Что изучал аристотель


Биография

Жизнь А. раз­де­ля­ет­ся на че­ты­ре осн. пе­рио­да: дет­ские и юно­ше­ские го­ды в Ма­ке­до­нии (384–367), 1-й афин­ский пе­ри­од (367–347), го­ды стран­ст­вий (347–335) и 2-й афин­ский пе­ри­од (335–323). Его отец Ни­ко­мах про­ис­хо­дил из ро­да Аск­ле­пиа­дов (по­том­ков Аск­ле­пия, по­кро­ви­те­ля греч. ме­ди­ков) из г. Ста­гира (от­сю­да про­зви­ще А. «Ста­ги­рит») и был при­двор­ным вра­чом ма­кед. ца­ря Амин­ты III, от­ца Фи­лип­па II и де­да Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­ско­го. Это оп­ре­де­ли­ло жи­вой ин­те­рес А. к био­ло­гии и ми­ру при­ро­ды, а так­же во мно­гом его бу­ду­щую судь­бу, круг зна­комств и ин­терес к по­ли­ти­ке. Дет­ские го­ды он, ве­ро­ят­но, про­вёл в кру­гу ари­сто­кра­тич. свер­ст­ни­ков в ре­зи­ден­ции ма­кед. ца­рей в Пел­ле. Ра­но оси­ро­тев, в 17 лет (367) был от­прав­лен сво­им опе­ку­ном Про­ксе­ном из Атар­нея для учё­бы в Афи­ны; там он ста­но­вит­ся чле­ном Пла­то­нов­ской Ака­де­мии, в ко­то­рой ос­таётся в те­че­ние 20 лет до смер­ти Пла­то­на в 347.


а­тон, по пре­да­нию, вы­де­лял А. сре­ди др. уче­ни­ков, име­нуя его «умом» ау­ди­то­рии, и в то же вре­мя иро­ни­че­ски на­зы­вал жи­ли­ще А. в Ака­де­мии «до­мом чи­та­теля»: А. со­брал од­ну из луч­ших на­уч. биб­лио­тек сво­его вре­ме­ни, то­гда как сам Пла­тон пред­по­чи­тал жи­вой диа­лог книж­ной учё­но­сти. По­сле смер­ти Пла­то­на А. вме­сте с Ксе­но­кра­том по­ки­да­ет Афи­ны и от­прав­ля­ет­ся в Троа­ду в Ма­лой Азии, где сим­па­ти­зи­рую­щий Ака­де­мии Гер­мий, ти­ран Атар­нея, по­се­ля­ет их в г. Ас­сос. Там А. же­нит­ся на род­ст­вен­ни­це Гер­мия Пи­фиа­де. В 344 А. пе­ре­би­ра­ет­ся из Троа­ды в Ми­ти­ле­ну на о. Лес­бос, где его пре­дан­ным уче­ни­ком и дру­гом ста­но­вит­ся Тео­фраст из Ми­ти­ле­ны. Фау­на Троа­ды и Лес­бо­са на­шла от­ра­же­ние в био­ло­гич. со­чи­не­ни­ях А. В 343 А. по при­гла­ше­нию Фи­лип­па II воз­вра­ща­ет­ся в Ма­ке­до­нию и ста­но­вит­ся на­став­ни­ком мо­ло­до­го прин­ца Алек­сан­д­ра до 340. В 335 А. при­ез­жа­ет в Афи­ны и ос­но­выва­ет собств. фи­лос. шко­лу, из­вест­ную как Ли­кей (по на­зва­нию ро­щи Апол­ло­на Ли­кей­ско­го и од­но­имён­но­го гим­на­зия) или Пе­ри­па­тос («кры­тая га­ле­рея», в ко­то­рой А. чи­тал лек­ции). В 323, когда смерть Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­ско­го вы­зы­ва­ет взрыв ан­ти­ма­ке­дон­ских на­строе­ний в Афи­нах, А. вы­ну­ж­ден бе­жать в име­ние сво­ей ма­те­ри в Хал­ки­де, где вскоре умер.

Логика, методология и теория познания


А. раз­ли­ча­ет три ви­да зна­ния и со­от­вет­ст­вую­щих на­ук и ис­кусств: тео­ре­ти­че­ское (ϑεωρία  – «со­зер­ца­ние», или «умо­зре­ние»), прак­ти­че­ское (πρᾶξις – «дей­ст­вие») и пой­е­ти­че­ское, или твор­че­ское (ποιεῖν  – «де­лать, тво­рить»). К сфе­ре тео­ре­тич. зна­ния от­но­сят­ся «пер­вая фи­ло­со­фия», или ме­та­фи­зи­ка, фи­зи­ка, ма­те­ма­ти­ка; к сфе­ре прак­тич. зна­ния – эти­ка и по­ли­ти­ка; к сфе­ре пой­е­ти­че­ско­го зна­ния – ри­то­ри­ка, по­эти­ка, а так­же все при­клад­ные ис­кус­ст­ва или ре­мёс­ла (напр., ме­ди­ци­на). Раз­лич­ным сфе­рам зна­ния со­от­вет­ст­ву­ют раз­лич­ные ког­ни­тив­ные спо­соб­но­сти: спо­соб­но­стью со­зер­цать и по­зна­вать пер­вые при­чи­ны ве­щей об­ла­да­ет тео­ре­тич. ра­зум (νοῦς), спо­соб­но­стью вы­ра­ба­ты­вать пра­виль­ное ре­ше­ние об­ла­да­ет прак­тич. ра­зум, или здра­вый смысл (φρόνησις). Объ­ек­том тео­ре­тич. ра­зу­ма яв­ля­ет­ся не­об­хо­ди­мое и не­из­мен­ное (напр., за­ко­ны при­ро­ды) – то, что не за­ви­сит от на­шей во­ли. Объ­ек­том прак­тич. ра­зу­ма яв­ля­ет­ся воз­мож­ное – со­бы­тия, ко­то­рые мо­гут быть пре­д­опре­де­ле­ны на­шим вы­бо­ром. Прак­тич. зна­ние не мо­жет пре­тен­до­вать на ма­тема­тич. точ­ность, т. к. в сфе­ре воз­мож­но­го (т. е. че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти) су­ще­ст­ву­ет фак­тор не­пред­ска­зуе­мо­сти. И в прак­тич., и в пой­е­тич. сфе­ре зна­ния ог­ром­ную роль иг­ра­ет опыт (ἐμπειρία); в 1-й кн.
е­та­фи­зи­ки» да­же зна­ние пер­вых при­чин, т. е. зна­ние тео­ре­ти­че­ское, так­же вы­во­дит­ся из опы­та: чув­ст­вен­ные вос­при­ятия по­ро­ж­да­ют па­мять, ак­ты па­мя­ти – опыт, или эм­пи­рич. пред­став­ле­ния, а обоб­ще­ние их при­во­дит к на­уч­но­му (ἐπιστήμη) или твор­че­ско­му (τἐχνη) зна­нию. Объ­ек­ты тео­ре­тич. на­ук де­лят­ся на: 1) су­ще­ст­вую­щие от­дель­но (т. е. ре­аль­но) и из­ме­няю­щие­ся – фи­зич. те­ла; 2) су­ще­ст­вую­щие ре­аль­но и не­из­мен­ные – бог; 3) не су­ще­ст­вую­щие ре­аль­но и не­из­мен­ные. Пер­вы­ми за­ни­ма­ет­ся ме­та­фи­зи­ка или тео­ло­гия, вто­ры­ми – фи­зи­ка, треть­и­ми – ма­те­ма­ти­ка. Во­пре­ки Пла­то­ну, при­зна­вав­ше­му ма­те­ма­тич. объ­ек­ты (чис­ла, ли­нии, гео­мет­рич. фи­гу­ры и т. д.) он­то­ло­гич. сущ­но­стя­ми, за­ни­маю­щи­ми про­ме­жу­точ­ное по­ло­же­ние ме­ж­ду умо­по­сти­гае­мым и чув­ст­вен­ным ми­ра­ми, А. счи­тал их «аб­ст­ракт­ны­ми» (по­ня­тие аб­ст­рак­ции или «от­вле­че­ния» – ἀφαίρεσις впер­вые ввёл в фи­ло­со­фию А.), т. е. «от­вле­чён­ны­ми» мыс­лью от фи­зич. тел.

При­зна­вая цен­ность ма­те­ма­ти­ки как спец. нау­ки, А. счи­тал её бес­по­лез­ной для изу­че­ния «из­ме­няю­ще­го­ся» при­род­но­го бы­тия. У Пла­то­на выс­шей фор­мой фи­лос. зна­ния бы­ла диа­лек­ти­ка. А. низ­вёл её до уров­ня вспо­мо­гат. дис­ци­п­ли­ны, вве­дя раз­ли­че­ние ме­ж­ду диа­лек­тич. умо­зак­лю­че­ни­ем, ис­хо­дя­щим из «ве­ро­ят­ных», не­про­ве­рен­ных по­сы­лок (ἔνδοξα), и апо­дик­ти­че­ским, или до­ка­за­тель­ным, умо­зак­лю­че­ни­ем (сил­ло­гиз­мом), ис­хо­дя­щим из ис­тин­ных по­сы­лок и при­во­дя­щим к точ­но­му зна­нию (ἐπιστήμη).


