Береговой михаил тимофеевич


Михаил Тимофеевич Береговой, генерал-лейтенант в отставке, кавалер шести советских и многих иностранных орденов, в прошлом начальник радиотехнических войск ПВО страны, родился в 1918 году. Через три месяца ветерану противовоздушной обороны СССР должно исполниться 100 лет!
В 1939 году он окончил ЛУИРЗА (Ленинградское училище инструментальной разведки и зенитной артиллерии). Затем служил в этом училище командиром подразделения курсантов и преподавателем. На фронте с 1943 года — офицером штаба полка. Войну закончил в должности офицера штаба Юго-Западного фронта.


— Михаил Тимофеевич, сегодня мир с тревогой следит за кризисом, связанным с противостоянием КНДР и США. Обмен резкостями и оскорблениями между Вашингтоном и Пхеньяном не прекращается, градус военной истерии нарастает. Всё это напоминает времена «холодной войны», когда противостояние США и СССР, Запада и Востока не раз ставило человечество на грань катастрофы.
Уже в ходе Второй мировой войны и сразу после неё США, обладавшие тогда атомной монополией, разрабатывали планы нападения на нашу страну. Они носили разные названия («Тотэлити», «Чэриотир», «Флитвуд», «Троян», затем «Дропшот»), но общим для всех этих планов было намерение нанести с помощью «чудо-оружия» невосполнимые и неприемлемые потери Советскому Союзу. В соответствии с планом «Дропшот» американцы рассчитывали сбросить 300 атомных бомб на 100 советских городов, не считая многих десятков тысяч обычных бомб.
Вы, Михаил Тимофеевич, один из тех, кто посвятил всю жизнь совершенствованию противовоздушной обороны страны, как раз и были призваны противодействовать этим агрессивным планам…
—Руководство страны сразу после войны решает с учётом накопленного опыта развернуть нашу экономику, наукоёмкое производство таким образом, чтобы всё новое, что применялось не только у нас, но и за рубежом, было разработано, сделано и передано в войска. Было решено развернуть систему подготовки личного состава к овладению новой техникой, появившейся в годы войны.


В частности, той техникой, которой я отдал всю жизнь — радиолокации. Без этой техники ожидать успеха в военных действиях в воздухе не приходится. Некий итальянский генерал ещё в 1928-м году…
— Дуэ, по-моему.
— Да, правильно. Так вот он сказал, что авиация — это главное оружие главного фронта в воздухе. И это так. У нас — я имею в виду по линии ПВО — всё это было учтено: весь опыт Ленинграда, Москвы, Сталинграда…
9 Мая 1945 года мы праздновали Победу, подписание Акта о безоговорочной капитуляции фашистской Германии. На другой день, 10 мая, узнаю, что из Москвы прилетел полковник-авиатор для набора желающих осваивать новое вооружение. Я, конечно же, сразу обратился к нему узнать, что это за вооружение.
Нас собрали в 45-м году в Москве, в районе Сухаревской площади рядом с Институтом им. Н.В. Склифосовского, где находились военные казармы. За три месяца мы должны были освежить свои знания за среднюю школу. Работа для тех, кто прошёл войну, была тяжёлая.
…И вот через три месяца у нас экзамены. Отобрали тех, кто их успешно сдал.
зместили академию на площади Дзержинского в Харькове.
И первое, что нам показали — что нас очень удивило и озадачило, — была картинка, переданная из соседней комнаты на экран: сервированный стол с поллитровкой. Мы, конечно, расхохотались, но поняли, чему нас будут обучать. Тогда это была новинка! Но должен сказать, что во время войны первоначальные выпуски локационных средств уже были налажены. И войска, в частности, Ленинград, получали такую технику…
— Это была наша техника, Михаил Тимофеевич?
— Наша, наша техника! Но потом мы начали получать и американскую, когда убедились в ценности этого вооружения. Приведу такой пример. Наблюдали этими локационными средствами заблокированный Ленинград. В частности, контролировали аэродромы вокруг города. И однажды пришло сообщение: у немцев сели тринадцать самолётов. Тогда во главе фронта был маршал Леонид Александрович Говоров (1897—1955), он к технике относился с уважением и приказал «проконтролировать» этот аэродром. Мы «проконтролировали» и пришли к выводу: готовится очередной удар по Ленинграду. Наша артиллерия и авиация уничтожили это скопление вражеской техники.
Развитие и модернизацию ПВО начинали в 1954 году в Московском округе ПВО под руководством Павла Фёдоровича Батицкого (1910—1984, маршал Советского Союза, Герой Советского Союза). Командный пункт оборудовали под Смоленском, построили казармы для солдат, жильё для офицерского состава. Батицкий поставил нам срок: выполнить всё до 1 января 1955 года.


