Владимир комаров космонавт последние слова


 Национальной службе внешней разведки США удалось перехватить последние слова космонавта Владимира Комарова, когда тот направлялся к Земле в космическом корабле «Союз 1»

Разведка США слышала последние слова космонавта Комарова 24 апреля 1967.

 

  По данным издания, последний разговор Комарова с наземным центром приведен в новой книге Джейми Дорана и Пирса Бизони «Правда за легендой о Юрии Гагарине». В книге приводятся словам аналитика служба разведки США Пери Фелвока, который говорит, что за секунды до смерти Комаров проклинал тех людей, которые посадили его в неисправный корабль. Он знал, что должен умереть в ходе миссии.Слова были такие:»Я не собираюсь возвращаться из  этого полета!»

Разведка США слышала последние слова космонавта Комарова 24 апреля 1967.


Фелвок, по его словам, также стал свидетелем разговора Комрова и экс-главы совета министров СССР Алексея Косыгина. Косыгин в ходе разговора плакал и называл Комарова героем, рассказывает Фелвок.

В книге также рассказывается об отношениях Комарова и Юрия Гагарина. Оба космонавта готовились к полету в космос. Они оба знали, что капсула, в которой одному из них предстояло вернуться на землю, была небезопасной. Комаров, у которого были жена и двое детей, знал, что погибнет. Однако не стал отказываться от миссии, так как тогда бы в неисправной капсуле его заменил Гагарин, смерти которого он не хотел. Гагарин был дублером Комарова.

Соглано данным, приведенным в книге, «Союз 1» имел 203 неисправности. Однако никто не сообщил о них главе СССР Леониду Брежневу. Космическая миссия должна была стать триумфом советской власти и науки.

За месяц до запуска Комаров встретился с экс-сотрудником КГБ Вениамином Русаевым. Тогда космонавт сообщил Русаеву, что не вернется. Когда Русаев поинтересовался, почему Комаров не откажется от полета, Комаров ответил, что тогда Гагарин погибнет вместо него. Затем он заплакал.

Корабль «Союз 1» с Комаровым на борту стартовал, как и предполагалось, 23 апреля 1967 года. Старт прошел без проблем. Однако вскоре неполадки стали давать о себе знать. Антенны не открывались, навигация не работала.

Во время спуска не удалось открыть парашюты. Меньший из парашютов открылся, однако не вытянул второй. Капсула с Комаровым разбилась в Оренбургской области. Удар капсулы о землю был сравним с падением метеорита. По словам Русаева, от Комарова осталась только пяточная кость.


Разведка США слышала последние слова космонавта Комарова 24 апреля 1967.

Похороны Владимира Михайловича Комарова.

 

Источник: cosmos.mirtesen.ru

Инженер-полковник, космонавт 3-го класса

«Владимир Михайлович Комаров — советский летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза. Командир первого в мире экипажа советского космического корабля. Дважды летал на первых кораблях нового типа: „Восход-1“ и „Союз-1“. Первый человек, побывавший в космосе дважды. Первый человек, погибший во время полета в космос», — вот как Комарова описывает «Википедия».

Владимир Михайлович родился в 1927 году, в 1949-м стал военным летчиком — служил в истребительной авиационной дивизии в Грозном, где и познакомился со своей будущей женой, школьной учительницей Валентиной Киселевой.
После этого Комаров также работал на должностях помощника ведущего инженера в Государственном Краснознаменном НИИ ВВС, занимался испытаниями новейших образцов авиационной техники СССР. Через некоторое время ему предложили пройти отбор в первый отряд космонавтов.


Правда, собеседование было довольно специфическим. Так как это была секретная миссия, то кандидатов спрашивали что-то вроде «хотите ли вы летать на новой технике» и «хотели бы вы полететь на ракете вокруг Земли».

Тех, кто ответил утвердительно, позже призвали для полного медобследования. На тот момент Владимиру было довольно много для космонавта лет — 33 года, — но комиссию убедили его выдающиеся знания и высшее инженерное образование.

Так Комаров попал в ряды первых советских космонавтов. И если бы у него случайно не нашли скрытую патологию сердечной деятельности, то, может, он стал бы первым человеком в космосе.

