Полет леонова в космос


Леонов родился 30 мая 1934 года в семье бывшего шахтера, который выучился на ветеринара и зоотехника. Еще в детстве Алексей проявил интерес к изобразительному искусству, но у семьи не было денег на обучение юного художника в Рижской академии искусств. Поэтому после обычной школы юноша поступил в Десятую авиационную школу в Кременчуге по комсомольскому набору в 1955 году. Спустя пять лет он прошел отбор в первый советский отряд космонавтов. Общий налет Алексея выглядит совсем скромным — чуть более семи суток, но обе его миссии были важнейшими вехами в освоении космоса. С 1970 года Леонов был заместителем начальника Центра подготовки космонавтов, а в 1991 году вышел на пенсию.

Выход в открытый космос

18 марта 1965 года Леонов вместе с Павлом Беляевым отправились на орбиту в корабле «Восход-2». Всего за пять месяцев до этого совершил полет первый корабль этой серии, который также был первым в мире многоместным космическим обитаемым аппаратом. Алексею и предстояло выйти в открытый космос, а также продемонстрировать возможность работы вне корабля. По словам самого Леонова, во время полета возникло семь аварийных ситуаций, четыре из которых несли смертельную опасность.


Схема корабля "Восток-2" «Восход-2» был существенно модернизирован для осуществления выхода в открытый космос. Кабина «Восхода-1» была настолько тесной, что три космонавта вынуждены были находиться в ней без скафандров. Однако второй полет по программе не мог обойтись без костюма, так что внутренности корабля переделали под экипаж из двух человек. Для выхода наружу на орбите была создана надувная шлюзовая камера, которая наполнялась воздухом в космосе, а перед возвращением на Землю отстреливалалсь.

Первая часть миссии прошла нормально: «Восход-2» вышел на орбиту и космонавты приготовились к выходу из корабля. Алексей провел снаружи 12 с небольшим минут, попеременно то отдаляясь, то приближаясь, а за тем попытался вернуться.


 этом этапе начались проблемы. Оказалось, что конструкция скафандра была продумана недостаточно хорошо и войти в шлюзовую камеру практически невозможно из-за раздувания костюма. Космонавту пришлось спустить часть воздуха и только тогда он смог проникнуть внутрь. Помимо этого, физическое состояние Леонова было неудовлетворительным: скафандр «Беркут» не обеспечивал достаточной терморегуляции и качества дыхательной смеси.

По возвращении оказалось, что вернуться на корабль было не самой большой проблемой — путь обратно на Землю был также сопряжен с непредвиденными трудностями. При отстреле шлюза корабль начал неконтролируемо вращаться, в дополнение к этому отказала автоматика системы жизнеобеспечения, системы ориентации и стабилизации полета. В итоге пришлось сходить с орбиты в ручном режиме, «Восток-2» перелетел зону посадки на 165 километров и упал в тайге. Спасение космонавтов заняло два дня.

«Рукопожатие в космосе»

Программа «Союз-Аполлон» только в своем названии была простой. Помимо административно-бюрократических трудностей, палки в колеса вставляла техника — советский и американский корабли слишком сильно отличались. Астронавты на «Аполлонах» дышали чистым кислородом при давлении всего лишь в треть атмосферного тогда как система жизнеобеспечения «Союзов» поставляла смесь близкую и по составу и по давлению к воздуху на Земле. Если бы при стыковке переход осуществлялся из корабля в корабль напрямую, экипажи серьезно пострадали бы от декомпрессионной болезни.


Картина посвященная советско-американской миссии "Союз-Аполлон" Посвященная миссии «Союз-Аполлон» картина. Экипажи, справа налево: Дональд Слейтон, Вэнс Бранд (сверху), Томас Стаффорд (ниже, командир «Аполлона»), Валерий Кубасов, Алексей Леонов. «Союз-19» провел на орбите пять дней и 22,5 часа, дважды стыковался с «Аполлоном» и сошел с орбиты 21 июля 1975 года. Бортинженером в экипаже был Валерий Кубасов, для которого этот полет также стал вторым. Оба космонавта получили звание Героя Советского Союза.

Пришлось создавать специальный шлюзовой отсек массой две тонны и длиной более трех метров. Его нес на себе «Аполлон», а «Союз», в свою очередь, был модернизирован для стыковки с этой конструкцией. При переходе из корабля в корабль в этом отсеке создавалась атмосфера целевой кабины и экипаж должен был акклиматизироваться в ней некоторое время. Чтобы сократить его до разумных трех часов, советская сторона миссии во время полета дышала смесью с повышенным содержанием кислорода и пониженным давлением, а американская наоборот. Командиром отечественного экипажа был Леонов и на этот раз полет прошел без сучка и задоринки.


