Девушка и парень космос


Один из главных минусов картины — при том, что она представляет из себя один большой набор различных минусов — это чрезвычайная искусственность повествования, сведённая фактически к социальному эксперименту, который по мере уточнений в череде сменяемых сцен искажается до карикатурно-мемного теста. Главный вопрос, являющийся одновременно и главным конфликтом сюжета звучит как праздный социологический опрос в жёлтом журнале — «а как бы вы поступили в данной ситуации» — и вместо того, чтобы на этом остановится, дабы сжать мысль в однозначности до критической плотности и напряжения, опрос нивелируется инфантильным задором, подбрасывающим дополнительные условия и положения.

В итоге получается нечестная игра, когда изначальная чистота эксперимента, основной радикальный посыл, в который можно было бы сыграть, по мере событий смягчается вплоть до полной отмены.


ланная наигранность обрастает совсем уж шаблонными поворотами, незамысловатая механика которых слишком заметна, зритель попросту видит, как с ним начинают валять дурака. Возможно не только со зрителем, но и с самими собой, поскольку чудовищный поступок главного героя (Крис Пратт) оказался настолько фатальным, что угрожал похоронить всю кинематографическую затею, без подпорок големных деуксов экс машина, история погрузилась бы в мрачную затяжную агонию, которая — к слову — была бы многим интереснее с экзистенциальной точки зрения. Авторы попросту сами испугались произведённым ими а/эффектом и пошли в ужасе на попятную.

Дорога же вспять обросла добрыми намерениями, устлавшими вход в слащавый ад, в этом и заключается вся фантастичность фантастики «Пассажиров» — в оправдательной теологии мелодраматических срезов, коим вторили технические сбои пострадавшего от астероидов корабля, психологические конфликты выходили из строя словно винтажные киберпанковские платы гибернационных капсул, футурологическая грубость которых подчеркнула неказистость моделируемых ситуаций и поз.

Герой Пратта — механик Джим так и признаёт, что решился покинуть Землю по причине всеобщего творческого кризиса, где более ничего не создают с нуля, а просто меняют готовые блоки, которые и сыграли злую шутку с его гибернацией, а заодно и с сюжетом картины.


бственно, и героиня Лоуренс — писательница Аврора, решается на радикальный перелёт туда-обратно — велико же творческое отчаяние землян — в поисках вдохновения длинную как минимум в четверть тысячелетия. В этом смысле, герои не одиноки, вместе с ними «просыпаются» и создатели фильма, безуспешно лупят в дверь капитанского мостика, сдаются, и пытаются найти утешение в комбинациях опостылевших клише, как в тех порицаемых Авророй слоганах, к которым прибегал Джим, объясняя мотивы своих эгоистичных решений.

Примечательно, что попытки найти выход из обречённого положения изображены скупо и схематично, всё, что видит зритель — это лолная эсэмэска-sos на Землю, поиск инструкции по методу «окей гугл», проверка шкафных ящиков, возня без особого энтузиазма с капитанской дверью, все остальные неубедительные потуги по большей части остаются в закадровом пространстве. Создаётся впечатление, что Джим не особо-то и хотел себя спасти, применить не востребованные на Земле способности вроде как в представившейся наконец обстановке. Вместо мощного надрыва творческих сил, он предпочёл сначала погрязнуть в развлечениях а-ля ТРЦ, потом ударился в потешную механику (апгрейд готовых роботов), ну а в итоге опустился в алкоголизм, пока не оживился, увидав спящую Аврору.


Рождение Авроры из духа отчаяния оживляет и зрительский интерес, здесь-то и показалось, что муза вдохновит Джима на исправление сбоя, что вместе они найдут способ погрузиться обратно в сон, что и было бы идеальным оправданием преступного поступка. Но, первоначальный оптимизм Авроры безнадёжно срезался подавленной волей Джима, надежда съехала в пошлость морального разложения и телесных удовольствий. В этой тошнотворной принудительно-любовной рутине и развернулись все эти легко читаемые зефирные метафоры, которые по-своему складно сработаны, но совершенно не вызывают никакого интереса. Благо рецензий много и штатные критики и внештатные зрители прекрасно их разобрали, повторяться нет необходимости.

