Дата рождения михаила ломоносова


Скрыв свое крестьянское происхождение, Михаил Ломоносов получал образование в лучших университетах XVIII века. Он изучал самые разные науки и сделал множество открытий, писал ученые труды и преподавал в академиях. Ломоносов стал автором многих изобретений и разработал план создания первого в России университета. По его инициативе появился Московский университет, в котором могли учиться представители всех сословий.

«За утверждение наук в отечестве»

Михаил Ломоносов родился в деревне Мишанинской Архангелогородской губернии. Отец владел небольшим судном, на котором перевозил государственные и частные грузы, рыбачил и охотился. С детства Ломоносов помогал отцу и быстро всему учился — он должен был продолжить семейное дело.

Грамоту мальчик начал изучать поздно, в 12 лет. Первым его наставником стал Иван Шубный — отец известного скульптора Федота Шубина (при рождении — Федота Шубного). Потом с Ломоносовым занимался дьяк Семен Сабельников, один из лучших учеников подьяческой и певческой школы при холмогорском архиерейском доме. Учеба давалась Ломоносову легко, и вскоре он стал одним из лучших чтецов в местной церкви.


Юный Ломоносов понимал, что «для приобретения большого знания и учености требуется знать язык латинский», которому можно научиться в Москве, Киеве или Петербурге. Поэтому хотел перебраться в один из этих городов. Отец с мачехой не поддерживали его стремления: в то время занятия наукой не приносили ни богатства, ни славы. Они хотели поскорее женить сына, надеясь, что семейные хлопоты выбьют из него «дурь». Но Михаил Ломоносов решил уехать из родного села в Москву — учиться.

В декабре 1730 года Михаил Ломоносов сбежал из дома и отправился вместе с рыбным обозом в Москву. Добрался через три недели и поступил в Славяно-греко-латинскую академию. Учился прилежно, поэтому уже через полгода его перевели из нижнего класса во второй, и в том же году — в третий.

Занятия в московской академии дали Ломоносову гуманитарное образование. Чтобы изучить естественные науки, он отправился в Киево-Могилянскую академию. Но, пробыв там всего несколько месяцев, молодой ученый вернулся в Москву. Отсюда Ломоносова направили в университет при Академии наук в Петербурге, где он и занялся естественными и техническими науками.

«Европейский ученый» Михаил Ломоносов

В 1736 году в числе лучших студентов Михаил Ломоносов отправился в Германию — изучать физику, химию, металлургию, горное дело. Кроме естественных наук, он занимался иностранными языками, танцами, рисованием, литературой и фехтованием. За границей Ломоносов проучился пять лет: здесь он создал несколько научных работ, перевел сочинения иностранных академиков, написал первые стихотворения на русском языке.


В 1740 году ученый решил вернуться в Россию, но по дороге его схватили и завербовали в прусскую армию. Прослужив несколько недель, Ломоносов дезертировал. Возвратиться на родину ему удалось лишь через год.

В Петербурге ученый написал две диссертации. За научные труды он получил должность адъюнкта Физического класса Санкт-Петербургской Академии наук: теперь Ломоносов мог участвовать в работе Академического собрания и самостоятельно заниматься наукой. К 34 годам ученый написал четыре новые диссертации и решил просить о том, чтобы его назначили профессором Академии. Собрание академиков одобрило труды ученого, и он получил звание профессора химии. Ломоносов стал преподавать в университете, печатать научные трактаты на латинском языке, читать публичные лекции по физике. Параллельно он занимался литературным творчеством — писал стихи о государственных событиях. Вскоре финансовое положение ученого улучшилось, он получил дом, а чуть позже на казенные деньги во дворе этого дома возвели первую в России химическую лабораторию.

В 1748 году Михаил Ломоносов начал редактировать переводы книг, которые печатались при Академии наук, и переводы заметок в газете «Санкт-Петербургские ведомости». Ученый уделял внимание не только распространению зарубежных трудов, но и развитию отечественной науки. Он создал «Риторику», которая стала первым учебным пособием мировой литературы на русском языке. В это же время Ломоносов выступил с «Похвальным словом императрице Елизавете Петровне», за которое получил чин коллежского советника.


«Он сам был нашим первым университетом»

В 1751 году Михаил Ломоносов выступил в Публичном собрании со «Словом о пользе химии», где фактически провозгласил физику и химию единой наукой. Ученый призывал изучать их вместе: «Я не токмо в разных авторах усмотрел, но и собственным искусством удостоверен, что химические эксперименты, будучи соединены с физическими, особливые действия показывают». Он впервые стал читать студентам курс по «истинной физической химии».

В этот же год в своей химической лаборатории Ломоносов разработал технологию изготовления цветных прозрачных и непрозрачных стекол для бусин, бисера и мозаичных картин. Через два года он начал строить фабрику для производства цветного стекла.

Научную деятельность Михаил Ломоносов совмещал с общественной. Он разработал план по созданию университета в Москве, и в 1755 году императрица Елизавета Петровна подписала соответствующий указ о его учреждении. Так начала свое становление система высшего образования в России. Михаил Ломоносов заложил ее основы: доступность, автономность, фундаментальность, междисциплинарность, связь университета со средней школой.


Ломоносов продолжал трудиться в Петербургской Академии наук. В 1757 году его назначили советником Академической канцелярии в Петербурге. В этом же году ученый издал свой главный труд по филологии — «Российскую грамматику». В ней Ломоносов впервые разделил русский и церковнославянский языки, изложил законы и формы русского языка, классифицировал диалекты. Годом позже выпустил специальное исследование «О пользе книг церковных в российском языке», посвященное учению о литературных «штилях».

К началу 1760-х годов ученый управлял Историческим собранием, Географическим департаментом, гимназией и университетом при Академии наук. Одновременно он занимался науками практически: начал составлять Большой атлас Российской империи наук, разработал атомно-корпускулярную теорию строения вещества, объяснил физическую природу цветового зрения и природу космических тел. Также Ломоносов создал «Слово о рождении металлов от трясения земли», в котором предположил, что каменный уголь произошел из торфяника при участии подземного огня, а его классификация землетрясений — до сих пор ведущая в науке. В своей работе «Рассуждение о большей точности морского пути» ученый объяснил, почему нужно создать по всему миру самопишущие метеорологические обсерватории.

В 1764 году он представил «Краткое описание разных путешествий по Северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в Ост-Индию», на основе которого был составлен маршрут экспедиции для поиска пути в Индию через северные моря. Сам Ломоносов помогал ее организовать: изобрел «ночезрительную трубу» — большой перископ для обзора местности. Однако и первая, и последующая попытки экспедиций пробиться сквозь льды были безуспешными.


С восшествием на престол Екатерины II положение Михаила Ломоносова пошатнулось: он был слишком предан умершей Елизавете Петровне. Однако позже новая императрица оценила его научные труды и пожаловала Ломоносову чин статского советника.

Михаил Ломоносов умер в 1765 году. Похоронили ученого на Лазаревском кладбище Александро-Невского монастыря.

Источник: www.culture.ru

Детство

Михаил появился на свет 19 ноября 1711 года в небольшой деревне под названием Мишанинская, которая принадлежала Двинскому уезду Архангелогородской губернии (сейчас это Архангельская область).

