Кто летал в космос после гагарина


55 лет назад первый человек полетел в космос – Юрий Алексеевич Гагарин обессмертил не только свое имя и принес славу родной стране, но и открыл эру освоения космоса человеком. В начале 60-х прошлого века именем Юрий, в честь Гагарина, назвали едва ли не четверть всех мальчиков, родившихся в Советском Союзе – в роддомах после 12 апреля 1961 года проходили стихийные митинги: младенцев называли Юрами.

В честь Гагарина названы город (бывший Гжатск) и район в Смоленской области. Его имя носят предприятия и организации, улицы и проспекты, площади, бульвары, парки. Нынешний хоккейный кубок КХЛ тоже носит имя Гагарина. Впрочем, как и многие другие спортивные турниры и школьные олимпиады.
 

Картинка

 

Кажется, что о Юрии Алексеевиче Гагарине мы знаем абсолютно все – из книг, учебников, фильмов. Ведь Гагарин – это визитная карточка нашей страны, ее гордость и предмет уважения.


о биография расписана едва ли не по минутам – от рождения (9 марта 1934 года) до полета в космос (12 апреля 1961 года) и смерти во время авиакатастрофы (27 марта 1968 года). И вспоминая сегодня Первого космонавта, не будем повторяться, по возможности, об известных фактах его биографии, а акцентируемся на, может, незначительных, но интересных деталях, которые тоже в немалой степени характеризуют Юрия Гагарина. И где-то даже развеивают мифы и легенды о главном космонавте планеты.
 

Картинка

 

Сам факт полета Юрия Гагарина в космос и его первенство в освоении околоземной орбиты долгое время оспаривались американскими специалистами НАСА, которые упустили шанс стать первыми. Доводы строились на нескольких позициях. Первая – до Гагарина в космосе уже побывал другой советский космонавт, судьба которого неизвестна.

Картинка

 
«У Юрия Алексеевича действительно был предшественник, который дважды побывал в космосе, – рассказывает историк Дома авиации и космонавтики Антонина Евгеньевна Дементьева. – «Иван», или «Иван Иванович» – макет человека, облаченный в скафандр, оснащенный датчиками и приборами, совершил несколько витков вокруг земли и передал немало ценной информации о воздействии невесомости на человека, перегрузках во время старта и полета.

Картинка


 

При втором запуске «Ивана», 25 марта 1961 года, оснастили радиопередатчиком с магнитофонными записями. Чтобы сбить с толку американских конкурентов, которые старались отследить любые детали советских экспериментальных запусков ракет в космос, он передавал на землю не шифрованные донесения, а… кулинарные рецепты. Американцы долго ломали голову над расшифровкой, а потом пришли к выводу, что советский космонавт… сошел с ума, ведь помимо рассказа о том, как приготовить щи или харчо, он еще и исполнял хоровые песни!»
 

Картинка

 

Кто действительно побывал до Гагарина в космосе, так это известные всему миру собаки Белка и Стрелка, которые после трех суток полета на орбите удачно вернулись на Землю. Еще одна легендарная собака, побывавшая на орбите – дворняжка Лайка, погибшая во время экспериментального полета. В ее честь были названы сигареты – короткие, как ее жизнь.

Картинка

Памятник Лайке находится неподалеку от метро «Динамо» в Москве, возле КПП Института космической медицины Министерства обороны РФ.  Всего во время космических испытаний погибло 20 собак – Дезик, Цыган, Лиса… Для длительных полетов отбирали только девочек – в узком контейнере при справлении малой нужды им не нужно было поднимать лапу.


Картинка
 

Подвиг собак-космонавтов предопределил и судьбу Юрия Гагарина – опыты с животными позволили спасти жизнь человеку. Члены государственной комиссии, которые выбирали первого космонавта, были в большинстве своем уверены, что выбирают «смертника». Ракета, на которой предстояло лететь Гагарину, была спроектирована для отправки ядерной боеголовки до США. На первый полет в космос претендовало двадцать человек. Отбор проводил сам Генеральный конструктор Сергей Королев.

Картинка

Важен был рост, вес и здоровье. Отбор прошли шестеро, в том числе Юрий Гагарин и его дублер Герман Титов. Считается, что тогдашний Генсек Никита Хрущев больше симпатизировал открытому и дружелюбному Юрию, что и предопределило окончательный выбор, кому быть первым. Считалось, что Титову помешало нерусское имя – Герман. Но, будем объективны, Титов был подготовлен лучше и его оставили не просто как дублера, а для более сложного и длительного полета, что вскоре и случилось. Хотя сам Герман Степанович всегда переживал, что не ему выпала честь побывать в космосе первым.

Картинка

 
Известный факт – в космос Юрий Гагарин улетел в звании старшего лейтенанта, а приземлился уже майором, минуя капитанское звание. Майора ему присвоил министр обороны маршал Родион Малиновский буквально через два часа после приземления возле деревни Смеловка Саратовской области. И когда Гагарина 12 апреля доставили на самолете в Куйбышев (г. Самара), на закрытой даче обкома КПСС он докладывал о завершении задания председателю госкомиссии Константину Рудневу в… спортивном костюме.


Картинка

Только на следующий день ему пошили парадную форму с майорскими погонами, а работники военторга привезли обувь по размеру и набор форменных носков.