Впервые Владимир полетел в космос в 1964-м, спустя годы тренировок он вышел в космическое пространство на корабле «Восход-1», первом «многоместном космическом корабле». Впрочем, BBC : «Восход-1» — это переименованный гагаринский «Восток». Кабина была очень тесной, так что туда практически втиснули трех самых маленьких космонавтов, причем без скафандров и катапульты.

Опасный полет на малоприспособленном корабле предприняли, чтобы не уступить создаваемому в США «Аполлону». Вскоре началась ускоренная работа над настоящим трехместным кораблем — «Союзом», — которому предстояло обслуживать будущие орбитальные станции и даже полететь на Луну.

Лунная гонка и форсирование сроков


Гонка с США — очень важный момент, ведь в то время Штаты опережали СССР в «битве за Луну». Америка уже проиграла Союзу, который первым запустил искусственный спутник в космос, первым отправил человека в космос и первым же нацелил зонд на Луну, но в этот раз не собиралась уступать.

В 1961 году тогдашний президент Джон Кеннеди выступил с речью перед конгрессом, где заявил, что эта программа обойдется каждому мужчине, женщине и ребенку в 50 центов в неделю (более четырех долларов с учетом инфляции). Но первый человек на спутнике Земли должен быть американцем, и точка.

Так что к 1967 году в США работы над лунными программами шли уже давно, а отобранные для экспедиций кандидаты активно тренировались. Конечно, в СССР об этом знали — еще с момента речи Кеннеди, — но по каким-то причинам отложили выполнение своей «лунной миссии». Может, не восприняли заявления американцев всерьез или же решили вложить средства в другую отрасль (скорее всего, военную, так как на дворе была холодная война). Но первые успехи с «Аполлоном» в 1964-м заставили советских специалистов взяться за задачу всерьез, и СССР вступил в эту гонку с опозданием в пару лет.

Для сравнения: за время, пока планировался полет «Союза-1», американцы сумели спроектировать и построить пилотируемый космический корабль «Джемини» для отработки лунных экспедиций, провести десять полетов и даже отрепетировать на орбите несколько лунных операций. Так что советским конструкторам пришлось поторопиться.


Владимир комаров космонавт последние слова
Джемини-7. Фото: wikipedia

Еще один немаловажный факт. В 1967-м в СССР готовились отметить полувековой юбилей Октябрьской революции, первомайские праздники тоже никто не отменял. Очевидно, что такие события не могли обойтись без новой громкой победы — например в космосе. Весной того года планировался орбитальный полет сразу двух «Союзов», в ноябре — первый облет Луны. В общем, сроки сильно форсировались: нужно было успеть к важным для страны, по мнению ее руководства, датам.

Неудачи с «Союзами»

При этом с «Союзами» изначально все шло не так, как планировалось. ТАСС : первый космический корабль этой серии должен был взлететь еще в 1962 году, но работы затянулись на четыре года.

В первый полет многоместный корабль в беспилотном режиме отправился только в конце 1966 года. Было проведено три беспилотных запуска. Все они закончились неудачно.

Владимир комаров космонавт последние слова
«Союзы». Скриншот с YouTube

Кроме того, в 1966 году умер генеральный конструктор «Союзов» Сергей Королев. Пилотируемый полет космонавтов на «Союзе-1» готовил его преемник — Василий Мишин. BBC , что Королев не допустил бы запуска космического корабля, не подтвердившего в ходе испытаний своей надежности (как это, по сути, и произошло). В ходе предполетной подготовки на «Союзе-1» 203 структурных дефекта.


А у Мишина «было меньше авторитета, меньше веса». Может, на него давило советское руководство. Или же Мишин хотел выслужиться перед начальством на новой для себя должности.

Дублером Комарова в полете на «Союзе-1» выступил сам Юрий Гагарин — они были друзьями. После своего полета в 61-м Гагарину так и не удалось возвратиться в космос, а роль «свадебного генерала» порядком наскучила — он рвался в бой. Но для полета на «Союзе-1» все-таки рекомендовали Комарова.

По неофициальной версии, Гагариным дорожили больше — особенно после зафиксированных неудач во время испытаний «Союзов». Но, скорее всего, это преувеличение: если бы у Комарова незадолго до старта диагностировали банальный насморк, полетел бы Гагарин.

Как произошла катастрофа

План был такой: Комаров стартует на «Союзе-1», после выхода на орбиту за ним следует «Союз-2» с тремя членами экипажа. Двум последним после стыковки кораблей на околоземной орбите предстояло выйти в космос и перейти с борта второго «Союза» в корабль Комарова, а затем всем вместе вернуться на Землю.


