Первые космонавты вышедшие в открытый космос


50 лет — срок немалый, когда речь заходит о технике, прогрессе, науке. И уж тем более о человеческой жизни. Именно столько лет сегодня исполнилось со дня одного из важнейших событий в истории мировой космонавтики и нашей страны. 18 марта 1965 года космонавт Алексей Леонов стал первым человеком, вышедшим в открытый космос.

Когда смотришь фантастические фильмы про космос, то редко когда покидает глубинное ощущение надёжности, основательности всех этих космических кораблей и станций. Там всё показывается очень массивным: толстая многослойная обшивка, автоматические двери многосантиметровой толщины. Но когда смотришь на фотографии и чертежи настоящих кораблей, а особенно ранних конструкций, то волосы начинают шевелиться на голове. Да как на ЭТОМ вообще можно летать, не то что в космос? И какой смелостью нужно обладать, чтобы доверить свою жизнь этой тесной хрупкой конструкции? Вот как выглядел корабль «Восход-2», на котором космонавты Алексей Леонов и Павел Беляев отправились в полёт:

Первые космонавты вышедшие в открытый космос

  1. приборно-агрегатный отсек
  2. спускаемый аппарат
  3. шлюзовая камера в надутом состоянии
  4. камера для съемки выхода
  5. пневмоарматура наддува шлюзовой камеры
  6. дублирующая ТДУ

Этот серебристый гофрированный цилиндр представляет собой надувную (!) шлюзовую камеру. Можете оценить сами, насколько тесно было как в шлюзе (внутренний диаметр в надутом состоянии — 1 метр, длина — 2,5 м), так и в самом корабле.

Первые космонавты вышедшие в открытый космос

Теснота как спускаемого шарообразного модуля, в котором находились космонавты, так и шлюза, была обусловлена жёсткими габаритными ограничениями ракеты-носителя. Отсюда и идея надувного шлюза, очень компактного в сложенном состоянии.

Одеты оба космонавта были в скафандры «Беркут», внутри которых поддерживалось давление 0,4 атмосферы:

Первые космонавты вышедшие в открытый космос

Первый в истории выход в космос продлился 12 минут и 9 секунд. При этом физическое самочувствие Алексея Архиповича оставляло желать лучшего: началась тахикардия, участилось поверхностное дыхание, температура выросла до +38, да к тому же интенсивное потоотделение.Всё это время Леонов был связан с кораблём коротким тросом длиной немногим более 5 метров. За 12 минут нахождения в космосе Алексей Архипович пять раз отдалялся от корабля и возвращался к нему. Кстати, американский космонавт, вышедший в космос через три месяца после Леонова, не отрывался от корабля из-за опасения возникновения какого-нибудь ЧП.


Первые космонавты вышедшие в открытый космос

При возвращении возникла проблема: раздутый внутренним давлением скафандр не позволял проникнуть в шлюз. Леонову пришлось снизить давление до 0,27 атм, чтобы попасть внутрь. И поскольку сделал он это не ногами, а головой вперёд, потом ещё пришлось немало потрудиться, чтобы развернуться внутри шлюза —и только потом удалось вернуться на корабль. После закрытия люка шлюз был отстрелен.

Выше мы посетовали на внешнюю хрупкость космических кораблей. Это было не для красного словца: после возвращения Леонова выяснилось, что из-за термической деформации люк закрывается негерметично, и автоматика начала подавать больше кислорода. Возникла угроза пожара. Однако космонавтам повезло: Леонов случайно задел включатель подачи воздуха из резервных баков, атмосферное давление в корабле возросло и он… слегка раздулся. Как консервная банка. Совсем чуть-чуть, но этого оказалось достаточно, чтобы щель возле люка исчезла и разгерметизация прекратилась. После этого автоматика вернула подачу кислорода на прежний уровень.

А в этом коротком ролике от Роскосмоса можно увидеть несколько отрывков, снятых внешней камерой во время пребывания Леонова в космосе, а также интересные факты о нашем будущем новом скафандре «Орлан-МКС».


Кстати, тот исторический полёт стал последним для кораблей типа «Восход», через два года им на смену пришли «Союзы».