 
К слову, первое знакомство с кабиной космического корабля Юрий Гагарин осуществил… босиком. За девять месяцев до старта Сергей Королев привез шестерых кандидатов в космонавты в ОКБ-1 на закрытом заводе в подмосковном Калининграде (г. Королев) и предложил ознакомиться с кабиной. Гагарин вызвался первым и прежде, чем сесть в кресло пилота, снял ботинки. Королев это запомнил – как в дом входит.

Картинка
 

Полет первого космического корабля «Восток-1» проходил в полностью автоматическом режиме. Никто не мог дать гарантии, что в условиях невесомости космонавт сохранит работоспособность. На самый крайний случай Юрию Гагарину перед самым стартом был передан особый код, который позволял активизировать ручное управление корабля. Но на самом деле это был чисто психологический ход – управление кораблем осуществлялось исключительно с земли.

Была опасность за психическое состояние космонавта, потерю им сознания и, как вероятность, приземление на территории другого государства. На это случай капсула спускаемого аппарата была заминирована – подрыв должен был осуществиться дистанционно, а при потере связи – сработать автоматически через 62 часа после вхождения в плотные слои атмосферы.


Картинка

Пистолет, который был у Гагарина, не предназначался для самоубийства, а служил средством обороны от диких животных в случае приземления в безлюдной местности. Впоследствии все космонавты были вооружены личным стрелковым оружием. Применять его пришлось Алексею Леонову и Павлу Беляеву, которые приземлились в тайге Северного Урала и отбивались из «Макарова» от медведей.

 
Перед запуском космического корабля с человеком на борту было подготовлено три сообщения для информационного агентства ТАСС – на случай возникновения нештатной ситуации на борту или, что не исключалось, приземления вне пределов СССР. Конверт номер один – на случай полного успеха. Номер два – на случай вынужденной посадки на зарубежной территории.

Номер три – на случай катастрофы. И когда Гагарин достиг орбиты и были получены данные о высоте, склонении, периоде орбитального движения, Кремль дал команду в ТАСС: «Вскрыть конверт номер один!». Был и четвертый конверт – на борту спускаемого аппарата, в котором содержался тот самый секретный код, для включения автоматического управления капсулой, но о нем Гагарину сообщили еще перед стартом.
 


На землю Юрий Гагарин приземлился не в капсуле спускаемого аппарата (его оригинал хранится в музее Дома авиации космонавтики), а на парашюте, катапультировавшись на высоте 6-7 километров. Изначально так и планировалось – Королев сомневался, что человек способен без травм перенести резкое приземление спускаемого аппарата. При этом согласно регламенту, утвержденному особым международным соглашением, чтобы претендовать на высотный рекорд пилоты должны оставаться внутри своего летательного аппарата. Решение оставили на последние минуты приземления и Гагарин был готов оставаться в капсуле до соприкосновения с землей.

«Произошла еще одна нештатная ситуация, которых за весь полет было зафиксировано одиннадцать, – рассказывает Антонина Дементьева. – Уже при вхождении в плотные слои атмосферы не удалось отсоединить от шара спускаемой кабины цилиндр приборно-агрегатного отсека, пиропатроны не смогли отстрелить соединяющие два блока провода. Возникла невероятная болтанка, раскачивание всей конструкции, возросла и скорость. Лишь спустя десять минут провода, скрученные в жгут, перегорели, но колебания не прекратились. И тогда из ЦУП была дана команда на катапультирование Гагарина, что спасло ему жизнь. Очевидцы приземления капсулы свидетельствовали, что шар при соприкосновении с землей три или четыре раза подпрыгнул в воздух. Если бы внутри него находился человек, то шансов уцелеть у него не было практически никаких».


 
Из-за этого факта американцы пытались оспорить сам факт покорения советским пилотом космоса, но впоследствии все же признали первенство СССР в полете человека на околоземную орбиту.

 
Популярность Юрия Гагарина во всем мире общеизвестна – везде его встречали как бога, а английская королева Елизавета даже пренебрегла ради советского космонавта правилами этикета за столом и стала использовать из множества столовых приборов лишь ложку – как Гагарин. И однажды, когда Юрий Алексеевич на кинофестивале в Москве удостоился поцелуя популярной киноактрисы Джины Лоллобриджиды, заметив недоуменно поднятые брови своей супруги, Гагарин ей улыбнулся: «Не она, Валюша, мыкалась со мной по Заполярью. Мы уж вместе с тобой до самой последней березоньки на могилке…». И в этой фразе – весь Юрий Гагарин, который, несмотря на мировую славу, так и остался простым и искренним человеком. Таким мы его и запомнили.

 
«Многих выдающихся людей, стоявших у истоков нашей космической программы, уже нет в живых, но жива память о них и память о ликовании, охватившем весь советский народ в тот день 12 апреля 1961 года, – говорит летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза Георгий Гречко. – Жива память о подвиге Юрия Гагарина, поскольку первый полет в космос был настолько настоящим, великим подвигом, жива память о чудесной гагаринской улыбке и его легендарном «Поехали!».