Можно конечно «перетасовать блоки», поиграть, поспекулировать на тему символизма гибернации, эгоизма, разрушения мира Другого, возможности прощения, механики примирения, редукции любви и проч. и проч., но эти «смены метафорических блоков» не смогут вырвать разбор из пут порочного круга тривиальностей и тестовой мемности. Это однозначно тупиковый путь, вызывающий к тому же — вселенскую скуку и тотальное не желание отвечать на вопросы журнального опроса. Удивительным образом авторы пошли по пути наименьшего сопротивления, иными словами, из всех возможных вариантов выбрали самый невзрачный, сделали всё возможное, чтобы отсечь пути выхода, пусть не к оригинальной, но хотя бы к пассионарной фантазии.


Картинка, как обычно это и происходит в мелодраме — играет на вытеснении неприглядных моментов, из которых преимущественно и состоят отношения в закадровое бессознательное, отличие только в том, что здесь — экспериментальная любовь в сферическом вакууме делает гиппервременной прыжок из бранного начала в потешный конец. Однако стоит заметить, именно по причине явной, демонстрационной сдачи позиций, настойчивого ретуширования исходной проблемы, под конец, в наиболее искусственном повороте (один на двух), вопрос о преступном поступке Джима возвращается с новой силой. Именно продолжительная и постоянно хромающая попытка реабилитировать героя, делает его ещё более отталкивающим, ибо нет никакого морального оправдания уничтожению другого ради собственного спасения.

P.S.: Понятно, что многие, учитывая специфику пломбирной картинки, приняли диалектику эгоизмов (тезис — сначала Джим ради себя, антитезис — потом Аврора ради себя, и синтез — совпадение эгоизмов/ради любви) вполне положительно, но в силу указанных выше причин — это не так, это подмена, это обман.

Источник: www.kinopoisk.ru

Фильм «Пассажиры» скриншоты


Скриншот Пассажиры 2016Скриншот Пассажиры 2016
Скриншот Пассажиры 2016Скриншот Пассажиры 2016

Источник: fantastika.online

На ivi стартует многосерийный фильм «Частица Вселенной», и по такому случаю мы собрали еще несколько мелодрам, тесно связанных с космической тематикой.

Частица Вселенной

2017

Трое космонавтов отправляются на орбиту, чтобы ликвидировать последствия серьезной аварии. А дома у них остаются жены, дети и нерешенные проблемы. Так что им придется справляться не только с техническими поломками, но и с психологическими. Не проще будет и тем, кто остался на земле ждать героев домой.


Пассажиры

Passengers, 2016

Представьте себе, что где-то там, далеко-далеко от Земли, летит космический лайнер и везет пять тысяч человек, чтобы основать колонию на другой планете. Еще 90 лет им предстоит спать в своих гибернационных кабинках. Когда они проснутся в новом мире, вас уже, скорее всего, не будет. Но двое пассажиров почему-то очнулись раньше срока, им никак не уснуть, и теперь они вряд ли увидят новую Землю. Зато остальным повезло, что эта парочка бодрствует, потому что путешествие вот-вот настигнет катастрофа.

Космос между нами

The Space Between Us, 2017

Гарднер родился и вырос на Марсе в окружении взрослых ученых. У него не было друзей, кроме робота, так что единственным способом общения с равными себе стала переписка. Для подростка влюбиться онлайн — дело несложное, поэтому однажды он категорически поднимает вопрос о том, что его надо бы отвезти на Землю.

Солярис

1972

Вокруг планеты Солярис крутится космическая станция. Ее обитатели изучают планету и потихоньку сходят с ума, а прибывшему на станцию психологу велено разобраться, что тут творится. Он и пытается все понять, но сам втягивается в ту же цепь необъяснимых явлений, которая сковала всех остальных.