Отец его, Василий Дорофеевич, был родом из поморов (это такая самобытная этнографическая группа населения, которая исторически избежала крепостного права). Мама, Елена Ивановна (девичья фамилия Сивкова), была дочерью просвирницы погоста в Николаевских Матигорах. Семья была довольно зажиточной, принадлежала к черносошным крестьянам. Ломоносовы имели земельный надел, а также суда для рыбного промысла вдоль берегов Мурманского залива, их основными занятиями были ловля рыбы и торговля.

Михаил вспоминал отца как человека очень доброго по натуре, но воспитанного в жутком невежестве.
льчику повезло на этот счёт больше, он уже с ранних лет обучался грамоте. Учил его местный дьячок. Едва научившись читать, Михаил делал это каждую свободную минуту. У односельчан он брал «Арифметику» Магницкого, «Стихотворную Псалтырь» Симеона Полоцкого и «Грамматику» Смотрицкого. Это были его любимые книги, мальчик знал их практически наизусть и назвал позднее «вратами его учёности». Продолжить обучение дальше – это была самая большая детская мечта Ломоносова.

Детство Михаила протекало спокойно, пока не случилось горе: умерла мама. Она очень рано ушла из жизни, мальчику было всего лишь девять лет. Через год отец женился на другой женщине, Усковой Феодоре Михайловне. Мачеха была не слишком ласковой к Мише, и, чтобы не оставаться с ней, мальчик стал часто ходить с отцом в море на ловлю рыбы.

Они рыбачили в Белом море, доходили до Соловецких островов. Встречались и опасности на их пути, но это только физически закаляло юношу. А ум маленького Ломоносова во время таких промыслов обогащался различными наблюдениями.

В 1724 году умерла мачеха, и вскоре отец женился третий раз. Эта женщина была ещё хуже: завистливая и злая, её бесила страсть молодого Ломоносова к книгам. Родной дом стал для Михаила совсем невыносимым, он постоянно ссорился с новой мачехой.

Учёба

Парень теперь всё время проводил с отцом на промыслах. Вскоре родитель надумал женить сына, но юному Ломоносову этого никак не хотелось, и он прикинулся больным, а в мыслях задумал убежать из дома. Свадьбу отложили, а в конце 1730 года вместе с караваном, идущим с рыбой, Михаил бежал из родных мест. Он заранее всё тщательно обдумал, парень понимал, что есть три места в России, где можно получить хорошее образование – Петербург, Москва и Киев. Его выбор пал на Москву.


Это путешествие действительно было похоже на бегство, потому что он никому ничего не сказал и даже не простился с отцом. Ночью тайно Ломоносов покинул дом, взяв с собою тулуп, две рубахи, немного еды и две книги – всё те же «Арифметику» и «Грамматику», которые сосед, в конце концов, подарил любознательному Михаилу. Караван он нагнал лишь на третий день, попросил у рыбаков разрешения присоединиться к ним и идти дальше вместе. Шли они три недели, и в начале 1731 года Ломоносов прибыл в Москву.

Здесь Михаил не знал ни единого человека, но умудрился устроиться на учёбу в «Спасские школы». Эта Славяно-Греко-Латинская Академия была в России первым высшим учебным заведением. Чтобы быть принятым на учёбу, Ломоносову пришлось пойти на подделку документов, он выдал себя за холмогорского состоятельного дворянина.

В жизни Ломоносова начался довольно сложный период. Во-первых, нищенское существование, ему приходилось выживать на три копейки (алтын) в день. Во-вторых, ему было на тот момент двадцать лет, а в классе с ним учились маленькие дети, которые постоянно насмехались над взрослым одноклассником. Вдобавок ко всему Ломоносову регулярно приходили письма от отца, который то и дело укорял его.


Но все эти невзгоды не могли сравниться с его сумасшедшей тягой к знаниям. Насмешки детей он стойко переносил, и, пока они развлекались в свободное время, он просиживал в библиотеке за книгами. Поведение Михаила было настолько примерным, а учёба успешной, что в скором времени на него обратило внимание руководство школы. За один год ему удалось освоить программу трёх классов. В качестве лучшего ученика школы Ломоносова посылали на обучение:

  • в 1734 году в Киево-Могилянскую академию;
  • в 1735 году в Петербург в университет при Академии наук;
  • в 1736 году в немецкий город Марбург для обучения химическому и горному делу (в то время в России катастрофически не хватало специалистов в этих областях).

За границей

В общей сложности Ломоносов пробыл за границей пять лет.

Три года он учился в Марбургском университете. Здесь Михаил занимался со знаменитым немецким учёным-энциклопедистом и философом Христианом фон Вольфом. В этом учебном заведении он обучался таким наукам, как гидростатика, теоретическая физика, механика, аэрометрия, гидравлика. Выучил немецкий, итальянский и французский языки, научился рисованию, фехтованию и танцам. Из выдававшихся ему положенных денег большие суммы он тратил на приобретение книг, именно здесь за границей Михаил начал собирать свою библиотеку из произведений современных и античных авторов. Помимо естественных наук Ломоносов много времени уделял литературным занятиям.


Затем в течение года он жил и учился во Фрайберге, где занимался с немецким металлургом, химиком и врачом Генкелем. Это был жёсткий, строгий и педантичный человек. Занятия в основном носили практический характер, Михаил с товарищами по учёбе много ездили по рудникам и металлургическим заводам, знакомились с подъёмными машинами и приспособлениями для укрепления шахт. Однако обучение осложнялось тем, что Генкель поручал студентам выполнять черновую работу, а Ломоносов отказывался, у него начались ссоры с преподавателем.

Вдобавок ко всему жизнь Михаила и его товарищей за границей была всё бедственнее, потому что Академия наук нерегулярно высылала средства на содержание, студентам часто приходилось жить в долг. Когда Генкель перестал одалживать студентам деньги, Ломоносов окончательно с ним рассорился и покинул Фрайберг.

В 1740 году он оставил своим товарищам книги, забрал с собою лишь небольшие весы с гирьками и уехал в Лейпциг. Там он хотел встретиться с русским посланником Кейзерлингом, чтобы тот помог Ломоносову уехать в Россию. Посланника не оказалось в Лейпциге, и Михаил ещё год провёл в переездах по Европе, предпринимая попытки вернуться на родину. Хорошо, что к тому времени Ломоносов женился на дочери квартирной хозяйки, у которой студенты остановились по приезду в Марбург в 1736 году. Ему хотя бы было, где жить и что кушать. В 1741 году Михаил вернулся в Россию.

Жизнь и работа в России


Летом 1741 года, после возвращения на родину, Ломоносова направили изучать естествознание под руководством профессора Амману. Никакого жалования ему на период обучения не полагалось. Чтобы как-то выживать, Михаил для Минерального кабинета Кунсткамеры составлял каталог окаменелостей и минералов. Также написал две диссертации по химии и физике в надежде, что их рассмотрят, одобрят и он получит авторский гонорар.

Но его диссертации лежали мёртвым грузом, так как канцелярией Академии наук руководил тогда немец Шумахер, а он способствовал продвижению своих соотечественников.

К счастью Ломоноса, в ноябре 1741 года началось правление императрицы Елизаветы Петровны, Михаил решился написать к ней прошение о присуждении ему должности. И уже в начале 1742 года он был назначен адъюнктом физического класса, получил квартиру на две комнаты, свечи, дрова и 360 рублей годового жалования.

В 1745 году после защиты диссертации «О металлическом блеске» Ломоносов получил звание профессора химии.