о раз­ли­че­ние по­слу­жи­ло фун­да­мен­том, на ко­то­ром А. впер­вые по­стро­ил строй­ную сис­те­му фор­маль­ной ло­ги­ки, из­ло­жен­ную в «Ор­га­но­не» – сво­де ло­гич. со­чи­не­ний. В «Ка­те­го­ри­ях» рас­смат­ри­ва­ют­ся про­стые тер­ми­ны (субъ­ек­ты и пре­ди­каты), со­еди­не­ние ко­то­рых об­ра­зу­ет су­ж­де­ния. В трак­та­те «Об ис­тол­ко­ва­нии» (пра­виль­нее «О вы­ра­же­нии») рас­смат­ри­ва­ют­ся са­ми су­ж­де­ния, в «Пер­вой Ана­ли­ти­ке» по­ка­за­но, как су­ж­де­ния со­еди­ня­ют­ся в апо­дик­тич. сил­ло­гиз­мы (умо­зак­лю­че­ния) и ана­ли­зи­ру­ют­ся их фор­мы (фи­гу­ры), «Вто­рая ана­ли­ти­ка» со­дер­жит тео­рию до­ка­за­тельств, «То­пи­ка» пред­став­ля­ет со­бой прак­тич. ру­ко­во­дство по диа­лек­ти­ке (ис­кус­ст­ву дис­пу­та), и, на­ко­нец, в при­мы­каю­щих к ней «Со­фис­ти­че­ских оп­ро­вер­же­ни­ях» клас­си­фи­ци­ру­ют­ся ти­пы ло­гич. оши­бок в дис­пу­тах. Хо­тя сил­ло­ги­сти­ка А. име­ет стро­го де­дук­тив­ный ха­рак­тер, пер­вые на­ча­ла до­ка­за­тельств, по А., не­до­ка­зуе­мы и ус­мат­ри­ва­ют­ся ли­бо пу­тём ин­дук­ции («на­ве­де­ния» – ἐπαγωγή), т. е. обоб­ще­ни­ем на ос­но­ве ча­ст­ных слу­ча­ев, ли­бо пу­тём ин­тел­лек­ту­аль­ной ин­туи­ции (διὰ νοός).

Учение о природе


По­ня­тие «при­ро­ды» или «ес­те­ст­ва» (φύσις, от­ку­да τὰ φυσιϰά  – «то, что от­но­сит­ся к при­ро­де», т. е. «фи­зи­ка») у А. от­нюдь не яв­ля­ет­ся си­но­ни­мом «ми­ра». Это он­то­ло­гич. ка­те­го­рия, ука­зы­ваю­щая, во-пер­вых, в рам­ках оп­по­зи­ции «ес­те­ст­вен­ное/ис­кус­ст­вен­ное» на то, что не соз­да­но ру­ка­ми мас­те­ра, а, во-вто­рых, в рам­ках оп­по­зиции «ес­те­ст­вен­но/на­силь­ст­вен­но» на «внут­рен­ний», не­вы­ну­ж­ден­ный ис­точ­ник дви­же­ния. В от­ли­чие от ми­ра не­под­виж­ных ар­те­фак­тов, соз­дан­ных «ис­кус­ст­вом» (τέχνη), при­род­ное бы­тие ха­рак­те­ри­зу­ет­ся «при­ро­ж­дён­ной» спо­соб­но­стью к дви­же­нию и из­ме­не­нию. Со­от­вет­ст­вен­но, А. оп­ре­де­ля­ет «при­ро­ду» как «прин­цип дви­же­ния и по­коя». По­ня­тие «дви­же­ния», или «про­цес­са из­ме­не­ния» (греч. ϰίνησις), т. о. ока­зы­ва­ет­ся центр. про­бле­мой тео­ре­тич. фи­зи­ки. Из­ме­не­ние воз­мож­но в че­ты­рёх ка­те­го­ри­ях: отно­си­тель­но сущ­но­сти (воз­ник­но­ве­ние и унич­то­же­ние), от­но­си­тель­но свойств (ка­че­ст­вен­ное из­ме­не­ние), от­но­си­тель­но ко­ли­че­ст­ва (рост и убыль) и от­но­си­тель­но мес­та (про­странств. пе­ре­ме­ще­ние). Во­пре­ки пред­ста­ви­те­лям элей­ской шко­лы и пла­то­низ­ма, счи­тав­шим дви­же­ние ло­ги­че­ски не­воз­мож­ным и по­то­му не­реаль­ным, А. в «Фи­зи­ке» (I.5–7) объ­яс­ня­ет из­ме­не­ние ис­хо­дя из трёх фак­то­ров: суб­страт из­ме­не­ния, или ма­те­рия (то, что ос­та­ёт­ся не­из­мен­ным в его про­цес­се), от­сут­ст­вие фор­мы (или ка­че­ст­ва) и фор­ма (или ка­че­ст­во), по­яв­ляю­щая­ся в про­цес­се из­ме­не­ния.
 о., из­ме­не­ние со­сто­ит в том, что суб­страт при­об­ре­та­ет но­вую фор­му или ка­че­ст­во (напр., Со­крат из не­об­ра­зо­ван­но­го ста­но­вит­ся об­ра­зо­ван­ным), или, по-дру­го­му, в пе­ре­хо­де от воз­мож­но­го к дей­ст­ви­тель­но­му. А. не при­зна­ёт су­ще­ст­во­вание пус­то­го про­стран­ст­ва и по­это­му опе­ри­ру­ет толь­ко по­ня­ти­ем «мес­та», ко­то­рое по­ни­ма­ет­ся как «край­няя гра­ни­ца ок­ру­жаю­ще­го те­ла»: со­от­вет­ст­вен­но, вся­кое пе­ре­ме­ще­ние ока­зы­ва­ет­ся «взаи­мо­за­ме­ще­ни­ем» тел. Вре­мя оп­ре­де­ля­ет­ся как «чис­ло дви­же­ния от­но­си­тель­но бо­лее ран­не­го и бо­лее позд­не­го».

При­ро­да яв­ля­ет­ся так­же прин­ци­пом це­ле­со­об­раз­но­сти («бог и при­ро­да ни­че­го не де­ла­ют на­прас­но»), но те­лео­ло­гизм А. не име­ет ни­че­го об­ще­го с про­ви­ден­циа­лиз­мом или креа­цио­низ­мом, т. к. ста­вит сво­ей осн. це­лью объ­яс­нить веч­ность био­ло­гич. ви­дов: це­ле­вой при­чи­ной ока­зы­ва­ет­ся реа­ли­за­ция фор­мы (ви­да). В сво­их со­чи­не­ни­ях о жи­вот­ных (со­став­ля­ю­щих око­ло чет­вер­ти все­го ари­сто­те­лев­ско­го сво­да) А. за­ло­жил ос­но­вы на­уч. зо­о­ло­гии, со­че­тая де­скрип­тив­но-эм­пи­рич. под­ход («Ис­то­рия жи­вот­ных») с те­ле­о­ло­гич. объ­яс­не­ни­ем мор­фо­ло­гии и фи­зи­о­ло­гии жи­вот­ных («О ча­стях жи­вот­ных», «О рож­де­нии жи­вот­ных», «О дви­же­нии жи­вот­ных»).


В кос­мо­ло­гии А. твёр­до при­дер­жи­ва­ет­ся гео­цен­трич. мо­де­ли и ут­вер­жда­ет ко­неч­ность ми­ра (во­пре­ки ато­ми­стич. тео­рии бес­ко­неч­но­сти Все­лен­ной) и его веч­ность – во­пре­ки пла­то­нов­ско­му «Ти­мею» и ио­ний­ским кос­мо­го­ни­ям. Мир де­лит­ся на под­лун­ный, со­стоя­щий из че­ты­рёх эле­мен­тов (ог­ня, воз­ду­ха, во­ды и зем­ли), и над­лун­ный (све­ти­ла и сфе­ра не­под­виж­ных звёзд, со­стоя­щие из «пя­то­го», бо­же­ст­вен­но­го эле­мен­та – эфи­ра, или квинт­эс­сен­ции). Ка­ж­дый из че­ты­рёх под­лун­ных эле­мен­тов ха­рак­те­ри­зу­ет­ся со­че­та­ни­ем двух пер­вич­ных свойств; огонь – го­ря­чее + су­хое, воз­дух – го­ря­чее + влаж­ное, во­да – влаж­ное + хо­лод­ное, зем­ля – су­хое + хо­лод­ное. По тра­диц. ин­тер­пре­та­ции, пер­вич­ные свой­ст­ва им­ма­нент­ны бес­ка­че­ст­вен­ной «пер­во­ма­те­рии» – суб­стра­ту, что объ­яс­ня­ет воз­мож­ность их взаи­мо­пре­вра­ще­ния: напр., ут­ра­чи­вая свой­ст­во го­ря­че­го и при­об­ре­тая свой­ст­во хо­лод­но­го, огонь ста­но­вит­ся воз­ду­хом, и т. д. Двум лёг­ким эле­мен­там (ог­ню и воз­ду­ху) при­су­ще «ес­те­ст­вен­ное» дви­же­ние вверх, двум тя­жё­лым (во­де и зем­ле) – «ес­те­ст­вен­ное» дви­же­ние вниз; над­лун­но­му эфи­ру при­су­ще ес­те­ст­вен­ное дви­же­ние по кру­гу, объ­ясняю­щее ви­ди­мое вра­ще­ние не­ба. Не­из­мен­ность эфи­ра и его веч­ное кру­го­вра­ще­ние га­ран­ти­ру­ют веч­ность ми­ра. Един­ст­вен­ный вид из­ме­не­ния в над­лун­ном ми­ре – про­стран­ст­вен­ное пе­ре­ме­ще­ние, под­лун­ный мир под­вер­жен всем че­ты­рём ви­дам из­ме­не­ния. Эта дуа­ли­стич. кос­мо­ло­гия, вдох­нов­лён­ная ми­фо­ло­гич. пред­став­ле­ния­ми о «гор­нем» ми­ре бо­гов, бы­ла серь­ёз­ным рег­рес­сом по срав­не­нию с ио­ний­ской и ато­ми­стич. фи­зи­кой, ут­вер­ждав­шей един­ст­во фи­зич. за­ко­нов и од­но­род­ность Все­лен­ной.