ложились мы здорово. Батицкий 1-го не смог, прилетел к нам почти в мой день рождения…
— 13 января…
— Пришёл на КП, поставил задачу — покажите. Показали. Вроде, всё получилось. Ему понравилось. Он доложил главкому о том, что создана организация, способная получать информацию, использовать её и командовать. Приказали полученный за год опыт распространить на весь округ. Сделали! И вышел приказ по всей стране оборудовать ПВО по схеме Батицкого, начать производство техники в необходимом объёме.
На это, я вам скажу, ушло двадцать лет! Оборудовать командные пункты, которые надо было ещё построить, развернуть сеть средств ПВО — где, сколько и чего будет, подготовить личный состав. Двадцать лет!
— Огромная работа была сделана, это понятно из Ваших слов. Но как же мог в 1986 году немец Руст сесть на Красной площади?
— Малые высоты — тяжёлый момент для радиолокации. Если высота небольшая и самолет идёт впритык к деревьям, к лесу, да если ещё ветер или дождь — все импульсы, испускаемые локатором, «раскалываются», возвращаются они в очень малом количестве, а то и не возвращаются вообще. В этом всё дело. Эта проблема стоит до сих пор.
— Но говорят, что самолёт Руста видели…
— Видели, видели. Его вели, фиксировали… Когда он приблизился к Москве, видели его, но уже нельзя было им заниматься. Он сел, придурок-лётчик решил войти в историю…
— …И ведь вошёл.
— Да, вошёл. А в ходе расследования низколетящих целей, как правило, отвечал и наказывался начальник РТВ (радиотехнических войск)…
А в 1951-м я окончил авиационный факультет академии, поскольку радиолокацию тогда развивали сугубо для авиации.
значили меня начальником РТВ корпуса, присвоили подполковника. А потом вызвали в Москву на сборы начальников РТВ со всей страны. Это был конец февраля 53-го года.
— Ещё Сталин был жив…
— …Вот как раз об этом и расскажу. В конце февраля мы рассмотрели свои специальные вопросы. Потом меня пригласили в кадры, поскольку намеревались развернуть высшее училище в Киеве – будущее КВИРТУ. Предложили туда пойти. Я с удовольствием согласился.
Потом март наступил. Сталин погиб. Я поехал к своему брату Георгию Тимофеевичу (1921—1995, Георгий Береговой, лётчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза) в Чкаловское. Там жила наша мама. Я пробыл у них все похороны Сталина.
И в Киев я уже не вернулся — получил назначение в Московский округ ПВО. Направили на беседу с командующим. Но того не оказалось на месте. Он был занят с Жуковым (Георгий Константинович, 1896—1974, маршал Советского Союза, четырежды Герой Советского Союза) по делу Берии (Лаврентий Павлович, 1899—1953, советский государственный и партийный деятель, маршал Советского Союза, руководитель атомной программы СССР)…
— Это лето? 26 июня Берию взяли.
— Со мной говорил начальник штаба, генерал, очень приятный. Выяснилось, что у нынешних командиров при всём их большом опыте нет навыка работы с современной техникой. Поэтому мне предложили работать в корпусе РТВ. Даже договорились с ним о двухкомнатной квартире — тут уж крыть было нечем. А мне очень не хотелось уезжать из Киева, это прекрасный город. Но если бы там остался, сегодня я бы нахлебался…
— А какую должность предлагали?
— Заместителя начальника РТВ корпуса. Приехал после отпуска, принял должность. К этому времени жена купила машину. Так что я из Киева прибыл на «Победе».