 
Автор: Виктор Сокирко

Источник: tvzvezda.ru

108 минут полёта навсегда изменили жизнь Юрия Гагарина. Лётчик истребительного авиационного полка в одночасье стал одним из самых знаменитых людей в мире. Настолько велико было желание советских людей встретиться с первым космонавтом, что в течение трёх лет встречи и поездки отнимали у Юрия Гагарина большую часть времени. По свидетельству Н.П.Каманина, дополнительную нагрузку создавало то, что такие встречи часто сопровождались застольем. Гагарин ежедневно подвергался натиску со стороны родственников, друзей, министров, маршалов, академиков и других «больших» людей. Всем хотелось выпить с Гагариным за дружбу, за любовь и за тысячи других поводов, и выпить «до дна». Было много ситуаций, когда Гагарин чудом избегал тяжёлых несчастий (в октябре 1961 года Юрий чуть не поплатился жизнью за попытку «вести себя как все»). Эти ситуации были связаны со встречами за столом, с поездками на автомашинах и катерах, с выездами на охоту с высоким начальством. Юра имел очень крепкий характер, он стойко держался в любой обстановке, но такая жизнь не могла не сказаться на нём. В результате Гагарин набрал лишние 8-9 килограммов веса, перестал систематически заниматься спортом. Только подготовка к новому космическому полёту, полёты на самолётах и необходимый для этого режим могли остановить этот процесс.

В 1964 году Гагарин стал заместителем начальника Центра подготовки космонавтов. Он также вёл большую общественно-политическую работу, являясь депутатом Верховного Совета СССР 6-го и 7-го созывов, член ЦК ВЛКСМ (избран на 14-м и 15-м съездах ВЛКСМ), президентом Общества советско-кубинской дружбы.


Гагарин учился в Военно-воздушной инженерной академии имени Н.Е.Жуковского и поэтому некоторое время не имел лётной практики, также сказывалась и общественная деятельность. Первый после перерыва самостоятельный вылет на МиГ-17 он совершил в начале декабря 1967 года. Приземлился со второго захода из-за неверного расчёта на посадку, характерного для лётчиков низкого роста, имевших перерыв в полётах. Это стало поводом для опасений властей потерять популярного героя в случае аварии. Гагарин был дублёром Владимира Комарова в полёте на корабле Союз-1, полёт закончился гибелью космонавта. Главной задачей этого полёта была отработка отечественной лунной программы. Юрий приложил немало усилий для осуществления лунных космических полётов и сам до своей гибели состоял членом экипажа одного из готовящихся лунных кораблей. Гагарин не мог самостоятельно летать на истребителе, будучи заместителем начальника ЦПК по лётной подготовке и поэтому добился направления на восстановление квалификации как лётчик-истребитель.

Источник: www.sites.google.com


Алексей Ледовский стал первым советским космонавтом, погибшим на орбите, лётчик Илюшин скончался по прилёту на Землю, Мария Громова разбилась, управляя космопланом. Почему мы о них ничего не знаем? «Власти всё скрывают»?

Рождение легенды

Что делать, если официальная история не устраивает? Правильно — выдумывать свою версию, прикрываясь любимым «власти скрывают, на самом деле всё было по-другому». И почему-то всегда находятся люди, поддерживающие самую несуразную байку, лишь бы она была интереснее, чем реальные факты.

Начиная с полёта Гагарина зарубежные журналисты часто пытались сделать сенсацию на советской космонавтике. Время от времени писались статьи на совсем уж высосанные из пальца темы о советских космических провалах. Отчасти причиной такой активности стал сам Советский Союз. Из-за секретности любая информация давалась очень понемногу и очень с запозданием, а иногда и с искажением. На таком поле не грех и разгуляться.

Академика Леонида Седова за рубежом считают «отцом спутника». На самом деле к его созданию Седов не имел никакого отношения, а заявление о запуске первого спутника ему пришлось сделать, потому что он просто «попал под руку».

Между тем реальные герои этого события, включая главного конструктора Сергея Королёва, ещё долго оставались неизвестными широкой публике. Сергей Павлович очень обижался, когда космонавтов приглашали в президиум различных научных мероприятий, а он оставался в тени избыточной секретности, в то время как зарубежные разведки уже прекрасно знали, кто чем реально занимается в отрасли.

Немалую роль в современных мифах о погибших космонавтах сыграла трагедия, произошедшая 23 марта 1961 года — меньше чем за три недели до полёта в космос Юрия Гагарина. Лётчик-истребитель Валентин Бондаренко, член первого отряда космонавтов, погиб в сурдобарокамере Научно-исследовательского института ВВС (НИИ-7).

Заканчивался десятый день тестирования одиночеством и тишиной в барокамере при сниженном давлении и повышенном уровне кислорода. Валентин Бондаренко работал с медицинскими датчиками и неосторожно бросил ватку, смоченную спиртом, рядом с электрической плиткой.

Из-за повышенного содержания кислорода в воздухе по камере мгновенно распространился огонь, вспыхнул спортивный костюм и лётчик-космонавт получил ожоги всего тела. Быстро вытащить его не получилось, сначала пришлось выравнивать давление. Врачи боролись за его жизнь, но в этот же день Валентин Бондаренко скончался.