Психология

А. раз­ли­ча­ет ес­те­ст­вен­но-на­уч­ную и мо­раль­ную пси­хо­ло­гию. Пер­вая из­ло­же­на в трак­та­те «О ду­ше» и рас­смат­ри­ва­ет «ду­шу» (псю­хэ) в био­ло­гич. кон­тек­сте – как но­си­тель­ни­цу разл. «ор­га­ни­че­ских» функ­ций в жи­вот­ном цар­ст­ве (от рас­те­ний до че­ло­ве­ка); вто­рая из­ло­же­на в 1-й и 6-й кни­гах «Ни­ко­ма­хо­вой эти­ки» и фо­ку­си­ру­ет­ся на пси­хо­логич. ос­но­ве мо­раль­но­го ха­рак­те­ра че­ло­ве­ка (ра­зум и эмо­ции, доб­ро­де­тель, сла­бо­во­лие и т. д.). А. от­вер­га­ет как ма­те­риа­ли­стич. кон­цеп­ции «ду­ши» ран­них ио­ний­ских фи­ло­со­фов (душа – воз­дух и т. д.), так и пи­фа­го­рей­ско-пла­то­нов­ский дуа­лизм (ду­ша – бес­смерт­ная бо­же­ст­вен­ная суб­стан­ция) и оп­ре­де­ля­ет ду­шу как фор­му, или эн­теле­хию (ко­неч­ную реа­ли­за­цию), те­ла. Ду­ша от­но­сит­ся к те­лу как фор­ма к ма­те­рии и как ак­туа­ли­за­ция к по­тен­ци­аль­но об­ла­даю­ще­му жиз­нен­ны­ми функ­ция­ми. В под­лун­ном ми­ре по­тен­ци­аль­но жи­вы­ми яв­ля­ют­ся «ор­га­ни­че­ские» (т. е. об­ла­даю­щие функ­цио­наль­ны­ми ор­га­на­ми) те­ла рас­те­ний, жи­вот­ных и че­ло­ве­ка; ду­ша оп­ре­де­ля­ет­ся как их «пер­вая эн­те­ле­хия», ко­то­рая от­но­сит­ся ко «вто­рой» как об­ла­да­ние зна­ни­ем – к его реа­ли­за­ции в на­уч. ис­сле­до­ва­нии. Т. о., ду­ша и те­ло – не две раз­лич­ные ве­щи, а два ас­пек­та пси­хо­фи­зич. един­ст­ва.


Про­стей­шие функ­ции ду­ши – пи­та­ние и раз­мно­же­ние – реа­ли­зу­ют­ся на низ­шей сту­пе­ни цар­ст­ва жи­во­го – в рас­те­ни­ях; ду­ша жи­вот­ных, кро­ме то­го, об­ла­да­ет функ­ци­ями дви­же­ния и чув­ст­вен­но­го вос­при­ятия; ду­ша че­ло­ве­ка, по­ми­мо рас­ти­тель­ных и жи­вот­ных функ­ций, об­ла­да­ет так­же ра­зу­мом (ло­го­сом). Все функ­ции ду­ши свя­за­ны с те­лес­ны­ми ор­га­на­ми и по­то­му смерт­ны: единств. ис­клю­че­ние – «ак­тив­ный ин­тел­лект» (ум-нус), «при­вхо­дя­щий из­вне» и по­то­му не имею­щий ма­те­ри­аль­но­го суб­стра­та и бес­смерт­ный (ари­сто­те­лев­ская уступ­ка дуа­лиз­му). В рам­ках мо­раль­ной пси­хо­ло­гии в «Ни­ко­ма­хо­вой эти­ке» А. де­лит че­ло­ве­че­скую ду­шу на ра­цио­наль­ную и ир­ра­цио­наль­ную ча­сти. Ир­ра­цио­наль­ная под­раз­де­ля­ет­ся на рас­титель­но-ре­про­дук­тив­ную, со­вер­шен­но ли­шён­ную ра­зу­ма и не имею­щую от­но­ше­ния к мо­раль­ной дея­тель­но­сти, и бо­лее вы­со­кую (эмо­цио­наль­ную, вме­сти­ли­ще «стра­стей»), «при­ча­ст­ную ра­зу­му» по­столь­ку, по­сколь­ку она спо­соб­на «слу­шать» ра­зум, как «сын – от­ца».
свою оче­редь ра­цио­наль­ная часть ду­ши де­лит­ся на «на­уч­ную», или «тео­ре­ти­че­скую» (нус), и «вы­чис­ляю­щую», или «вы­ра­ба­ты­ваю­щую ре­ше­ния» (спо­соб­ность «здра­во­го смыс­ла» – φρόνησις). Как ра­цио­наль­ная, так и ир­ра­цио­наль­ная ча­сти на­де­ле­ны сво­им осо­бым ви­дом «же­ла­ния», или «стрем­ле­ния». Во­ля че­ло­ве­ка по­ни­ма­ет­ся как «же­лаю­щий ра­зум», или «ра­зум­ное же­ла­ние». Ощу­ще­ние (αἴσϑησις) А. объ­яс­ня­ет как ас­си­ми­ля­цию ор­га­на чувств объ­ек­ту вос­при­ятия: вос­при­ни­мая те­п­ло, ру­ка на­гре­ва­ет­ся, вос­при­ни­мая цвет, глаз ок­раши­ва­ет­ся и т. д. Та­кая ас­си­ми­ля­ция про­ис­хо­дит бла­го­да­ря про­пор­цио­наль­но­му сме­ше­нию ба­зис­ных про­ти­во­по­лож­но­стей в ор­га­не (напр., го­ря­че­го и хо­лод­но­го): чув­ст­вен­ное вос­при­ятие, т. о., по­доб­но мо­раль­ной доб­ро­де­те­ли в эти­ке, есть «се­ре­ди­на» ме­ж­ду дву­мя по­лю­са­ми: слиш­ком силь­ный и слиш­ком сла­бый сти­мулы не вос­при­ни­ма­ют­ся. В от­ли­чие от пи­та­ния, при ко­то­ром про­ис­хо­дит ус­вое­ние ма­те­рии пи­щи, ощу­ще­ние вос­при­ни­ма­ет толь­ко чув­ст­вен­ную фор­му объ­ек­та, но не его ма­те­рию. На­ря­ду с отд. ощу­ще­ния­ми А. при­зна­вал на­ли­чие «об­ще­го ощу­ще­ния» (ϰοινὴ αἴσϑησις , лат. sen­sus com­mu­nis), от­вет­ст­вен­но­го за вос­при­ятие «об­щих сен­сор­ных дан­ных» (та­ких, как раз­мер, фор­ма, дли­тель­ность, по­кой или дви­же­ние, еди­нич­ность или чис­ло вос­при­ни­мае­мых объ­ек­тов), за осоз­на­ние фак­та вос­при­ятия и за раз­ли­че­ние объ­ек­тов вос­при­ятия раз­ных ор­га­нов чувств. Жи­вот­ная ду­ша от­ли­ча­ет­ся от рас­ти­тель­ной спо­соб­но­стью к «во­об­ра­же­нию» (φαν­τασία ), или мен­таль­но­му вос­про­из­ве­де­нию чув­ст­вен­но­го об­раза ве­щи по­сле ак­та вос­при­ятия; из этой спо­соб­но­сти вы­во­дят­ся па­мять, вос­по­ми­на­ние и сно­ви­де­ния. Дви­га­тель­ная функ­ция ду­ши за­ви­сит от на­ли­чия же­ла­ния или вле­че­ния к объ­ек­ту же­ла­ния, дан­но­му ли­бо в не­по­средств. ощу­ще­нии ли­бо в чув­ст­вен­ном об­ра­зе, т. е. вы­во­дит­ся из ощу­ще­ния или во­об­ра­же­ния. Чис­тая мысль, или ин­тел­лект (нус), вос­при­ни­ма­ет умо­по­сти­гае­мые фор­мы ве­щей по­доб­но то­му, как ощу­ще­ние вос­при­ни­ма­ет их чув­ст­вен­ные фор­мы. Что­бы вос­при­ни­мать лю­бые фор­мы, ин­тел­лект дол­жен быть сам сво­бо­ден от лю­бых форм и не свя­зан с ма­те­ри­ей. При этом «ду­ша ни­ко­гда не мыс­лит без об­ра­зов»: ин­тел­лект мыс­лит чис­тые фор­мы че­рез об­ра­зы; не­воз­мож­но мыс­лить не­про­тя­жён­ный или вне­вре­мен­ной объ­ект.