— Неплохо для подполковника.
— Остановился у брата. Прошло некоторое время — меня вызывают в штаб Московского военного округа…
— Командующим был Москаленко…
Да, Москаленко (Кирилл Семёнович, 1902—1985, маршал Советского Союза, дважды герой Советского Союза), после него был Батицкий (оба, тогда ещё генералы, под руководством Жукова участвовали в аресте Берии. — Ред.). Приезжаю я туда, мне говорят: «Будете дежурным офицером у Москаленко». Он тогда возглавлял группу охраны Берии. Я был приезжим, человеком со стороны, никого вообще не знал, внушал доверие. Вот меня и взяли с подачи начальника штаба. Продлилось это недолго, поскольку Берию перевели из Алёшинских казарм в командный пункт Московского военного округа на улице Осипенко.
— Михаил Тимофеевич, а Вы верили тогда, что Берия был британский шпион?
— Я понятия не имею. Откуда я мог знать? Может быть, и был. Может, это всё правда. Но о Берии разговоры были не очень хорошие. Когда я уволился, то попал в институт, который разрабатывал локаторы.


м работал сын Берии…
— …Серго Гегечкори?
— Он только что уехал к матери. Спрашивал я там мнение о сыне. Отвечали, что сын — прекрасный человек, умный, знающий, хороший товарищ. Ничего, никакой подлости от него никто не знал. Вот что я узнал о его сыне. А сейчас уже издают книги, в которых похваливают самого Берию.
— Ну конечно, ведь это был человек, который возглавлял проект по созданию атомной бомбы! Великий организатор, в этом ему не откажешь!
— Конечно, конечно. Только при большом доверии к нему можно было поручать такое дело. Это одна сторона. Есть и другая: имеются официальные, пока не развеянные обвинения. Как кончится с Берией, я не знаю. Я у него не служил, никогда с ним не встречался…
— Я знаю, что Вы с моим отцом Алексеем Васильевичем Линником прошагали вместе в радиотехнических войсках ПВО более сорока лет. Расскажите, почему Ваша дружба продлилась так долго?
— В 1939 году после окончания Ленинградского училища меня оставили в нём и сразу же назначили командиром взвода курсантов. В этом взводе был и Алексей Линник. Прослужили мы немножко, и я его назначил его заместителем командира взвода.
— То есть своим заместителем?
— Да-да. Мне же надо было на кого-то опираться. Мужик крепкий, умный, хорошо учится. А когда он стал заместителем, мы с ним вообще стали товарищами по службе, а потом и просто друзьями. И моральными, и идеологическими.
После выпуска Лёша получил назначение в Ленинградскую область. Часто приезжал ко мне в училище.
вместе с ним ходили к нашим шефам в «Ленфильм», они были от нас через дорогу. Завтракали и обедали у них в ресторане. До вечера они с нас брали там как со своих, без ресторанной наценки. Видели там артистов, других интересных людей… Встречались с ним часто.
Кстати, в прошлом году мне позвонил офицер из Ленинграда, где находится Военно-космическая академия им. А.Ф. Можайского. Сейчас это и космическая, и ракетная академии и академия ПВО — всё вместе. Так вот он мне и говорит: «Михаил Тимофеевич, к нам попала мраморная доска, которая висела в училище до войны, с именами курсантов «золотого выпуска». На ней есть ваша фамилия…».
— Отличника Берегового!
— Да. «Вы не будете против,—говорит он, — если мы эту доску повесим в нашем музее?» — спросил он у меня. Я рассмеялся: ну кто же будет возражать?…
Когда проходило перевооружение, Алексей Васильевич уже был командиром полка. Я его перевёл к себе. Так мы с ним вдвоём и шли. Он дослужился до начальника штаба, моего заместителя. А когда сорвалось моё назначение в КВИРТУ в Киеве, то кого я мог предложить туда? — только Лёшу. Он хорошо командовал училищем, но заболел…
— Михаил Тимофеевич, наконец, последний вопрос. Знаю и с гордостью говорю об этом, что Вы — подписчик газеты «Слово» уже много лет.
— Да.
— Скажите, почему вы храните верность газете?
— Газета, я вам скажу, прекрасная. Я просто не мог отказаться. Если хочешь знать правду — она есть в статьях газеты «Слово», там её найдёшь.
— Я всем рассказываю о таком нашем подписчике, как Вы.
давно встречался с Вашим земляком Николаем Ивановичем Рыжковым, тоже нашим подписчиком. Он родом с Донбасса, из шахтёрской семьи, оканчивал Краматорский техникум. По сравнению с Вами он, конечно, молодой, ему всего 88 лет.
— Николай Иванович, как и я, входит в Донбасское землячество в Москве. Сейчас его возглавляет Иосиф Кобзон…
В заключение скажу: чтобы издавать такую газету, как «Слово», нужна смелость. А у Виктора Алексеевича смелость его отца. Очень смелый человек был…
— Спасибо за эти слова и за беседу, Михаил Тимофеевич. Здоровья Вам, доброго настроения, сил и благополучия!