Этот случай описан в дневниках руководителя первого отряда космонавтов генерал-полковника Каманина, но для широкой общественности он был полностью засекречен. Известно о нём стало лишь в восьмидесятых годах. Фотографии, где был сфотографирован Бондаренко, подчищались, все упоминания удалялись. Хотя, естественно, слухи ходили, несколько зарубежных корреспондентов, работавших в это время в Москве, слышали о гибели и, скорее всего, посеяли семена сплетен на Западе.

Добавила масла в огонь и ситуация с Григорием Нелюбовым, который мог стать третьим космонавтом СССР. Увы, он вместе с ещё двумя членами первого отряда космонавтов — Филатьевым и Аникеевым — был задержан военным патрулём в нетрезвом виде, пошёл на конфликт, отказался извиняться, за что и был отчислен из отряда космонавтов.

Его жизнь закончилась трагически: менее чем через пять лет он попал под поезд, вполне возможно, что — намеренно, не выдержав произошедшей в жизни драмы. И опять — секретность, ретуширование фотографий, удаление информации из справочников и газет. В такой атмосфере сплетни распространялись мгновенно, подобно лесному пожару.

«Десять тысяч нулевых космонавтов…»

Впрочем, самые первые сообщения о «нулевых космонавтах» появились ещё в 1959 году от итальянского информационного агентства Continentale. Некий коммунист из Чехословакии передал им секретную информацию, что в СССР провели уже несколько неудачных запусков космонавтов, закончившихся их гибелью.

Доказательств никаких не было, но шуму это заявление наделало много. Впоследствии итальянцы не раз становились распространителями подобной информации. В 1965 году газета Corriere della Sera продолжила истории о погибших «нулевых космонавтах». На этот раз говорилось, что якобы итальянские радиолюбители несколько лет назад перехватили радиообмен гибнущей от пожара космонавтки Людмилы с Землёй. Молчали четыре года, а потом почему-то решили рассказать, но анонимно. Так обычно и бывает со слухами.

Легенды о «нулевых космонавтах» стали обрастать подробностями. Заговорили о первом космонавте Алексее Ледовском (иногда Ледовских), «погибшем» 1 ноября 1957 года. 1 февраля 1958 года «погиб» Сергей Шиборин. 1 января 1959 года — Андрей Митков.

Затем, очевидно, Советам надоело рисковать мужчинами — и следующей «скончалась» некая Мария Громова, пилотировавшая орбитальный космолёт.

Британский корреспондент Деннис Огден в 1961 году в Москве рассказывал о лётчике Ильюшине, который полетел раньше Гагарина. Он якобы вернулся тяжело раненым и погиб в госпитале. Скорее всего, журналист заговорил об этом ненамеренно, пересказав чьи-то домыслы. Огден относился к СССР очень положительно и вряд ли хотел специально запускать утку.

Но главное, что ответить на эти обвинения СССР ничего не мог. Это почти как идеальный вопрос Карлсона, на который нельзя ответить да или нет: «Ты уже перестала пить коньяк по утрам?». А вы уже перестали убивать космонавтов?

В поисках истины

Сейчас, когда большинство документов по началу советской космической программе доступны, каждый может попробовать сверить их по воспоминаниям генерального конструктора Мишина, руководителя первого отряда космонавтов Каманина и другим документам эпохи.

Можно было попробовать скрыть гибель космонавта во время подготовки, как это и случилось с Бондаренко, но сделать это, когда авария произошла во время запуска, было просто нереально. Слишком много людей в этом задействовано. К слову, для полёта Юрия Гагарина сразу подготовили несколько версий сообщения для радио и газет, и в случае его гибели об этом мир узнал бы официально.

Первую гибель космонавта — Владимира Комарова во время спуска космического корабля «Союз-1» 24 апреля 1967 года — Советский Союз скрывать не стал, равно как и последующую трагедию «Союза-11».

Как бы то ни было, до 1980 года слухи о советских «нулевых космонавтах» были регулярной приправой к местным новостям в разных зарубежных изданиях. В 1980 году за расследование взялся американский учёный в области космических исследований, журналист и историк науки Джеймс Оберг (он здравствует и поныне, активно общаясь с любителями космоса по всему миру).

Джеймс взял все фотографии с заретушированными космонавтами, ходившие в то время в печати, и все возможные версии, после чего начал сопоставлять с реальными запусками. Достаточно быстро он выяснил всё о Бондаренко и Нелюбине, после чего написал в своей книге «Красная звезда на орбите» (1990 год) о несостоятельности мифа о «нулевых космонавтах».

Увы, но и сейчас эта байка всплывает в Сети с пугающей частотой. Люди, не желающие знать реальную историю, просто тиражируют «страшилки», не особенно задумываясь над их правдоподобностью. Шансов исправить это, скорее всего, нет.

Обиднее другое — замалчивание реальной судьбы Валентина Бондаренко и Григория Нелюбова не позволило их именам попасть на памятник «Павший астронавт», размещённый на поверхности Луны командиром «Аполлона-15» Дэвидом Скоттом.

Монумент состоит из фигурки упавшего навзничь космонавта и таблички с именами 14 погибших космонавтов и астронавтов по 1971 год, когда и состоялся полёт «Аполлона-15». Там есть фамилии Гагарина, Комарова, Волкова, Пацаева и Добровольского, а Нелюбова и Бондаренко нет. И это уже не исправить.

