Сколько вселенных существует в космосе


Американский астрофизик Ави Лёб (Avi Loeb) привлёк внимание общественности, опубликовав в журнале Scientific American статью со смелым предположением: что, если наша Вселенная была создана в лаборатории?

Ави Лёб — безусловно неординарная личность. Руководитель Института теории и вычислений Гарвард-Смитсоновского центра астрофизики, член Совета президента США по науке и технологиям уже не раз поражал как научное сообщество, так и широкий круг любителей астрономии своим неординарным подходом к исследованию космоса и места человека в нём.

В этот раз астрофизик предложил рассмотреть с новой точки зрения загадку сотворения мира.

Даже далёкие от науки люди знают, что наша вселенная была рождена в ходе Большого взрыва. Но что же было до него? Что спровоцировало это рождение всего из ничего?

В научной литературе ранее озвучивалось множество разных предположений о происхождении космоса. Так, Вселенная могла появиться в результате флуктуации вакуума или из-за коллапса материи внутри чёрной дыры. А может быть, расширение и сжатие Вселенной носит циклический характер. Ещё есть антропный принцип, несколько весьма любопытных выводов теории струн и гипотеза мультивселенной. А вот с бесконечным разнообразием вселенных всё не так просто.


Лёб в своей статье рассуждает о наименее изученной из существующих гипотез происхождения всего того, что мы наблюдаем: наша вселенная могла быть создана в лаборатории развитой технологической цивилизации.

"Поскольку наша вселенная имеет плоскую геометрию с нулевой чистой энергией, развитая цивилизация могла бы разработать технологию, которая создала бы дочернюю вселенную из ничего посредством квантового туннелирования", пишет он.

Звучит это предположение, безусловно, захватывающе.

Эта гипотеза происхождения мира объединяет религиозные представления о творце со светскими представлениями о квантовой гравитации.

Лёб предполагает, что некая передовая цивилизация могла создать технологию "производства" дочерних вселенных. В таком случае можно предположить, что и в нашей вселенной может появиться достаточно развитая цивилизация, способная породить новую "плоскую" вселенную.

Подобная система напоминает биологическую и так же, как биологическая, гипотетически позволяет разным поколениям высокоразвитых цивилизаций "передавать генетический материал" далее в этом бесконечном цикле создания.

С этой точки зрения автор статьи предлагает оценивать технологический уровень цивилизаций не по тому, сколько энергии они используют, как это было предложено в 1964 году Николаем Кардашёвым.


Вместо этого Лёб предлагает измерять уровень развития цивилизации её способностью воспроизводить астрофизические условия, которые привели к её существованию. Кстати, в 2018 году учёные Земли фактически воспроизвели Большой взрыв в ультрахолодном веществе.

По такой оценочной космической шкале человеческая цивилизация относится к классу C, так как мы пока ещё не можем воссоздать условия, пригодные для жизни на нашей планете в случае смерти нашего солнца.

Возможно, наше положение в этом рейтинге даже ниже, поскольку мы бездумно разрушаем естественную среду обитания на Земле, ускоряя изменение климата. По такому принципу человечество вполне можно отнести уже к классу D.

Цивилизация класса B, в свою очередь, может регулировать условия в своей среде обитания так, чтобы быть независимой от своей звезды-хозяина (в нашем случае, Солнца). Цивилизация, относящаяся к классу А, способна воссоздать космические условия, которые привели к её существованию, а именно создать в лаборатории дочернюю вселенную.

Поэтому Лёб заключает, что человечеству важно позволить себе предположение, что где-то во Вселенной есть цивилизации, гораздо более развитые, чем наша.

При этом рассуждения учёного остаются теоретическими и слабо подтверждёнными какими-либо исследованиями. Что, впрочем, всегда отличало футурологов.


Сегодня физики усердно трудятся над поиском тёмной энергии и тёмной материи, строят сложные теоретические модели, разбираются с загадками строения самых малых составляющих нашего мира. Трудятся, не покладая рук, чтобы получить хотя бы крупицу информации о великой тайне создания Вселенной.