В 1749 году при Академии наук проходило торжественное собрание, на котором Ломоносов произнёс своё знаменитое «Слово похвальное императрице Елизавете Петровне». С этого времени Михаил имел успех при дворе, сблизился с фаворитом императрицы Шуваловым И. И., а сама Елизавета Петровна пожаловала учёному мызу Усть-Рудица и четыре окрестные деревни, где он обустроил фабрику мозаики.

В 1757 году Ломоносов стал членом канцелярии Академии наук. Одновременно с этим была опубликована одна из самых известных его работ «Слово о рождении металлов от трясения земли».

В следующем 1758 году он стал управлять в Академии географическим департаментом и начал составление нового «Атласа России».

1759 год ознаменовался в его жизни выходом «Рассуждений о большой точности морского пути». Здесь учёный описал новые изобретённые им приборы, с помощью которых можно будет определять широту и долготу.

В 1761 году вышел его научный трактат «О сохранении и размножении российского народа».

Огромное значение для развития российской науки имели его работы:

  • «О слоях земных»;
  • «Краткое описание разных путешествий»;
  • «Древняя Российская история»;
  • «Первые основания металлургии или рудных дел»;
  • «О пользе книг церковных в российском языке».

Скончался великий учёный в возрасте 53 лет от воспаления лёгких. Это произошло 19 апреля 1765 года. Его похоронили в Александро-Невской лавре.

Личная жизнь

Когда двенадцать лучших студентов были направлены от Академии наук в Германию, они поселились в доме, в котором овдовевшая хозяйка Елизавета-Кристина Цильх сдавала комнаты и таким путём зарабатывала на жизнь. Здесь Ломоносов познакомился с дочерью квартирной хозяйки Елизаветой, она была младше его на девять лет. Любовные отношения между ними завязались не сразу, Михаил долгое время присматривался к девушке, пристально за нею наблюдая.

Но к концу 1739 года, когда студентам нужно было переезжать из Марбурга во Фрайберг, Елизавета уже была беременна от Ломоносова. У них родилась девочка Екатерина, но так как ребёнок появился до свадьбы, то считался незаконнорождённым. Весной 1740 года Ломоносов женился на Елизавете Цильх по реформатскому обряду, венчать их немецкая церковь отказалась из-за разной веры.

На момент отъезда Михаила из Германии в Россию его жена была беременна вторым ребёнком, а также тяжело заболела её мать. Елизавета осталась в Марбурге. В декабре 1741 года у супругов родился мальчик, при крещении его нарекли Иваном, но младенец прожил всего лишь месяц. Вскоре скончалась и мать Елизаветы. Она долгое время ждала новостей от своего мужа, но Ломоносов в России вообще никому не рассказал, что женился и почти два года не вспоминал о своей семье.

В конце концов, Елизавета обратилась в российское посольство и отправила запрос на поиски своего беглого супруга. Узнав о запросе, Ломоносов не отрицал факта своей женитьбы и стал содействовать тому, чтобы жена с дочкой переехали к нему в Россию.

Семья переехала в Петербург, Елизавета приняла православие, супруги обвенчались. Но осенью 1743 года их настигло очередное горе: умерла их первая дочь.

Спустя шесть лет, в 1749 году, у Ломоносовых родилась дочь Елена. В будущем она вышла замуж за домашнего библиотекаря Екатерины II Константинова А. А., родовая линия и фамилия Ломоносовых на этом пресеклась.

Источник: stories-of-success.ru

Михаил Ломоносов стал для российской науки монументальной фигурой. Эта знаменитая персона еще при жизни отличалась своей неординарностью и недюжинным талантом. Еще при его жизни у многих возникали вопросы о его судьбе.

даты рождения Михаила Васильевича Ломоносова никто так и не знает

Михаил Ломоносов прожил всего 54 года. После его смерти с невероятной быстротой стали распространяться мифы и легенды об этом великом человеке, о его невероятном таланте.

Споры о точной дате рождения ученого

Точной даты рождения Михаила Васильевича Ломоносова никто так и не знает. У историков, которые занимаются изучением жизни и деятельности великого российского ученого, бытует некоторое расхождение относительно точной даты его рождения. Одни утверждают, что он родился в ноябре 1711 года, восьмого числа. Другие утверждают, что это число было взято «с потолка» ввиду того, что в 1911 году отмечался двухсотлетний юбилей великого ученого. Еще существует мнение, что в 1711 году Ломоносову было, как минимум, три годика.
Но спорные вопросы касаются не только дня рождения Михаила Васильевича. В научных и околонаучных кругах многие годы существует такое мнение, что отцом «человека — университета» является вовсе не простой рыбак из Мишанинской деревни, расположенной недалеко от Архангельских Холмогор.
Ученые утверждают, что отцом Михаила Ломоносова является не кто иной, как сам российский самодержец Петр Великий. И, соответственно, Михаил Ломоносов должен носить отчество Петрович, а не Васильевич. Но прямых доказательств этим догадкам ученых не существует. Такие слухи связаны лишь только с тем, что в те годы Петр Первый действительно бывал в местах, расположенных неподалеку от Холмогор. Тогда он трудился на корабельных верфях в Архангельске. Но из официальных источников доподлинно известно, что царь Петр посещал эти места в последний раз в 1702 году, что никак не соответствует дате рождения Михаила Васильевича. Ведь тогда Ломоносову в ноябре 1711 должно быть, как минимум, лет восемь. А может Петр Первый посещал эту деревушку неформально? И одна, и вторая версия кажутся, мягко говоря, просто сказочными. Вряд ли царь уехал бы в какую-то северную деревушку, бросив все свои дела в столице, даже если ему уж очень понравилась Мишанинская крестьянка. Но и вторая версия, доказывающая, что родился Михаил Ломоносов не 1711, а в 1703 году, тоже абсолютно абсурдна. Разве двадцатилетнего молодого человека невозможно отличить от десятилетнего подростка?

Кто же настоящий отец великого ученого?

Но в дальнейшем жизнь Михаила Васильевича сложилась так, что поневоле приходится думать о том, что он может быт действительно сыном великого царя Петра Первого. А иначе как бы смог простой деревенский парень, которому всего двадцать лет отроду, вдруг стать действительным слушателем Спасской школы? В те времена не было, да и не могло быть, равенства между поступающими в высшие школы. И это всем известно. Поэтому, в России, где процветала абсолютная монархия в 17 веке, ни о каких правах крестьянских детей не могло быть и речи. Да разве мог кто-то из них учиться в Славяно-греко-латинской академии? Никто из «холопов» не смог бы учиться в высшей школе, ведь в 1723 году, к тому же, Святейшим Синодом был издан указ, запрещающий обучаться всем крестьянам.
Довольно трудно поверить в те данные, которые значатся в официальной биографии Михаила Васильевича Ломоносова. В них указано, что юноша добрался в Москву вместе с обозом рыбаков. В Спасскую школу юноша поступил самостоятельно, только исключительно своим знаниям и великому таланту. Он выдал себя за сына одного из поморских священников. Но ведь всем известно, что в те времена существовали определенные традиции и, поэтому, в это с трудом верится. Ведь, к примеру, если представить, что в наши дни любой молодой человек поедет в Москву и попытается подать документы в престижное высшее учебное заведение, но при этом не предоставит свой аттестат и данные о баллах ЕГЭ, то что из этого выйдет? Вот так же с трудом верится и в то, что служащие высших школ верили всем на слово, не убедившись в происхождении молодых людей. По крайней мере, уж грамоту о том, что абитуриент – сын священника, они должны были потребовать. Из этого следует, что Михаил Ломоносов смог поступить в академию только в таких случаях:
1) Обыкновенное стечение обстоятельств. Это возможно в том случае, если молодой человек проявил свой талант перед каким-то профессором. Но никаких данных в официальной биографии об этом факте нет.
2) Кто-то из достаточно властных особ посодействовал молодому человеку. Это может быть, по некоторым данным, профессор Феофан Прокопович. Но причина, по которой могла состояться такая протекция, абсолютно непонятна.
3) Взятка. Но из достоверных источников известно, что юноша пришел в столицу абсолютно без денег, так как не получил на то согласия своего отца, который, к стати, был человеком не бедным.
4) Ну и еще один вариант, который уже рассматривался: он действительно был не крестьянского происхождения.