Михаил Котов

Источник: e-news.su

Все знают, что первым землянином, увидевшим планету с орбиты, стал Юрий Алексеевич Гагарин, 12 апреля 1961 года вышедший в космическое пространство на корабле "Восток". Однако, на его месте мог оказаться другой пилот.

Набор в команду под условным названием "1960 Группа ВВС № 1" начался в августе 1959 года.

На первом этапе компетентная комиссия рассмотрела кандидатуры трех с половиной тысяч человек. Возраст летчиков-кандидатов должен быть около 30 лет, рост — не более 170 сантиметров, вес — до 70 килограммов. По медицинским показателям, служебным характеристикам для собеседования отобрали всего 347 человек. Повезло попасть в итоговый список лишь двадцати потенциальным первопроходцам из числа военных летчиков.

Все претенденты — асы, молодые и отличающиеся отменным здоровьем. Кто-то из них позже покинул Группу №1 по тем или иным причинам, кому-то удалось совершить полет к звездам и внести свою лепту в освоение Вселенной. Какими были эти герои, не ставшие первыми? Какой вклад внесли в освоение межзвездного пространства? Об этом рассказывает "РГ".

Он официально считался дублером Юрия Гагарина и главным конкурентом в борьбе за место в первом пилотируемом космическом корабле.

Современники подтверждают: у Титова были все шансы стать первым в космосе. Он проявлял незаурядные лидерские качества, был невероятно выносливым, в случаях, когда другие кандидаты теряли сознание от нагрузок, он держался молодцом. Но судьба распорядилась иначе. И хотя внешне дублер Гагарина спокойно воспринял новость о том, что первым летит не он, говорят, что позже он тяжело переживал это свое вечное второе место. Когда его спрашивали, что он чувствовал в те минуты, Титов от прямого ответа уклонялся, переводил тему разговора.

Когда Гагарин отправился покорять космическое пространство, никто не знал: когда состоится второй полет и состоится ли он вообще, кто будет следующим пилотом-героем. Совершенно точно было ясно одно: второму космонавту, кто бы им ни оказался, триумфа первооткрывателя уже не видать.

"Если первым полетел Юра — значит, так было нужно. Я все равно полечу", — говорил Титов. Он не завидовал успеху товарищу, не изменил своего к нему отношение. "Звездные братья" — так называли их уже после полета Титова.

Титов знал: его звездный час не за горами. Он не теряет надежды, продолжает тренироваться.

Вдова второго космонавта вспоминала: после того, как комиссия отобрала Титова в отряд №1, дома у них появилась разнообразная, нетипичная для Германа, литература. На вопрос супруги, что это за новое увеличение, будущий космонавт уклончиво ответил: "Должен же я знать историю развития авиации". Титов так проникся идеей покорения космоса, что его не остановила досадная ошибка: вызов в отряд первых ушел обратно в Москву, пока он был в своей части. Он разыскал номер телефона члена секретной комиссии, начал донимать его звонками и добился того, чтобы его имя попало в список двадцати потенциальных космонавтов.

Кстати, под требования комиссии — рост, вес, возраст, здоровье — Титов подходил идеально. Помимо этого он обладал прекрасными техническими данными: некоторые его предложения по усовершенствованию "Востока-1" учитываются конструкторами. Титов слыл эрудитом — разбирался в литературе, искусстве, классической музыке. Рассказывают, что в сурдокамере он наизусть читал главы из "Евгения Онегина", чтобы прогнать скуку. Отец Германа был сельским учителем — возможно именно он привил сыну такую любовь к литературе. Отец учил его играть на скрипке, а мальчик мечтал стать физиком. Мечтал до тех пор, пока к семье в гости не приехал знакомый летчик и не рассказал об авиации. Семиклассник заболел небом и после школы пошел в летное училище.

Отправляясь в свой первый космический полет, Титов нарушил инструкцию и взял на борт несколько фотографий. Одну из них подписал для своей жены Тамары (или Томы, как он ласково ее называл): это должна была быть память о нем на случай, если в полете что-то случится.

Поговаривают, что выбор пал на Гагарина отчасти потому, что его имя — Юрий — было более привычным уху, нежели Герман. И тот факт, что родился будущий первопроходец космоса на героической Смоленщине, дал о себе знать. Титов со своим родным Алтаем явно проигрывал. Это все конечно, лирика, была и объективная причина: второй полет должен был длиться сутки, он был более тяжелым, отправиться в него предстояло самому выносливому кандидату, и таковым, несомненно, был именно Титов. Звездный час, а точнее 25 часов и 11 минут (столько длился его полет на орбите) наступил для Титова 6 августа 1961 года.

Тяжелейшим ударом стала для Титова гибель Гагарина во время тренировочного полета. Но еще более тяжелое известие пришло позже: Титову не суждено было больше увидеть Землю из космоса, он был отстранен от полетов, его было приказано беречь, как зеницу ока — ведь после смерти первого космонавта второй стал достоянием нации.