При этом скудные данные, которые получают учёные в ходе кропотливых многолетних исследований, из года в год привлекают меньше общественного внимания, чем громкие заявления некоторых учёных в СМИ.

Однако нельзя отрицать и того факта, что такие "мечтатели" как Лёб вносят большой вклад в развитие научной мысли. Ведь бывает и такое, что одна смелая идея прокладывает дорогу для больших научных и технологических свершений.

Поэтому идеи Ави Лёба хоть и не относятся к области чистой науки, однако могут сослужить добрую службу в качестве вдохновения для дальнейших научных достижений.

Ранее мы рассказывали о проекте Лёба, посвящённому поиску инопланетных цивилизаций. Писали мы и о более ранних исследованиях учёного: поиске чёрных дыр, возникших в первые минуты после Большого взрыва, и предположении о том, что тёмная материя может иметь электрический заряд.

Больше новостей из мира науки вы найдёте в разделе "Наука" на медиаплатформе "Смотрим".

Источник: www.vesti.ru

Не правда ли, странное название статьи? Разве Вселенная не одна? К концу ХХ века выяснилось, что картина мироздания неизмеримо сложнее той, которая представлялась совершенно очевидной сто лет назад.


Земля, ни Солнце, ни наша Галактика не оказались центром Вселенной. На смену геоцентрической, гелиоцентрической и галактоцентрической системам мира пришло представление о том, что мы живем в расширяющейся Метагалактике (наша Вселенная). В ней бесчисленное множество галактик. Каждая, как и наша, состоит из десятков или даже сотен миллиардов звезд-солнц. И нет никакого центра. Обитателям каждой из галактик лишь кажется, что именно от них во все стороны разбегаются другие звездные острова. Несколько десятилетий назад астрономы могли лишь предполагать, что где-то существуют планетные системы, подобные нашей Солнечной. Сейчас — с высокой степенью достоверности называют ряд звезд, у которых обнаружены «протопланетные диски» (из них когда-нибудь сформируются планеты), и уверенно говорят об открытии нескольких планетных систем.

Процесс познания Вселенной бесконечен. И чем дальше, тем все более дерзкие, порой кажущиеся совершенно фантастическими, задачи ставят перед собой исследователи. Так почему же не предположить, что астрономы откроют когда-нибудь другие вселенные? Ведь вполне вероятно, что наша Метагалактика — это не вся Вселенная, а только какая-то ее часть…

Едва ли современные астрономы и даже астрономы очень далекого будущего смогут когда-нибудь увидеть собственными глазами другие вселенные. И все же наука уже сейчас располагает некоторыми данными о том, что наша Метагалактика может оказаться одной из множества мини-вселенных.


Вряд ли кто-нибудь сомневается в том, что жизнь и разум могут возникнуть, существовать и развиваться лишь на определенном этапе эволюции Вселенной. Трудно вообразить, что какие-то формы жизни появились раньше, чем звезды и движущиеся вокруг них планеты. Да и не всякая планета, как мы знаем, пригодна для жизни. Необходимы определенные условия: довольно узкий интервал температур, состав воздуха, пригодный для дыхания, вода… В Солнечной системе в таком «поясе жизни» оказалась Земля. А наше Солнце, вероятно, расположено в «поясе жизни» Галактики (на определенном расстоянии от ее центра).