Творчество и научная деятельность

С 1967 по 1972 годы Леонов вместе со своим другом Андреем Соколовым создали полтора десятка почтовых марок на космическую тематику. Они отличались оригинальным дизайном и стилем, поэтому сразу же снискали популярность среди филателистов. Также Алексей много рисовал и часть его картин можно найти на любительском . К сожалению, полного собрания творчества Леонова в Сети нет.

Почтовый блок СССР с рисунком А. Леонова и факсимиле его подписи Почтовый блок СССР с рисунком А. Леонова и факсимиле его подписи

Во время службы и на пенсии космонавт написал несколько научных работ, а также художественных и документальных книг. Леонов активно сотрудничал с отечественными и зарубежными авторами. В 2006 году вышла книга «Две стороны Луны: наша история космической гонки во время холодной войны», которую он написал вместе с американским астронавтом Дэвидом Скоттом, бывшим командиром «Аполлона-15». Вступление к книге написал Нил Армстронг.

Память


Алексей Леонов и вице-президент SpaceX Гвин Шотвелл в 2012 году Алексей Леонов и вице-президент SpaceX Гвин Шотвелл в 2012 году

Именем Леонова названы улицы в десятке городов России, несколько школ, планетарий Казанского университета, кемеровский аэропорт и кратер на обратной стороне Луны. В его честь учреждена региональная награда Кемеровской области. Недавний выход в открытый космос с МКС Олег Кононенко и Алексей Овчинин также посвятили знаменитому космонавту. Упоминания Алексея встречаются в комиксе «Доктор Кто» (в качестве персонажа), сериале «Звездный путь» (его именем назван героически погибший космический корабль), а также на основе истории полета «Востока-2» снят российский фильм «Время первых». Леонову посвящены песня E.V.A. (аббревиатура «внекорабельная деятельность [в космосе]») группы Public Service Broadcasting и книга «2010: Одиссея Два» Артура Кларка.

Источник: www.PopMech.ru


ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ КОСМОСА. ВЫХОД В ОТКРЫТЫЙ КОСМОС АЛЕКСЕЯ ЛЕОНОВА

18 марта 1965 года впервые в мире был осуществлен выход человека в открытое космическое пространство. Его совершил летчик-космонавт СССР Алексей ЛЕОНОВ во время полета на космическом корабле «Восход-2» 18-19 марта 1965 года. Командиром корабля был Павел БЕЛЯЕВ, Алексей ЛЕОНОВ — вторым пилотом.

 

 

Ракета-носитель с экипажем корабля «Восход-2» стартовала 18 марта 1965 года ровно в 10:00 по московскому времени с космодрома Байконур. Сразу после выхода на орбиту, уже на первом витке, была надута шлюзовая камера и начата подготовка к выходу в космическое пространство.

 

Шлюзовая камера корабля сообщалась с кабиной люком с герметизирующей крышкой, которая открывалась внутрь гермокабины как автоматически (с помощью специального механизма с электроприводом), так и вручную. Управление приводом осуществлялось с пульта.


 

В шлюзовой камере были размещены две кинокамеры для съемки процесса входа космонавта в камеру и выхода из нее, система освещения, агрегаты системы шлюзовой камеры. Снаружи был установлен киноаппарат для съемки находящегося в космическом пространстве космонавта, баллоны с запасом воздуха для наддува шлюзовой камеры и баллоны с аварийным запасом кислорода.

 

После выхода космонавта в космос, перед спуском на 3емлю, основную часть шлюзовой камеры отстреливали, и корабль входил в плотные слои атмосферы почти в обычном виде — имея лишь небольшой нарост в области входного люка. Если бы «отстрел» камеры по каким-нибудь причинам не состоялся, то экипажу пришлось бы вручную обрезать мешающую спуску на Землю шлюзовую камеру. Для этого нужно было надеть скафандры и, разгерметизировав корабль, и высунуться в люк.

 

Для выхода в космическое пространство был разработан скафандр «Беркут» с многослойной герметичной оболочкой, с помощью которой внутри скафандра поддерживалось избыточное давление, обеспечивающее нормальную жизнедеятельность космонавта. Снаружи скафандр имел специальное покрытие белого цвета для предохранения космонавта от теплового воздействия солнечных лучей и от возможных механических повреждений герметичной части скафандра. Скафандрами были снабжены оба члена экипажа, чтобы командир корабля мог при необходимости оказать помощь космонавту, вышедшему в космос.