Притяжение

2017

Инопланетный корабль неосмотрительно рухнул на Москву в районе Чертаново. Простые парни «с района» после такого разрушительного визита не расположены вести дипломатические переговоры. А вот девушка Юля, более склонная к эмпатии, находит в себе силы простить и прислушаться к необычному гостю с далекой планеты.


Источник: www.ivi.ru

Кадр из фильма "Пассажиры", 2016 г.

Я просто обожаю Криса Прэтта (всегда думала, что он Пратт…), поэтому стараюсь смотреть все фильмы с его участием. Ну а тут грех было не посмотреть. Одна из любимых тем, плюс прекрасная Дженнифер Лоуренс в партнерах.

Коротко напомню сюжет. Большой космический корабль летит к своей цели. На борту мирно спят в криокапсулах 5000 пассажиров и экипаж. А целью их является планета, которая предположительно обладает атмосферой, близкой к земной. Это первая волна колонизаторов, которые должны обустроить всё для прибытия новых поколений землян. Но в полете происходит непредвиденное – из-за сбоя в корабельной программе один из пассажиров просыпается. Джим обнаруживает, что он единственный, кого вынули из капсулы, а лететь еще 90 лет… Мужчине быстро надоедает одиночество и он подстраивает пробуждение красавицы Авроры. И вскоре оказывается, что именно в их руках жизнь или смерть всех пассажиров.


Итак, приступим.

1. Пандорум (2009)

Кадр из фильма "Пандорум", 2009 г.

Этот фильм, естественно, на первой строчке. По сюжету он максимально похож на пассажиров.

Сюжет. Бауэр просыпается и сначала не понимает, где он находится. Постепенно он разбирается, что находится на космическом корабле. Второй проснувшийся коллега еще немного проясняет их положение. Оказывается, они летят колонизировать новую планету и на их судне около 2000 пассажиров.

2. Луна 2112 (2009)

Кадр из фильма "Луна 2112", 2009 г.

Это практически фильм одного актера. И замечательный Сэм Рокуэл прекрасно справился с ролью. Схожесть с Пассажирами я здесь вижу не только в тематике космических приключений. Это еще изоляция, фильм про будущее и напряжением он нисколько не уступает Пассажирам.

Сюжет. Сэм работает на Луне в полном одиночестве. Не считая робота, который всегда готов поговорить. И хоть эти беседы немного помогают скрасить серые будни, но Сэм ждет сменщика, который должен прибыть со дня на день.

3. Элизиум: Рай не на Земле (2013)

Кадр из фильма "Элизиуи: Рай не на Земле", 2013 г.

И снова будущее, Земля на грани вымирания.


Сюжет. Далекое будущее. Население планеты разделено на два диаметрально разных класса – богатые, которые живут на орбитальной станции Элизиум, и бедные, остающиеся на перенаселенной, пустой и практически бесплодной Земле.

4. Обливион (2013)

Кадр из фильма "Обливион", 2013 г.

Дело, конечно, происходит не в космосе и не на космическом корабле. Однако вновь земляне борются за выживание всего человечества.

Сюжет. Джек и Джулия остались практически единственными людьми на Земле. Ведь несколько лет назад на планету напали пришельцы, и всё человечество вынуждено было спасаться на космических кораблях. Теперь для того, чтобы снабжать их энергией, именно Джеку с Джулией придется наблюдать за энергетическими блоками, выкачивающими воду из мирового океана. Но на деле оказывается, что войну с пришельцами мы вовсе не выиграли…

5. Интерстеллар (2014)

Кадр из фильма "Интерстеллар", 2014 г.

Путешествие по космосу, поиски нового «дома» для землян – это только несколько причин включения этого фильма в мой список.

Сюжет. На Земле практически невозможно жить. Тотальная засуха уничтожает всё, что посажено и посеяно. Небольшая группа ученых отправляется изучать внезапно появившуюся возле Луны червоточину, которая предположительно может их привести к другим планетам, похожим на Землю.

6. Марсианин (2015)

Кадр из фильма "Марсианин", 2015 г.

Да, выживать герою предстоит самостоятельно и на помощь ему Дженнифер Лоуренс не придет.