Таким образом сфотографировано много чрезвычайно слабых (по блеску) и далеких галактик. У наиболее ярких из них удалось рассмотреть некоторые подробности: структуру, особенности строения. Блеск самых слабых из получившихся на снимке галактик — 27,5m, а точечные объекты (звезды) еще слабее (до 28,1m)! Напомним, что невооруженным глазом люди с хорошим зрением и при самых благоприятных условиях наблюдения видят звезды примерно 6m (это в 250 миллионов раз более яркие объекты, чем те, у которых блеск 27m).
Создаваемые ныне подобные наземные телескопы по своим возможностям уже сравнимы с возможностями космического телескопа Хаббла, а в чем-то даже превосходят их.
br />А какие условия нужны для того, чтобы возникли звезды и планеты? Прежде всего, это связано с такими фундаментальными физическими константами, как постоянная тяготения и константы других физических взаимодействий (слабого, электромагнитного и сильного). Численные значения этих констант физикам хорошо известны. Даже школьники, изучая закон всемирного тяготения, знакомятся с константой (постоянной) тяготения. Студенты из курса общей физики узнают и о константах трех других видов физического взаимодействия.

Сравнительно недавно астрофизики и специалисты в области космологии осознали, что именно существующие значения констант физических взаимодействий необходимы, чтобы Вселенная была такой, какая она есть. При других физических константах Вселенная была бы совершенно иной. Например, время жизни Солнца могло быть всего 50 миллионов лет (этого слишком мало для возникновения и развития жизни на планетах). Или, скажем, если бы Вселенная состояла только из водорода или только из гелия — это тоже сделало бы ее совершенно безжизненной. Варианты Вселенной с иными массами протонов, нейтронов, электронов никак не подходят для жизни в том виде, в каком мы ее знаем. Расчеты убеждают: элементарные частицы нам нужны именно такие, какие они есть! И размерность пространства имеет фундаментальное значение для существования как планетных систем, так и отдельных атомов (с движущимися вокруг ядер электронами). Мы живем в трехмерном мире и не могли бы жить в мире с большим или меньшим числом измерений.


Получается, что во Вселенной все будто «подогнано» так, чтобы жизнь в ней могла появиться и развиваться! Мы, конечно, нарисовали очень упрощенную картину, потому что в возникновении и развитии жизни огромную роль играют не только физика, но и химия, и биология. Впрочем, при иной физике иными могли бы стать и химия, и биология…

Все эти рассуждения приводят к тому, что в философии называют антропным принципом. Это попытка рассматривать Вселенную в «человекомерном» измерении, то есть с точки зрения его существования. Сам по себе антропный принцип не может объяснить, почему Вселенная такова, какой мы ее наблюдаем. Но он в какой-то степени помогает исследователям формулировать новые задачи. Например, удивительную «подгонку» фундаментальных свойств нашей Вселенной можно рассматривать как обстоятельство, свидетельствующее об уникальности нашей Вселенной. А отсюда, похоже, один шаг до гипотезы о существовании совершенно других вселенных, миров, абсолютно не похожих на наш. И их число в принципе может быть неограниченно огромным.

Теперь попробуем приблизиться к проблеме существования других вселенных с позиций современной космологии, науки, изучающей Вселенную как целое (в отличие от космогонии, которая исследует происхождение планет, звезд, галактик).

Вспомните, открытие того, что Метагалактика расширяется, почти сразу же привело к гипотезе о Большом взрыве (см.
171;Наука и жизнь» № 2, 1998 г.). Считается, что он произошел примерно 15 миллиардов лет назад. Очень плотное и горячее вещество проходило одну за другой стадии «горячей Вселенной». Так, через 1 миллиард лет после Большого взрыва из образовавшихся к тому времени облаков водорода и гелия стали возникать «протогалактики» и в них — первые звезды. Гипотеза «горячей Вселенной» основывается на расчетах, позволяющих проследить историю ранней Вселенной начиная буквально с первой секунды.

Вот что об этом писал наш известный физик академик Я. Б. Зельдович: «Теория Большого взрыва в настоящий момент не имеет сколько-нибудь заметных недостатков. Я бы даже сказал, что она столь же надежно установлена и верна, сколь верно, что Земля вращается вокруг Солнца. Обе теории занимали центральное место в картине мироздания своего времени, и обе имели много противников, утверждавших, что новые идеи, заложенные в них, абсурдны и противоречат здравому смыслу. Но подобные выступления не в состоянии препятствовать успеху новых теорий».

