Андромеда блэк


В голове у Андромеды крутилась только одна мысль "Нужно поговорить с ним."
Трансгрессировав из поместья Малфоев, женщина твёрдо решила поговорить с мужем о предстоящем разводе.
Войдя в дом, Меда подозвала к себе Олли, которая должна почистить мантию и повесить её в гардероб.
Миссис Тонкс прошла на кухню, где корпела над отчётом Нимфадора.
— Здравствуй, Дора, — женщина поприветствовала дочь, оглядывая её сиреневый затылок. — Отчёт дописываешь?
— Да, мама, — серьёзно ответила девушка, откладывая перо в сторонку. — А ты где была?
Нимфадора повернулась лицом к матери, чтобы лучше видеть. И тут раздался оглушительный звон.
— Дора, ты опять разбила кружку! — покачала головой миссис Тонкс, доставая палочку и направляя её на разбитую кружку. — Репаро.
— Прости, мама, — растерянно ответила метаморфиня, оглядывая кружку со всех сторон. — Я не специально.
— Я знаю, дорогая, — Меда тепло улыбнулась и подошла к дочери поближе.


8212; Ну, иди сюда.
Дора улыбнулась, встала со стула и обняла мать.Их идиллию нарушил Тед.
— Меда, ты уже здесь? Ну как там дела у Циссы? — спросил мужчина, озорно сверкнув глазами.
— Цисса? Мама? — изумлённо спросила Дора, глядя то мать, то на отца. — Ты ничего мне не говорила!
— Прости, дорогая. Я ездила к сестре за советом, — мягко ответила женщина, задвигая стул.
— За советом? Но вы же в ссоре! — воскликнула девушка, медленно садясь на стул. — Вы же уже друг другу никто…
— Ты ошибаешься, Дора, — жёстко произнесла Андромеда, положив руку на плечо дочери. — Они мои родные сёстры, а значит, они твои тёти, о которых ты не должна отзываться плохо.
— Но мама!
— Никаких но,детка, — тихо, но твёрдо отвечала женщина, подойдя к мужу. — Нам нужно поговорить.
— Если бы ты знала, как ты сейчас похожа на Беллатрису, — проворчала Нимфадора, склонив сиреневую голову над отчётом.
***
— Дорогая, я не понимаю, о чём ты сейчас ведёшь речь! — воскликнул мистер Тонкс, выслушав невнятный рассказ. — Объясни всё нормально и членораздельно!
— Я хочу развод, — отчётливо выговорив каждое слово, ответила Андромеда. — Тед, я хочу развод.
— Но, Меда, солнышко, мы ведь так хорошо жили эти восемнадцать лет! — тихо пробормотал Тед, нервно расхаживая по спальне.
8212; И вдруг развод? Это тебя сестра надоумила?
— Нет, Цисса не причём. — твёрдо ответила женщина, глядя на снующего по комнате мужа. — Я сама. Я хочу развестись уже пять лет.
— Тогда почему не развелась раньше? — вспылил мужчина, остановившись по середине комнаты.
— Я не могла из-за Нимфадоры, — тихо пролепетала Андромеда, чувствуя как слёзы катятся по лицу. — Мне было её жалко, Тед!
— А меня не жалко?! Меня не жалко? — взвился мистер Тонкс, подходя к жене и беря её за руки.
— Жалко, — с трудом выдавила она, подавляя слёзы.
— Ладно, — через пару минут ответил он, садясь на стул. — Ладно, будет тебе развод.Но с одним условием.
— Каким? — подняла голову Меда, с удивлением глядя на Тонкса. — Какое это условие?