Беседовал Виктор ЛИННИК.

12 января 2018

Пожалуйста оцените статью. Нажмите палец вверх или вниз тут →

Подпишитесь на наш канал, чтобы не пропустить свежие материалы

Оригинал статьи на нашем сайте

Источник: zen.yandex.ru

Береговой михаил тимофеевич Генерал-лейтенант в отставке, наш земляк Михаил Тимофеевич Береговой – представитель поколения победителей. Он стоял у истоков развития системы противовоздушной обороны нашей страны и создания Войск ПВО.


«Что обо мне писать, я же не космонавт», – обмолвился во время интервью Михаил Тимофеевич. Между тем его имя вошло в историю Воздушно-космических сил нашей страны. По инициативе Михаила Тимофеевича разработаны и поставлены на вооружение современные средства радиолокационной разведки и управления войсками. При его непосредственном участии стала стремительно развиваться система горных позиций радиотехнических войск вдоль государственной границы, проходило перевооружение частей и подразделений на новые образцы радиолокационной техники и автоматизированные системы управления. 47 лет посвятил он службе в рядах Вооруженных сил, из которых 32 года – на различных должностях в радиотехнических войсках ПВО, защищая мирное небо нашей Родины. С 1969 по 1983 год генерал-лейтенант Михаил Береговой командовал радиотехническими войсками Войск противовоздушной обороны страны. Кавалер шести советских орденов, награжден иностранными орденами.

УЧИТЬСЯ, УЧИТЬСЯ И ЕЩЕ РАЗ УЧИТЬСЯ

Михаил Береговой живет в Балашихе с 70-х годов. Родом из небольшого городка на Донбассе Чистяково, в 7-летнем возрасте переехал в Енакиево. Он вспоминает урок грамоты в 4-м классе. Рассказывает об экскурсии в столицу Украины после окончания 7-го класса. Для мальчишки из глубинки, где кругом шахты, это было событие невероятное. Он до сих пор с удовольствием вспоминает это ознакомление с миром.

– Завод металлургический, союзного значения – шеф нашей школы оплатил поездку в каникулы. Из небольшого городка мы попали в столицу – Киев. Нашу группу, двадцать мальчишек и девчонок, плохо одетых, босых, без денег, разместили в Киево-Печерской лавре. Тогда она была закрыта, нас расселили прямо в кельях монахов. Это было очень интересно: мы прошли по пещерам. Мы были пионерами, и конечно, все это тогда вызывало у нас улыбку. Затем музей, выкупались в Днепре, поехали в Запорожье, там уже построили плотину. На нас это тоже произвело большое впечатление. Понимаете, каждый из нас тогда почувствовал себя сопричастным процессам, происходящим в стране. В то время такая школьная поездка – событие для всего города. По возвращении каждый рассказал в классе о том, что видел. Мой доклад – про Запорожскую гидроэлектростанцию.

Михаил Тимофеевич отдает предпочтение методам воспитания молодежи 20–30-х годов: тогда дети стремились учиться, много читали и помогали родителям.