 

Метафизика

Тер­мин «ме­та­фи­зи­ка» про­ис­хо­дит от на­зва­ния «то, что идёт по­сле (греч. μετά) фи­зи­ки», под ко­то­рым Ан­д­ро­ник Ро­дос­ский в 1 в. до н. э. объ­е­ди­нил со­чи­не­ния А. по «пер­вой фи­ло­со­фии», по­мес­тив их в сво­ём из­да­нии «по­сле» со­чи­не­ний по фи­зи­ке. Сам А. на­зы­вал эту фи­лос. дис­ци­п­ли­ну так­же «муд­ро­стью» (со­фия) и ино­гда – «тео­ло­ги­ей». Не­оп­ла­то­нич. ком­мен­та­то­ры (Сим­пли­кий) впер­вые ис­тол­ко­ва­ли сло­во «по­сле» в смыс­ле транс­цен­дент­ности, сверх­при­род­но­сти. В от­ли­чие от отд. на­ук, «от­се­каю­щих» в ка­че­ст­ве сво­его пред­ме­та отд. род бы­тия, пер­вая фи­ло­со­фия изу­ча­ет «бы­тие как та­ко­вое», а так­же ко­неч­ные при­чи­ны и «пер­во­на­ча­ла» (ἀρχαί) все­го су­ще­го. Та­кое оп­ре­де­ле­ние «пер­вой фи­ло­со­фии» как об­щей он­то­ло­гии да­ёт­ся в 4-й кн. «Ме­тафи­зи­ки» и со­от­вет­ст­ву­ет схо­ла­стич. «об­щей ме­та­фи­зи­ке» (meta­physica gene­ra­lis). На­ря­ду с этой кон­цеп­ци­ей ме­та­фи­зи­ки в тек­стах А. при­зна­ёт­ся и дру­гая, со­глас­но ко­то­рой ме­та­фи­зи­ка изу­ча­ет осо­бый вид бы­тия, а имен­но бы­тие «обо­соб­лен­ное» и не­под­виж­ное, т. е. бо­же­ст­вен­ное. Эта вто­рая кон­цеп­ция со­от­вет­ст­ву­ет схо­ла­стич. «спе­ци­аль­ной ме­та­фи­зи­ке» (meta­physica spe­cia­lis), или тео­ло­гии. (Со­глас­но тео­рии нем. учё­но­го В. Йе­ге­ра, это рас­хо­ж­де­ние объ­яс­ня­ет­ся эво­лю­ци­ей взгля­дов А. от пла­то­нич. ве­ры в сверх­чув­ст­вен­ное бы­тие к фи­зи­ка­лиз­му.)

Он­то­ло­гия А. вклю­ча­ет: 1) уче­ние о ка­те­го­ри­ях су­ще­го, или тео­рию суб­стан­ци­аль­но­го и ак­ци­ден­таль­но­го бы­тия; 2) тео­рию сущ­но­сти; 3) уче­ние о четы­рёх при­чи­нах и на­ча­лах бы­тия; 4) уче­ние о воз­мож­но­сти и дей­ст­ви­тель­но­сти, или по­тен­ци­аль­ном и ак­ту­аль­ном бы­тии. Уче­ние о ка­те­го­ри­ях («пре­ди­катах») фор­маль­но пред­став­ля­ет со­бой клас­си­фи­ка­цию всех воз­мож­ных зна­че­ний гла­го­ла «быть» и ти­пов пре­ди­ка­ции, со­от­вет­ст­вую­щих разл. ро­дам бы­тия. Осн. мысль А. со­сто­ит в том, что в вы­ска­зыва­нии «Со­крат есть че­ло­век» тер­мин «есть» име­ет др. зна­че­ние, не­же­ли в вы­ска­зы­ва­нии «Со­крат есть бе­лый», т. к. вы­ра­жа­ет сущ­ность, а не ка­че­ст­во, и, сле­до­ва­тель­но, ука­зы­ва­ет на дру­гой род бы­тия. Та­ких «ка­те­го­рий» А. ус­та­нав­ли­ва­ет 10: 1) сущ­ность (напр., «че­ло­век»); 2) ко­ли­че­ст­во («два»); 3) ка­че­ст­во («бе­лый»); 4) от­но­ше­ние («вдвое боль­ший»); 5) ме­сто («в Ли­кее»); 6) вре­мя («вче­ра»); 7) по­ло­же­ние («ле­жит»); 8) со­стоя­ние («воо­ру­жён»); 9) дей­ст­вие («бьёт»); 10) стра­да­ние («его бьют»). Пер­вая ка­те­го­рия обо­зна­ча­ет суб­стан­ци­аль­ное, или не­за­ви­си­мое, бы­тие; ка­те­го­рии 2–10 – бы­тие ак­ци­ден­таль­ное, или «при­вхо­дя­щее». Ка­че­ст­ва, ко­ли­че­ст­ва и т. д. ре­аль­ны («есть») лишь по­столь­ку, по­сколь­ку оп­ре­де­ля­ют сущ­ность или «им­ма­нент­ны» ей. (Как ука­зал Э. Бен­ве­нист, ка­те­го­рии А. яв­ля­ют­ся клас­си­фи­ка­ци­ей час­тей ре­чи: сущ­ность – су­ще­ст­ви­тель­ное, ка­че­ст­во – при­ла­га­тель­ное, ко­ли­че­ст­во – чис­ли­тель­ные, от­но­ше­ние – срав­ни­тель­ная сте­пень при­ла­га­тель­но­го, дей­ст­вие и стра­да­ние – ак­тив­ный и пас­сив­ный за­ло­ги гла­го­ла и т. д.) Толь­ко сущ­ность мо­жет су­ще­ст­во­вать са­мо­стоя­тель­но, в от­ли­чие от ак­ци­ден­таль­ных, или за­ви­си­мых, ро­дов бы­тия.

В «Ка­те­го­ри­ях» пер­вич­ны­ми сущ­но­стя­ми (т. е. наи­бо­лее ре­аль­ны­ми) при­зна­ют­ся еди­нич­ные ве­щи («этот конь»), то­гда как уни­вер­са­лии (ро­ды и ви­ды) ква­ли­фи­ци­ру­ют­ся как «вто­рые сущ­ности», по­сколь­ку они «ска­зы­ва­ют­ся» (пре­ди­ци­ру­ют­ся) о пер­вич­ных сущ­но­стях, но не на­обо­рот. Од­на­ко в 7-й кн. «Ме­та­фи­зи­ки» «пер­вая сущ­ность» ото­жде­ст­в­ля­ет­ся со «чтой­но­стью», или фор­мой ве­щи. По­сколь­ку всё, что «ска­зы­ва­ет­ся об x», он­то­ло­ги­че­ски за­ви­си­мо от x, уни­вер­са­лии (та­кие, как ро­ды и ви­ды) не мо­гут быть пер­вы­ми сущ­но­стя­ми – во­пре­ки пла­то­нов­ской тео­рии идей. Ес­ли ка­те­го­ри­аль­ный ана­лиз на­це­лен на «су­щее», то кау­заль­ный ана­лиз име­ет сво­им пред­ме­том сущ­ность, или ре­аль­ное бы­тие. Знать для А. оз­на­ча­ет знать пер­вые при­чи­ны или на­ча­ла ве­щи или яв­ле­ния. Та­ких при­чин че­ты­ре: фор­ма (или «чтой­ность»), ма­те­рия («то, из че­го»), дви­жу­щая или про­из­во­дя­щая при­чи­на («то, под дей­ст­ви­ем че­го») и це­ле­вая при­чи­на («то, ра­ди че­го»). В ми­ре ар­те­фак­тов про­из­во­дя­щая при­чи­на (мас­тер) все­гда вне­по­лож­на ве­щи; в ми­ре жи­вых ор­га­низ­мов дви­жущая, фор­маль­ная и це­ле­вая при­чи­ны мо­гут сов­па­дать: «че­ло­век ро­ж­да­ет че­ло­ве­ка». Фор­ма не мо­жет су­ще­ст­во­вать без ма­те­рии, как и ма­те­рия без фор­мы: это уче­ние об их не­раз­дель­но­сти из­вест­но как ги­ле­мор­физм. Син­тез ма­те­рии и фор­мы об­ра­зу­ет еди­нич­ную, или кон­крет­ную, вещь («вот это не­что»). Ма­те­рия – это чис­тая воз­мож­ность бы­тия, фор­ма – её реа­ли­за­ция, или дей­ст­ви­тель­ность (энер­гия, в био­ло­гии – эн­те­ле­хия). Ак­ту­аль­но су­щее воз­ни­ка­ет из по­тен­ци­аль­но су­ще­го под дей­ст­ви­ем пред­су­ще­ст­вую­ще­го ак­ту­аль­но су­ще­го. Та­ким ак­ту­аль­но су­щим для все­го ми­ра в це­лом яв­ля­ет­ся не­под­виж­ный пер­вый дви­га­тель, или бо­же­ст­вен­ный ум-нус, при­во­дя­щий в дви­же­ние сфе­ру не­под­виж­ных звёзд как объ­ект эро­са.