Первые космонавты вышедшие в открытый космос

Случай уберёг Леонова от гибели ещё раз, в 1971 году. Тогда он был назначен командиром основного состава экипажа корабля «Союз-11», однако перед стартом было принято решение отправить дублирующий экипаж Добровольского, Волкова и Пацаева. Все трое погибли при спуске с орбиты.

Через 10 лет после своего выхода в космос Леонов отправился в свой второй полёт. Он был командиром корабля «Союз-19». На этот раз была проведена первая в истории стыковка двух космических кораблей разных стран, полёт «Союз — Аполлон».

Первые космонавты вышедшие в открытый космос

Помимо своей основной профессиональной деятельности, Алексей Архипович Леонов, которому в прошлом году исполнилось 80 лет, прославился у нас в стране и как художник, пропагандирующий покорение космоса. В частности, трижды выпускались наборы почтовых марок, для которых Леонов создавал рисунки.

Источник: habr.com

18 марта 1965 года – На орбиту был выведен космический корабль «Восход-2» с космонавтами: Командир корабля — Павел Иванович Беляев, пилот — Алексей Архипович Леонов. В процессе полета корабля «Восход-2» космонавтом А.А. Леоновым был осуществлен первый выход человека в открытый космос продолжительностью 12 минут.

 


Первые космонавты вышедшие в открытый космос

 

Корабль был оснащен надувной шлюзовой камерой «Волга». Перед стартом камера складывалась и имела размеры 70 см в диаметре и 77 — в длину. В космосе камера надувалась и имела следующие размеры: 2,5 метра в длину, внутренний диаметр — 1 метр, внешний — 1,2 метра. Масса камеры — 250 кг. Перед сходом с орбиты камера отстреливалась от корабля. Для выхода в космос был разработан скафандр «Беркут». Он обеспечивал пребывание в открытом космосе в течение 30 минут. Первый же выход занял 23 минуту 41 секунду (вне корабля 12 минут 9 секунд).

Первые космонавты вышедшие в открытый космос  Интересно, что тренировки перед этим полетом проводились на борту самолета Ту-104АК, в котором был установлен макет корабля «Восход-2» в натуральную величину с реальной шлюзовой камерой (именно она и полетела в космос позже).  При полете самолета по параболической траектории, когда на несколько минут в салоне наступала невесомость, космонавты отрабатывали выход в скафандре через шлюзовую камеру.


 «Восход-2» стартовал 18 марта 1965 г. в 10:00 по Москве. Шлюзовая камера была надута уже на первом витке. Оба космонавта были в скафандрах. По программе Беляев должен был помочь Леонову вернуться в корабль в случае возникновения нештатной ситуации.

 

Выход в космос начался на втором витке. Леонов перебрался в шлюзовую камеру и Беляев закрыл за ним люк. Затем воздух из камеры был стравлен и в 11:32:54 Беляев со своего пульта в корабле открыл наружный люк шлюзовой камеры. В 11:34:51 Алексей Леонов покинул шлюз и оказался в открытом космосе. Леонов мягко оттолкнулся и почувствовал, что корабль дрогнул от его толчка. Первое, что он увидел, было черное небо.  Тут же послышался голос Беляева:

— «Алмаз-2» начал выход. Кинокамера включена? — этот вопрос командир адресовал своему товарищу.
— Понял. Я «Алмаз-2». Снимаю крышку. Выбрасываю. Кавказ! Кавказ! Кавказ вижу под собой! Начал отход (от корабля).
Прежде чем выбросить крышку, Леонов на секунду задумался, куда ее направить — на орбиту спутника или вниз, к Земле. Бросил к Земле. Пульс космонавта составлял 164 удара в минуту, момент выхода был очень напряженным.
Беляев передал на Землю:
—Внимание! Человек вышел в космическое пространство!
Телевизионное изображение парящего на фоне Земли Леонова транслировалась по всем телеканалам.


Общий вес «выходного костюма» был приблизился 100 кг… Пять раз космонавт улетал от корабля и возвращался на фале, длиной 5,35 м..
Все это время в скафандре поддерживалась «комнатная» температура, а его наружная поверхность разогревалась на солнце до +60° и охлаждалась в тени до –100°С…

 

Полет “Востока-2″ вошел в историю дважды.

В первой, официальной и открытой, говорилось, что все прошло блестяще.