Свитки с непонятными письменами

Кроме того, ученые, которые исследовали все подробности жизни Михаила Ломоносова, не понимают: как же все-таки простому рыбаку (отцу юноши) за несколько лет удалось стать самым богатым человеком Поморского края. Василий Ломоносов имел в своей собственности земельные наделы. Более того, у него имелся и огромный рыболовецкий корабль. На нем отец Василий и сын Михаил выходили на нем на промысел вместе.

 

Василий никогда не препятствовал тому, чтобы его сын изучал разные науки

Определенный круг людей на этот счет имеет свое соображение. Бытует такое мнение, будто бы в то время, когда жена Василия была беременна, к нему пришли морские колдуны. Они вручили рыбаку какой-то футляр, в котором находились свитки с непонятными письменами. Пришедшие в дом Василия люди заявили ему, что эти свитку имеет право прочесть только его будущий сын. Кроме того, отцу Михаила были оставлены несколько мешков с золотом в качестве подарка. На это золото Василий смог приобрести рыболовецкое судно и нанять команду на корабль. Кроме того, он приобрел огромные земельные наделы, а какая-то часть денег ушла на обучение сына в Москве. Те ученые, которые придерживаются этой версии, уверены, что именно Василий отправил Михаила в столицу на учебу. К тому же, Василий никогда не препятствовал тому, чтобы его сын изучал разные науки.
Кстати о свитках, которые были оставлены для сына Василия Ломоносова. Исследователи утверждают, что это были записи, которые остались от исчезнувшей с лица Земли страны Гипербореи. Произошло это более, чем 9 тысяч лет назад. Разгадать эти записи царь Петр Первый и предоставил Михаилу. Несмотря на то, что эта версия выглядит очень фантастической, это проливает свет на то, как же все-таки Михаилу Васильевичу удалось поступить в высшую школу. К тому же, теперь становится ясным, зачем же все-таки крестьянскому сыну необходимо было выучиться и заниматься науками. Юноша мог бы продолжить дело, которое начал его отец. Приличное состояние уже было накоплено Василием, и вовсе не требовалась Михаилу для этого образовательная база. Но, как нам известно, мальчик с детства стремился к знаниям. Откуда же у сына простого рыбака такая любовь и тяга к знаниям? В университете, по словам самого Михаила, его любимыми книгами стали «Грамматика» Смотрицкого и «Арифметика» Магницкого.

Учеба в высшей школе

Но не заканчиваются загадки биографии Михаила Васильевича Ломоносова только в те времена, когда он поступает в высшую школу и получает отличное образование. Для всех стало неожиданностью, когда юноша оказался в Петербурге. Именно там решается его дальнейшая судьба: он оказался в тройке самых достойных кандидатур, которые получили возможность продолжить учебу в университете Германии. И снова, исходя из официальных данных биографии Ломоносова, становится загадкой, почему же никого не смутило никого в Академии происхождение юноши? Ведь перед тем, как отправиться в Германию, молодой человек не знад на немецком языке ни единого слова!
В такой либерализм Академии верится с большим трудом, при всем уважении к этому заведению. Даже если представить, что происхождение человека при поступлении в высшее учебное заведение никакого значения не имело, то тогда иначе, как первым признаком и призывом к отмене крепостного права и не назовешь.
Роль Ломоносова в истории России очень велика и умалять ее не стоит. Но возникает вопрос, почему же ни одному молодому человеку на протяжении ста пятидесяти лет после возвращения Михаила с Германии, так и не удалось проявить себя хотя бы в одной науке? На ум приходит только одно: или же ученый находился под покровительством Петра Первого, или же над юношей всю жизнь сияла какая-то путеводная звезда. Просто удивительно, насколько быстро Михаил Васильевич смог взобраться по служебной лестнице. А ведь в детстве он не видел ничего, кроме рыбацких поселков и Белого моря. Да, Ломоносов был очень харизматичен и имел недюжинную силу. Но ведь великая Россия имела немало людей, которые отличались харизмой втрое больше, да вот достичь такого успеха, как Ломоносову не удалось никому.
Во время учебы в германском университете Михаил Ломоносов повздорил с профессором, который и приглашал юношу в числе избранных на обучение. Поговаривают, что Ломоносов не только повздорил с Генкелем – дело дошло до рукоприкладства. Профессор был вынужден доложить о неприятном инциденте в Россию. Он указал, что студент нагло отстаивает позицию и, кроме того, сквернословит. По тем временам любой студент был бы не только отчислен из учебного заведения, но и сослан на каторгу. Но, несмотря на ожидания профессора, никакого серьезного разбирательства в России не произошло. Это лишний раз доказывает то, что Ломоносову явно кто-то покровительствовал.

Великий ученый возвращается на Родину

Михаил Васильевич возвратился после учебы на Родину в 1741 году. Четырнадцать лет спустя он принял активное участие в том, чтобы в Москве открыть Университет. Ученый смог собрать вокруг себя людей, которые разделяли его мнение. Вместе со своими сторонниками Ломоносов занимается разгадкой «гиперборейского свитка» и всех тайн древней цивилизации. Этот университет носит имя великого ученого и сегодня.
Михаил Васильевич почти во всех отраслях науки отметился своими научными работами. Ему принадлежит идея молекулярно-кинетической теории и создал теорию физической химии. Ученый занимался химическими экспериментами и минералогическими исследованиями. Ломоносовым была открыта атмосфера у планеты Венера и металлические свойства ртути. Ученого интересовала метеорология и теория проводимости. Им был создан и географический атлас. Да и в развитие русской словесности этот ученый внес также огромный вклад. Его знаменитые оды и ныне являются образцом стиля риторики, который был присущ тому времени.
Некоторые заявляют, что Михаил Ломоносов сам открыть так ничего и не смог, так как был абсолютно безграмотен в математическом плане. Можно спорить об этом сколько угодно, но то что он является настоящей глыбой российской истории – это факт. Не поспоришь с тем, что он был талантливейшим ученым и, к тому же, очень удачливым.

Загадочная смерть Михаила Ломоносова

Стоит остановиться еще на одной загадке, касающейся этого ученого, — загадке его смерти. Михаил Васильевич не дожил и до 54 лет. В этом многие также видят тайный знак: не мог же крепкий деревенский мужик так рано умереть! Историки часто высказывают такое мнение, будто бы его отравили из-за того, что он слишком «быстро и высоко взобрался». А еще поговаривают о том, что это козни все тех же колдунов, которые так и не смогли получить расшифровку непонятных и довольно странных свитков страны Гипербореи.
Любая монументальная фигура обрастает неимоверным количеством тайн. Ломоносов тоже не является исключением. Но главное не в этом. Важно то, что после себя Михаил Васильевич оставил после себя огромнейшее наследие. Он один сделал для России столько, сколько смог бы сделать не один десяток литераторов и ученых. Россия с достоинством отпраздновала 300-летие известнейшего ученого, да и просто счастливчика.