Сюжет. Он остался один и он должен и просто обязан выжить. Вот только делать ему это предстоит в одиночестве и в самых трудных условиях – на Марсе.

7. Воздух (2015)

Кадр из фильма "Воздух", 2015 г.

Смотреть его, если честно, только из-за Нормана Ридуса взялась. И не сказать, что фильм интересный, но для этой подборочки как раз подойдет.

Сюжет. Бауэр и Картрайт занимаются очень важной миссией. Они охраняют ученых и прочих важных личностей, замороженных в криокапсулах. Ведь на Земле наступил апокалипсис, и дышать на поверхности невозможно. Поэтому эти двое вынуждены ежедневно проверять оборудование, очищающее поступающий воздух.

8. Орбита 9 (2017)

Кадр из фильма "Орбита 9", 2017 г.

Прекрасная Клара Лаго добавляет фильму некую интересность. Но в целом фильм скучный и нудный.

Сюжет. Она – единственный пассажир этого космического корабля. И летит она на Селесту – планету, похожую на Землю. Но девушке даже невдомек, что на самом деле от нее зависит спасение всего человечества.

9. Чужой: Завет (2017)

Кадр из фильма "Чужой. Завет", 2017 г.

Если взять этот фильм не как один из серии фильмов про Чужих, а как самостоятельное кино, то его можно причислить к моему списку.

Сюжет. Экипаж космического корабля спускается на планету со спасательной миссией. И эта планета кажется им настоящим раем, ведь она так похожа на Землю. Однако вскоре оказывается, что местные «животные» не намерены принимать чужаков в своем мире.

10. Парадокс Кловерфильда (2018)

Кадр из фильма "Парадокс Кловерфильда", 2018 г.

Интересный и увлекательный фильм. Есть над чем подумать.

Сюжет. Земля на грани большой войны. Люди сражаются за ресурсы и рискуют вскоре разрушить свой собственный дом. Чтобы хоть как-то уровнять шансы, ученые придумывают что-то вроде вечного двигателя. Но запускать устройство необходимо в космосе и у этой команды было уже несколько неудачных попыток. И вот, наконец-то им удалось удачно запустить прибор. Вот только радость их будет длиться недолго…

Ну вот, вроде бы и всё! Если у вас будут дополнения – пишите в комментариях!)))

Источник: zen.yandex.ru

— … Слушай, я посмотрел видеопоздравление с орбиты, космонавты тебя называют Александром Борисовичем. У меня сразу такая мысль – когда вот ты, как простой журналист, бродишь по коридорам «Комсомолки», тебя Сашей называть по-прежнему или тоже, как космонавты называют, — Александром Борисовичем?

— Странные ты вещи спрашиваешь… Молодежь обращается по отчеству, да. А на радио, да, там молодая команда, обращается по отчеству… А мы, старослужащие с тобой…

— Ну ладно, хорошо. Вот ты в начале 90-х был собкором по югу Украины и Молдавии, насколько мне помнится.

— Да.

— Как тебя занесло на космические орбиты? Как ты стал вдруг корреспондентом космическим именно?

— Меня утвердили в 1991 году и я пять лет проработал на юге. Были сложные эти годы – это и война в Приднестровье, и Лебедь… тогда мы с ним общались очень много, и довольно доверительно. Для меня это был шок. Я родился в Одессе, мы ездили в Тирасполь, в Молдавию, в Кишинев, на уик-энд, как теперь бы сказали, за книжками, которые там выпускались, за мебелью… И для меня эта война была шоком. Потому что с одной стороны наши, с другой стороны наши. И когда вывозят людей, раненых и убитых, на бронетранспортерах, ты это видишь…

— Я помню твои публикации.

— 150 тысяч был тираж «Комсомольской правды» в начале 90-х годов в Одесской области. Мы все время чего-то придумывали для «Комсомолки». В Одессе самые протяженные в мире подземные катакомбы – больше трех тысяч километров запутанных путей. Для толстушки я с друзьями спелеологами и специалистами по подземным катакомбам организовали переход. Неизведанным путем прошли из села под Одессой, в центр города, эксперимент — как контрабандисты могли и партизаны ходить, под землей. Открыли там новую карстовую пещеру, назвали ее «Комсомольская правда».