 

Управление шлюзованием осуществлял командир корабля Павел БЕЛЯЕВ с пульта, установленного в кабине. При необходимости управление основными операциями шлюзования могло осуществляться ЛЕОНОВЫМ с пульта, установленного в шлюзовой камере.

 

БЕЛЯЕВ наполнил шлюзовую камеру воздухом, и открыл люк, соединяющий кабину корабля со шлюзовой камерой. ЛЕОНОВ «вплыл» в шлюзовую камеру, а командир корабля, закрыв люк в камеру, начал ее разгерметизацию.

 

В 11 часов 28 минут 13 секунд в начале второго витка была произведена полная разгерметизация шлюзовой камеры корабля. В 11 часов 32 минуты 54 секунды открылся люк шлюзовой камеры, а в 11 часов 34 минуты 51 секунду Алексей ЛЕОНОВ вышел из шлюзовой камеры в космическое пространство.

 

Космонавта с кораблем связывал фал длиной 5,35 метра, в составе которого был стальной трос и электрические провода для передачи на борт корабля данных медицинских наблюдений и технических измерений, а также осуществления телефонной связи с командиром корабля.


 

В открытом космосе Алексей ЛЕОНОВ начал проводить предусмотренные программой наблюдения и эксперименты. Он совершил пять отходов и подходов от шлюзовой камеры, причем самый первый отход был сделан на минимальное расстояние — один метр — для ориентации в новых условиях, а остальные на полную длину фала. Все это время в скафандре поддерживалась «комнатная» температура, а его наружная поверхность разогревалась на солнце до +60°С и охлаждалась в тени до -100°С. Павел БЕЛЯЕВ с помощью телекамеры и телеметрии следил за работой второго пилота в космосе и был готов, если это потребуется, оказать необходимую ему помощь.

 

После выполнения ряда экспериментов Алексею Архиповичу была дана команда возвращаться, но сделать это оказалось непросто. Из-за разности давлений в космосе скафандр сильно раздулся, потерял свою гибкость, и ЛЕОНОВ не мог втиснуться в люк шлюза. Он сделал несколько безрезультатных попыток. Запас кислорода в скафандре был рассчитан всего на 20 минут, которые заканчивались. Тогда космонавт сбросил давление в скафандре до аварийного.

 

Скафандр уменьшился, и вопреки инструкции, предписывающей заходить в шлюз ногами, он протиснулся в него головой вперед. ЛЕОНОВ стал разворачиваться, так как входить в корабль все равно нужно было ногами из-за того, что крышка, открывающаяся внутрь, съедала 30% объема кабины. Разворачиваться было сложно, так как внутренний диаметр шлюза — один метр, а ширина скафандра в плечах — 68 сантиметров. С большим трудом ЛЕОНОВУ удалось это сделать, и он смог войти в корабль ногами вперед, как положено.


 

Алексей Архипович находился вне корабля в условиях космического пространства 23 минуты 41 секунду. По положениям Международного спортивного кодекса чистое время пребывания человека в открытом космосе исчисляется с момента появления его из шлюзовой камеры (от обреза выходного люка корабля) до входа обратно в камеру. Поэтому время нахождения Алексея ЛЕОНОВА в открытом космическом пространстве вне космического корабля считается равным 12 минут 9 секунд.

 

С помощью бортовой телевизионной системы процесс выхода Алексея ЛЕОНОВА в космическое пространство, его работа вне корабля и возвращение в корабль передавались на Землю и наблюдались сетью наземных пунктов.

 

После возвращения в кабину Алексея ЛЕОНОВА космонавты продолжили выполнять эксперименты, запланированные программой полета.

 

В полете было еще несколько нештатных ситуаций, которые, к счастью, не привели к трагедии. Одна из таких ситуаций возникла при возвращении: не сработала система автоматической ориентации на Солнце, и поэтому не включилась вовремя тормозная двигательная установка.

 

Космонавты должны были осуществить посадку в автоматическом режиме на семнадцатом витке, но из-за отказа автоматики, вызванного «отстреливанием» шлюзовой камеры, пришлось уйти на следующий, восемнадцатый виток и садиться с использованием ручной системы управления. Это была первая посадка в ручном режиме, и при ее осуществлении обнаружилось, что с рабочего кресла космонавта невозможно заглянуть в иллюминатор и оценить положение корабля по отношению к Земле. Начинать же торможение можно было только сидя в кресле в пристегнутом состоянии. Из-за этой нештатной ситуации была потеряна необходимая при спуске точность. В результате приземлились космонавты 19 марта далеко от расчетной точки посадки, в глухой тайге, в 180 километрах северо-западнее Перми.