Это было сказано в начале 80-х годов, когда уже делались первые попытки существенно дополнить гипотезу «горячей Вселенной» важной идеей о том, что происходило в первую секунду «творения», когда температура была выше 1028 К. Сделать еще один шаг к «самому началу» удалось благодаря новейшим достижениям физики элементарных частиц. Именно на стыке физики и астрофизики стала развиваться гипотеза «раздувающейся Вселенной» (см. «Наука и жизнь» № 8, 1985 г.). По своей необычности гипотеза «раздувающейся Вселенной» может быть вполне отнесена к числу самых «сумасшедших». Однако из истории науки известно, что именно такие гипотезы и теории нередко становятся важными вехами на пути развития науки.


Суть гипотезы «раздувающейся Вселенной» в том, что в «самом начале» Вселенная чудовищно быстро расширялась. За какие-нибудь 10-32 с размер рождающейся Вселенной вырос не в 10 раз, как это полагалось бы при «нормальном» расширении, а в 1050 или даже в 101000000 раз. Расширение происходило ускоренно, а энергия в единице объема оставалась неизменной. Ученые доказывают, что начальные моменты расширения происходили в «вакууме». Слово это здесь поставлено в кавычках, поскольку вакуум был не обычным, а ложным, ибо трудно назвать обычным «вакуум» плотностью10 77 кг/м3! Из такого ложного (или физического) вакуума, обладавшего удивительными свойствами (например, отрицательным давлением), могла образоваться не одна, а множество метагалактик (в том числе, конечно, и наша). И каждая из них — это мини-вселенная со своим набором физических констант, своей структурой и другими присущими ей особенностями (подробнее об этом см. «Земля и Вселенная» № 1, 1989 г.).


Но где же эти «родственники» нашей Метагалактики? По всей вероятности, они, как и наша Вселенная, образовались в результате «раздувания» домен («домены» от французского domaine — область, сфера), на которые немедленно разбилась очень ранняя Вселенная. Поскольку каждая такая область раздулась до размеров, превышающих нынешний размер Метагалактики, то их границы удалены одна от другой на огромные расстояния. Возможно, ближайшая из мини-вселенных находится от нас на расстоянии порядка 1035 световых лет. Напомним, что размер Метагалактики «всего» 1010 световых лет! Получается, что не рядом с нами, а где-то очень-очень далеко друг от друга существуют иные, вероятно, совершенно диковинные, по нашим понятиям, миры…

Итак, возможно, что мир, в котором мы живем, значительно сложнее, чем предполагалось до сих пор. Вполне вероятно, что он состоит из бесчисленного множества вселенных во Вселенной. Об этой Большой Вселенной, сложной, удивительно многообразной, мы пока практически ничего не знаем. Но одно все-таки, кажется, знаем. Какими бы ни были далекие от нас другие мини-миры, каждый из них реален. Они не вымышлены, подобно некоторым модным ныне «параллельным» мирам, о которых сейчас нередко толкуют люди, далекие от науки.

Ну, а что же все-таки, в конце концов, получается? Звезды, планеты, галактики, метагалактики все вместе занимают лишь самое крошечное место в безграничных просторах чрезвычайно разреженного вещества… И больше во Вселенной ничего нет? Уж слишком просто… В это как-то даже трудно поверить.

И астрофизики уже давно что-то ищут во Вселенной. Наблюдения свидетельствуют о существовании «скрытой массы», какой-то невидимой «темной» материи. Ее нельзя увидеть даже в самый мощный телескоп, но она проявляет себя своим гравитационным воздействием на обычное вещество. Еще совсем недавно астрофизики предполагали, что в галактиках и в пространстве между ними такой скрытой материи примерно столько же, сколько и наблюдаемого вещества. Однако в последнее время многие исследователи пришли к еще более сенсационному выводу: «нормального» вещества в нашей Вселенной — не более пяти процентов, остальное — «невидимки».