По воспоминаниям первой учительницы маленького Андрияна, он рос совершенно обычным мальчишкой: средние успехи в учебе, пытливый, шустрый, готовый прийти на помощь одноклассниками. После окончания школы поступил в лесотехникум, но потом что-то изменилось, и он захотел летать, окончил высшее военное авиационное училище, затем — военно-воздушную инженерную академию. Для родных такие перемены стали неожиданностью. "Никогда не думала я, что Андрияна потянет в небо, и он выучится на летчика. Ведь в Шоршелах до сих пор никто в летчики не выходил. А тут вдруг письмо с фотографией, на которой наш Андриян снят в летной форме с крылышками на петлицах: "Мама, я теперь летаю на самолете". Целую неделю приходили тогда к нам соседи смотреть на фотографию Андрияна, почитать его письмо", — вспоминала мать героя, Анна Алексеевна.

Подготовка Группы № 1 велась в строгой секретности — в семьях будущих космонавтов не всегда знали, к чему готовятся их родные. Вот и об Андрияне в его родном селе узнали случайно: стали поговаривать, что вроде бы он — космонавт, что его, дескать, видели в чебоксарском кино в каком-то фильме рядом с Гагариным и Титовым.

Николаев был сильно привязан к родным краям. Он вспоминал, как накануне полета ему приснился удивительный сон. Шла генеральная репетиция перед штурмом Вселенной. Космонавт спал в корабле — это была репетиция не только физическая и умственная, но и психологическая. Мысленно он представил старт, работу на орбите…. А приснились ему родные Шершелы: пшеничные поля до самого горизонта, тропка, ведущая к ручьям. "Это неплохо, что перед дальней дорогой хоть мысленно в родные края наведался. Моральную зарядку получил. В полете это очень нужно", — сказал тогда врач-психолог.

Выступая на пресс-конференции 6 сентября 1962 года, Николаев рассказывал: "Очень упорно готовились к первому полету. Готовились все, но выпала честь одному, самому достойному — Гагарину. Вслед за ним полетел Герман Степанович Титов. Я был у него дублером… И вот наступил и для меня такой радостный день… Еще веселее стало в космосе, когда появился рядом мой друг Павел Попович, когда он вышел на орбиту. Когда я впервые услышал знакомый голос друга, сразу вызвал его на связь. Все же летать в космосе вдвоем, когда чувствуешь рядом своего товарища, веселее и приятнее…".

Николаев запомнился тем, что первый рискнул снять скафандр, чтобы свободно парить в невесомости в корабле. Это случилось во время первого его полета, в 1962 году. Этот в некотором роде рискованный эксперимент во время второго полета — в июне 1970 года — воспринимался уже как нечто само собой разумеющееся. Правда, и "Союз" по сравнению с "Востоком" имел большие преимущества. Он был многоместным, например. На корабле Николаева и Поповича было предусмотрено место для третьего члена экипажа, хотя программа полета требовала только двух человек. Николаев рассказывал, что на корабле были созданы все условия для работы и отдыха. "На "Востоке" в течение всего полета (четырех суток) я находился в скафандре, который сильно сковывал все действия и мешал в работе, а здесь мы без скафандров. В работе ничего не мешает, не стесняет, не ограничивает. Как дома — легко и приятно. Одно удовольствие — плаваешь здесь, как рыба в воде…"

В поздние годы Николаев не скрывал, что их с Поповичем миссия была военной. "С "Востока" много было видно, а с "Союза" даже и говорить нечего — все как на ладони. Да что теперь скрывать, и американцы, и мы разведку из космоса вели", — без обиняков рассказывал космонавт.

Семья Поповичей жила недалеко от полигона, где базировалась военная авиация. Гул моторов Павел слышал с детства, и это отчасти предопределило его судьбу.

Коллеги прозвали Поповича "космическим хулиганом", из-за переполоха, который он устроил в NASA. "Заря!" "Заря!" Я "Беркут". Подлетаю к Луне. Готов совершить посадку на Луну…". Как только президенту США Ричарду Никсону передали эту радиограмму Поповича, он тут же схватил телефон: "Почему советский космонавт говорит с Луны?! Мы что, проиграли эту гонку?". А дело было так: 19 января 1969 года из центра управления полетами в Евпатории Попович проверял связь с окололунным спутником и вместо положенного набора цифр отпустил в эфире шутку.

"Прилетает Фрэнк Борман (астронавт NASA, инженер — ред.) в Советский Союз, я его встречаю. Он выходит из самолета и на трапе первое, что делает — показывает мне кулак. Я говорю: "Фрэд, в чем дело?". "Уууу, космический хулиган!" — грозит он", — вспоминал тот случай сам Попович. Надо сказать, повод злиться у Бормана был: Никсон всерьез пригрозил ему увольнением, когда услышал о русском на Луне.

Попович среди своих товарищей выделялся не только чувством юмора, но любовью к пению. Узнав, что невесомость не влияет на голосовые связки, страшно обрадовался, после чего пел, даже находясь на орбите.

О том, чтобы стать первым человеком в космосе, мечтал каждый из прошедших отбор. И Попович исключением не был. Но когда у него спросили: кто должен полететь? Тот решительно ответил: "Гагарин". Именно Попович был на связи с первым космонавтом во время полета на орбиту, поддерживал его дружеской беседой. Психолог от природы, Попович создал для Гагарина атмосферу, в которой тому было легче справиться с трудностями полета.