 

Нашли их не сразу, посадке вертолетов помешали высокие деревья. Поэтому ночь космонавтам пришлось провести около костра, используя для утепления парашюты и скафандры. На следующий день в мелколесье, в нескольких километрах от места приземления экипажа, спустился десант спасателей для расчистки площадки для небольшого вертолета. Группа спасателей на лыжах добралась до космонавтов. Спасатели построили бревенчатую избушку-шалаш, где оборудовали спальные места для ночлега. 21 марта площадка для приема вертолета была подготовлена, и в тот же день на борту Ми-4 космонавты прибыли в Пермь, откуда и сделали официальный доклад о завершении полета.

 

20 октября 1965 года Международная авиационная федерация (ФАИ) утвердила мировой рекорд продолжительности пребывания человека в космическом пространстве вне космического корабля 12 минут 9 секунд, и абсолютный рекорд максимальной высоты полета над поверхностью Земли космического корабля «Восход-2» — 497,7 километра. ФАИ присудила Алексею Архиповичу ЛЕОНОВУ высшую награду — Золотую медаль «Космос» за первый в истории человечества выход в открытое космическое пространство, а лётчику-космонавту СССР Павлу БЕЛЯЕВУ были вручены диплом и медаль ФАИ.

 

Первый выход в открытый космос советские космонавты провели на 2,5 месяца раньше американских астронавтов. Первым американцем побывавшем в космосе стал Эдвард УАЙТ, выполнивший выход в открытый космос 3 июня 1965 года, во время его полёта на корабле «Джемини-4» (Gemini-4). Продолжительность пребывания в открытом космосе составила 22 минуты.

 

Первый выход в открытый космос, совершенный Алексеем Архиповичем ЛЕОНОВЫМ, стал очередной точкой отсчета для мировой космонавтики. Во многом благодаря опыту, полученному в этом первом полёте, сегодня выход в открытый космос является уже стандартной частью экспедиций на Международную космическую станцию.

 

В наши дни во время выходов в космос проводятся научные исследования, ремонтные работы, установка нового оборудования на внешнюю поверхность станции, запуск малых спутников и целый ряд других операций.

 

Героизм членов экипажа космического корабля «Восход-2» вдохновил творческий коллектив Тимура БЕКМАМБЕТОВА и Евгения МИРОНОВА на создание масштабного продюсерского кинопроекта, героической драмы «Время первых», посвященной одной из самых рискованных экспедиций на орбиту и выходу Алексея ЛЕОНОВА в космос. Фильм создан кинокомпанией «Базелевс» при поддержке Госкорпорации «РОСКОСМОС».

 

«Время первых» — это не документальное кино, в котором были бы скрупулёзно восстановлены события полёта космического корабля «Восход-2». Это скорее научно-фантастический фильм, в основу которого лег реальный полёт Павла БЕЛЯЕВА и Алексея ЛЕОНОВА. Фильм выйдет в прокат 6 апреля 2017 года.

 

 

Также, сегодня, 18 марта 2017 года, многие издания и интернет-порталы отметили историческую дату. Так, редакция газеты «Комсомольская правда» выпустила спецвыпуск, с титульной страницей, оформленной в стиле газеты 1965 года.

 

Полет леонова в космос

Октрыть страницу 1, открыть страницы 2-3

 

А главную страницу российского коммуникационного портала mail.ru украсил тематический баннер.

 

Полет леонова в космос

Источник: www.roscosmos.ru

В пятницу в Москве на 86 году жизни скончался летчик-космонавт Алексей Леонов, входивший в первый, еще гагаринский набор отряда космонавтов. Он дважды побывал в космосе, причем в ходе первого полета впервые в истории человечества покинул корабль и вышел в открытый космос, а во время второго полета, в рамках программы «Союз-Аполлон», участвовал в первой в истории стыковке кораблей двух стран. Но Леонов был еще и талантливым художником, оставившим много работ, посвященных космосу. В память о выдающемся космонавте мы публикуем ряд его работ.

Первый отряд космонавтов был сформирован в СССР в 1960 году. В него вошли 20 человек, в том числе Юрий Гагарин и Алексей Леонов. Им предстояло выполнить несколько первоочередных задач, стоявших в то время перед молодой космической отраслью.

Первую из них — управляемый полет человека в космос, виток на круговой орбите и благополучное возвращение на Землю — 12 апреля 1961 года выполнил Гагарин. Две другие выпали на долю Леонова.

Сразу после триумфа Гагарина Сергей Королев, главный конструктор особого конструкторского бюро №1 и вдохновитель советской космической программы, заявил, что теперь необходимо научиться работать в открытом космосе и разработать систему стыковки с американскими космическими аппаратами.