View more

Источник: ask.fm

I. Биографические факты

• Фамилия Имя

Andromeda Claudia Black / Андромеда Клодия Блэк

• Дата рождения

1 января 1953 года (30 лет)

• Место рождения

Великобритания, Лондон, поместье Блэков

• Чистота крови

Чистокровна

• Живые родственники и близкие люди

Родители — Сигнус Блэк и Друэлла Блэк (Розье)


Беллатрикс Лестрейндж (Блэк) — старшая сестра
Нарцисса Малфой (Блэк) — младшая сестра
Драко Малфой — трёхлетний племянник
Рудольфус Лестрейндж — муж старшей сестры
Люциус Малфой — муж младшей сестры

Кузены: Сириус и Регулус Блэк

Бывший муж: Тед Тонкс
Дочь: Нимфадора Тонкс

• Волшебная палочка

Кедр, перо пегаса, 10 дюймов

• Биография

Сёстрам Блэк повезло родиться в замечательную эпоху, когда одна магическая война уже закончилась и начала забываться, а вторая даже не начала скапливаться на горизонте. Волшебная Англия, страна-победительница, купалась в лучах обожания всего мира, благосостояние чистокровной элиты росло как на дрожжах, и даже границы сословий исподволь начинали трещать по швам и лопаться, как рубашка, из которой ребёнок уже вырос.
Не просто дети младшей ветви рода — первые дети во всём его поколении, сёстры, конечно же, были разочарованием. Тётя Вальбурга, самопровозглашённый глас семейства, успокоилась только когда родился Сириус — мальчик, наследник главной ветви; однако Сигнус и Друэлла мужественно любили своих девочек, презрев чужие нападки и собственные разногласия и раздоры.
Новорождённая Андромеда оказалась как две капли воды похожей на новорождённую Беллатрикс.  Внешнее и внутреннее, их сходство продержалось много лет: бунтарский дух, дерзкий и весёлый, гордость, ревностное отношение к семье.


и различия определились сразу, ещё до того, как Меда начала ходить: старшая устанавливала правила, младшая обычно не посягала на права сестры. Андромеда оказалась мягче, нежнее, с ней было легче договориться — и она легче договаривалась со всеми.
Можно было бы ожидать, что рождение Нарциссы не обрадует Меду, до того пользовавшуюся всеми привилегиями младшенькой, но на деле вышло иначе: Андромеда нежно полюбила Цисси. Вскоре она оказалась как бы в средоточии любви, которой в сущности было так немного в полном древних тёмных тайн клане Блэк. Она умудрялась быть родственной душой с гордячкой Беллой — и нежной старшей сестрой с тонкой, милой Цисси, она стала любимой кузиной Сириуса, будущего главы рода Блэк, ей было не скучно нянчится с Регулусом, со всеми более и менее дальними кузенами и кузинами, подсчётом которых так скрупулёзно занимались Блэки. Даже ледяное молчание, временами устанавливавшееся между родителями, таяло в её присутствии.
Любящая и любимая семья, все блага материального мира, постоянные гости, праздники, музыкальные вечера, поездки и развлечения — детство Андромеды было счастливым и полным. Любимым развлечением Меды оказалось чтение. Научилась читать она сама, очень рано, в её комнате книги быстро вытеснили игрушки. В чтении она оказалась всеядна и жадна. Меда и в Хогвартс прихватила лишний сундук с книгами, чем изрядно шокировала родителей. Беллатрикс хохотала, родители не знали, как реагировать на странную причуду.
Распределение чуть было не обернулось драмой; Андромеда оказалась достаточно интеллектуальной для Равенкло, достаточно честолюбивой и презирающей правила для Слизерина и с достаточно чёткими моральными принципами для Хаффлпаффа.
лышав последнее предложение, девочка чуть не завопила в голос: отец умрёт со стыда, нет, нет, пожалуйста, пожалуйста, Слизерин! Так она оказалась в предписанных семейными традициями подземельях.
Впрочем, довольно скоро Андромеда обзавелась широкими знакомствами на синем и жёлтом  факультетах. Она ушла с головой в учёбу, посещала всевозможные факультативы, клубы, постоянно участвовала в учебных проектах, и везде неизменно оказывалась в компании равенкловцев и хаффлпаффцев. На собственном факультете она чувствовала себя ничуть не менее комфортно: там были те же мальчики и девочки, с которыми только она и играла, сколько себя помнила; там была сестра, как всегда преисполненная чувства ответственности за семью, опекающая Андромеду, ещё очень близкая, ещё похожая — когда они вставали лицом к лицу, их можно было принять за близнецов: одинаковые профили, одинаковые линии волос, одинаковые кипящие глаза. Они смеялись, наслаждались своим сходством, силой юности, силой рода, силой касты. Они всегда чувствовали себя первыми.
Со львами дела обстояли сложнее. Исконные враги, Слизерин и Гриффиндор состояли в перманентном остром конфликте, где искать правых и виноватых было поздно уже около тысячи лет. Меда как раз хорошо это знала, так как особо интересовалась историей магии.
к правило, её коробили стычки, свидетельницей, а иногда и невольной участницей которых она становилась.
Становясь взрослее, Андромеда начинала понимать, что участь королей — одиночество, что сила касты скоро отсечёт её от остального мира невзирая на то, что по этому поводу думает сама Андромеда. В тринадцать лет в порядке протеста она обрезала волосы в парикмахерской в Хогсмиде и целый семестр проходила с очаровательной стрижкой под пажа (безобразие продержалось ровно до каникул). В четырнадцать признала, что семейство скорее всего подберёт ей какое-нибудь напыщенное ничтожество. Или чудовище. И ей придётся дать согласие.
В пятнадцать она заметила Теда Тонкса.
Дыхание новой эпохи догнало семейство Блэк.
***
Конечно же, она знала, на что идёт, но к тому времени они не мыслили себя друг без друга. Они обосновались в Хогсмиде, арендовали крошечный домик на самой окраине деревни. По утрам Андромеду будили крики петухов, ветер шотландских гор, бывало, завывал так, будто вот-вот их коттеджик сорвёт с лица земли и закинет за океан, от соседей иногда доносился запах навоза — и иногда она кривилась, возводила глаза к небу — и неизменно смеялась. Она была счастлива и меньше всего хотела расстроить Теда. Сначала она ещё занималась утончённой магией, опубликовала несколько статей в «Вестнике древней магии» и «Трансфигурации сегодня», но постепенно всё сошло на нет: вместо тонких материй ей пришлось осваивать массу простейших бытовых заклинаний, и постепенно к ней приходило понимание того, что каждое мгновение, проведённое с мужем, посвящённое их жизни во сто крат ценнее научных изысканий.