– Мы помогали родителям: уголь достать – иначе замерзнешь зимой, летом заготовить дрова; пойти за хлебом и двое суток стоять в очереди. Мы, три брата, друг за друга стояли горой. У нас была очень дружная семья, мы с уважением относились к родителям. Мать – казачка, поэтому в доме порядки донские: например, маму и папу – только на «Вы», родители между собой – тоже на «Вы».

Жили тяжело, но все в семье Береговых много читали. Вспоминает, что выписывали по почте произведения Джека Лондона, Жюля Верна. В своем почтенном возрасте Михаил Тимофеевич читает наизусть стихи, особенно же помнит любимые стихотворения Сергея Есенина.

ЭПОХА РАДИОСВЯЗИ

Новое техническое явление – радио – заинтересовало повзрослевшего Михаила. Радиотарелки появились даже в деревнях. Отец Михаила Тимофеевича тоже работал со связью – телеграфистом на железной дороге.

– Куда идти учиться? Аэроклуб, который находился в нашем городе, увлек моих братьев, Георгий и Виктор стали летчиками. Я хотел быть конструктором самолетов или другой техники.

Вместе с несколькими одноклассниками Береговой решил поехать поступать в Ленинградское артиллерийско-техническое училище.

В 1939 году началась финская война, и выпуск лейтенантов состоялся досрочно: приказ министра обороны был подписан в день 21-летия Михаила Берегового. Он остался в военном училище преподавать, командовал подразделением курсантов. В 1943 году добился отправки на фронт. Младший брат Георгий к тому времени тоже уже воевал в составе штурмовой авиации. Великую Отечественную войну Михаил Береговой окончил в должности офицера штаба Юго-Западного фронта ПВО.

Это был период разработки инновационных радиоустройств.

– Перед войной появилась новая техника радиолокационной разведки для передачи информации о противнике на командные пункты. Мы увлеклись этим. Эта система радиолокационной разведки во время войны приобрела большое значение, ее возможности в десятки раз превосходили старые системы и сыграли немалую роль в достижении Победы. К примеру, локаторы были развернуты в блокадном Ленинграде и сработали здорово, обнаружили крупную группировку авиации, что позволило предотвратить мощный удар противника по городу, – вспоминает военные годы Михаил Тимофеевич.

В БОЕВОЙ ГОТОВНОСТИ

– В системе радиолокационных войск я прошел всю свою военную службу. Последние 14 лет службы командовал этими средствами по всей стране – это более ста тысяч военнослужащих.

– Вся ПВО состоит из трех родов войск, – поясняет Михаил Тимофеевич. – Первый – истребительная авиация, которая имеет на борту установки для пуска ракет, предназначенных для уничтожения воздушного противника. Второй – зенитно-ракетные войска (ЗРВ), развернутые на земле вокруг самых важных объектов, у них тоже есть локаторы. Третий род войск – радиолокационная разведка. Ее части и подразделения рассредоточены по всей территории страны вдоль государственной границы. 24 часа военные следят за обстановкой: кто в воздухе – свой или чужой. Наши радиолокационные войска были развернуты от Северного Ледовитого океана до южных границ, от Дальнего Востока до Европы. После войны радиолокационная система стала автоматизированной. Мы сделали совершенно современными Войска ПВО. В сентябре 1974 года в ходе учений испытали разработанные локаторы, доработанные ЗРВ и авиацию – все это развернули на полигоне, осуществили практические пуски ракет по целям. Наши системы радиолокационной разведки их успешно обнаружили, а ЗРВ и авиация уничтожали. Все воздушные цели были уничтожены, что подтвердило высокую эффективность разработанных средств вооружений и воздушной разведки. Эти войска не перестают совершенствоваться. Войска ПВО сейчас входят в состав Воздушно-космических сил России.