Первая задача была выполнена 18 марта 1965 года. На корабле «Восход-2» Леонов был вторым пилотом. Оставив командира корабля Павла Беляева на борту, Леонов в скафандре впервые в истории человечества вышел в открытый космос и провел там 12 минут.

Подготовка к этому велась в спешке: СССР стремился обогнать американцев, также планировавших выход человека в космос. Старт корабля «Джемини-4» готовился на май 1965 года. В итоге запуск пришлось отложить на июнь, и Эдвард Хиггинс Уайт стал первым американским астронавтом, вышедшим в открытый космос, — и вторым человеком на Земле после Леонова.

Перед самым запуском советского экипажа произошла авария — запущенный в космос испытательный беспилотный корабль — полный аналог «Восхода-2» — на последнем этапе полета взорвался. Перед Королевым, Беляевым и Леоновым встал вопрос: ждать постройки нового корабля — и пропустить вперед американцев — или рискнуть, положившись на мастерство экипажа.

Экипаж рискнул, и в результате за сутки полета ему пришлось столкнуться сразу в семью аварийными ситуациями, из которых как минимум одна — разгерметизация и закислороживание корабля. «Восход-2» наполнился гремучим газом, малейшей искры было бы достаточно для взрыва. Как вспоминал позже сам Леонов, взрыва чудом удалось избежать.

При выходе в космос Леонова также ждала неожиданность — из-за разницы давления между воздухом в скафандре и пространством снаружи скафандр раздулся так, что космонавт едва сумел вернуться на борт.

Наконец, когда корабль уже шел на посадку, космонавтам пришлось отказаться от возвращения на Землю в автоматическом режиме, и Леонов как второй пилот взял на себя расчеты и посадку в ручном режиме. В итоге спускаемый аппарат «Восхода-2» удалось посадить в глухой тайге на севере Пермского края.

В 1968 году СССР планировал первым доставить человека на Луну. Гонка с американцами и в этот раз была очень плотной. Но советская сторона никак не могла провести удачный беспилотный запуск. Леонов входил в состав первого из трех экипажей, готовившихся к этому полету.

Узнав о том, что США планируют осуществить беспилотный облет Луны в двадцатых числах декабря 1968 года, все три экипажа написали в Политбюро письмо с просьбой разрешить старт пилотируемого лунного корабля немедленно. Старт планировался на 9 декабря, но разрешение так и не было получено.

Леонов и его коллеги-космонавты продолжали тренировки, но в этот раз удача им не улыбнулась. В июле 1969 года экипаж американского корабля «Аполлон-11» впервые в истории ступил на поверхность естественного спутника Земли.

В 1971 году Леонов должен был возглавить экипаж корабля «Союз-11», которому предстояла первая успешная стыковка с орбитальной станцией «Салют-1» (предыдущий экипаж не смог состыковаться в штатном режиме, и космонавты на борт станции не попали).

Буквально за два дня до старта медкомиссия забраковала кандидатуру Валерия Кубасова, бортинженера Леонова, — рентген выявил у него в легком темное пятно размером с пятикопеечную монету. По мнению врачей, это свидетельствовало о развитии острого воспалительного процесса, предположительно туберкулеза.

Отменять полет на такой стадии подготовки было нельзя. Дело было даже не в том, что о составе экипажа уже доложили Политбюро, причем кандидатуру Леонова одобрил сам Брежнев, помнивший, как космонавт выходил из трудных положений во время своего первого полета.

Как позже писал конструктор Борис Черток, один из ближайших сподвижников Сергея Королева, в 1971 году принимавший участие в событиях вокруг «Союза-11», ракета-носитель уже была собрана и стояла на стартовом столе. На предполетную подготовку ушла уйма труда и материальных средств, надо было что-то решать.

Руководители полета спорили о том, что делать: заменить бортинженера в экипаже Леонова или снять весь первый экипаж и послать вместо него дублеров — Георгия Добровольского, Владислава Волкова и Виктора Пацаева. Вопрос решило мнение конструктора Василия Мишина — он настоял на том, чтобы первую тройку полностью заменили на вторую, так как важна была сработанность экипажа в целом.

Леонов и его экипаж остались на Земле. Добровольский с коллегами улетел на «Салют-1», где была успешно проведена расконсервация станции и научная программа. Однако при возвращении экипажа произошла разгерметизация спускаемого аппарата. Экипаж погиб.

Свой второй полет Леонов совершил в июле 1975 года, выполнив вторую задачу, которую Королев ставил перед космонавтикой в 1961 году. Власти СССР и США договорились о проведении совместного полета советского и американского космических кораблей со стыковкой на орбите.