Этика

А. от­вер­га­ет идеа­ли­стич. эти­ку Пла­то­на с её иде­ей аб­со­лют­но­го бла­га, из­бе­гая при этом со­фис­тич. ре­ля­ти­виз­ма и стре­мясь объ­ек­тив­но обос­но­вать её в са­мой че­ло­ве­че­ской при­ро­де. Эти­ка А. – часть по­ли­тич. нау­ки, ко­то­рая ис­сле­ду­ет мо­раль­ный ха­рак­тер че­ло­ве­ка в свя­зи с по­ве­де­ни­ем, эмо­ция­ми («стра­стя­ми») и дос­ти­же­ни­ем сча­стья (эв­де­мо­нии). Это прак­тич. нау­ка, цель ко­то­рой – «дей­ст­вие» (прак­сис). В от­ли­чие от тео­ре­тич. на­ук, эти­ка и по­ли­ти­ка не мо­гут при­тя­зать на без­оши­боч­ную точ­ность. Чис­то тео­ре­тич. зна­ние эти­ки бес­по­лез­но: слу­ша­те­ли лек­ций по эти­ке долж­ны уже быть мо­раль­но вос­пи­та­ны и знать, что хо­ро­шо и что пре­до­су­ди­тель­но (фак­то­ло­гич. зна­ние); толь­ко в этом слу­чае они мо­гут под­нять­ся на тео­ре­тич. уро­вень и по­нять, по­че­му это так (на­уч. зна­ние при­чин). Во­пре­ки пла­то­нов­ской кон­цеп­ции еди­но­го аб­со­лют­но­го бла­га (идеи до­б­ра) А. при­зна­ёт мно­же­ст­вен­ность благ, ко­то­рые яв­ляют­ся ко­неч­ны­ми це­ля­ми разл. на­ук и прак­тич. ис­кусств. Наи­выс­шее бла­го для че­ло­ве­ка – сча­стье (эв­де­мо­ния), ко­то­рое по­ни­ма­ет­ся од­ни­ми как на­сла­ж­де­ние (жизнь ра­ди удо­воль­ст­вия), дру­ги­ми – как честь и сла­ва (прак­тич. жизнь по­ли­ти­ка), треть­и­ми – как со­зер­ца­ние-тео­рия (со­зер­цат. жизнь фи­ло­со­фов). Сча­стье есть дея­тель­ность (энер­гия) ду­ши, со­глас­ная с доб­ро­де­те­лью, ко­то­рая оп­ре­де­ля­ет мо­раль­ный вы­бор (προαίρεσις). Для пол­но­го сча­стья не­дос­та­точ­но од­но­го об­ла­да­ния доб­ро­де­те­лью: не­об­хо­дим ми­ни­мум «внеш­них» благ (та­ких, как со­ци­аль­ный ста­тус, здо­ро­вье, кра­со­та, на­ли­чие де­тей и т. д.). Не­об­хо­ди­мым ус­ло­ви­ем сча­стья яв­ля­ет­ся друж­ба, ко­то­рая бы­ва­ет трёх ви­дов: 1) ра­ди удо­воль­ст­вия, 2) ра­ди поль­зы и 3) ра­ди бла­го­род­ст­ва; толь­ко в бла­го­род­ной друж­бе друг яв­ля­ет­ся не сред­ст­вом, а це­лью и ста­но­вит­ся «дру­гим Я», ко­то­ро­му же­ла­ют до­б­ра «ра­ди не­го са­мо­го». Доб­ро­де­те­ли де­лят­ся на эти­че­ские (доб­ро­де­те­ли ха­рак­те­ра) и диа­но­эти­че­ские (ин­тел­лек­ту­аль­ные); пер­вые со­от­вет­ст­ву­ют ир­ра­цио­наль­ной (эмо­цио­наль­ной) час­ти ду­ши, вто­рые – ра­цио­наль­ной. Этич. доб­ро­де­те­ли пред­став­ля­ют со­бой «ус­та­нов­ки», или «на­вы­ки» (ἕξις), а не зна­ния (во­пре­ки Со­кра­ту), и вос­пи­ты­ва­ют­ся че­рез уп­раж­не­ние (ἄσϰησις): мы ста­но­вим­ся до­б­ры­ми, со­вер­шая до­б­рые де­ла, как ста­но­вят­ся ки­фа­ри­ста­ми, иг­рая на ки­фа­ре. Диа­но­этич. доб­ро­де­те­ли при­об­ре­та­ют­ся че­рез обу­че­ние. Этич. доб­ро­де­тель пред­став­ля­ет со­бой «се­реди­ну» ме­ж­ду дву­мя край­но­стя­ми – из­быт­ком и не­дос­тат­ком оп­ре­де­лён­ной эмо­ции. Так, му­же­ст­во – это «се­ре­ди­на» ме­ж­ду без­рас­суд­ст­вом и тру­со­стью; це­ло­муд­рие – се­ре­ди­на ме­ж­ду рас­пу­щен­но­стью и бес­чув­ст­вен­но­стью и т. д. «Зо­ло­тая се­ре­ди­на» оп­ре­де­ля­ет­ся «пра­виль­ным прин­ци­пом» (ло­го­сом): т. о., мо­раль­ное со­вер­шен­ст­во ос­но­ва­но на со­гла­сии ме­ж­ду ра­зу­мом и чув­ст­ва­ми. В 6-й кн. «Ни­ко­ма­хо­вой эти­ки» пра­виль­ный прин­цип ото­жде­ст­в­ля­ет­ся со «здра­вым смыс­лом», или мо­раль­ной ра­зум­но­стью (φρόνησις ). «Нель­зя быть доб­рым, не бу­ду­чи ра­зум­ным, как и нель­зя быть ра­зум­ным, не бу­ду­чи до­б­рым». Здра­вый смысл яв­ля­ет­ся диа­но­этич. доб­ро­де­те­лью прак­тич. ра­зу­ма, муд­рость – диа­но­этич. доб­ро­де­те­лью тео­ре­тич. или на­уч. ра­зу­ма. В ито­ге А. раз­мы­ва­ет гра­ни­цы ме­ж­ду этич. и диа­но­этич. доб­ро­де­те­ля­ми и сбли­жа­ет­ся с со­кра­тов­ским ин­тел­лек­туа­лиз­мом. Эти­ка А. – это этика са­мо­реа­ли­за­ции че­ло­ве­ка, по­ни­мае­мой как пре­тво­ре­ние на де­ле его «пред­на­зна­че­ния», или «де­ла» (эр­гон), т. е. ра­цио­наль­ной дея­тель­но­сти. Та­кая са­мо­реа­ли­за­ция воз­мож­на толь­ко в гражд. об­щи­не, или по­ли­се.

Политика

По­ли­тич. нау­ка стре­мит­ся к прак­тич. дос­ти­же­нию об­ще­го бла­га, как эти­ка – бла­га ин­ди­ви­ду­аль­но­го. Ин­ди­ви­ду­аль­ное и об­ще­ст­вен­ное бла­го, по А., сов­па­да­ют, но об­щее бла­го име­ет цен­но­ст­ный при­ори­тет (как «бо­лее бо­же­ст­вен­ное»); по­ли­ти­ка, сле­до­ватель­но, ока­зы­ва­ет­ся «ар­хи­тек­то­ни­че­ской» нау­кой, оп­ре­де­ляю­щей це­ле­со­образ­ность и ста­тус всех др. на­ук и ис­кусств. Пер­вич­ной фор­мой со­ци­аль­ной ор­га­ни­за­ции яв­ля­ет­ся се­мья, се­мьи объ­е­ди­ня­ют­ся в сель­ские об­щи­ны, а сель­ские об­щи­ны в гражд. об­щи­ну, или город-го­су­дар­ст­во (по­лис), – выс­шую фор­му со­ци­аль­ной ор­га­ни­за­ции. Гражд. ста­тус оп­ре­де­ля­ет­ся пра­вом уча­стия в по­ли­тич. и су­деб­ной прак­ти­ке. По­лис су­ще­ст­ву­ет «по при­ро­де», и че­ло­век по при­ро­де яв­ля­ется «по­лис­ным жи­вот­ным», т. е. су­ще­ст­вом, не спо­соб­ным жить в оди­но­че­ст­ве и ес­те­ст­вен­но об­разую­щим об­щи­ны. Как се­мья ос­но­ва­на на доб­ро­воль­ном под­чи­не­нии же­ны и де­тей му­жу-от­цу, так по­лис ос­но­ван на под­чи­не­нии управ­ляе­мых управ­ляю­щим. В пра­виль­ных фор­мах прав­ле­ния, или кон­сти­ту­ци­ях (по­ли­ти­ях), пра­ви­те­ли пра­вят ра­ди об­ще­го бла­га, в из­вра­щён­ных – ра­ди соб­ст­вен­но­го. К пра­виль­ным от­но­сят­ся мо­нар­хия (прав­ле­ние од­но­го), ари­сто­кра­тия (прав­ле­ние не­мно­гих) и по­ли­тия (прав­ле­ние мно­гих). Из­вра­щён­ная фор­ма мо­нар­хии – ти­ра­ния, ари­сто­кра­тии – оли­гар­хия, по­ли­тии – де­мо­кра­тия. Фор­мы прав­ле­ния раз­ли­ча­ют­ся по сво­им цен­но­ст­ным ус­та­нов­кам, ко­то­рые оп­ре­де­ля­ют ус­ло­вия до­пус­ка гра­ж­дан к долж­но­стям. Оли­гар­хия ос­но­ва­на на прин­ци­пе бо­гат­ст­ва, ари­сто­кра­тия – на прин­ци­пе доб­ле­сти, де­мо­кра­тия – на прин­ци­пе сво­бо­ды. «Же­ла­тель­ный», или иде­аль­ный, гос. строй («По­ли­ти­ка», кн. 7–8) мо­жет быть оха­рак­те­ри­зо­ван как «ари­сто­кра­тия» в из­на­чаль­ном смыс­ле сло­ва («прав­ле­ние луч­ших» – «По­ли­ти­ка», 1293 b 5 слл.). В нём со­слов­ная диф­фе­рен­циа­ция со­ци­аль­ных функ­ций (Пла­тон) за­ме­ня­ется воз­рас­тной: в мо­ло­до­сти гра­ж­да­не иде­аль­но­го по­ли­са вы­пол­ня­ют во­ен. функ­цию, в ста­рос­ти – соб­ст­вен­но по­ли­ти­че­скую («со­ве­ща­тель­ную»), фи­зич. труд (зем­ле­де­лие, ре­мес­ло) и тор­гов­ля – удел ра­бов; от­ли­чит. при­знак сво­бод­но­го гра­ж­да­ни­на – «до­суг» (схо­лэ), не­об­хо­ди­мый для реа­ли­за­ции эв­де­мо­нии в эс­те­тич. или умо­зрит. дея­тель­но­сти. Раб­ст­во, по А., су­ще­ст­ву­ет «от при­ро­ды», от­но­ше­ние «раб – гос­по­дин» – та­кой же не­об­хо­ди­мый эле­мент струк­ту­ры по­ли­са, как «же­на – муж» – в се­мье; ра­ба­ми долж­ны быть не гре­ки («вар­ва­ры»). Ис­хо­дя из уче­ния о «зо­ло­той се­ре­ди­не», А. вы­дви­га­ет в ка­че­ст­ве ус­лов­но-об­раз­цо­во­го гос. уст­рой­ст­ва, лег­че все­го реа­ли­зуе­мо­го для боль­шин­ст­ва по­ли­сов в ре­аль­ных ус­ло­ви­ях, по­ли­тию (сме­ше­ние оли­гар­хии и де­мо­кра­тии), в ко­то­рой по­ля­ри­за­ция бед­ных и бо­га­тых сни­ма­ет­ся пре­об­ла­да­ни­ем за­жи­точ­ных сред­них сло­ёв.