Сообщение ТАСС от 18 марта 1965 года:
Сегодня, 18 марта 1965 года, в 11 часов 30 минут по московскому времени при полете космического корабля «Восход-2» впервые осуществлен выход человека в космическое пространство. На втором витке полета второй пилот летчик-космонавт подполковник Леонов Алексей Архипович в специальном скафандре с автономной системой жизнеобеспечения совершил выход в космическое пространство, удалился от корабля на расстоянии до пяти метров, успешно провел комплекс намеченных исследований и наблюдений и благополучно возвратился в корабль. С помощью бортовой телевизионной системы процесс выхода товарища Леонова в космическое пространство, его работа вне корабля и возвращение в корабль передавались на Землю и наблюдались сетью наземных пунктов. Самочувствие товарища Леонова Алексея Архиповича в период его нахождения вне корабля и после возвращения в корабль хорошее. Командир корабля товарищ Беляев Павел Иванович чувствует себя также хорошо.


Первые космонавты вышедшие в открытый космос  Во второй, которая раскрывалась постепенно и в деталях так и не была опубликована, насчитывается по крайней мере три ЧП.
Леонова наблюдали по телевидению и транслировали изображение в Москву. При выходе из корабля на пять метров он помахивал рукой в
открытом космосе. Вне шлюза Леонов находился 12 минут и 9 секунд. Но оказалось, что выйти было легче, чем вернуться обратно. Скафандр в космосе раздулся и никак не втискивался в шлюз. Леонов вынужден был сбросить давление, чтобы “похудеть” и сделать его мягче. Все-таки ему пришлось лезть обратно не ногами, как это было предусмотрено, а головой. Все перипетии происходившего при возвращении в корабль мы узнали только после приземления космонавтов. Скафандр А.А.Леонова после пребывания в космосе потерял свою гибкость и не позволял космонавту войти в люк. А.А.Леонов делал попытку за попыткой, но безрезультатно. Положение осложнялось тем, что запас кислорода в скафандре был рассчитан всего на двадцать минут, и каждая неудача повышала степень риска для жизни космонавта. Леонов ограничил расход кислорода, но от волнения и нагрузок его пульс и частота дыхания резко возросли, а значит, и кислорода требовалось больше. С.П.Королев пытался его успокоить, вселить уверенность. На Земле слышали доклады А.А.Леонова: «Я не могу, я снова не смог».


По циклограмме Алексей должен был вплыть в камеру ногами, затем, полностью войдя в шлюз, закрыть за собой люк и загерметизировать его. В реальности ему пришлось стравить воздух из скафандра почти до критического давления. После нескольких попыток космонавт решил
«вплыть» в кабину лицом вперед. Это ему удалось, но при этом он ударился стеклом гермошлема о ее стенку. Это было страшно — ведь стекло могло лопнуть. В 08:49 UTC выходной люк шлюзовой камеры был закрыт а в 08:52 UTC начался наддув шлюзовой камеры.

После возвращения в корабль неприятности продолжились. Вторым ЧП было непонятное падение давления в баллонах наддува кабины с 75 до 25 атмосфер после возвращения Леонова. Надо было производить посадку не позднее 17 витка, хотя Григорий Воронин – главный конструктор этой части системы жизнедеятельности – успокоил, что кислорода хватит еще на сутки. Вот как описывает события Алексей Архипович:


 

…начало расти парциальное давление кислорода (в кабине), которое дошло до 460 мм и продолжало расти. Это при норме 160 мм! Но ведь 460 мм — это гремучий газ, ведь Бондаренко сгорел на этом… Вначале мы в оцепенении сидели. Все понимали, но сделать почти ничего не могли: до конца убрали влажность, убрали температуру (стало 10-12°). А давление растет… Малейшая искра — и все превратилось бы в молекулярное состояние, и мы это понимали. Семь часов в таком состоянии, а потом заснули… видимо, от стресса. Потом мы разобрались, что я шлангом от скафандра задел за тумблер наддува… Что произошло фактически? Поскольку корабль был долгое время стабилизирован относительно Солнца, то, естественно, возникла деформация; ведь с одной стороны охлаждение до -140°С, с другой нагрев до +150°С… Датчики закрытия люка сработали, но осталась щель. Система регенерации начала нагнетать давление, и кислород стал расти, мы его не успевали потреблять… Общее давление достигло 920 мм. Эти несколько тонн давления придавили люк — и рост давления прекратился. Потом давление стало падать на глазах.

