа космического корабля "Союз-11" летчиков-космонавтов Георгия Добровольского, Владислава Волкова и Виктора Пацаева вызвала глубокую скорбь у всех советских людей. На снимке: на улице 25-го Октября, 30 июня 1971 года (Фото: Валентин Кузьмин/Фотохроника ТАСС)
Экипажи космических кораблей ссср
Похороны летчиков-космонавтов членов КПСС, командира корабля "Союз-11" Героя Советского Союза подполковника Георгия Тимофеевича Добровольского, бортинженера, дважды Героя Советского Союза Владислава Николаевича Волкова, инженера-испытателя Героя Советского Союза Виктора Ивановича Пацаева. На снимке: траурный кортеж на Красной площади, 2 июля 1971 года (Фото: Фотохроника ТАСС)
Экипажи космических кораблей ссср
Москва. Похороны экипажа космического корабля "Союз-11" Д.Добровольского, В.Волкова и В.Пацаева на Красной площади, 1971 год (Фото: Фотохроника ТАСС)
Экипажи космических кораблей ссср
Москва. Похороны трагически погибших членов экипажа космического корабля "Союз-11" Георгия Добровольского, Владимира Волкова и Виктора Пацаева. Первая женщина-космонавт Валентина Николаева-Терешкова с дочерью космонавта Георгия Добровольского Марией у Кремлевскеой стены, 1971 год (Фото: Валентин Соболев/Фотохроника ТАСС)

Правительственная комиссия под председательством академика Мстислава Келдыша установила, что причиной гибели космонавтов стала разгерметизация, происшедшая во время отстрела орбитального отсека. Открылся шариковый клапан, и воздух мгновенно умчался из образовавшегося отверстия. Уже через 22 секунды космонавты потеряли сознание. Увы, экипаж спускался на землю без скафандров, иначе космонавты не поместились бы в кабине спускаемого аппарата. Так было заведено еще со времен генерального конструктора Сергея Королева.
Впрочем, в ходе расследования возникла версия о диверсии. Поэтому к делу подключили сотрудников Комитета государственной безопасности. Но вскоре стало понятно, что никаких террористов не было и в помине…
После трагедии возник наивный вопрос: «А разве нельзя было отверстие в оболочке аппарата закрыть… пальцем?!» Ответ дала имитация приземления в барокамере, в которой участвовали Леонов и Рукавишников. Они выяснили — чтобы отстегнуть ремни, подняться с кресел и закрыть дырку размером с пятикопеечную монету, нужно не менее тридцати секунд. Космонавты потеряли сознание на восемь секунд раньше. Добровольский только успел сдернуть с себя ремни и попытался завинтить клапан…
P.S. После гибели Добровольского, Волкова и Пацаева космонавты стали летать в специальных костюмах. Были разработаны рекомендации, гарантирующие безопасность в случае разгерметизации спускаемого аппарата. А перед глазами все стоит фотография, запечатлевшая улыбающихся, полных сил людей. Они заплатили своими жизнями за спасение тех, кто отправился в безбрежную даль вслед ними.

Источник: http://svpressa.ru/post/article/151707/

Источник: harmfulgrumpy.livejournal.com


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.