— Так. И космос…

— А в 1996 году меня перевели на этаж, тогда у нас была история – собкоров, которые себя проявили, приглашали в Москву, для прохождения службы уже в центральном аппарате… Я переехал и первое время мы выпускали журнал «Весь компьютерный мир». Кстати, это первый отечественный компьютерный журнал был, а не купленный бренд…

— А «Компьюттера», Саш?

— Это не наш журнал. А потом, к сожалению, умер у нас Валентин Каркавцев, который был собкором по космосу. Трагическая смерть была. Он как раз сменил Ярослава Кирилловича Голованова, и я пришел к главному редактору Сунгоркину и говорю – давайте я буду?

— …ты изменил сейчас орбиту, хуже стало слышно…

— Придвинулся в микрофону…

Я в детстве собирал вырезки про космос, про космонавтов, в комнатке моей на Пушкинской улице я натянул леску по периметру и повесил портреты космонавтов. Поэтому когда Сунгоркин согласился назначить меня космическим, мне было очень просто, потому что, когда я приезжал в Звездный городок, я уже знал всех космонавтов по имени-отчеству, и сколько у них полетов. Таким образом я оказался в 1997 году космическим журналистом. И боевое крещение я получил практически сразу же, потому что тогда произошло самое трагическое событие, наверное, в истории российской космонавтики. Грузовой «Прогресс» пробил один из модулей станции «Мир», произошла утечка и нужно было срочно эвакуироваться или спасать станцию. Я тогда ночевал в Центре управления полетами, передавал репортажи, комментарии и в общем влился в эту работу…

— Можешь прямо сейчас скороговоркой от Юрия Гагарина до Терешковой всех космонавтов перечислить? По порядку?

— Легко. Гагарин, Титов, Попович, Николаев, Быковский, Терешкова. Я, кстати, со всеми из них был знаком. Только сейчас Валентина Терешкова жива, но я застал и остальных великих из первой шестерки. Брал интервью и у Германа Степановича Титова…

— И у Гагарина?

— Нет, у Гагарина, конечно, нет, но я много общался с людьми, которые исследовали гибель Гагарина и я даже успел поговорить с Арсением Дмитриевичем Мироновым, последним живым членом комиссии по расследованию причин гибели Гагарина. Он ушел в прошлом году, ему было больше 100 лет. Фантастический человек, был начальником летного-исследовательского института имени Громова, потрясающая память… Мы говорили о тех вещах, которые тогда в 60-е, не были публичными.

— То есть, Милкус – это Ярослав Голованов сегодня, правильно?

— Нет, ни в коем случае.

— Почему?

— Ярослав Кириллович занимался много лет космосом, это его была тема. Он закончил Бауманский институт, он был инженером. Он фантастически талантливый человек, он написал много книжек про космос. Я писал только репортажи и я даже не могу сравниться ни по стилю, ни по погруженности в предмет с Ярославом Кирилловичем.

— А я просто помню твой репортаж лет 20 назад, в «Комсомолке» и фотографию – Милкус в невесомости.

— Да, да…

— Ты что, в космос собирался действительно? Тебя испытывали уже… и ты плывешь… расскажи, ты всерьез собирался полететь?

— Программа, когда журналистов собрались отправлять в космос, в концу 90-х была забыта. Никто из отобранных журналистов так и не полетел.

Так что я всерьез не собирался лететь, тогда уже было понятно, что это больших денег стоит. Но посмотреть, как ребят готовят – да. Я напросился в самолет-лабораторию, и два раза я летал на невесомость вместе с новым набором космонавтов. Сейчас это все очень известные космонавты, многие по нескольку раз слетали, депутатами стали и т.д.