Звездный час для друга Гагарина настал в августе 1962 года, когда он и Андриян Николаев отправились в космос друг за другом с разницей в сутки. "Королев в шутку сказал: вы ребята — чуваш и украинец — будете демонстрироваться дружбу народов СССР", — говорил Попович.

Позывной Николаев — "Сокол", Поповича — "Беркут". Это был первый в истории космонавтики групповой полет. Выход корабля на орбиту прошел штатно, на земле ждали донесения от Поповича о его самочувствии. Космонавт-шутник остался верен себе и вместо стандартного ответа продекламировал: "Умолк могучий гул ракетных камер, и отошла последняя ступень. Я в невесомости, и мир как будто замер смешались в черном небе ночь и день".

Со своим напарником Попович тоже предпочитал общаться неформально: называл Андрюшей, игнорируя официальный позывной. "Андрюша" в ответ на это ворчал, но спорить было бесполезно: таков уж был его космический собрат.

О легендарном военном эксперименте в космосе известно следующее: предполагалось при подлете любых объектов к станции "Салют-3" принять решение, использовать вооружение, имеющееся на станции, и поразить объект. Волею случая им именно во время той миссии состоялась первая в мире ручная стыковка станции и летательного аппарата. Такое решение Поповича вынудила принять нештатная ситуация — отказ оборудования автоматической стыковки. Кстати, "Салют-3" на самом деле был первым в мире наблюдательным пунктом в космосе, а Попович — первым космическим разведчиком.

Так сложилось, что уроженец Павловского Посада Московской области всегда знал: его призвание — полеты. Он осваивал всевозможные летательные аппараты, но все ему было мало — хотелось подняться еще выше, хотелось узнать, что там.

Очередной смотр медиков Быковский сначала воспринял скептически, но потом летчики вполголоса заговорили о какой-то совершенно новой технике, к полетам на которой отбирают специалистов. Это аса заинтересовало.

"Со мной разговаривал полковник из Москвы. Позвал в кабинет, и не успел я войти, как он с ходу: "Желаете взлететь повыше?" Я немного оторопел от удивления: "Неужели это возможно?! На чем взлететь?" Он спросил: "А вы бы пошли в испытатели новой техники, новых кораблей?" Я чуть не вскрикнул, но сдержал себя и ровным тоном произнес: "Да. Это моя мечта", — вспоминал Быковский.

Тренировки были изнуряющими, но будущий космонавт решил держаться до последнего — он по-настоящему заболел космосом и уже не мог представить себе, что провалит подготовку и не полетит к звездам. Упорства и отваги ему было не занимать. Когда дошло дело до сурдокамеры и его товарищи заколебались, он вызвался первым выдержать эксперимент, испытать себя в условиях длительного одиночества.

Июнь 1963 года выдался жарким, душным. Каждый раз, как выдавалась свободная минутка среди напряженной подготовки к старту, сотрудники Байконура спешили к Сырдарье. Пока все плескались, Быковский спокойно лежал на берегу отдыхал, в воду лезть не спешил — помнил, что случилось с коллегой по первому отряду Валентином Варламовым: он был отчислен по медпоказаниям после того, как неудачно нырнул в озеро и повредил шейные позвонки. "Не стоит полет ставить в зависимость от куска стекла или гвоздя", — говорил товарищам Быковский. И тогда они брали его на руки, окунали в реку и выносили на берег.

Все усилия и предосторожности того стоили. "А какое ослепительное Солнце в космосе! Посмотришь на него, чуть приоткрыв веки,- словно огнем режет глаза. И все-таки я запечатлел его на пленку. Не раз снимал, можно сделать фотовыставку "Солнце, каким оно кажется с корабля". Ночью наблюдал Луну. Она из космоса смотрится совсем иначе, чем с Земли. Это уже не плоский "блин", который мы привыкли видеть в светлые ночи. Я видел ее совсем близко, видел, как шар, ощущал ее пространственную выпуклость… .", -вспоминал впоследствии космонавт номер пять.

Самолеты были страстью Комарова, и до вступления в первый отряд он вел обычную для военного летчика жизнь: полеты, тренировки, гарнизоны, крошечные служебные квартирки.

Свой первый полет Комаров совершил на борту "Восхода". Дебют был более чем успешным. Этот полет был уникальным сразу в нескольких смыслах. "Восход" был первым в мире многоместным космическим судном: конструкторы взяли классический "Восток", нарушая все правила и инструкции убрали скафандры и катапультируемые кресла, и таким образом освободили место еще для двух членов команды. В составе экипажа впервые помимо военного летчика были и представители науки — инженер и врач. Как следствие модернизации, впервые в истории экипаж совершал полет без скафандров, а при возвращении космонавтов впервые была применена система мягкой посадки.

Ирония в том, что когда экипаж улетал в космос, страной руководил Никита Хрущев, а когда вернулся на землю — уже Леонид Брежнев. Хрущев еще дал традиционное формальное разрешение на посадку корабля, но когда приехал в Москву из Пицунды, где отдыхал, Брежнев и Суслов отстранили его от власти. Вот так, пока покорители пространства были на орбите, в стране сменилась руководство. Комаров на ходу — уже в самолете — учит новый текст рапорта.