Предполагают, что из них 70 процентов — это равномерно распределенные в пространстве квантомеханические, вакуумные структуры (именно они обусловливают расширение Метагалактики), а 25 процентов — различные экзотические объекты. Например, черные дыры малой массы, почти точечные; очень протяженные объекты — «струны»; доменные стенки, о которых уже мы упоминали. Но кроме таких объектов «скрытую» массу могут составлять целые классы гипотетических элементарных частиц, например «зеркальных частиц». Известный российский астрофизик академик РАН Н. С. Кардашев (когда-то очень давно мы с ним оба были активными членами астрономического кружка при Московском планетарии) предполагает, что из «зеркальных частиц» может состоять невидимый нами «зеркальный мир» со своими планетами и звездами. А вещества в «зеркальном мире» примерно в пять раз больше, чем в нашем. Оказывается, у ученых есть некоторые основания предполагать, что «зеркальный мир» как бы пронизывает наш. Вот только найти его пока не удается.

Идея почти сказочная, фантастическая. Но как знать, может быть, кто-нибудь из вас — нынешних любителей астрономии — станет исследователем в грядущем ХХI веке и сумеет раскрыть тайну «зеркальной Вселенной».

Публикации по теме в «Науке и жизни»

Шульга В. Космические линзы и поиск темного вещества во Вселенной. — 1994, № 2.

Ройзен И. Вселенная между мгновением и вечностью. — 1996, №№ 11, 12.

Сажин М., Шульга В. Загадки космических струн. — 1998, № 4.

Источник: www.nkj.ru

Некоторые физики утверждают, что популярный не существует. Но почему?

Основная проблема по мнению некоторых учёных заключается в слишком большом количестве производных Вселенных. Теория струн предсказывает не одну, а 10 (в 500 степени) версий существования пространства-времени, и каждая из этих Вселенных обладает собственными законами физики. Но если существует такое большое количество Вселенных, как теория струн объясняет существование нашей Вселенной со всеми её особенностями?

Сегодня мнения учёных разделились — часть из них предполагают, что большинство Вселенных (не все) на самом деле схлопываются, по крайней мере, если мы хотим чтобы в них наблюдалась определённое количество тёмной энергии — (предположительно существующая) сила, ускоряющая расширение Вселенной. Подобный подход (уменьшение количества Вселенных) не является недостатком для некоторых учёных — по их мнению это шаг вперёд для , благодаря которому могут появиться новые прогнозы. Их оппоненты говорят, что мультивселенная никуда не денется а предложенная проблема (большое количество вселенных) проблемой вовсе не является.

На конференции посвященной теории струн, проходившей в Японии в июне 2018 года, данная тема вызвала огромный интерес.

“Это действительно нечто новое в теории струн и привело к широкому обсуждению,” говорит Ульф Даниэлсон, физик из Упсальского университета в Швеции. Разговор был сосредоточен на на сервере preprint arXiv в прошлом месяце и был посвящен — неизвестное количество потенциальных Вселенных, которые являются результатом множества уравнений теории струн, создающих «ингредиенты» нашего собственного космоса, включая тёмную энергию.

Но подавляющее большинство найденных решений на данный момент математически необоснованны, а в документах утверждается что Вселенные и вовсе не могут существовать не только в ландшафте теории струн, но и в так называемой «трясине» (swampland — в физике термин swampland используется для контраста термина»» (landscape) и указывает на теории и их аспекты, которые могут быть истинными, но только в том случае, если не является проблемой. С теорией струн гравитация не совместима — переводчика). Учёным известно что множество решений могут попасть как раз в область «трясины» и на многие годы застрять в ней, но идея о том, что большинство, или, возможно, все решения ландшафта теории струн могут надолго остановиться, способна многое изменить уже сегодня. На самом деле теоретически найти правильное решение теории струн, которое включало бы в себя определённое количество тёмной энергии невозможно, говорит , физик Гарвардского университета, который руководил работой над двумя статьями.