r />Долгожданная Нимфадора, малютка Ним, родилась вечером под Самайн 1972 года. Хогсмид стоял весь в золоте, аллеи, дорожки, самая узкая горная тропка были усыпаны листьями. Повсюду полыхали костры — где-то сжигали листву, а где-то и плясали вокруг огней. Запахи палой листвы и костра навсегда связались у Андромеды с самым счастливым мгновением жизни.
Времена менялись, но они, опьянённые счастьем, объявившие бойкот устоявшемуся укладу жизни, заметили это не сразу. Только в конце 1976 года родители Теда вдруг почувствовали острое желание переехать в США. Рождество они встречают где-то в штате Нью-Йорк. В ноябре 1977 года семья Тонкс вместе с 5-летней Нимфадорой переходит на нелегальное положение. Катализатором ситуации послужил кузен Сириус. Тед с Андромедой до последнего тянули с переписью, когда Сириус принёс вести о готовящемся законе, объявляющим метаморфов магическими существами, подлежащими изъятию. С помощью Ордена Феникса Тонксы скрываются в маггловском мире и обрывают все связи. Нимфадора объявлена в розыск. Два года спустя, в декабре 1980 года, семья Тонкс обнаружена, захвачена и разлучена.
Процесс изменения личности у Андромеды занял не один месяц, проходил тяжело, с  многочисленными откатами, и полного эффекта добиться не удалось. Она билась за сохранение самое себя всеми силами, применяя все известные ей приёмы окклюменции и легиллименции.
зможно, сохранность её личности поддерживал материнский инстинкт.
Через несколько недель Андромеда была восстановлена в статусе члена рода Блэк и получила разрешение вернуться в семью, которым и воспользовалась.
Обдумав, какую пользу она могла бы принести магическому обществу, каким делом могла бы заняться, чтобы не посрамить имя рода и, наоборот, послужить его славе, Андромеда решила обратиться с просьбой об ученичестве к мастеру волшебных палочек Олливандеру. Возможно, отчасти она руководствовалась соображениями о серьёзном, сложном и требующем долгих отлучек занятии; возможно, она искала способ остаться с собой и своей магией наедине.