Поэтика и риторика

Во­пре­ки Пла­то­ну, осу­ж­дав­ше­му по­эзию как пре­пят­ст­вую­щую мо­раль­но­му вос­пи­та­нию гра­ж­дан в иде­аль­ном по­ли­се, А. в «По­эти­ке» по­пы­тал­ся до­ка­зать вос­пи­тат. цен­ность по­эзии с по­мо­щью тео­рии ка­тар­си­са, или очи­ще­ния: со­пе­ре­жи­ва­ние стра­стям ге­роя не рас­па­ля­ет стра­сти слу­ша­те­ля, как счи­тал Пла­тон, а, на­обо­рот, при­водит к бла­го­твор­но­му «очи­ще­нию» от жа­ло­сти и стра­ха, тем са­мым вос­ста­нав­ли­вая ду­шев­ную гар­мо­нию и бла­го­твор­но вли­яя на этос.

Ри­то­ри­ка А., как и по­эти­ка, – твор­ческая нау­ка, при­клад­ная диа­лек­ти­ка, цель ко­то­рой – фор­ма­ли­за­ция и на­хо­жде­ние спо­со­бов убе­ж­де­ния мас­со­вой ауди­то­рии не­за­ви­си­мо от кон­крет­но­го по­во­да. Ри­то­ри­ка де­лит­ся на три ро­да: со­ве­ща­тель­ную, или по­ли­ти­че­скую (в нар. со­б­ра­нии), ка­саю­щую­ся при­ня­тия ре­ше­ний от­но­си­тель­но бу­ду­ще­го; су­деб­ную, ка­саю­щую­ся за­кон­но­сти или не­за­кон­но­сти дей­ст­вий, со­вер­шён­ных в про­шлом; эпи­дейк­ти­че­скую, ко­то­рая трак­ту­ет со­бы­тия, как бы имею­щие ме­сто в на­стоя­щем и под­ле­жа­щие мо­раль­но­му одоб­ре­нию или осу­ж­де­нию. Три осн. сред­ст­ва убе­ж­де­ния: ха­рак­тер ора­то­ра; эмо­цио­наль­ное со­стоя­ние ау­ди­то­рии; до­во­ды, со­дер­жа­щие ре­аль­ные или ка­жу­щие­ся до­ка­за­тель­ст­ва. Наи­бо­лее дей­ст­вен­ным сред­ст­вом убе­ж­де­ния А. при­зна­ёт ли­бо до­во­ды, ос­но­ван­ные на при­ме­рах (ри­то­рич. ана­лог ин­дук­тив­но­го до­ка­за­тель­ст­ва), ли­бо ри­то­рич. сил­ло­гизм, или эн­ти­ме­му. Эн­ти­ме­ма ис­хо­дит из по­сы­лок, вер­ных по боль­шей час­ти, и опус­ка­ет по­сыл­ки, ко­то­рые ау­ди­то­рия лег­ко вос­пол­нит са­ма как оче­вид­ные.

По мас­шта­бу влия­ния на по­сле­дую­щее раз­ви­тие фи­лос. мыс­ли А. не име­ет се­бе рав­ных во всей ис­то­рии фи­ло­со­фии (см. Ари­сто­те­лизм). Соз­дан­ный А. по­ня­тий­ный ап­па­рат обо­га­тил ми­ро­вой фи­лос. и ин­тел­лек­ту­аль­ный лек­си­кон (по­ня­тия «ма­те­рии и фор­мы», «воз­мож­но­сти и дей­ст­ви­тель­но­сти», «тео­рии и прак­ти­ки» и др. соз­да­ны А.); сам стиль совр. на­уч. мыш­ле­ния (ис­то­рия во­про­са, «по­ста­нов­ка про­бле­мы», ар­гу­мен­ты за и про­тив, «ре­ше­ние» и т. д.) вос­хо­дит к ме­то­до­ло­гии Ари­сто­те­ля.

Луч­шие из­да­ния греч. тек­ста отд. трак­та­тов – в се­ри­ях: Ox­ford Clas­si­cal Texts, Col­lec­tion G. Bude (P.), Bib­liotheca Teub­neri­ana (Lpz.); фраг­мен­ты ут­ра­чен­ных со­чи­не­ний: Aris­to­te­lis Ope­ra. Vol. 3: Li­brorum de­per­di­torum frag­menta / Col­le­git Olof Gigon, Ber­olini et Novi Ebo­raci, 1987; луч­ший рус. пер. «Ме­та­фи­зи­ки» – А. В. Ку­биц­ко­го (М.; Л., 1934; пе­ре­изд. – СПб., 2002).

Источник: bigenc.ru

Величайший греческий философ.