Источник: istorii-x.ru

Карта мест между Архангельском и Холмогорами из книги «Путешествия академика Ивана Лепехина». 1805 г.

Михаил Васильевич Ломоносов родился 8 ноября (19 — по новому стилю) 1711 г. в деревне Мишанинской, что расположена была на Курострове в нескольких километрах от города Холмогоры. Ныне несколько деревень слились в село Ломоносово, а город Холмогоры стал районным центром Архангельской области. Отец Ломоносова Василий Дорофеевич был черносошным крестьянином — так назывались тогда лично свободные крестьяне, владевшие общинными землями и несшие феодальные повинности. Мать Ломоносова — Елена Ивановна Сивкова — была дочерью дьякона села Матигоры. Михаил был единственным сыном Е.И. и В.Д. Ломоносовых.

Деревня, в которой родился Ломоносов. По рисунку XIX в.

Скудная северная земля не могла прокормить крестьянина, почти все жители 20 деревень, расположенных на Курострове, были поморами — занимались морскими промыслами. Отец Ломоносова владел «новоманерным» гукором — небольшим, водоизмещением приблизительно 100 тонн парусным судном, построенным в соответствии с указом Петра на европейский лад — «по новому манеру». Назывался гукор «Святой архангел Михаил». На нем Василий Дорофеевич перевозил государственные и частные грузы, промышлял морского зверя. С десяти лет в плаваниях стал участвовать и Михаил, обладавший блестящей способностью впитывать новые впечатления, которые навсегда сохранились в его памяти.

Без грамоты было невозможно вести дела, поэтому Василий Дорофеевич поручил своего сына заботам дьячка приходской Димитриевской церкви С. Н. Сабельникова. Обучившись грамоте, Михаил пристрастился к чтению. Вначале он читал «Псалтырь», а затем потянулся к светским книгам, которые ему удалось добыть у соседа Христофора Дудина. Вероятно, в это время у Ломоносова возникает страстное желание учиться. В конце 1730 г. Ломоносов пешком отправляется в Москву, где скрыв свое крестьянское происхождение, 15 января 1731 года поступает в Славяно-греко-латинскую академию, которую в просторечии именовали Спасскими школами.

Начало учебы было тяжелым: девятнадцатилетний юноша сел за парту вместе «со школьниками, малыми ребятами». Стипендия была мизерной — 3 копейки в день, на которые надо было питаться, одеваться и приобретать бумагу и перья, да и платили ее нерегулярно. Но стремление к знаниям помогло преодолеть все лишения, и за первый год Ломоносов сумел закончить три класса академии. Он освоил латинский язык (серьезная научная литература того времени издавалась на латыни) и читал все что удавалось достать в библиотеке академии и в расположенной неподалеку книжной лавке.

Занятия в Славяно-греко-латинской академии дали Ломоносову образование в области гуманитарных наук. Здесь он познакомился с лучшими образцами древнерусской литературы, с латинской поэзией, с ораторским искусством, изучал греческий язык. Значительно хуже дело обстояло с естественными науками: высшими авторитетами считались Аристотель и Птолемей. Учащиеся почти ничего не знали об учениях Декарта и Ньютона, о взглядах Коперника.

Ломоносов, читавший новые издания в книжной лавке, не мог не познакомиться с некоторыми сторонами этих учений, или хотя бы узнать об их существовании. Такое знакомство вызвало у любознательного юноши стремление к серьезным занятиям естественными науками. Случай осуществить свои намерения представился в ноябре 1735 г. когда Ломоносов учился в классе философии. В Славяно-греко-латинской академии было восемь классов, каждый из которых имел словесное название: «фара», «инфима», «синтаксима» и т. д. Седьмой класс назывался «философией», а восьмой «богословием». По указу Сената Славяно-греко-латинская академия должна была отобрать 20 своих лучших учеников для пополнения университета, созданного при Петербургской академии наук. Ломоносов был в числе отобранных 12 человек, соответствующих требованиям сенатского указа. В январе 1736 г. их привезли в Петербург и зачислили студентами без жалования, «на академическом коште».

В течение полугода со вновь принятыми студентами пытались организовать более или менее систематические занятия, а за это время было решено послать за границу трех студентов для обучения горному делу, специалистов по которому заметно не хватало бурно развивающейся русской горнодобывающей промышленности. Ими оказались: Г.У. Райзер — сын советника Берг-коллегии, Д. Виноградов — попович и Ломоносов — крестьянский сын. В сентябре 1736 г. их направили в университет города Марбурга, известный главным образом тем, что в нём преподавал Христиан Вольф, механик и оптик, человек энциклопедических знаний и философ. Он был прекрасным преподавателем и, по видимому, очень добрым человеком, снисходительным к своим студентам. Именно к нему, под его покровительство, как почётного члена Петербургской академии наук, были направлены Райзер, Виноградов и Ломоносов.

Зачисленные в университет в начале ноября 1736 г. русские студенты начали изучать немецкий язык и одновременно занимались арифметикой, геометрией и тригонометрией. Освоив язык, они смогли слушать лекции Вольфа по механике, теоретической и экспериментальной физике, метафизике (философии) и логике. Профессор Ю.Г. Дуйзинг читал им курс теоретической химии; наёмные учителя учили их французскому языку, танцам, рисованию и фехтованию. Ко всему этому добавлялось самостоятельное чтение рекомендованной Вольфом научной литературы.

По предписанию академической канцелярии студенты должны были прислать в академию образчики своих знаний. Знаменательно, что Ломоносов прислал в Петербург в качестве таких образцов «диссертации», посвященные физическим проблемам. Одной из первых была «Физическая диссертация о различии смешанных тел, состоящем в сцеплении корпускул» (1739 г.).

В этот же период наряду с изучением естественных наук Ломоносов занимался теорией русского стихосложения. Он не только внимательно изучил купленную ещё в Петербурге книгу В.К. Тредиаковского «Новый и краткий способ к сложению российских стихов», но стал знакомиться с теориями стихосложения, бытующими в Германии.

Быстро пролетели годы учёбы и студенческих развлечений, оставив в головах основательные знания и опустошив кошельки. Благородный Вольф оплатил с разрешения академической канцелярии долги наших студентов и в начале июля 1739 г. проводил их в Саксонию, в город Фрейберг для обучения горному делу, металлургии и химии у горного советника И. Ф. Генкеля. Врач по образованию, Генкель изучил минералогию и горное дело, овладел маркшейдерским и пробирным искусством, основательно познакомился с практической химией. Он получил известность в Европе не только как автор книг по горному делу, но и как преподаватель, прекрасно понимающий пользу практического обучения.

Получив из Петербурга указание существенно урезать расходы русских студентов (что нужно было, чтобы погасить их марбургские долги), Генкель стал выполнять его с немецкой педантичностью. Вначале это не очень ощущалось, и занятия проходили успешно. Ломоносов под руководством Генкеля серьёзно изучал практическую химию, знакомился с постановкой горного дела в рудниках Фрейберга — города, в окрестностях которого была развита горнодобывающая промышленность.