Дальше больше. ТДУ (тормозная двигательная установка) не сработала в автоматическом режиме и корабль продолжал полет. Экипажу дали команду сажать корабль в ручном режиме на 18 или 22 витке. Далее снова цитата Леонова:

Мы шли над Москвой, наклонение 65°.
до было садиться именно на этом витке, и мы сами выбрали район для посадки — в 150 км от Соликамска с курсовым углом 270°, потому что там была тайга. Никаких предприятий, никаких линий электропередач. Могли сесть в Харькове, в Казани, в Москве, но это было опасно. Версия, что мы туда попали из-за нарушения балансировки, — полная ерунда. Мы сами выбрали место посадки, так как это было безопаснее и возможные отклонения в работе двигателя смещали точку посадки тоже в безопасные районы. Только в Китай нельзя было садиться — тогда отношения были очень напряженными. В результате при скорости 28000 км/ч мы сели всего в 80 км от нами же рассчитанной точки. Это хороший результат. А резервных мест посадки тогда не было. И нас там не ждали…

 

Наконец поступил доклад от поискового вертолета. Он обнаружил красный парашют и двух космонавтов в 30 километрах юго-западнее города Березняки. Густой лес и глубокий снег не давали возможности вертолетам совершить посадку вблизи космонавтов. Населенных пунктов поблизости тоже не было. Посадка в глухой тайге была последним ЧП в истории “Восхода-2″. Космонавты ночевали в лесу Северного Урала. Вертолеты только и могли, что летать над ними и докладывать, что “один рубит дрова, другой подкладывает их в костер”.
С вертолетов космонавтам сбрасывали теплые вещи и продукты, но вытащить Беляева и Леонова из тайги не удавалось. Группа лыжников с врачом, высадившаяся в полутора километрах, добралась до них по снегу за четыре часа, но вывести из тайги не решилась. За спасение космонавтов развернулось настоящее соревнование.
Служба полигона, подогреваемая Тюлиным и Королевым, выслала в Пермь свою спасательную экспедицию во главе с подполковником Беляевым и мастером нашего завода Лыгиным. Из Перми они на вертолете добрались до площадки в двух километрах от “Восхода-2″ и вскоре обнимались с космонавтами. Маршал Руденко запретил своей спасательной службе эвакуировать космонавтов с земли на зависающий вертолет. Они остались в тайге на вторую холодную ночевку, правда теперь у них была палатка, теплое меховое обмундирование и вдоволь продовольствия. Дело дошло до Брежнева. Его убедили, что подъем космонавтов в зависший у земли вертолет – дело опасное.

Брежнев согласился и одобрил предложение вырубить поблизости деревья для подготовки посадочной площадки. Когда мы приземлились, нас нашли не сразу… Мы сидели в скафандрах двое суток, у нас не было другой одежды. На третьи сутки нас оттуда вытащили. Из-за пота у меня в скафандре было по колено влаги, примерно 6 литров. Так в ногах и булькало. Потом, уже ночью, я говорю Паше: «Ну все, я замерз». Мы сняли скафандры, разделись догола, выжали белье, надели его вновь. Затем спороли экранно-вакуумную теплоизоляцию. Всю жесткую часть выбросили, а остальное надели на себя. Это девять слоев алюминизированной фольги, покрытой сверху дедероном. Сверху обмотались парашютными стропами, как две сосиски. И так остались там на ночь. А в 12 дня прилетел вертолет, который сел в 9 км. Другой вертолет в корзинке спустил прямо к нам Юру Лыгина. Потом к нам пришли на лыжах Слава Волков (Владислав Волков, будущий космонавт ЦКБЭМ) и другие.
Они привезли нам теплую одежду, налили коньяка, а мы им свой спирт отдали — и жизнь стала веселее. Костер развели, котел поставили. Мы помылись. Часа за два срубили нам маленькую избушку, где мы и переночевали нормально. Там даже постель была. 21 марта была подготовлена площадка для посадки вертолета. И в тот же день на борту Ми-4 космонавты прибыли в Пермь, откуда и сделали официальный доклад о завершении полета. И все же, несмотря на все проблемы, возникшие во время полета, это был первый, самый первый выход человека в космическое пространство. Вот как Алексей Леонов описывает свои впечатления:

 

Я хочу вам сказать, что картина космической бездны, которую я увидел, своей грандиозностью, необъятностью, яркостью красок и резкостью контрастов чистой темноты с ослепительным сиянием звезд просто поразила и очаровала меня. В довершение картины представьте себе — на этом фоне я вижу наш советский корабль, озаренный ярким светом солнечных лучей. Когда я выходил из шлюза, то ощутил мощный поток света и тепла, напоминающий электросварку. Надо мной было черное небо и яркие немигающие звезды. Солнце представлялось мне, как раскаленный огненный диск…

Источник: VKS.spb.ru

Реальность подвига

О необходимости работы человека в открытом космосе писал еще Константин Циолковский. В середине 1920-х он размышлял и о скафандрах, и о системе шлюзования. Воплотивший идеи «калужского мечтателя» в жизнь главный конструктор Сергей Королёв понимал, что ничего опаснее, чем выход в открытый космос, в работе космонавтов, пожалуй, нет. Королев считал этот эксперимент основой космической программы на много лет вперед. Человек должен научиться не только выживать, но и действовать в открытом космосе, в том числе — проявлять инициативу в критических ситуациях.

Решиться на это опасное предприятие долгое время не могли ни в СССР, ни в США. Не было ни подходящего скафандра, ни гарантии, что человек сохранит связь с кораблем и благополучно туда вернется.

Но советский конструктор был верен своему кредо: превращать фантастику в чертежи, а чертежи — в реальность, о которой торжественно сообщали всему миру наши дикторы — Юрий Левитан и Виктор Балашов.

Требуется художник!

Алексей Леонов входил в первый, гагаринский, состав отряда космонавтов. Считался одним из лучших по всем показателям, но полета ему до поры до времени не доставалось. А ведь ему уже шел тридцатый год.

В Леонове Королев увидел человека, который должен первым взглянуть на Землю в свободном полете, а не через иллюминатор. И тут сказалось, что первооткрыватели космоса были не только конструкторами, но и романтиками. Королев говорил, что первым увидеть нашу галактику из открытого космоса должен не только летчик, но и художник. Картины Леонова ему нравились.

Вторил академику и генерал-полковник авиации Николай Каманин, «летный папа» первых космонавтов. Он писал в дневнике:

Автор цитаты

«Предстоящий эксперимент явится крупнейшим нашим достижением в освоении космоса после полета Гагарина. Для первого выхода в космос подготовлены Алексей Леонов и Евгений Хрунов (последний в составе дублирующего экипажа). Оба они отличные космонавты, а Леонов, кроме того, художник. Он, безусловно, лучше других прочувствует все своеобразие и красоту этого эксперимента и сумеет передать свои ощущения и наблюдения после возвращения на Землю»

«Восход» и «Беркут»

Специально для операции «Выход» был разработан космический корабль «Восход-2», и Леонов первым активно «обживал» эту машину на Земле. На корабле была установлена надувная шлюзовая камера «Волга». Именно через нее он и должен был выйти в открытый космос. Тренировки шли на борту реактивного Ту-104 — внутри самолета установили точную копию «Восхода» — и Леонов «выплывал» из нее в условиях искусственной невесомости. Для выхода в открытый космос на предприятии «Звезда» создали мягкий скафандр «Беркут». В ранце размещались три кислородных баллона. После того как Леонов испытал его в космосе, прислушавшись к его замечаниям, ученые создали более совершенную модель, «Ястреб».

Разумеется, всё держалось в строгом секрете. Состав экипажей огласили за два дня до полета: основной — подполковник Павел Беляев (командир корабля) и майор Алексей Леонов (второй пилот, выходящий в космос); запасные — майор Дмитрий Заикин и майор Евгений Хрунов.

Последнее наставление Королева запомнилось Алексею Архиповичу на всю жизнь: «Ты там на рожон не лезь. Не мудри. Просто выйди из корабля, помаши нам рукой и — назад». Сергей Павлович считал, что нужно немного охладить Леонова, который вообще-то любил рискнуть.