Родился в греческом городе на восточном побережье п-ова Халкидика недалеко от Афона, колонии Халкиды на о. Эвбея, в семье Никомаха, врача из рода Асклепиадов, лейб-медика и друга македонского царя Аминты III, сын которого Филипп II был сверст­ником А. В 367—366 до н. э. прибывает в Афины (см. Афины Древние), где, вероятно, на короткое время попадает в школу ритора Исократа. Затем переходит в Академию Платона и остается членом академического кружка вплоть до смерти Платона в 347 до н. э. После этого А. (вместе с Ксенократом) отправляется в Малую Азию (Лидию) к Гермию, правителю Атарнея и Асса, знавшему Платона и членов Академии, и 3 года проводит в кружке платоников в Ассе, который вынужденно покидает в связи с гибелью Гермия. В 343—342 до н. э. принимает приглашение Филиппа II участвовать в воспитании его сына Александра (в Пелле и Миезе). После смерти Филиппа и вступления на престол Александра Македонского в 335—334 до н. э. и вплоть до его смерти в 324—323 до н. э. А. живет в Афинах и ведет занятия в школе, организованной им в Ликее. После смерти Александра и победы антимакедонской партии в Афинах А. удаляется в Халкиду на о-в Эвбея до конца жизни. О сочинениях А. мы знаем по спискам, сохраненным у Диогена Лаэртского, приведшего названия 139 трудов, из «Жизнеописания Аристотеля» Гезихия, содержащего 197 названий, а также по восходящему к Андронику Родосскому (I в. до н. э.) сохраненному в арабских источниках так называемому «cписку Птолемея» (см. Düring, 1957, p. 41—50, 83—89, 145–193, ср. p. 221—231). Сочинения А. дошли до нас в более чем 1000 греческих рукописях, более 2000 — на латыни; помимо этого сохранилось множество сирийских, арабских, армянских и других переводов, а также многочисленные комментарии и толкования. В 1891 среди папирусов Британского музея была обнаружена «Афинская полития», древние папирусные фрагменты А. собраны в Corpus dei papiri filosofici (Firenze, 1989). В издании Андроника сочинения А. были классифицированы по 4 разделам: логика, которая рассматривалась и самим А., и его последователями не как самостоятельная часть философии, а как введение и необходимый инструмент философии (трактаты «Категории», «Об истолковании», «Первая аналитика», «Вторая аналитика», «Топика», «Софистические опровержения»); этика (в 3 сочинениях: «Большая этика», «Эвдемова этика», названная по имени редактора Эвдема Родосского, ученика А., и «Никомахова этика», названная по имени Никомаха, сына А., вероятно подготовившего текст к изданию) вместе с «Политикой» входила в практическую философию и дополнялась «Риторикой» и «Поэтикой» (которые в курсах аристотелевской философии, а потому и у комментаторов чаще следовали за логикой); физика относилась к теоретической философии, представленной сочинениями, излагавшими учение о «природе» в широком смысле слова, включая биологию: «Физика», «О небе», «О возникновении и уничтожении» и «Метеорологика» посвящены неживой природе, а живой — «О душе» и корпус биологических трудов («История животных», «О частях животных», «О возникновении животных», «О движении животных»), а также «Малые естественнонаучные сочинения» — собрание текстов, включающее трактаты «Об ощущении и ощущаемом», «О памяти и воспоминании», «О сне и бодрствовании», «О сновидениях», «О прорицании на основании снов», «О долголетии и краткости жизни», «О дыхании»; первая философия, или «метафизика»: собрание материалов в 14 книгах, получившее в издании Андроника Родосского название «Метафизика» (т. е. «то, что после физики»), сам А. относил к науке, которая, по его словам, есть умозрительная наука о причинах и началах, или мудрость. Первая философия исследует сущее как сущее, это наиболее божественная и драгоценная наука, какая «могла бы быть или только, или больше всего у бога»; «все другие науки более необходимы, нежели она, но лучше — нет ни одной». В «Метафизике» А. излагает учения о четырех причинах: таковы сущность, или «чтойность», суть бытия; материя, или субстрат; источник движения; «то, ради чего», или благо, т. е. цель всякого возникновения и движения; специально анализирует категории «сущности», «природы», «единого» и пр. В частности, А. рассматривает неподвижную и существующую отдельно сущность божественного ума, понимаемого как целевая причина движения. Ум вечно мыслит, предмет его мысли прост, и этот предмет — он сам. Его сущность — деятельность, у него нет материи, и движет он как предмет желания и мысли, т. е. так, как предмет любви движет любящим. Первое движение — вечное круговое движения неба в целом, а от него — все остальные движения. При этом для планет, движущихся сложными движениями, также должны быть неподвижные двигатели, каждый из которых задает круговое движение определенной сферы, а все вместе они создают то сложное движение звезд и планет, которое мы наблюдаем. В соответствии с моделью Евдокса — Каллиппа, число сфер и неподвижных сущностей должно быть 49; в тексте А. их 47. А. анализирует учения прежних мыслителей с целью показать, что ни один вид причин им не упущен, а все причины вместе определенно и отчетливо сведены впервые. При этом А. специальное внимание уделяет критике платоников и пифагорейцев. В списках сочинений А. есть и тексты, относящиеся к математике («О монаде», «Астрономия», «Оптика», «О движении» «О музыке»), которая также включается в теоретическую философию; однако ни один из них (кроме двух незначительных фрагментов «Оптических проблем») не сохранился. У А. философия впервые оказывается строго продуманной системой дисциплин. Однако перед новоевропейской историко-философской наукой очень поздно встал вопрос об эволюции его взглядов. Только начиная с работ В. Йегера (1912, 1923) стало очевидно, что без понимания генезиса дошедших текстов А. невозможно уяснить философскую эволюцию А. и структуру самих текстов. Чрезвычайная важность генетического подхода для корректного понимания текстов А. не отменяет преимуществ систематического изложения его философии. А. дает первый в истории европейской философии пример школы систематически развитой философии как науки в смысле реального исследования отчетливо выявленных предметных областей. В отличие от пифагорейцев, впервые осознавших специфику философии как рационально контролируемой в рамках школы сознательной ориентации человека в мире чувственного опыта и наличных социальных и духовных ценностей, что привело к открытию самой сферы научного знания и реальных успехов в математике; в отличие от софистов и Платона, развивших институт философской школы и практически разрабатывавших философию как пайдейю, т. е. как систему воспитания и дисциплинарно дифференцированного образования, А. впервые в рамках данного института занят научной разработкой отдельных дисциплин. Именно благодаря А. была установлена и предметная область самой философии как науки о первых началах, о сущем как таковом (первая философия) и как системы прочих наук, занятых исследованием первых начал в каждой так или иначе установленной области бытия и знания о нем. А. впервые систематически разработал инструментарий и методологию философского исследования, создав логику, упорядочив терминологический и понятийный аппарат философии и введя жанр прагматии — философского трактата, посвященного систематической разработке определенной темы. А. ограничивает философское рассмотрение сферой бытия, представленного разного рода сущностями: от неподвижного вечно деятельного (актуального) ума, первой целевой причины всех изменений в мире, до преходящих индивидуальных вещей. Между ними сверху вниз: надлунная область — вечно движущаяся первым естественным движением состоящая из эфира сфера неподвижных звезд и система сфер, обеспечивающая движение планет; подлунная область, в которой высшую иерархическую ступень занимают одушевленные, чувствующие, разумные существа, низшую — неодушевленные предметы, состоящие из четырех элементов и находящиеся в одном из естественных движений или покоящиеся в своем естественном месте; промежуточные ступени заняты растениями и животными, имеющими от одного (осязание) до пяти чувств. Впервые у А. приобретает значение понятие природы, «которая ничего не делает напрасно». Разные уровни бытия изучаются разными науками, составляющими определенную иерархию: от первой философии, или мудрости, до практической философии, базирующейся на наблюдении за реальными фактами социальной жизни и не претендующей на всеобщность, свойственную теоретическим наукам. Логика и творческие науки заняты областью искусно (технически) построенной речи, при этом первая вырабатывает правила ведения диспута и построения доказательства, а вторые ориентированы на наблюдение за реальной практикой составления политических и судебных речей и поэтических произведений, хотя и предполагают пользование силлогизмами (риторика) и понимание общего (поэтика). У А. нет платоновского блага-единого, превосходящего бытие; неизбежной двойственности предела-беспредельного в качестве границы между ним и бытием и нет досягающей бытия материи: его универсум целиком помещается в пределах иерархически устроенного бытия, вопрос о границах которого А. не рассматривает. Поэтому перед А. не стоит проблема возникновения мира и отсутствует стремление генетически объяснить его современное состояние. Описания внешнего мира, занятия биологией, изучение государственного устройства, сводка мнений предшественников по разным вопросам остались свидетельством интеллектуальной открытости и восприимчивости А. к реальному многообразию данных чувственного опыта. А. дал существенное развитие самому институту философской школы, созданной Платоном, и именно поэтому оказался востребован в последующей философской и богословской традиции, прежде всего в позднеантичном платонизме и христианстве, но также у арабов и евреев. Этим и определяется его роль главы школы, авторитета, к которому неизменно обращаются ради укрепления складывающейся традиции школы, но который стремится оспорить всякая новая эпоха, существенно расширяющая свой интеллектуальный горизонт. Учение А. остается в ХХ в. важной точкой отсчета во многих областях знания. Аристотелевская силлогистика занимает свое почетное место в качестве введения в любой курс современной «неклассической» логики. Демократические изменения в странах Европы, крушение монархий и тоталитарных режимов постоянно стимулировали интерес социологов к политическим концепциям А.

Сочинения:

Аristotelis Opera, ex recensione Immanuelis Bekkeri edidit Academia Regia Borussica [183l], editio altera quam curavit Olof Gigon, accedunt Berolini apud W. de Gruyter, 1960.

См. также новые издания текстов в сериях: Bibliotheca Teubneriana. Oxford Classical Texts, Loeb Classical Library. Collection de Universités de France (Budé);

Аристотель. Сочинения. В 4 т. / под ред. В. Ф. Асмуса, З. Н. Микеладзе, И. Д. Рожанского, А. И. Доватура, Ф. Х. Кессиди. М., 1976—1984 (Философское наследие);

Англ.: [J. A.Smith et al.] W. D. Ross (ed.), The Works of Aristotle Translated into English, Oxford, 1908—1962. 12 V.;

Также в серии: Loeb Classical Library;

Фр. в серии: Collection de Universités de France (Budé);

Нем.: E. Grumach, H. Flashar (hrsg.).

Авторы статьи: Шичалин Ю.А., Глухов Ю.А.

Источник: w.histrf.ru

11 неожиданных фактов о жизни гения

Всем известно и то, сколь велик его вклад в математику, музыку, театр, этику, теологию (ислам и христианство). Но мало кто знает, что жизнь ученого была полна тайн и противоречий. Предлагаем вашему вниманию 11 малоизвестных фактов из жизни знаменитого древнегреческого ученого, философа и оратора.