Ломоносов и во Фрейберге продолжал заниматься теорией стихосложения и, когда в августе 1739 г. узнал из газет о победе русских войск у турецкой крепости Хотин, написал свою первую патриотическую «Оду на победу над турками и татарами и на взятие Хотина». Эта ода была написана им силлабо-тоническим (слогово-ударным стихом в отличие от распространенного до этого времени силлабического стихосложения) стихом, теорию которого он предложил в «Письме о правилах российского стихотворства». Столетие спустя В. Г. Белинский напишет, что в 1739 г. «…Ломоносов — Пётр Великий русской литературы — прислал из немецкой земли свою знаменитую «Оду на взятие Хотина», с которой, по всей справедливости, должно считать начало русской литературы».

Со временем отношения между Генкелем и Ломоносовым стали заметно ухудшаться. Нужно помнить, что Ломоносову исполнилось 28 лет, он был уже вполне сложившимся человеком, которого не могла не раздражать педантичная опека Генкеля, и, по всей вероятности, он своего раздражения не скрывал. Росло взаимное недовольство, завершившееся полным разрывом. В первых числах мая 1740 г. без денег и пожитков Ломоносов ушёл из Фрейберга, чтобы вернуться на родину. После бесплодных попыток найти русского посланника Кайзерлинга Ломоносов вернулся в Марбург, где 26 мая обвенчался с Елизаветой-Христиной Цильх, с которой он близко познакомился во время учёбы в Марбургском университете. После этого он снова отправился в путь, побывал в Амстердаме и Гааге, но, поняв, что без разрешения Академии наук ему возвращаться в Петербург не следует, снова отправился в Марбург. Разрешение на выезд Ломоносов получил лишь в апреле 1741 г. и 8 июня прибыл в Петербург.

С этого времени началась его служба в Петербургской академии наук, основанной Петром I и официально отпраздновавшей свое открытие в декабре 1725 года. В проекте Устава Академии, утвержденном Петром незадолго до его смерти, предусматривалось приглашение иностранных ученых, в обязанность которым вменялось вести научные занятия и готовить научные кадры в учрежденных при Академии университете и гимназии. На приглашение откликнулись люди блестящих способностей, проявить которые помогала чрезвычайно благоприятная обстановка, царившая в Академии. В Европе были закуплены самые лучшие физические и оптические инструменты, из купленных и подаренных книг составлена прекрасная библиотека. Академии был передан первый в России естественнонаучный музей — Кунсткамера, а для обслуживания научных исследований в составе Академии имелись инструментальные мастерские, типография с гравировальной мастерской и книжная лавка. Таким образом, в Петербурге был создан научный комплекс, равного которому не имела ни одна академия Западной Европы.

Приехавшие в Россию математик Леонард Эйлер, физик Даниил Бернулли, астроном Жозеф Николя Делиль и другие ученые развернули серьезную научную работу. Академия стала издавать свой научный журнал «Комментарии Петербургской академии наук» (с 1748 г. — «Новые комментарии…»).

Однако со временем, при часто сменявшихся на троне преемниках Петра I, обстановка в Академии стала ухудшаться. Покинули Россию талантливые ученые, а ее фактическим главой стал советник академической канцелярии И. Шумахер. Прекрасно разбираясь в сложившейся в стране обстановке, Шумахер понял, что при вот-вот готовом прорваться недовольстве засильем иностранцев, покровительство молодому русскому ученому может сослужить ему хорошую службу. Этим, скорее всего, объясняется милостивый прием, оказанный Ломоносову, и снисходительное отношение к его самовольному уходу от Генкеля. Шумахер поручил Ломоносова заботам профессора И. Аммана, под руководством которого молодой ученый должен был закончить составление Каталога камней и окаменелостей, находящихся в Минералогическом кабинете Кунсткамеры. Одновременно Ломоносов стал переводить на русский язык статьи профессора физики Г. В. Крафта, предназначенные для журнала «Примечания на Ведомости».

Однако выполнять только рутинные поручения находящийся в расцвете сил Ломоносов конечно не мог. Он впервые выступает в печати как поэт и в то же время изобретает «катоприко-диоптрический зажигательный инструмент» — своеобразную солнечную печь, при помощи которой можно было получить недосягаемые тогда иным способом высокие температуры. Одновременно Ломоносов начал работу над первым систематизированным руководством по горному делу на русском языке «Первые основания металлургии или рудных дел» и составил знаменитые «276 записок по физике и корпускулярной философии» — программу исследований в области естественных наук.

В начале января 1742 года Ломоносов получил звание адъюнкта физического класса, что давало ему право на самостоятельную научную работу и возможность участия в работе Академического собрания.

В это время прорвалось недовольство против самоуправства и злоупотреблений Шумахера. По жалобе А.К. Нартова — руководителя инструментальных мастерских академии и академика Делиля Шумахер был арестован, расследованием дел в Академии занялась специальная комиссия, а Ломоносов, всей душой сочувствовавший жалобщикам, потерял осторожность. Его необузданное по отношению к академическим иностранцам поведение вызвало сильнейшее и в общем-то справедливое негодование всех профессоров, которые сперва исключили его из Академического собрания, а позже подали на него жалобу.

В декабре 1743 г., когда Елизавета вернулась после коронации из Москвы, Ломоносов написал первую оду, посвященную новой императрице. Эта ода, по-видимому, была замечена Елизаветой. Во всяком случае, ее благосклонность к молодому русскому поэту и ученому, как увидим, спасла Ломоносова от битья батогами и ссылки в солдаты.

В мае 1743 г. за отказ явиться на заседание следственной комиссии Ломоносов был посажен под домашний арест. Несмотря на бедственное материальное положение, ученый предается самым серьезным занятиям. Он изучает «Математические начала натуральной философии» И. Ньютона, начинает несколько физических диссертаций, пишет «Диссертацию о действии химических растворителей на растворяемые тела» и «Краткое руководство к риторике…». В этот же период им были созданы два непревзойденных шедевра русской научной поэзии: «Утреннее размышление о божием величестве» и «Вечернее размышление о божием величестве при случае великого северного сияния». В конце 1743 г. три русских стихотворца — В. К. Тредиаковский, А. П. Сумароков и М. В. Ломоносов — написали и издали «Три оды парафрастические псалма 143», не указав, кто автор каждого из них. Предполагалось, что читатели сами определят, чей способ стихосложения окажется предпочтительнее. Нам неизвестны результаты спора, но с современной точки зрения, безусловно, пальма первенства должна была принадлежать Ломоносову.

Летом 1744 г. следственная комиссия вынесла решение о полном оправдании Шумахера и наказании всех, кто на него жаловался. Однако Елизавета отменила приговор академическим жалобщикам и повелела освободить из под ареста Ломоносова, обязав его произнести публичное извинение перед Академическим собранием.

Комната Ломоносова в «Боновом доме» на Васильевском острове с моделью «громовой машины». Макет. Музей М. В. Ломоносова

В этот год Ломоносов вел плодотворную научную работу: он написал «Размышления о причине теплоты и холода», «О вольном движении воздуха, в рудниках примеченном», переработал диссертацию «О действии растворителей на растворяемые тела», перевёл на русский язык работу Г. Гейнзиуса «Описание в начале 1744 года явившейся кометы…», проводил физические эксперименты. Объём и уровень совершенной Ломоносовым работы позволяли претендовать на профессорское звание. В 1745 г. Ломоносов прочитал в Академическом собрании диссертацию «О металлическом блеске», за которую было решено избрать его профессором химии на место отказавшегося от этой должности И.Г. Гмелина. Указом от 25 июля императрица присвоила звания профессоров Ломоносову и Тредиаковскому на кафедре элоквенции (красноречия). В Петербургской академии наук появились наконец сразу два русских академика.