Для этого обе стороны разработали модификации своих кораблей серий «Союз» и «Аполлон», снабдив их андрогинно-периферийным агрегатом стыковки (АПАС-75). Экипаж советского корабля «Союз-19» возглавлял Алексей Леонов, его бортинженером был… Валерий Кубасов. Никакого туберкулеза у него в итоге не нашли, он остался в отряде космонавтов.

Корабли стартовали 15 июля с почти восьмичасовой разницей во времени, и 17 июля на орбите состоялась успешная стыковка. Экипажи открыли люки, и Леонов обменялся символическим рукопожатием с командиром американского экипажа Томасом Стаффордом.

Всего за время полета в состыкованном состоянии (около двух суток) члены обоих экипажей четыре раза переходили с корабля на корабль. Полет имел большое политическое значение, но был важен также и для развития науки и космической техники обеих стран.

Один из совместных экспериментов представлял собой искусственное солнечное затмение (ASTP). Двигаясь по орбите в состыкованном состоянии, корабли заняли такое положение, что корпус «Аполлона» заслонял собой диск Солнца для наблюдателей, находившихся на борту «Союза».

Самый запоминающийся эпизод этой экспедиции произошел не в космосе, а на Земле, точнее, в американском Хьюстоне, куда советские космонавты прилетели для подготовки. Руководители экспедиции решили, что во время подготовки и полета экипажи будут общаться друг с другом на специальном языке — «русском Хьюстоне»: русские будут говорить по-английски, а американцы по-русски.

По воспоминаниям самого Леонова, язык давался ему не очень хорошо. Конечно, при его прилежании и опыте в подготовке к сдаче самых разных нормативов, государственный экзамен Леонов преодолел. Но в Хьюстоне, после окончания программы подготовки, на заключительной вечеринке он поднял тост, намереваясь пожелать всем успехов жизни.

С легендарным космонавтом произошло то, что по-английски называется a slip of the tongue («оговорка»): вместо successful life американская сторона с изумлением услышала от советского космонавта, полковника ВВС напутствие в sexful life.

После возвращения из своей второй космической экспедиции генерал-майор авиации Алексей Леонов, дважды Герой Советского Союза, лауреат Государственной премии СССР, кавалер множества отечественных и зарубежных орденов, почетный гражданин множества городов всего мира, кандидат технических наук, остался в космонавтике. До самой пенсии он работал заместителем начальника Центра подготовки космонавтов.

Леонов был не только легендой славного прошлого советской космонавтики, не только жил ее настоящим днем, но и много задумывался о будущем. О мечтавшихся ему новых научных проектах и новых экспедициях в космос сегодня рассказывают оставленные им картины.

Дмитрий Иванов

Источник: nplus1.ru

Всем привет!

Однажды ко мне подошёл один человек, в прошлом лётчик-исследователь 1-го класса Качоровский Илья Борисович. Он спросил, могу ли я разместить в интернете одну его статью. Но только так, чтобы её прочло большое количество человек. Не придумав ничего лучше Пикабу, я согласился помочь ему.

ЕЩЕ РАЗ О КАТАСТРОФЕ ВЕКА

В 2004 году, начитавшись публикаций на эту тему в печати и Интернете, написанные кем угодно, но не специалистами, я решил написать свою версию. К этому времени я изучил внимательно материал книги «Гибель Гагарина» профессора С.А. Белоцерковского – единственного, кто провел исследование на научной основе, но не получивший результата, близкого к истинному, только потому, что категорично отверг «человеческий фактор». Кроме того, я провел много бесед с полковником Андриановым В.А. которого хорошо знал как заместителя начальника боевой подготовки ИА и которого Главком ВВС после гибели Гагарина назначил инспектором по технике пилотирования в Центр подготовки космонавтов, чтобы «навел порядок». От него я узнал уровень летной подготовки погибших и другие подробности их летных биографий.

Статью я поместил в журналах «Авиация и Космонавтика» и «Военные Знания», а в 2010 г в своей книге «Жизнь и работа на земле и в небе». Тираж этих журналов и книги невелик и потому статью прочитали немногие. Получил я мнение о статье только от Заслуженного летчика испытателя генерал-лейтенанта авиации Степана Анастасовича Микояна, мнение которого для меня было самым важным. Приведу ее основное содержание: “В целом статья написана вполне грамотно и обоснованно. Я согласен с Качоровским в том, что крутая спираль при неправильном выводе из нее грозит

катастрофой».