Потерянные в мультивселенной

Теория струн — попытка описать Вселенную с помощью единой путем добавления дополнительных измерений пространства-времени и представления частиц крошечными вибрирующими петлями. Многие физики, занимающиеся теорией струн, полагают, что теория является самым перспективным направлением в стремлении исполнения мечты Альберта Эйнштейна — объединение общей теории относительности и квантовой механики. Тем не менее, ландшафт теории струн, предсказывающий большое количество одновременно существующих Вселенных, заставил многих физиков прекратить заниматься теорией вовсе.

“Если это действительно ландшафт, то, на мой взгляд, для теории это смерть, потому что она теряет всю прогностическую ценность”, — говорит физик Принстонского университета Пол Штайнхардт, соавтор одной из последних работ. Откровенно говоря, всё возможно.” Для Штейнхардта и остальных, недавно обнаруженные проблемы с тёмной энергией наоборот являются решением теории струн.

Картинка с большим количеством мультивселенных может быть неправильной с точки зрения математики,” говорит Дениэлсон. Парадоксально, но это делает теорию еще более интересной и означает, что она намного глубже и интереснее, чем мы когда-либо предполагали.

Некоторые учёные, занимающиеся теорией струн, например Савдип Сети из Чикагского Университета приветствует произошедшую переоценку в теории струн. “Мне кажется это крайне интересным,” говорит он. “Долгое время я был противником идеи ландшафта. Я очень рад что парадигма отходит от догматов и что у нас есть проверенный набор решений.” Но аргумент о принадлежности ландшафта к «трясине» подкупает далеко не всех — особенно команду исследователей, которые разработали раннюю версию ландшафта еще в 2003 году, проект носит название (согласно первым буквам в фамилиях учёных). “Я думаю, что делать новые догадки и проверять на сколько они верны или неверны крайне полезно, но я не вижу ни теоретических, ни экспериментальных предпосылок всерьёз относиться к такой гипотезе” говорит Шамит Качру, член исследовательской группы из Стэндфордского университета. Эва Силверстайн, физик Стэндфордского университета, которая также принимала участие в разработке ранней модели, сомневается в аргументах коллег. «Я думаю, что первоначальная модель KKLT совершенно верна», — говорит она. Хуан Мальдацена, физик-теоретик из Института перспективных исследований, говорит, что он также по-прежнему поддерживает идею со стабильным количеством тёмной энергии.

Многие физики согласны с теорией о мультивселенных. “Если картина ландшафта верна, то размер нашей Вселенной по сравнению с мультивселенной в соотношении будет похож на нашу солнечную систему, находящуюся во Вселенной,” говорит Качру. По его мнению это хорошо. изначально был в поисках основополагающей причины — почему Земля находится на определенном расстоянии от солнца. Сегодня нам известно, что солнце такая же звезда, как и миллиарды звёзд в галактике — практически каждая со своими планетами, а расстояние между Землей и солнцем — случайное число, а не результат некоего сложного математического принципа. Аналогично, если наша Вселенная одна из триллиона в мультивселенной, то особые параметры и структура (нашего) космоса аналогичны случайным. Важно понимать. что эти цифры кажутся идеально выверенными для создания обитаемой Вселенной, но это лишь эффект выбора — люди появятся в том небольшом уголке Вселенной, где может развиться жизнь и впоследствии эволюционировать.

Ускорение Вселенной

Если теория струн и вправду не может быть совместима с определённым количеством тёмной энергии, то это повод усомниться в самой теории.

Но для физика это причина сомневаться в существовании тёмной энергии — то есть тёмной энергии в ее самой популярной форме, называемой космологической постоянной. В 1917 году эта идея впервые посетила Эйнштейна, но лишь в 1998 году астрономы обнаружили, что пространство-время не просто расширяется — скорость этого расширения накапливается. Космологическая постоянная может быть формой энергии в вакууме пространства, которая остается неизменной и противодействует внутреннему притяжению силы тяжести. Но это не единственное возможное объяснение ускорения Вселенной. Альтернативой будет «квинтэссенция» — поле, пронизывающее пространство-время, способное эволюционировать.