Став профессором химии, Ломоносов начал настойчиво добиваться создания химической лаборатории, о необходимости которой он писал, начиная с 1742 г. Ломоносов считал химию своей «главной профессией» и как никто другой в России понимал, что без лаборатории, без химических экспериментов химическая наука развиваться не может. Собственный опыт подсказал Ломоносову, что лаборатория необходима и для обучения студентов. А подготовку национальных научных кадров он воспринимал как свой долг перед Россией, как вклад в культурное и экономическое развитие государства.

В 1744 г. Ломоносов читал лекции по физике студентам Академического университета А.П. Протасову и С. К. Котельникову (которые позже оба стали академиками) и убедился, что без учебника физики невозможно обойтись. Ломоносов засел за перевод учебника Л.Ф. Тюмминга, кратко излагавшего работу Хр. Вольфа. В 1746 г. под названием «Волъфианская экспериментальная физика» вышел в свет первый на русском языке учебник, который выдержал в XVIII в. несколько изданий.

Химическая лаборатория Ломоносова. Макет. Музей М. В. Ломоносова

В 1746 г. в Академию был назначен президент. Им оказался восемнадцатилетний брат фаворита императрицы К.Г. Разумовский. В это же время сдвинулось с места дело по созданию химической лаборатории. И хотя Елизавета подписала указ о её постройке, потребовалось ещё два года, чтобы его выполнить.

В период до постройки химической лаборатории Ломоносов начал систематические занятия русской историей. Ему стали давать на отзыв написанные разными авторами исторические работы, в частности многотомную «Историю Сибири» Г. Ф. Миллера. А когда в составе Академии появилось Историческое собрание, Ломоносов был назначен его членом.

В 1748 г. была построена химическая лаборатория — первая в России научно-исследовательская и учебная лаборатория. На основе опытов Ломоносов написал работу «Физические размышления о причине теплоты и холода» и другие и направил их для напечатания в «Новых комментариях Петербургской академии наук». Существует мнение, что Шумахер, затаивший зло на Ломоносова за поддержку последним Нартова, послал эти работы Эйлеру, рассчитывая получить отрицательный отзыв. Но ожидания Шумахера не оправдались. В декабре от Эйлера к Разумовскому пришло письмо, где указывалось, что «Ломоносов одарован счастливым остроумием для объяснений физических и химических. Желать надобно, — писал Эйлер в заключение, — чтобы все прочие академии были в состоянии показать такие изобретения, какие показал Ломоносов». В 1750 г. том «Новых комментариев» со статьями Ломоносова увидел свет. В нём были опубликованы ещё две работы учёного: «Опыт теории упругости воздуха» и «О вольном движении воздуха, в рудниках примеченном».

Богатый событиями 1748 г. принёс Ломоносову еще одну обязанность: в начале мая академическая канцелярия поручила ему проверку всех сообщений из-за рубежа, предназначенных для печатания в газете «Санкт-Петербургские ведомости», положив тем самым начало журналистской деятельности Ломоносова. Но, самым важным событием этого года следует считать написанное 5 июля письмо Леонарду Эйлеру. В нём Ломоносов изложил свою теорию всемирного тяготения и первым в истории науки объединил в одной формулировке законы сохранения материи и движения.

В соответствии с утверждённым в 1747 г. Регламентом (Уставом) Академия наук должна была проводить по меньшей мере два публичных заседания в год. Первое такое заседание было назначено на 1749 г., на котором должны были выступить Миллер с речью «О происхождении имени и народа российского» и Ломоносов «С похвальным словом» Елизавете.

Как выяснилось почти накануне собрания, речь Миллера содержала высказывания, порочащие честь русского народа, против чего решительно выступил Ломоносов. Выступление Миллера было отменено, и вместо него докладчиком был назначен друг Ломоносова академик Г. В. Рихман. Миллер потребовал обсуждения возражений на свою речь, которое и происходило на 29 собраниях Академии. Суть разногласий заключалось в том, что, по утверждениям Миллера, русские обязаны своей государственностью пришельцам-скандинавам, только благодаря привнесённой ими культуре русские вышли из варварского состояния. Ломоносов и остальные академики не могли с этим согласиться, и заседания происходили очень бурно, дело доходило до оскорблений. По жалобе академиков, Миллера на год перевели из профессоров в адъюнкты.

Работа в химической лаборатории между тем шла своим чередом. Ломоносов начал опыты по изготовлению цветных стёкол, нужных ему для экспериментального подтверждения создаваемой им теории света и цветов, разрабатывал рецептуру и испытывал заменители для красок, ввозимых из-за границы, продолжал оборудование лаборатории приборами и инструментами.

С августа 1751 г. в лаборатории начались занятия с направленными к Ломоносову студентами академического университета В. Клементьевым, И. Братковским и И. Федоровским, которых он должен был обучить химии, и с Н. Поповским, обучающимся поэзии. Впоследствии к первым трём присоединился С. Румовский. В 1752–1754 гг. Ломоносов прочитал в «учебной каморе» лаборатории впервые в мире курс «истиной физической химии», который он тщательно подготовил. В этом курсе Ломоносов вслед за Р. Бойлем попытался дать объяснение химическим процессам на основе разработанных им корпускулярных представлений и физических законов.

Блистательное выступление Ломоносова на публичном собрании Академии с «Похвальным словом» произвело впечатление на императрицу, которая в августе 1750 г. приняла его в Царском Селе, а полугодом позже пожаловала чином коллежского советника с жалованьем 1200 рублей в год. В России того времени, как писал известный русский историк С. М. Соловьёв, «…значительный чин был тот же револьвер, необходимый для известной безопасности». Другим условием безопасности в то время был знатный и влиятельный покровитель. Для Ломоносова им стал новый фаворит Елизаветы Иван Иванович Шувалов, который выделялся из всех елизаветинских вельмож подчёркнутой любовью к наукам и пренебрежением к чинам и должностям.

В 1750 и 1751 гг. Ломоносов по поручению академической канцелярии чрезвычайно быстро написал две трагедии — «Тамира и Селим» и «Демофонт», которые были сыграны в придворном театре.

На очередном публичном собрании Академии в сентябре 1751 г. Ломоносов прочёл «Слово о пользе химии». Это было первое выступление Ломоносова, посвященное популяризации науки в России. За ним последовали другие.

Тем временем в химической лаборатории после 4 тысяч опытов Ломоносов сумел разработать технологию изготовления цветных прозрачных и непрозрачных (называемых смальтами) стёкол. Полученную им смальту учёный решил использовать для изготовления мозаичных картин.

В 1753 г. Ломоносов получил разрешение на строительство фабрики цветного стекла и земельный надел с 211 душами крестьян мужского пола. К 1764 г. строительство фабрики в основном было закончено, и на ней стали изготовлять стекло, бисер, пронизки и другие изделия, но главное — на фабрике готовились брусочки из смальт различного цвета, из которых набирались мозаичные картины.