II. Внешность

Черноволосых и черноглазых, Блэков видно издалека; злые языки поговаривают, что их замечательно стойкие фамильные черты — результат близкородственных браков, но сами Блэки полагают, что сходство с основателем рода показывает сохранность чистой магической крови лучше любых других доказательств. В Андромеде фамильные черты проявляются очень ярко, даже если вы не видели эту ведьму раньше, вы сразу поймёте, что она из Блэков.
Всё в  Андромеде — сочетание ярких красок и контрастов. У неё густые блестящие чёрные волосы, доходящие до талии; будучи замужем, Андромеда обычно носила их распущенными, сейчас же как правило укладывает в пышный пучок. Кожа у неё нежная, фарфорово-белая, точно подсвеченная изнутри. Раньше на щеках играл яркий, совсем не аристократический румянец, но теперь он в прошлом.
Андромеды яркий рот с чётко очерченными контурами, большие выразительные глаза, тёмные до черноты, с яркими голубоватыми склерами. Веки тяжёлые, опушённые длинными и густыми чёрными ресницами, брови чёрные, гордо изогнутые.
Это высокая стройная женщина с женственными формами, притягательная, но как будто интересующаяся своей внешностью ровно настолько, чтобы сохранять приличия, оставаться «в форме», как всякая леди: аккуратно, но коротко остриженные ногти, сдержанная пластика, замкнутое выражение лица.
Раньше предпочитала платья по фигуре ярких глубоких тонов. Сейчас носит одежду пыльных, приглушённых оттенков, преимущественно тёмную, почти всегда — мантии, скрывающие, что под ними. На пальцах обычно несколько крупных серебряных колец с рунной чеканкой.

III. Характер

Нельзя сказать, что классический блэковский темперамент всегда был чужд Андромеде, но до модификации личности он присутствовал у неё в сильно облегчённом варианте. Она всегда была упрямой, гордой, с огромным чувством собственного достоинства, с взрывным характером, всегда осознающей себя как Блэк, самую первую, лучшую из лучших, и в своё время приложила немало усилий, чтобы не позволить разыграться в себе спеси и высокомерию, которые помешали бы ей здраво мыслить.  Самоирония, сострадательность, чувство реальности — вероятно, эти качества в своё время поменяли вектор её жизни. Сейчас, под воздействием изменённой системы ценностей, в момент поражающих воображение социальных катастроф, блэковская кровь буквально подступает к горлу — реакции сделались яркими, яростными, как молнии.
стоянно возникающие вспышки осознания прежней, истинной личности добавляют неустойчивости, и всю эту эмоциональную болтанку выдержать непросто.
Сейчас Андромеда преисполнена осознания величия своей чистейшей крови, своего рода, воспринимает себя как носительницу крови Блэк в первую очередь. Собственная гордость порядком мучает её, не давая забыть, сколь позорный поступок она совершила, о котором к тому же осведомлены все и, конечно же, не забудут — ни ей, ни её семье, и что ужаснее, ещё вопрос. Она спасается напускной холодностью, старается и разум сделать максимально холодным и спокойным, старается скрывать эмоциональность и ранимость, но на деле по большей части раздражительна, молчалива, уходит в отстранённость.
До изменения была весёлой, открытой, искренней, нежной. Хорошо понимала, что Тед делает её лучше. После него и Ним осталась страшная пустота, которая требует заполнения, и Андромеда уходит в  своё дело, которое воспринимает как чистую магическую науку. Сейчас она разочарована в мужчинах вообще и личной жизни.
Возвращения к прежнему состоянию воспринимает болезненно, как кошмары. Постепенно уделяет им всё больше и больше внимания, чаще позволяет себе о них задумываться.
Андромеда обладает сильной волей, способностью бороться, переносить невзгоды, но при этом в её характере присутствует некая хрупкость. При  необходимости может быть неразборчива в средствах, проявить хитрость, способность играть, но ненавидит это.
Обладает дерзким нравом и  дерзким умом. Сочетает в себе, с одной стороны, мечтательность, любовь к сумрачным легендам и поэзии, потребность во вдохновении, и с другой — аналитический ум. Интеллектуальное достижение приносит удовольствие, сходное с физическим. Не выносит дурновкусия в литературе, словах и делах, нарушения логических цепочек.