ЗЕМНУЮ ЖИЗНЬ ПРОЙДЯ ДО СТА…

И сейчас, перейдя за столетний рубеж, ветеран постоянно занят делом: читает, общается со школьниками, рассказывая им о службе в радиотехнических войсках. Внимательно следит за тем, как будущие офицеры овладевают знаниями и навыками работы на новейших радиотехнических средствах ПВО. До сих пор Михаил Тимофеевич член землячества Донбасс – Москва. До событий на Украине каждый год приезжал на родину в Донбасс. Поддержку дружественных связей и военно-патриотическое воспитание молодежи считает своей важной задачей.

Михаил Тимофеевич хранит память о братьях: старшем – Викторе и младшем – Георгии. Георгий прошел всю войну летчиком-штурмовиком. Совершил 186 боевых вылетов. Был удостоен звания Героя Советского Союза в 1944 году. Второй звезды Героя Советского Союза с присвоением звания летчика-космонавта СССР Георгий Береговой был удостоен в 1968 году, став 12-м космонавтом СССР.

Судьба же старшего брата Виктора сложилась трагически. Молодой талантливый летчик был арестован и в 1938 году расстрелян. Впоследствии реабилитирован. До сих пор эта трагедия отзывается большой болью в сердце Михаила Тимофеевича.

В январе Михаил Береговой отметил столетие. Поздравления с юбилеем в адрес Михаила Тимофеевича поступали от руководителей страны, Минобороны, Воздушно-космических сил, соратников, воспитанников. В поздравительном адресе президент России Владимир Путин выразил слова благодарности юбиляру за многолетнюю плодотворную службу на благо Отечества, существенный вклад в укрепление обороноспособности страны и активную общественную работу по военно-патриотическому воспитанию молодежи. К юбилею нашего земляка был снят сюжет «Век Берегового». Автор сюжета планирует снять о судьбе легендарного генерал-лейтенанта документальный фильм.