Но тогда я новый набор не знал. Мы сидим, самолет уже приземляется, после режимов в невесомости, и Федя Юрчихин, у которого сейчас пять полетов, великий человек, ко мне подходит и говорит – а ты кто такой? Я говорю – журналист. А мы, говорит, с ребятами поспорили – когда тебя привяжут к матам? Там история такая. Очень часто на невесомости мутит. Потому что сначала невесомость, потом перегрузка, потом опять невесомость, потом перегрузка. Новичков отрубает, а внизу в салоне самолета постелены маты. И вот тех, кого мутит, их веревками привязывают к этим матам, чтобы они уже не болтались в салоне до приземления. Мы, говорит Федор, с ребятами поспорили, когда тебя привяжут к матам, потому что длинные и худые – а я тогда был длинный и худой – очень быстро выворачивает наизнанку и с ними лучше не возиться. А я отлетал все режимы и нормально. Потому уже ко мне было уважительное отношение – выдержал…

— А сколько ты в невесомости в общей сложности провел?

— В общей сложности? Сейчас посчитаю. 10 горок по 25 – это 250… 500 секунд.

— Это в минутах и в часах сколько?

— На 60 надо поделить… почти 10 минут.

— Вот если бы ты в космос полетел, допустим, ты бы долетел от Москвы и до …

— Ну, за 10 минут… куда-нибудь от Калининграда до Москвы…

Но на самом деле я медкомиссию-то прошел…

— Куда?

— Не в отряд космонавтов, а в испытатели института медико-биологических проблем. Там же и космонавтов проверяют. И стал ненадолго испытателем.

— И чего испытывал?

— Международную космическую станцию. Она тогда только начинала летать. И на земле проводили эксперимент – как будут складываться отношения на орбите представителей разных стран. Они взяли немца, японца, канадку, ну и наших врачей, космонавтов, и посадили в макет станции. Надолго – на восемь месяцев. А мы втроем изображали экипаж посещения. У них отношения сложились, а мы вроде как эти отношения должны были разрушить. Психологи за нами с помощью камер наблюдали.

Но на самом деле отношения были замечательные. И я даже написал заявление с просьбой оставить в основном экипаже. Но не оставили…

— Слушай, классно. А вот мы вспомнили «Весь компьютерный мир» — ты, правда, встречался со Стивом Джобсом?

— Не могу сказать, что я встречался… Конечно, я пытался у него взять интервью, но это было невозможно. Но я был на второй презентации iPhone. Единственный журналист от России. Чуть ли не первым заскочил в зал конгресс-центра в Сан-Франциско. Довольно близко сидел. А потом я еще раз был, когда представляли первый MacBook Air.

Удивительное событие. Сейчас представление всех компьютерных новинок проходит в стиле Стива Джобс. Это черная водолазка, джинсы Levi’s 501, кроссовки New Balance. Я потом узнал, что этот образ известный японский дизайнер Иссей Мияки специально ему разрабатывал. А я думал –простой парень… А у него, оказывается, в гардеробе было целое собрание черных водолазок и кроссовок New Balance.

— Александр Борисович, у вас же звание профессора, да?

— Нет, я не профессор.

— А мне сказали… значит, будешь. Александр Борисович, ты председатель Общественного совета министерства просвещения…

— Не совсем так. Есть Большой Общественный совет министерства просвещения, я раньше был членом Общественного совета министерства образования и науки, которое разъделили на два министерства…

— Ну, ты тут не при чем, да?

— Я не при чем. В общем, сейчас у меня небольшой рабочий совет. Если мы в большом Общественном совете обсуждали какие-то глобальные вещи – федеральные стандарты, например, то сейчас это очень конкретное дело – у нас Общественный совет по независимой оценке качества условий образовательной деятельности. То есть определяем компании, которые проверяют, насколько удобно учиться в образовательных учреждениях – в детских садах, в школах… А потом обсуждаем как и где нужно поправить, кому помочь…

— Да, да. А вот как ты совмещаешь такие две темы – космонавтику и образование?