Через Вселенную

18 марта 1965 года космический корабль «Восход-2» вышел на орбиту. В 11 часов 34 минуты 51 секунду по московскому времени Леонов благополучно, как на тренировке, вышел в безвоздушное пространство. С кораблем его связывал фал длиной 5,35 метра. Беляев передал в центр управления полетом: «Внимание! Человек вышел в космическое пространство!» В это время они пролетали над Черным морем.

За действиями Леонова в прямом эфире на экране наблюдали и Королев, и Гагарин, и Каманин. Вот он на пять метров отдалился от корабля. Все кувырки и повороты Леонова в открытом космосе в автоматическом режиме снимали на камеру. Чувствовал он себя в первые минуты хорошо, на эмоциональном подъеме. «В меня что-то поперло. Звезды были и слева, и справа, и вверху, и внизу. И я находился среди звезд. Постепенно всё успокоилось, и я понял, что я сам — частица этого гигантского мира, где живет человек, как песчинка», — так он вспоминал свои впечатления от тех первых секунд в космосе.

Связь с Землей не прерывалась. Для Леонида Брежнева и Алексея Косыгина, сменивших Никиту Хрущева несколько месяцев назад, это была крупная политическая победа. И первым голосом, который услышал Леонов в наушниках, когда пребывал в свободном полете, был узнаваемый хрипловатый баритон Леонида Ильича, звучавший как никогда весело: «Поздравляем вас с великим успехом! Смотрим, как ты там кувыркаешься… Желаем здоровья, сил и мужества! Возвращайся домой, очень тебя ждем! Обнимаем!»

Эксперимент занял 23 минуты 41 секунду, из них 12 минут 9 секунд Леонов находился вне корабля и шлюза. Через несколько минут после того, как Леонов шагнул в открытый космос, его скафандр — из-за разницы в давлении внутри и снаружи — раздулся как воздушный шар. На земле такую ситуацию не отрабатывали, не учли. Кислород был на исходе, решение нужно было принимать без промедлений. Гагарин и Королев что-то советовали ему по радиосвязи, но Леонов принял решение самостоятельно. Вопреки инструкции, он сумел протиснуться в шлюзовые сени «Восхода» головой вперед. Там, в тесном «предбаннике», ему пришлось перекувырнуться, чтобы войти в корабль.

Это была работа за пределами нервных и физических возможностей человека. Пульс скакнул до 190. Скафандр наполовину заполнился потом. К счастью, всё завершилось благополучно. Но спокойно отдышаться в корабле Леонову не удалось. Нештатным (а говоря попросту — крайне опасным) оказалось и возвращение на Землю. Отказала техника — и космонавты не смогли посадить свой «Восход» в автоматическом режиме. Пришлось сделать дополнительный виток вокруг Земли, во время которого Беляев перевел систему управления в ручной режим.

В истории мировой космонавтики спуска в отсутствие автоматики еще не было — ни у наших, ни у американцев. К счастью, тормозной двигатель включился благополучно — и они приземлились. Но не там, где их ждали — не в казахской степи, а в Пермской области, в глухом заснеженном лесу. Больше всего Беляев опасался приземления в населенном пункте — могли бы быть жертвы. Но положение, в которое они попали, вызывало тревогу.

Четыре часа центр управления полетами ничего не знал о судьбе космонавтов. Где они? Живы ли? Поисковая экспедиция долго не могла ответить на эти вопросы. На морозе они попытались разжечь костер. Неподалеку выли волки. Наконец, яркий парашют космонавтов, развешенный на дереве, заметил вертолетчик. Вскоре героям сбросили еду, одежду, оружие и даже коньяк. Первым делом Леонов и Беляев разогрели воду и на скорую руку помылись, после космического полета об этом мечталось острее всего.

Можно было поднять космонавтов в вертолет по веревочной лестнице. Но начальство сочло это напрасным риском, ведь Леонов и Беляев были переутомлены после полета. Каманин бушевал на чиновников-перестраховщиков: неужели наши богатыри не справятся с таким простым заданием, да для них подняться по веревочной лестнице — как для обыкновенного человека встать с кресла. Но врачи подтвердили правоту «осторожных» бюрократов.

Пришлось им вторую ночь провести в тайге, ожидая, пока лесорубы и строители соорудят посадочную площадку. На следующий день, после нескольких часов глубокого сна, Леонов и Беляев вошли в вертолет с полным соблюдением правил безопасности.