На этом бы я и успокоился, если бы не обнаружил в интернете броский заголовок «Тайна гибели Гагарина раскрыта!». А дальше следует такое, что не выдерживает никакой критики. Рядом с самолетом Гагарина пролетел в 15 метрах истребитель на сверхзвуковой скорости и волна от него привела к срыву самолета Гагарина в штопор. Самое большое что меня удивило, это подпись под ничем не мотивированным утверждением – космонавт А.А. Леонов. Я не буду открывать с уважаемым мной человеком дискуссию. Просто я помещу в интернете свою статью, которую я упростил, лишив расчетов. Самым внимательным образом проанализировав действия летчиков, убедился, что их ошибка никак не связана с уровнем их летной подготовки, а является чистой случайностью, от которой не застрахован даже летчик «От Бога». К сожалению, такова суть нашей любимой профессии. Иногда она не прощает элементарных оплошностей, не считаясь ни с рангами, ни с званиями.

Чтобы читатель знал c кем имеет дело, представлю ему, как теперь говорят, резюме.

— Образование: — Качинское военное авиационное училище летчиков, 1944 год, с отличием; — Ленинградская военно-воздушная инженерная академия им. Можайского. Инженерный факультет, 1953 год , с отличием. – Военный летчик 1-го класса.

В то время, о котором идет речь, я был заместителем начальника Центра боевого применения и переучивания летного состава ВВС по научно исследовательской работе. В моем подчинении был, единственный в ВВС, отдел исследований летных происшествий и предпосылок к ним. Правда, в полном объеме мы не могли эту задачу выполнить из за отсутствия на самолетах средств объективного контроля, которые сейчас получили почти официальное название «Черные ящики». Но, тем не менее все, что было доступно делали. Кстати, в ночь на 28 апреля (в1ч 30 мин) меня разбудил телефонный звонок. Москва требовала посмотреть в базе данных за последние 3 года были ли на самолетах УТИ-МиГ-15 катастрофы и катапультирования. Не было не только запрашиваемых происшествий, но вообще никаких серьезных. Это был в то время самый надежный самолет.

А теперь рассмотрим последний вариант моего анализа с выводами.

Отбросив все лишнее, я просто рассмотрел из каких этапов

должен был состоять полет самолета Гагарина от доклада о выполнении задания до входа в круг полетов. Это снижение с высоты 4200 м до 500 м и горизонтальный полет до входа в круг. Как может выполняться основной этап – снижение? Если расстояние до зоны большое, по прямой. Если малое – с помощью нисходяшей спирали. В рассматриваемом случае имел место второй вариант (самолет упал на территории зоны). На каком этапе вероятнее совершить ошибку? Естественно, на первом. А что вообще могло произойти при выполнении простой фигуры — нисходящей спирали, — чтобы в короткое время простая фигура превратилась в катастрофическую ситуацию? Ответ пришел сразу: нисходящая спираль превратилась в так называемую “крутую спираль”.

Суть этой спирали в очень быстром увеличении самолетом крена с одновременным увеличением угла пикирования (вертикальной скорости). Если посчитать, что летчик допустил ошибку пилотирования, то ему вместо того, чтобы не давать крену увеличиватьться, а носу самолета опускаться (увеличиваться вертикальной скорости) делал бы это преднамеренно. Но это мог делать только сумасшедший. Я, дважды попадавший в подобную ситуацию, знал причину. Это может произойти, если летчик отвлечет внимание от пилотирования и переключит его на закабинное пространство. Беда в том, что при отвлечении внимания от пилотирования даже на 10-15 сек эти параметры уже могут стать угрожающими. Летчики, не знакомые с особенностями этой фигуры, желая уменьшить угол пикирования, инстинктивно берут ручку на себя, но с удивлением обнаруживают, что самолет делает не то, что ожидал летчик. Вместо уменьшения угла пикирования самолет уменьшает радиус спирали с одновременным увеличением угла пикирования. Т.е. происходит закручивание спирали. Летчик, впервые попавший в такое положение, на какое то мгновение не знает, что делать, «зажимает» управление и некоторое время находится в состоянии ступора . Правильные же действия состоят в том, что нужно четко зафиксировать величину и направление крена и немедленно устранить его. И только потом энергично вывести самолет из пикирования. Процесс, если даже летчик быстро разберется в ситуации, настолько стремительный, что к моменту, когда он выведет самолет из крена, угол пикирования может стать 90 градусов и будет потеряно много высоты. Следует при этом заметить, что при больших углах пикирования горизонт уходит из поля зрения и определение крена затруднено. Его следует уточнить по авиагоризонту. Вернее сказать, нужно не выводить из крена, а прекратить вращение.