Супруга космонавта — Ирина Шахсуварова — вспоминала: Владимир даже после того, как стал героем, не зазнался. Однажды в квартиру к супругам пожаловала толпа школьников и попросила космонавта расписаться, "а то завтра в школе не поверят, что мы вас видели". И Комаров совершенно спокойно выполнил просьбу ребятни.

21 ноября 1966 года были названы кандидатуры на полет на одном из первых "Союзов": командиром стал Комаров, а его дублером — Гагарин. На тот момент первого космонавта уже 4 года не подпускали к штурвалу, и прирожденного летчика не устраивала роль свадебного генерала в зарубежных поездках.

Второй полет стал для Комарова фатальным. И ведь он предвидел это. На комиссии за несколько дней до старта он сказал: корабль сырой, выявлено много дефектов, с которыми нельзя лететь. Заявление оказалось громом с ясного неба. Члены комиссии не придумали ничего лучше, как обвинить Комарова в трусости. Военный летчик такого снести не мог: "Лететь готов" — отчеканил он и тем самым подписал себе приговор.

Владимир осознанно пошел на риск. Говорят, ему предоставили возможность проститься с семьей, с коллегами. Он позаботился о том, чтобы близкие знали, где хранятся важные документы, ответил на все пришедшие письма. Те, кто хорошо знал космонавта, замечали, что он тяжело переживает расставание, хотя и не подает виду.

На "Союзе-1" не раскрылась одна из солнечных батарей. Энергии было недостаточно, а это означало, что в любой момент отключатся все системы корабля, он станет неуправляем, будет нарушена вентиляция внутренних помещений, отключится обогрев. Позже отказали и датчики ориентации — "Союз-1" "ослеп". Значит, автоматически вернуться домой не получится, а вручную проделать такую работу фактически нереально.

Комарову удалось переориентировать корабль, включить двигатели на торможение. Он летел домой, связь поддерживал с Гагариным. Через какое-то время корабль засекли с поисковых самолетов: внешне казалось, что все идет по плану. Уже находясь на земле, космическое судно загорелось.

24 апреля 1967 года Владимир Комаров погиб. Рухнувший корабль был сильно разрушен, почти полностью сгорел. Пламя спасатели тушили собственными куртками, закидывали землей, и до последнего момента теплилась сумасшедшая идея, что космонавт все-таки сумел выбраться. Чуда не произошло…. Первая смерть в космосе была страшной. На следующий день ТАСС передал: "При открытии основного купола парашюта на семикилометровой высоте, по предварительным данным, в результате скручивания строп парашюта космический корабль снижался с большой скоростью, что явилось причиной гибели В. М. Комарова". И все. Больше никаких официальных сообщений. Уже позже гибель космонавта обросла слухами и легендами.

"Я всю жизнь мечтал летать и рисовать. Летчик из меня получился — я даже стал космонавтом, а вот художник не получился", — иронизировал Леонов.

Советская космическая программа развивалась: на орбите побывал уже и экипаж из трех человек, и первая женщина-космонавт. Всех занимал вопрос, что же будет дальше? Куда двинется эволюция полетов? Со временем для всех стало понятно: следующий шаг — выход человека в космос.

"Накануне старта был запущен беспилотный аналог нашего корабля, — рассказывал Леонов. — Он был точно таким же, на нем даже был установлен манекен — точная моя копия со всеми элементами скафандра. В какой-то момент, при включении двух команд, корабль взорвался".

Самое логичное в этой ситуации было временно отказаться от полетов и доработать "Восход-2". Но это означало бы, что Советский Союз безнадежно отстанет от Штатов. В итоге конструкторы взяли неделю на внесение изменений, и Королев принял решение отправить экипаж. Космонавтов предупредили, что в полете могут возникнуть проблемы, но они согласились пойти на этот риск — "догнать и перегнать" было важнее всего.

"Восход-2" успешно стартовал, вышел на орбиту и космонавт начал подготовку к выходу в отрытое пространство. Леонов навсегда запомнил этот момент: как раскрылся шлюз, как коллега по экипажу Павел помог надеть ранец и похлопал по плечу, как за спиной задраили люк…. "Я смотрел через этот люк, смотрел на то, как он открывается: вот черное небо звезды, вот Австралийский континент, пролетаем Антарктиду — вот Огненная Земля. Нужно было дождаться Африки. Потом начался выход — сам он длился 2-3 секунд, — рассказывал Леонов позже. — Была необыкновенная тишина: я слышал, как бьется мое сердце, слышал свое дыхание".

Сейчас насчитываются уже сотни выходов космонавтов в открытый космос, но ни один из них не похож на леоновский — он был самым опасным. Нынешние космонавты во время нахождения в открытом пространстве практически все время держаться за скобы, за корпус самого корабля, Леонов же — по задумке исследователей — должен был оттолкнуться от корабля и, выражаясь их языком, "поплавать". Кроме того скафандр старого образца не позволял находящемуся в нем человеку чувствовать опору: нынешние модификации подгоняются по росту космонавтов, чтобы ноги обязательно упирались в подошву. Леонов же "плавал" не только в космосе, но и внутри скафандра.

Несмотря на все сложности, с которыми пришлось столкнуться, Леонов успешно вернулся на корабль, сам остался невредим и сумел сохранить камеру с бесценными кадрами, зафиксировавшими первый выход человека в открытое космическое пространство.

Источник: rg.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.