“Возможно или нет реализация устойчивого, определенного количества тёмной энергии, оказывается, что идея изменения количества тёмной энергии со временем более естественна в теории струн”, — говорит Вафа. “Если дело обстоит именно так, то мы можем измерить «скольжение» тёмной энергии при помощи наблюдений, которые ведутся учёными в данный момент.”

Пока что все астрофизические данные подтверждают идею космологической константы, но в измерениях есть место для маневра. Запланированные эксперименты, например запуск космического телескопа Europe’s Euclid, широкомасштабного ИК телескопа NASA (WFIRST) и обсерватории Саймонса, построенной в пустыне Чили, будут искать признаки темной энергии, которая была сильнее или слабее в прошлом, чем в настоящем. “Самым интересным является то, что мы практически в состоянии оказывать некое «давление» на теорию космологической константы [].” говорит Штэйнхард. “Нам не нужно ждать появление новых технологий. Мы уже в игре.” И даже те, кто скептически относится к предложению Вафы поддерживают идею рассмотрения альтернатив космологической постоянной. “Я согласен с тем, что [изменения поля тёмной энергии] — упрощенный метод для ускоренного расширения,” говорит Сильверстейн. “Но я не думаю, что есть какое-либо подтверждение для создания прогнозов наблюдения о тёмной энергии на этом этапе.”

Квинтэссенция не единственный вариант. Вслед за работами доктора Вафы, Дэниелсон и его коллеги предложили По их мнению наша Вселенная это трехмерная поверхность пузыря, расширяющаяся в гигантском пространстве.“Физика внутри этой поверхности может мимикрировать под физику космологической константы,” считает Дэниелсон. “Это совершенно иной способ нежели все, которые мы обсуждали до сих пор.”

Красивая теория

В конечном итоге, все дебаты посвященные теории струн заканчиваются одним вопросом: в чем смысл физики? Сможет ли хорошая теория объяснить конкретные характеристики Вселенной вокруг нас или мы хотим слишком многого?

Когда теория противоречит нашим знаниям о Вселенной и о том, как она устроена, откажемся ли мы от того, что уже знаем?

Теория струн нравится многим ученым потому что она “красивая”— уравнения дают удовлетворительные результаты а предложенные объяснения элегантны. Но теории струн не достаёт доказательств —а то и хуже, любых разумных предложений по сбору информации и получения данных. Тем не менее, тот факт, что даже гипотетическая теория струн не может уместиться с тёмной энергией, которую мы наблюдаем в космосе, не отталкивает некоторых учёных. Теория струн настолько прекрасна, богата и настолько во многим правильна, что учит нас, что ошибка не в теории ,а в нас самих. Но, возможно, погоня за красотой не самый лучший способ поиска правильной теории. “Математика наполнена прекрасными, красивейшими вещами, но мы не можем описать их большинству живущих на планете людей,” так физик Сабина Хоссенфелдер из Франкфуртского института перспективных исследований написала в своей последней книге, Потерянные в математике: Как красота приводит к физике звёзд (Basic Books, 2018).

Несмотря на расхождения во мнениях, физики много общаются друг с другом, дружат, к тому же, их объединяет общая цель — понимание Вселенной. Качру, один из авторов идеи о ландшафте теории струн, работал вместе с доктором Вафой — одним из критиков ландшафта. Качру рассказывает: “однажды он спросил меня уверен ли я в правильности расчетов и готов ли поставить на это свою жизнь, на что я ответил, что свою жизнь бы не поставил, а вот его запросто!

Оригинал 

Перевод: Любовь Соковикова

Редактор: Виталий Соковиков

Материал подготовлен специально для

Обнаружили ошибку или у вас остались вопросы? Напишите нам: [email protected]

Источник: crithin.livejournal.com


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.