  • Аристотель не отличался идеальной дикцией. Он картавил, а в ожесточенных ученых спорах даже немного заикался.
  • Как и многие великие умы, гений нередко оказывался одинок. Его первой потерей стала мать, которую он и не знал. Воспитанный отцом (и ни в чем не знавший отказа), Аристотель лишился и его в 15 лет. Через три года тяжелого одиночества юноша отправился пешком в Афины, чтобы найти себя в науках.
Аристотель и Платон, XV в., Лука Делла Роббиа
  • Благодаря имени он сразу получил место в легендарной академии Платона — своего первого учителя и кумира. Несмотря на теплые отношения, между Аристотелем и Платоном было немало разногласий. Однажды дело дошло даже до драк между учениками.
Аристотель
  • Смерть Платона сильно повлияла на его ученика и преподавателя его академии. В тот же год Аристотель переехал в Атарней (примерно 347 год до н. э. ). Здесь правил его ученик и близкий друг Гермий, на чьей приемной дочери Аристотель впервые женился в возрасте 37 лет. Пифиада, что интересно, привлекла ученого отнюдь не красотой или фигурой гетеры. Она была редкой для того времени женщиной-ученым (биолог и эмбриолог).
Скульптура головы Аристотеля — копия работы Лисиппа, Лувр
  • У супругов родилась дочь, названная, как и мать. Но Аристотелю суждено было пережить обеих своих Пифиад. Жена погибла первой после свержения Гермия, а дочь ушла из жизни незадолго до смерти отца.
  • Второй женой стала рабыня Пифиады Герпилис. Это еще одно интересное отступление Аристотеля от привычных его обществу устоев. Будучи представителем знатной семьи, он нарушил десятки канонов, взяв в жены (правда, неофициально) невольницу и признав ее сына.
  • Своего наследника гений назвал в честь отца — Никомахом. Но и ему не удалось пережить родителя. Никомах погиб юным во время одного из военных походов задолго до Пифиады-младшей.
  • Одновременно с названной женой Герпилис у гения была и любовница. И снова ученый демонстрирует нетривиальный выбор: Пафелат — его избранница «для души» — оказалась его ученицей и в будущем стала историком.
  • Рано потеряв сына, ученый проникся родительскими чувствами к Александру Македонскому. И чувство это было взаимным: учитель нередко сопровождал протеже в военных походах, чтобы помочь советом, а ученик всегда привозил Аристотелю образцы редких растений и животных из дальних странствий.
Charles Laplante, 1866
  • Именно с гибелью Александра связывают самый странный поступок в жизни великого мыслителя — его самоубийство. Буквально за год он завершил все свои дела, переехал в Халкиду, закрыл собственную школу (первый Лицей, также упоминаемый как Ликей). А в 322 году до н. э. (спустя год после отравления Александра) Аристотель принял яд.
  • Страстью жизни гения были животные и растения. Он постоянно совершал паломничества на Лесбос с другом Теофастом (уроженец острова), чтобы следить за уникальной флорой и фауной этих мест.
Aristotle and Campaspe, Alessandro Turchi, 1713

Источник: zen.yandex.ru

Основы философии Аристотеля

фото 778

Аристотеля интересовали как основы мироустройства, так и вопросы сущности человеческой личности. Эти исследования он отражал в своих работах, дошедших до наших дней. Мыслитель много трудов посвятил искусству риторики — обучал красноречию.

Вплотную Аристотель начал изучать философию еще в 17 лет. В этом возрасте он поступил в Академию Платона, где обучался 20 лет. Впоследствии, основал собственную философскую школу в городе Пеле, которая получила название «Ликей» (прототип современного лицея), где преподавал до конца жизни.

Аристотель – автор работ, которые легли в основу современной философии. И самые известные из них — «Риторика», «Метафизика», «Политика», «Поэтика», «Органон».

Составляющие философии Аристотеля

Учение философа делится на 4 части:

  • теорию — изучение проблем бытия и его граней, происхождения и сущности явлений;
  • практику — модель государственного устройства и деятельность людей;
  • поэтику — изучение средств художественного выражения в литературе;
  • логику — науку об истинном представлении окружающей действительности.

В вопросах сущности бытия, Аристотель критиковал труды своего учителя, Платона. Он был противником однозначных теорий о мироустройстве, и считал, что каждая идея будет зависеть от обстановки в окружающем мире, а каждая вещь уникальна. Подробно остановимся на этих моментах.

Понятие метафизики

Суть метафизики Аристотеля — критика трудов Платона и его концепции о разделении мира идей и мира вещей. Ученый считает, что форма и материя неотделимы друг от друга. В материи заложено стремление воплотить в жизни те возможности, которые она заключает в себе.

Понятие «формы» по Аристотелю включает в себя три момента: сущность предмета «в настоящем времени», и потенциально возможные вещи, которые могут получиться из неё после – результат определенного создавшего её акта творчества.

Переход потенциальной возможности в существующую действительность – движение. В процессе движения, простые вещи превращаются во все более и более сложные. Постепенно, они приближаются к совершенству и к своему первоисточнику — Богу. Согласно этой концепции, Бог — это чистое мышление, которое не имеет выражения в вещественной форме. В дальнейшем, мышление просто не может развиваться – оно достигло совершенства, но Бог не существует отдельно от материального мира.

Аристотель о физике

По мнению ученого, материя возникает, исчезает и изменяется по законам движения, которое представляет собой бессмертную жизнь природы во времени и пространстве. Целью движения является постепенное расширение границ влияния формы над материей, и совершенствование жизни.

Ученый выделяет 4 основных вещества, из которых состоит Вселенная — огонь, воздух, вода и земля.

Философия Аристотеля четко разграничивает направления движения: вверх (к границе мира) и вниз (к центру Вселенной). Обусловлено это тем, что одни предметы (вода, земля) имеют тяжелый вес, а другие (огонь и воздух) легкие; из этого следует, что каждая из стихий двигается по-своему: воздух и огонь стремятся вверх,а вода и земля — вниз.

Вселенная, согласно философской мысли, имеет форму шара. Внутри нее по четко обозначенным окружностям движутся небесные тела, которые тоже имеют шарообразную форму. Граница Вселенной — это небо, которое представляет собой живое существо, и состоит из эфира.

Что такое душа

Аристотель считал, что каждый живой организм имеет нечто, руководящее им — душу. Они есть не только у людей, но и у растений, животных. Это то, что отличает живое от мертвого.

Согласно трактатам мыслителя, душа и тело не существуют друг без друга, поэтому, невозможно изучать одно и другое отдельно.

Мыслитель отличает души растений и животных от человеческой. Последняя — частица божественного разума, имеет более возвышенные функции, чем ответственность за пищеварение, размножение, передвижение и ощущения.

Философ о природе

Аристотель в трудах говорил о том, что материя всегда будет стремиться к более совершенному состоянию. Так, предметы неорганического мира постепенно становятся органическими; растения в процессе эволюции преобразуются в предметы животного царства. Все в природе представляет собой частицы единого целого.

Постепенно, жизнь организмов становится все ярче и ярче, и достигает своего пика, воплотившись в человеке.

фото 779

Аристотель об этике

Древнегреческий философ говорил о том, что суть добродетели состоит не в знании того, что есть добро и зло, потому что, наличие знания не способно удержать человека от совершения дурных поступков. Нужно сознательно тренировать в себе волю к совершению добрых поступков.

Добро — это преобладание разума над человеческими желаниями и страстями. Поведение человека можно назвать этическим, лишь тогда, когда он находит компромисс между своими желаниями и тем, как нужно поступить, согласно морально-этическим нормам. Не всегда человек хочет поступить правильно. Но усилием воли он должен контролировать свои действия. Поступив нравственно и справедливо, мы испытываем чувство довольства собой.

Нравственность неразрывно должна быть связана с государственностью и политикой.

Аристотель о политике

Высочайшей целью нравственной деятельности человека является создание государства. Согласно этой идее, ячейкой общества и государственности является отдельная семья. Супруги состоят между собой в союзе, который основан на нравственности. Руководит им мужчина, но женщина в семье тоже имеет свободу в своих действиях. Мужчина должен в большей степени иметь власть над детьми, чем над своей супругой.

Согласно Аристотелю, рабство — это нормальное явление. Каждый грек может иметь рабов из варварских племен. Ведь они — существа высшей природы. Рабы находятся в полном подчинении своего господина.

фото 780

Несколько семей образуют общину. А когда общины соединяются между собой — появляется государство. Оно должно обеспечивать счастливую жизнь для каждого, стремиться делать граждан добродетельными. Государство должно стремиться к совершенному устройству жизни.

В своем трактате «Политика» ученый приводит несколько разновидностей форм государственного правления: монархия (государством правит одно лицо), аристократия (правят несколько человек) и демократия (источником власти является народ).

«Поэтика» Аристотеля

Многогранный Аристотель изучал также искусство драмы. Он написал отдельный трактат, посвященный этой отрасли — «Поэтика», который не дошел до нас целиком, но некоторые страницы этого труда, сохранились. Поэтому мы знаем, что думал великий философ о драматическом искусстве.

Ученый считал, что суть трагедии — пробуждать в зрителях сострадание и ужас. Благодаря таким сильным впечатлениям, человек испытывает «катарсис» — происходит его духовное очищение.

В пьесах Древней Греции всегда рассматривался определенный период времени. Философ в трактате «Поэтика» говорил о том, что время, место и действия в сюжете не должны расходиться с друг другом (теория «трех единств»).

Многие драматурги в своей работе опирались на учения Аристотеля. Позже, в «Новое время» в Европе не всегда стали придерживаться теории «трех единств», но она стала основой классического стиля в искусстве.

Источник: mystroimmir.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.