Триумфатор

23 марта их встречала столица. Врачи разрешили героям участие в многолюдных митингах. Леонов любил и умел поговорить, публичности не боялся. «Когда я выходил из шлюза, то ощутил мощный поток света и тепла, напоминающий электросварку. Надо мной было черное небо и яркие немигающие звезды. Солнце представлялось мне как раскаленный огненный диск», — так образно и бойко он рассуждал с трибуны Мавзолея.

После этого в долгой жизни Алексея Леонова чего только не случалось — и второй полет, десятилетие спустя, со стыковкой с американским космическим кораблем «Аполлон». Всемирная слава, награды, звания, художественные выпуски и книги… Но ничто не сравнится с теми счастливыми и тревожными минутами, когда он парил над Землей. Первый в мире. Единственный на планете.

Резонанс этого полета сравним только с гагаринским. Американцы уже несколько месяцев готовились к выходу в открытый космос, но Королёв снова сыграл на опережение. Американский астронавт вышел в «свободный полет» ровно на три месяца позже Леонова.

Автор — заместитель главного редактора журнала «Историк»

Источник: iz.ru

Корабль "Восход-2"

Для выхода в безвоздушное пространство специалистами ОКБ-1 (ныне — Ракетно-космическая корпорация "Энергия" им. С. П. Королева; г. Королев Московской обл.) трехместный корабль "Восход" был переоборудован в двухместный, чтобы освободить место для надевания скафандра и организации входа в шлюзовую камеру.

Скафандр для внекорабельной деятельности "Беркут" и шлюзовая камера "Волга" для выхода в космос были разработаны конструкторским бюро опытного завода номер 918 в подмосковном пос. Томилино (ныне — Научно-производственное предприятие "Звезда") под руководством главного конструктора Гая Северина (1926-2008). "Беркут" представлял собой скафандр вентиляционного типа, то есть не позволял регенерировать выдыхаемый космонавтом воздух, как в современных скафандрах, и был рассчитан на 20-30-минутное пребывание в космосе (общий вес — 100 кг). Шлюзовая камера в рабочем состоянии имела форму цилиндра длиной 2,5 м, внешним диаметром 1,2 м и внутренним — 1 м. Она была надувной и располагалась снаружи корпуса корабля. До выхода на орбиту камера в свернутом виде помещалась под обтекателем "Востока-2", а перед спуском на Землю основная ее часть отделялась от корабля. На случай нештатной ситуации в шлюзовой камере имелась резервная кислородная система, соединяемая со скафандром при помощи специального троса (7 м). Кроме того, на скафандре за спиной космонавта крепились дополнительные аварийные баллоны с кислородом общей емкостью около 4 л (их должно было хватить на 20 мин.).

Полет и выход в космос

Корабль "Восход-2" с Алексеем Леоновым (второй пилот) и Павлом Беляевым (командир) стартовал с космодрома Байконур 18 марта 1965 года (10:00 мск). Когда корабль совершал первый виток вокруг Земли, была надута шлюзовая камера, на втором витке начался выход Алексея Леонова в космос. Космонавт пять раз удалялся от корабля на расстояние до 5,35 м. Для подачи кислорода и связи с бортом "Восхода-2" (параметры орбиты — от 167 км до 475 км) использовался страховочный трос.

Выход не обошелся без нештатных ситуаций. Из-за разницы давления скафандр раздулся. Это препятствовало возвращению космонавта в шлюзовую камеру (диаметр люка был критически малым). Поэтому Леонов, рискуя жизнью, вынужден был стравливать в скафандре давление почти до критического (с 0,4 до 0,27 атмосфер). В нарушение инструкции космонавту пришлось входить в шлюзовую камеру головой вперед, а для закрытия за собой люка — переворачиваться в тесном пространстве (из рассказа Алексея Леонова в книге "Мировая пилотируемая космонавтика: История. Техника. Люди", 2005).

Общее время, проведенное Алексеем Леоновым в безвоздушном пространстве, составило 23 мин. 41 сек., из них 12 мин. 9 сек. — за пределами корабля (в свободном полете). На внешней поверхности корабля были установлены две телевизионные камеры, которые передавали изображение на Землю. Кроме того, сам космонавт вел съемку специальной кинокамерой С-97.