Я так подробно описываю этот процесс, потому что дважды попадал в подобную ситуацию. В первый раз отвлечение внимания было недолгим и процесс не превратился в угрожающий . Видимо. поэтому и потому, что знал, что есть такая коварная фигура в авиации, правильно действовал на выводе и был достаточный запас высоты.

Уверен, что описанное поведение самолета в рассматриваемом случае было именно таким. На него только нужно наложить некоторые особенности самого полета.

Во-первых, самолет был двухместным в составе проверяемого и инструктора. Во-вторых, целью полета была доразведка погоды, чтобы уяснить ее состояние для принятия решения на начало полетов и выпуск Гагарина в самостоятельный полет на боевом самолете. Поэтому, когда Гагарин ввел самолет в нисходящую спираль, Серегин продолжал наблюдать за состоянием погоды, т.е. наблюдать за объектами в закабинном пространстве. Следить за выполнением Гагариным простого элемента полета – нисходящей спирали – не было необходимости. Но, состояние погоды интересовало Гагарина не меньше, чем Серегина, и он тоже отвлекся от пилотирования для оценки погоды. Если отвлечение внимания составило 10 – 15 сек, режим спирали мог существенно измениться. Он увидел большой крен и большой угол снижения (вертикальную скорость). Как было сказано выше, первым инстинктивным движением было энергичное взятие ручки на себя, чтобы вывести самолет из крутого пикирования. Обнаружив, что самолет отреагировал не так как ожидал летчик, он зажал ручку и пытался выяснит, что происходит. А самолет тем временем продолжал стремительно углубляться в коварную крутую спираль. Уверен, что Серегин это отклонение от нормальной спирали определил еще не глядя в кабину и немедленно перенес взгляд на приборы и взял управление на себя. Какое то время ушло на оценку ситуации , но, судя по всему, он в ней разобрался и начал действовать. Но управление было «зажато». Несколько секунд ушло на то, чтобы подать команду Гагарину: «Освободить управление». Дальше действия Серегина были правильными. То, что это так, свидетельствует заключительный этап: из облаков он вышел без крена с большим углом пикирования. Когда же он увидел, что земля очень близко, увеличил перегрузку до максимума (11g ). Большего он сделать не мог. Если у кого то возникнет вопрос, что высоты у них было достаточно для выхода из спирали, ответ мой будет таков: ведь Гагарин мог отвлечь внимание не сразу, а после того, как выполнил несколько витков нормальной спирали.

Как же квалифицировать причину, приведшую к катастрофе? Непосредственная причина – нехватка высоты для выхода из крутой спирали при правильных действиях по выводу из нее командира экипажа Серегина. Сопутствуящая причина: неблагоприятное стечение случайных обстоятельств. Прямой вины экипажа, связанной с потерей летных навыков, не было.

Сейчас, вспоминая катастрофы, какие случились в Центре за время моего пребывания там (а было их целых 30), по крайней мере две были копиями случая Гагарина с Серегиным – после выполнения пилотажа в зоне самолеты упали на полдороге к аэродрому.

Для подтверждения того обстоятельства, что от попадания в крутую спираль не застрахован и самый опытный летчик, приведу еще один известный мне случай. Заслуженный летчик испытатель, закончив задание на высоте 8000 м, выполнил переворот и, чтобы побыстрее потерять высоту, стал пикировать с большим углом. Когда же начал выводить самолет из пикирования, он оказался в крутой спирали. Произошло это по причине, о которой было сказано выше: при больших углах пикирования крен визуально плохо виден. Он в конце концов разобрался в ситуации, но вывел самолет из пикирования на высоте 500 м.

Возьму на себя смелость утверждать, что предложенный вариант, в принципе, очень близок к истинному, потому, что он вытекает из самого события и логике его изменения по внутренней причине. Ничего другого здесь придумать невозможно. Если найдется специалист, который найдет в моей логике какие либо нестыковки и предложит свою версию, я готов с ним подискуссировать, чтобы найти более убедительную версию. Уверен, что ни такого специалиста, ни такой версии не найдется.

Обращаюсь к автору, провозгласившему версию, на которой предложил «поставить точку» – космонавту А.А. Леонову: «Уважаемый Алексей Архипович, я тоже все делаю, чтобы поставить точку. Попробуйте, как летчик, вдуматься в мой вариант и вы убедитесь, что в нем ничего нельзя опровергнуть. Если убедитесь, давайте эту точку вместе и поставим.

Военный летчик 1-го класса  /И.Б. Качоровский/

P.S. Автор даёт согласие на свободную перепубликацию статьи в любых сми, если она вызовет интерес у читателей.

P.P.S Просьба не топить. Если очень хочется влепить минус, добавлю комменты 😉

Источник: pikabu.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.