IV. Положение в обществе

• Группировка / статус

Содействующие Пожирателям Смерти / Измененные легиллименцией

• Род деятельности

Подмастерье мастера волшебных палочек Олливандера

• Способности к магии / не магические умения и таланты

Начинающий, но уже заметный артефактолог — сделанные ею волшебные палочки очень мощны, помогают владельцу, каждая по-разному уникальна; постепенно осваивает разные области артефактологии.

Легиллименция / окклюменция — владеет на довольно высоком уровне, имеет место быть недостаток практики.

Блестяще училась по предметам Заклинания, Трансфигурация, История магии, Астрономия, Рунология, последние три года занимается восстановлением квалификации и углублением знаний и умений.

Хороша в разного рода узкоспециальных маскировочных заклятиях — изучила и отработала, когда скрывала Нимфадору.

V. Игроку

• Способ связи

• Пробный пост

Когда она распечатала письмо, роняя крошки сургуча между пальцев, облака наконец разошлись, и витражное окно затопило мастерскую разноцветными бликами. Андромеда отвернулась от  режущего глаза летнего солнца, рассеянно подёргала завязки плаща под горлом. Адрес отправителя — поместье Петтигрю? Она озабоченно нахмурилась: письмо от главы известного подразделения должно было коснуться её прошлого, а то, что оно направлено лично, не проштамповано печатью Министерства, означало, что вопрос должен быть решён в частном порядке. Неприятное, мало того — опасное упоминание неприятного опасного прошлого омрачило так прекрасно начавшийся день — с шести утра она вновь обходила Пазлвуд в поисках подходящего для её целей здорового, многообещающего ясеневого дерева.
Андромеда раздражённо откинула острое желание оттянуть прочтение — переодеться, обработать свежесрезанную ветвь, пока магия древесины не изменила свойства — и прошлась глазами по строкам. Витиевато составленный текст бежал и бежал, избегая указать конечную цель, тёк, сужая кольца, победоносно фамильярный — она вновь глянула на имя отправителя, не веря, что этот выскочка, это досадное недоразумение на древе приличного рода смеет писать в таком тоне ей, Блэк. Дорогой кузен Сириус и его либеральные привязанности!.. Петтигрю мог найти своё место под солнцем, мог прокрасться в высшие эшелоны власти, но оставался всего лишь жалким бастардом, и он смеет ставить мне ультиматум именем величайшего волшебника?! Как он смеет?!..
Она почувствовала, что задыхается, схватилась рукой за горло, плащ упал на пол, мастерская поплыла перед глазами. Ощущение накатило сотней фраз, кричащих в голове на разные голоса, сотней чувств, сплетающейся лавиной. Боль. Тоска. Ужас, смешанный с безумной радостью: они не могут заколдовать меня навечно! —  и ужасом снова забыть себя, стать той, кем они так хотят её видеть. Моя дочь! Они забрали мою дочь, самое драгоценное, самое любимое, это самое подразделение регистрации и контроля, моя маленькая Нимфадора! (Они убивают таких, как она в своих исследовательских центрах… нет, я не буду думать об этом… Не буду помнить об этом.) Мой муж!
Косая аллея, полная признаков крушения, за нарядным витражным оконцем, вставленным на место выжженного проклятием стекла, дышала ужасом и безумием, и яркое июльское солнце лишь подчёркивало мрачность картины. Андромеда по-прежнему задыхалась, чувствуя, как кольцо-таки сжалось вокруг неё. Она так старалась держаться в тени, она во всём соглашалась с матерью и с отцом, она была такой паинькой… А теперь она думала о лисьей охоте, о лисе, загнанном до смерти сворой собак, о зайце в капкане… Она — загнанная лиса в капкане. И сейчас у неё разорвётся сердце.
Она наконец смогла дышать, горло разжалось. В зелёных и золотых лучах плясали пылинки. Она чувствовала себя бесконечно оскорблённой. Я этого достойна? Я?! Близость к определённым кругам ударила в голову этому человеку. Такое случается. Она даже встретится с ним. Поговорит. 
Не садясь за стол, Андромеда вывела на пергаменте:
«19.00
А.К.Б.»
Запечатала письмо палочкой и вручила сове.
Рыжая лиса с тяжело ходящими боками по-прежнему стояла у неё перед глазами.