Источник: pamyatpokoleniy.ru

Ниже интервью, которое мы брали неделю назад в гостях у Михаила Берегового.Береговой Михаил Тимофеевич, генерал-лейтенант в отставке, кавалер шести советских и многих иностранных орденов, бывший начальник радиотехнических войск ПВО, родился в 1918 году. В 1939 году окончил Ленинградское артиллерийско-техническое училище. Затем служил в этом училище командиром подразделения курсантов и преподавателем. На фронте с 1943 года был офицером штаба полка, войну закончил в должности офицера штаба Юго-Западного фронта ПВО. С 1946 по 1951 год являлся слушателем Артиллерийской радиотехнической академии. С 1951 по 1969 год служил на различных должностях в радиотехнических войсках.13 января 2011 года Михаилу Тимофеевичу исполнилось 93 года. В этот день он вспоминает своего младшего брата Жоржа (Береговой Георгий Тимофеевич (1921 – 1995 гг.) – заслуженный лётчик-испытатель, заслуженный летчик-космонавт, генерал-лейтенант авиации, дважды Герой Советского Союза) и рассказывает интересные истории из жизни.«Георгий Тимофеевич родился в 1921 году, когда наши родители работали в Полтавской области. Наше детство прошло в городе Енакиево. Семья у нас была дружная и веселая. Жора, как самый младший ребенок, пользовался всеобщей любовью. Он был очень компанейским мальчишкой и дружил практически со всеми соседями и одноклассниками. Но эта дружба никогда не шла в ущерб его увлечениям. Они играли главную роль в жизни Жоржа.Сначала я не воспринимал его занятия в авиамодельном кружке всерьез. Мне казалось, что это просто хобби. Я даже не мог предположить, что мой брат делает первые шаги на своем жизненном пути. Он и сам говорил, что с детства определил себе вектор, которого придерживался всю свою жизнь.Параллельно с учебой в обычной школе Георгий Тимофеевич посещал планерную школу, где наш старший брат Виктор (1913 – 1938 гг.) работал инструктором. Планерная школа находилась на холмах в 10 км. от города. Я тоже туда ходил. Но если для меня это было всего лишь увлечение, то для Жоры это был смысл жизни. Будучи школьником, Жорж пытался поступить в енакиевкий аэроклуб. Но в аэроклуб зачисляли только рабочих. Учащимся вход был закрыт. Поэтому чтобы стать курсантом, Георгий прошел практику и получил удостоверение рабочего. Теперь уже ничто не могло ему помешать поступить, а затем закончить этот аэроклуб.Затем Жора поступил в Луганское авиационное училище, где он проучился с 38 по 41 год. Началась война. К сожалению, летное училище не дает разносторонней практической подготовки, необходим налет определенного количества часов. Георгию пришлось переучиваться на штурмовика, после чего он попал прямо на фронт.Под руководством Николая Каманина Жорж прошел всю войну. Всего он совершил 185 боевых вылетов, то есть почти каждую неделю по вылету. 26 октября 44 года ему присваивают звание Героя СССР. Жоре было всего 23 года. И хотя зачастую высокие награды отрицательно влияют на характер человека и его отношение к окружающим, с Жорой этого не произошло. Он как был верным другом и товарищем, так им и остался.За всю войну Жоржа сбили всего несколько раз. Правда, однажды он чуть не погиб. Его сбили, и он упал на нейтральную полосу, между нашими и немецкими окопами. Немцы тут же начали обстрел. Но нашелся пехотинец, который под пулями примчался за Жорой на машине и спас его.В военные годы мы виделись всего 1 раз, да и то случайно. Жора летел в тыл, ему нужно было пригнать новые самолеты для ведения боевых действий. Он сел под Львовом как раз в том самом месте, где стоял штаб фронта ПВО, в котором я тогда работал. У меня даже осталась фотография на память: Жорж сидит в кресле, а я и два моих приятеля стоим вокруг него. А когда мы пришли в столовую перекусить, сбежался весь штаб. Особенно девчонки. Жоре принесли все, что было в меню.За годы войны Георгий стал настоящим асом и получил бесценный опыт. Все эти навыки пригодились ему и в мирное время. Его зачислили летчиком-испытателем в КБ Сухого. Нельзя недооценивать вклад летчиков в развитие отечественного самолетостроения. Например, ни один конструктор не может сказать, какой штопор получился у того или иного истребителя. Формулу входа в штопор и вывода самолета из штопора можно вывести только практическим путем. Жора как раз этим и занимался. Он обучал пилотов штопору на всех аэродромах, где располагались «Сушки». Его так и прозвали: господин «Штопор».Надо сказать, профессия летчика-испытателя требует невероятного мужества и колоссальной ответственности. Кроме того такая работа несет в себе большие риски. Каждый вылет может закончиться трагедией. Однако Жоржу удалось стать заслуженным летчиком-испытателем.С развитием космонавтики простые полеты прекратились. Появилась потребность в проведении испытательных полетов и сложных анализах. Здесь-то и понадобился опытный летчик-испытатель. По указанию маршала Вершинина, он был главкомом ВВС, Георгия направили на прохождение комиссии. Из всех кандидатов прошел ее только Жора. И его зачислили в отряд космонавтов.В 67 году произошла страшная катастрофа – Владимир Комаров разбился при посадке СОЮЗа-1. Конструкторам, создавшим новый корабль (СОЮЗ-3), нужно было его испытать. Эту ответственную миссию возложили на Г.Т. Берегового. Он взлетел 26 октября 68 года. (Кстати, в этот же день, но в 1944 году Жора получил звание Героя Советского Союза). Четверо суток он был в полете и проводил различные эксперименты. 30 числа в 10 утра Жорж совершил посадку. За совершенный полет он получил еще одну звезду Героя. Одна из западных газет написала, что в СССР наступил новый этап развития космонавтики, когда испытателями в космосе становятся профессионалы.…Я помню, когда мы с Жорой были еще пацанами, мы шли домой с огорода. Он располагался примерно в 5 км. от нашего дома. Мне было лет 12, ему лет 9. Путь лежал вдоль железной дороги. Мы решили отдохнуть, и присели на насыпь. Вдруг сзади раздался гул. Из-за насыпи на малой высоте вылетел самолет. У Жоржа в тот момент загорелись глаза. Он впервые увидел самолет в небе. Этот случай из жизни мы с ним неоднократно вспоминали. Сейчас на данном месте находится улица Георгия Берегового.

Источник: mywed.com


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.