Параллельно со строительством фабрики в Усть-Рудицах Ломоносов вместе с Рихманом занимался изучением природы электричества, получаемого от электростатических машин и атмосферы. С этой целью у каждого из них дома была установлена «громовая машина», т. е. электроскоп с шёлковой нитью, отклоняющейся от вертикали тем больше, чем сильнее атмосферный заряд. 26 июля 1753 г. во время наблюдений разразившейся над Петербургом грозы молнией был убит академик Рихман. Несмотря на вызванное этим событием противодействие церковников, Ломоносов прочёл в публичном собрании «Слово о явлениях воздушных, от электрической силы происходящих», где выдвинул свою теорию образования атмосферного электричества и доказал его полную идентичность искусственному, получаемому от электростатических машин.

Ломоносова давно беспокоило плачевное состояние академических университета и гимназии, и он решил, что следует создать новый университет в Москве. Эту мысль он постарался внушить И. И. Шувалову, и, когда тот составил соответствующее «Доношение в Сенат», написал ему письмо с изложением плана организации университета.

Шувалов внёс в план Ломоносова некоторые изменения, и с ними план был принят. 12 января 1755 г. Елизавета подписала «Указ об учреждении в Москве Университета». Вначале ему было отведено помещение бывшей дворцовой аптеки, на том месте, где ныне находится Государственный исторический музей.

В 1754 г. Ломоносов, недовольный тем, что премия за решение объявленной Академией наук задачи досталась бездарному У. Сальхову, в сердцах отказался от кафедры химии. Миллер его слова внёс в протокол, и кафедра была передана пресловутому Сальхову. Лишённый лаборатории, Ломоносов с этого времени вынужден был заниматься химией у себя дома и в Усть-Рудицах.

В 1755 г. Ломоносов сдал в печать «Российскую грамматику» и в основном закончил работу над «Древней Российской историей». Одновременно учёный готовит материалы для истории царствования Петра I, заказанной Елизаветой Вольтеру.

На очередном публичном собрании Академии наук в 1756 г. Ломоносов прочёл «Слово о происхождении света, новую теорию о цветах представляющее», в которой изложил свою, отличную от ньютонианской, теорию света и разработал основные положения теории цветов.

К этому времени Ломоносов решает строить собственный дом. Он получил участок в Адмиралтейской части города, оставшийся пустым после пожаров 1736 г., и за год, по проекту знакомого ему архитектора С. И. Чевакинского, на набережной реки Мойки возводится дом. В 1757 г. семья Ломоносовых въехала в него, а позднее на территории усадьбы были построены ещё два небольших дома для мозаичистов и для набора мозаичных картин.

В 1757 г. Ломоносова назначают советником академической канцелярии, и с этого времени он получает большую возможность влиять на положение дел в Академии.

Между тем научные занятия Ломоносова продолжались. К публичному собранию Академии он стал готовить «Слово о рождении металлов от трясения земли», где высказал ряд оригинальных суждений о происхождении торфа, каменного угля и нефти. О научных интересах Ломоносова в это время даёт представление перечень тем, которые он предлагал для произнесения на публичных собраниях. Его занимает вопрос о пропорциональности между количеством и весом тела и о способе исследования изменения центра тяжести Земли, он готов рассказать о своих опытах по определению веса при прокаливании металлических тел и о причинах его увеличения, «О температуре воздуха на планетах и кометах», об изобретённой им «ноче-зрительной трубе» и «о фонтане, бьющем под действием ртути».

Конец 60-х гг. Ломоносов, как советник академической канцелярии, употребил на улучшение постановки дела в академических университете и гимназии. Он добился увеличения расходов на содержание гимназистов, обязал Миллера (бывшего в то время ректором университета) представлять более ясные свидетельства об успехах студентов. Особенно горячо взялся за дело Ломоносов, когда в 1760 г. получил в своё ведение оба академических учебных заведения.

В результате принятых им мер лекции в университете «продолжались беспрестанно», успешно шли занятия и в гимназии. Так продолжалось до смерти учёного. Затем университет пришёл в полный упадок, а гимназия влачила жалкое существование.

Титульный лист работы Ломоносова «Химические и оптические записки». Рукописью 1762 г. Архив АН СССР

Назначенный в 1758 г. главой Географического департамента Академии наук, Ломоносов начинает работу по составлению нового «Атласа российского» и добивается рассылки во все губернии географических анкет, сведения из которых могли бы помочь в создании различных карт, работает над «Рассуждением о большей точности морского пути», в котором предложил ряд новых навигационных приборов и инструментов, вместе с академиком И. Брауном проводит опыты по замораживанию ртути.

В 1761 г. учёный мир Европы готовился наблюдать одно из редких явлений природы — прохождение Венеры по диску Солнца. Академией наук были снаряжены две экспедиции в Сибирь, а Ломоносов наблюдал это явление у себя в домашней обсерватории. В результате Ломоносову первому в мире удалось установить, что «планета Венера окружена знатною воздушною атмосферою». Успех этого наблюдения привлёк Ломоносова к вопросам практической астрономии. В 1761-1763 гг. он занимался усовершенствованием ньютонианского и грегорианского телескопов, фотометрией звёзд, конструировал астронавигационные приборы.

Летом 1761 г. Ломоносов закончил подготовку к печати руководства по горному делу «Первые основания металлургии или рудных дел». В этом руководстве он поместил два прибавления, второе из них — «О слоях земных» явилось, по выражению В. И. Вернадского, «блестящим очерком геологической науки XVIII века».

Смерть Елизаветы, свержение Петра III, воцарение Екатерины II многое изменили в жизни учёного. Были вынуждены уехать за границу «для поправления здоровья» его покровители И.И. Шувалов и М.И. Воронцов. Ломоносов остался наедине со своими усилившимися врагами. Вконец расстроенный и больной, он написал Екатерине Прошение, в котором просил уволить от академической службы с пожизненной пенсией. Екатерина подписала было указ об увольнении Ломоносова в отставку, однако уже через две недели его отменила. Ломоносов остался в Академии, а в конце 1763 г. был произведён в статские советники с окладом 1800 рублей в год. В этот период Ломоносов начинает ещё одно, и последнее в своей жизни, крупное предприятие. В поданной наследнику Павлу записке «Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию» он высказывал давно занимавшую его мысль о необходимости найти путь на восток вдоль берегов Сибири.

По представлению Ломоносова и в большом секрете была снаряжена морская экспедиция под командованием капитан-командора В. Я. Чичагова, которая уже после смерти учёного дважды, в 1765 и 1766 гг., пыталась пройти «Сибирским океаном» на восток, но оба раза встретила сплошные льды и закончилась неудачей.

Научная слава Ломоносова достигает зенита. В мае 1760 г. его избирают почётным членом Шведской Академии наук, а в апреле 1764 г. — почётным членом Академии наук Болонского института. Находившейся в Париже И. И. Шувалов намеривался представить кандидатуру Ломоносова в Парижскую академию, но было уже поздно. 4 (15) апреля 1765 г. «после нового припадка своей прежней болезни, который у него сделался от простуды», Ломоносов скончался в своем доме на Мойке. 8 апреля его похоронили при большом стечении народа на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры. На его могиле установлен сделанный в Италии памятник из каррарского мрамора.

15 апреля того же года в академическом собрании прозвучали слова: «Не стало человека, имя которого составит эпоху в летописи человеческого разума, обширного и блестящего гения, обнимавшего и озарявшего вдруг многие отрасли».

Карпеев Э. П. М. В. Ломоносов : крат. биогр. / Э. П. Карпеев ; Межрегион. Ломоносов. фонд, Музей М. В. Ломоносова (С.-Петербург). — Архангельск, 2000. — С. 12-26.

наверх

Источник: narfu.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.