Общая продолжительность полета "Восхода-2" составила 1 сутки 2 часа 2 минуты.

Посадка, регистрация рекорда

При возвращении космонавтов на Землю 19 марта отказала автоматическая система ориентации корабля, и посадка проводилась вручную. Экипаж приземлился в нерасчетном районе — в 180 км севернее Перми, вдали от населенных пунктов. Космонавты были обнаружены через четыре часа в тайге, но из-за глубокого снега эвакуированы только спустя двое суток.

20 октября 1965 года Международная авиационная федерация (ФАИ) утвердила мировой рекорд продолжительности пребывания человека в космическом пространстве вне космического корабля — 12 мин. 9 сек. За первый в истории человечества выход в открытое космическое пространство ФАИ присудила Алексею Леонову свою высшую награду — Золотую медаль "Космос", а Павлу Беляеву были вручены диплом и медаль федерации.

Источник: tass.ru

Подготовка к полёту

А. Леонов

Разразившаяся после Второй мировой войны гонка вооружений между Советским Союзом и Соединёнными Штатами постепенно становилась всё шире. Так, в 60-х гг. она распространилась за пределы планеты и продолжилась в космосе. Если с первым полётом человека в космос СССР опередил потенциального противника, теперь предстояло решить следующую задачу: совершить выход космонавта в открытое пространство.

Корабль «Восход»

Космический корабль «Восход-2»

Для того чтобы советский космонавт смог выйти в открытый космос, нужен был большой и надёжный корабль, способный продержаться там длительное время и самостоятельно вернуться на Землю. В качестве опытного образца был взят уже испытанный вариант «Восхода». Вторая модель была более доработанной, имела не только большую по площади кабину, в которой смогли свободно разместиться двое взрослых, облачённых в скафандры, но и отличалась другими характеристиками.

Модель имела надувной шлюз, предназначенный для того, чтобы при выходе космонавта не разгерметизировать весь корабль. В момент посадки она отделялась и облегчала вес на 250 кг, экономя топливо.

Экипировка космонавта

Подлинный скафандр и дубликат шлюза

Скафандры «Беркут», разработанные НПО «Звезда», испытывались в самолёте «Ту-104», салон которого был переоборудован в виде макета внутренностей «Восхода-2». Тренировки совершались во время коротких перелётов, проходящих по параболической траектории, необходимых для того, чтобы создать состояние невесомости.

За спиной космонавта находился ранец с необходимой системой жизнеобеспечения — таким образом, вся конструкция весила более 100 кг. Для того чтобы оценить сложность передвижения для первых советских космонавтов, следует добавить, что вся конструкция была очень неудобной. Например, для банального сжатия пальцев в кулак требовалось приложить усилие, равное 25 кг. По неофициальной версии, Алексей Леонов имел лучшую физическую форму, что и повлияло на окончательное решение в выборе его кандидатуры.

Полёт

А. Леонов в открытом космосе

18 марта 1965 г. в 10 часов утра космический корабль «Восход-2» с находящимися внутри пилотом Алексеем Леоновым и командиром Павлом Беляевым стартовал с Байконура. Уже на земле они были облачены в скафандры — при необходимости оставшийся внутри смог помочь напарнику возвратиться на корабль. Когда они оказались на орбите, была надута шлюзовая камера, но действия, направленные на выход в открытое пространство, начались, лишь когда корабль пошёл на второй виток.

Когда Леонов покинул шлюзовую камеру, его организм подвергся значительным нагрузкам, проявившимся тахикардией, гипертермией и гипергидрозом. Всё это время сердце билось в бешеном ритме, достигая 165 ударов в минуту.

«Вышел, посмотрел — впереди Черное море, Румыния, Италия, голову поднял — Балтийское море и Куршская коса. И тихо-тихо. Я слышу, как бьётся моё сердце, слышу своё дыхание. И вдруг в этой обстановке Левитан: «Внимание-внимание! Человек вышел в открытое космическое пространство и находится в свободном плавании». У меня первая мысль — о ком это он?», — шутил он после полёта.

В общей сложности советский космонавт, впервые в мире побывавший в космосе, 5 раз отдалялся от шлюза на максимальную длину фала 5,35 м. В открытом пространстве он пробыл 12 минут 9 секунд.

Источник: zen.yandex.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.