— Честно говоря. сложно. Потому что сейчас я еще и заведующий проектно-учебной лаборатории медиакоммуникаций в образовании Высшей школы экономики. У нас там много проектов. Недавно закончили четырехсерийный документальный фильм «Свободная школа», в котором мы попытались разобраться как советская система образования трансформировалась в российскую – что происходило со школами и вузами последние сорок лет. Сейчас заканчиваю книжку про этот период. Она уникальна в том, что здесь я собрал все ключевые документы, которыми определялись перемены в образовании с 1984 года по 2012. Для учителей – очень поучительное будет чтение.

И я стараюсь активно работать в «КП» по теме образования, потому что сейчас многие изменения происходят, и так как я 20 лет занимаюсь еще образовательной политикой, я считаю, что моя задача разъяснять людям процессы, которые происходят. Сейчас выходит интервью, комментарии, с министрами, с их заместителями. Весь этот переход на дистант, новые сроки ЕГЭ, организация летнего отдыха…

— Прежде всего, в «Комсомольской правде»…

— Не прежде всего, а именно в «Комсомолке». И, конечно, на космос остается меньше времени. Ну, это такая вот любовь и боль…

— То есть, космос потерял от того, что…

— Ну, космос не то, чтобы потерял. Все-таки космос делают другие люди – космонавты, инженеры, рабочие. Но я еще и член Общественного совета госкорпорации Роскосмос, стараюсь и там успевать… Космос –святое дело… У меня много друзей в космической отрасли и сейчас, когда в связи со стартом корабля Илона Маска, начались издевательские публикации, что мы мол все проиграли, что мы безвозвратно отстали, мне больно…

— Но ты не паникуешь, как я понял?

— Я не паникую, мне обидно. Тысячи людей работают в отрасли, и много молодежи. Космос – это романтическая отрасль, и там люди вкалывают не только за зарплаты, есть желание двигать космонавтику дальше. Я бываю на предприятиях космических как член Общественного совета, я вижу много молодых ребят. И я понимаю, как им обидно сейчас читать публикации, мнения каких-то людей, которые себя возомнили экспертами, о том, что мы все потеряли …

— Я понял. Извини, что перебиваю, а пока не забыл. Правда, что ты в Музей космонавтики отдал бесплатно, безвозмездно много космических экспонатов? Вот там лунный камень…

— Да ну лунный камень я не отдавал, к сожалению, у меня его не было.

— Сколько экспонатов ты отдал?

— Наверное, самое ценное, которое у меня было и то — это спасательный жилет со знаменитого космического корабля, я имею в виду морского – был у нас такой плавучий ЦУП – удивительное судно «Космонавт Юрий Гагарин», построенный в конце 60-х годов. После развала СССР он остался в Одессе, и в общем-то Украина его отправила на металлолом. А я был последним гражданским, который был на его борту и взял на память то, что мог унести. Я думаю, и сейчас ему равных бы не было. Когда был природный коллапс и 100-тысячный город Ильичевск остался без света – к стенке встал «Космонавт Юрий Гагарин», включил генератор и дал городу свет.

Интересно, что когда я музею передавал жилет, тогда же передавал свои раритеты Федор Юрчихин. И выяснилось, что он был начальником смены на «Юрии Гагарине», когда тот ходил в свой последний космический поход.

Может быть в память об этом корабле и своем черноморском детстве я еще сейчас занимаюсь организацией Ассоциации плавучих университетов России – чтобы на наших научных судах выходили в плавание и студенты вузов, чтобы почувствовали реальный вкус работы, связанной с морем или с крупной рекой. Плавучий университет – это и практика, и учеба – во время такого рейса студентам читают лекции, обсуждаются будущие научные работы.

В прошлом году я ходил в Арктику вместе с ребятами Арктического плавучего университета, организованного Северным Арктическим федеральным университетом и Росгидромет. Очень хотелось бы на всех морях и крупных реках России организовать такие университеты, используя опыт САФУ. Мы это сейчас обсуждаем с Минобрнауки.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Почему Россия до сих пор не построила новый космический корабль

Александр Милкус рассказывает печальную историю про метания отечественной космонавтики (подробности)

Источник: www.kp.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.