Отредактировано Andromeda Black (2012-12-30 22:55:24)

Источник: revolt.hutt.ru

Мне тоже очень жалко Андромеду. Она рассорилась с семьёй, погиб её любимый двоюродный брат, потом убили её мужа, потом единственную дочь и зятя… Остались только Нарцисса (хорошо было бы, если бы они воссоединились, ведь о их ссоре мы не имеем сведений), да внучок. Как она пережила всё это?.. Убили всю её семью (даже сестру ро’дную, Беллу, хотя тут неоднозначно), эта героиня вполне могла бы вести дневник, который всё больше походил бы на дневник Тани Савичевой. Дай Бог, чтоб Андромеда смогла пережить трагедию, а то слова в эпилоге, что Тедди уже почти переехал к Поттерам звучат как-то двусмысленно…
Ещё мне очень интересен этот персонаж как человек, не побоявшейся пойти наперекор традициям. Не испугалась и вышла замуж за магглорождённого волшебника по любви, а не по слепому расчёту за аристократа какого-нибудь недоделанного, как сделали её сёстры. Тед Тонкс, судя по всему, в молодости бывший симпатичным и обаятельным, стал её мужем, мужем урождённой Блэк.
В общем, Андромеда среди сестёр — мой фаворит)

Нарциса мне тоже довольно симпатична, она умеет любить и очень ценит свою семью. Она безмерно любит своего единственного сына, уважает и поддерживает своего мужа. В её случае расчёт умудрился обеспечить человеческий домашний очаг. Младшая сестра Блэк аристократична, довольно иногда остроумна (ответ в Принце-полукровке), воспитана, умеет держать себя. Её в полной мере можно назвать «белой костью», дворянкой.
По новому для меня раскрылся этот персонаж в битве за Хогвартс. До сих пор я восхищаюсь её храбростью: как она любила сына, обманула ради него всех, не побоявшись самого Вол-де-Морта! И её неприкрытое горе, которое захлестнуло её, когда она узнала о задании Драко… Нет, Нарциса крайне симпатична, она настоящая жена и мать, не удивлюсь, если она в ситуации, схожей со случаем в Годриковой Впадине, поступила бы, как Лили, пожертвовав собой ради сына.

Что же до Беллочки-людоедки, то тут моё мнение таково: она сумасшедшая, садистка, фанатик, шовинистка и прочая, и прочая. Она, Волди и Амбридж для меня — три кита зла в эпопеи ГП.
В отличие от сестёр, семейная жизнь у неё не наладилась, детей с Рудольфусом не было, а уж сидение в Азкабане явно не сопровождалось семейным счастьем. По мне, Белла — человек, совершенно неспособный к семейной жизни, она злобная фурия войны (не зря её имя переводится как «воительница»). Она сильная, очень сильная женщина, и не исключаю, что «забивала» своего мужа, известного нам исключительно своим богатством (сейф просто шшиикарен), плотностью фигуры и пустым взглядом. Белла же типичный газ, при этом тормозов у неё в принципе нет никаких. В ней особенно ярко проявились характерные для Блэков импульсивность, эмоциональность, склонность к жестокости, неоправданная агрессия, взрывной темперамент. Порой мне кажется, что Белла получила не только свою долю блэковской «харизмы», но и доли своих сестёр.
Садистские наклонности, потуги на чёрное остроумие (Отдел Тайн, бой с Молли…), грубость, невоспитанность, подчёркнутая неаристократичность поведения дополняют портрет этой героини. Ей бы работать в Дахау или в Освенциме, Беллатриса — крайне жестокий и грубый человек. Мне она очень не нравится, даже больше — я её терпеть не могу.

Источник: hpforum.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.