Старт «Сююза-1» назначили на 3 часа 35 минут 23 апреля. Корабль вышел на орбиту через 540 секунд после запуска, и с Комаровым установили связь. «Самочувствие хорошее, параметры кабины в норме, но не раскрылась левая солнечная батарея, зарядный ток только 13−14 ампер, не работает КВ-связь», — отрапортовал космонавт.

На этом хорошие новости закончились. На «Союзе-1» не открылась дублирующая антенна телеметрической системы и не отошел козырек, который защищает солнечно-звездный датчик от выхлопов двигателей. Проще говоря, все это не позволяло ориентироваться в пространстве по солнцу и звездам.

Первая попытка изменения орбиты корабля провалилась — аппарат стал вращаться вокруг своей оси. Когда Комаров попытался исправить положение, вращение лишь усилилось. После пяти таких витков Центр управления полетами отменил запуск «Союза-2», а проблемный «Союз-1» начали срочно возвращать на Землю. Это решение спасло жизни экипажу второго «Союза». Позже выяснилось, что у этого корабля возникли бы точно такие же неполадки.

После пяти часов Комаров сумел совершить практически невозможное: в ручном режиме сориентировать «Союз-1» и начать торможение, причем над заданным районом. Но на высоте семи километров тормозной парашют не смог вытащить тяжелый основной парашют большого корабля из контейнера.

Запасной парашют вышел, но из-за вращения аппарата у него перекрутились стропы. На огромной скорости корабль врезался в землю. Катастрофа произошла в 06.22 в Адамовском районе Оренбургской области в 65 километрах восточнее города Орска.

Последние слова Комарова


Переговоры с Комаровым с Земли вел сам Юрий Гагарин. В документальном фильме российского «Первого канала» запись их разговора с последними словами Комарова. «Вот тут товарищи рекомендуют дышать глубже. Ждем на приземлении», — сказал Гагарин, а Комаров ему ответил: «Спасибо. Передайте всем. Произошло раз…».

Далее «Союз-1» вошел в плотные слои атмосферы и связь прервалась. Скорее всего, Комаров собирался сообщить о разделении спускаемого аппарата и корабля.

Некоторые источники утверждают, что Комаров едва ли не проклинал все руководство СССР и перед своей смертью успел связаться с семьей, но опубликованная запись разговора опровергает эти слухи. К тому же в конце 60-х технические возможности были весьма ограничены: связь с космонавтом перед посадкой была возможна только через антенны на стропах основного парашюта, который так и не раскрылся.

На момент гибели Владимиру Королеву было 40 лет.

Источник: news.21.by

Первый многоместный


Комарову уже приходилось опасно рисковать.

После полета Гагарина Никита Хрущев требовал каждые несколько месяцев демонстрировать что-нибудь эффектное, то и дело задавая Королеву сакраментальный вопрос: «Чем удивлять будем?».

Задача показать миру многоместный космический аппарат была поставлена в 1964 году.

Тогда взяли обычный гагаринский «Восток», нарекли «Восходом» и втиснули в кабину трех самых маленьких космонавтов, причем без скафандров. Идею подал молодой инженер из КБ Королева Константин Феоктистов, вызвавшийся испытать ее на себе.

12-13 октября 1964 года на борту «Восхода» в космос впервые вышли не военные летчики, а инженер Феоктистов и врач Борис Егоров. Командиром и пилотом был Владимир Комаров.

Опасный полет на приспособленном корабле предприняли, чтобы, не дай Бог, не уступить пальму первенства создаваемому в США «Аполлону».

Между тем, еще при Королеве закипела работа над настоящим трехместным кораблем, «Союзом», которому предстояло обслуживать будущие орбитальные станции и, возможно, лететь на Луну.

Официальная полуправда


Конструкция «Союзов» оказалась весьма удачной. В модернизированном виде они эксплуатируются поныне. Но первый корабль отправился в пробный полет с недоделками. Спешку участники событий называют основной причиной трагедии.

Конкретно подвели посадочные парашюты.

В опубликованном на следующий день заявлении ТАСС говорилось:

«23 апреля 1967 года в Советском Союзе был выведен с целью лётных испытаний на орбиту Земли новый космический корабль «Союз-1», пилотируемый лётчиком-космонавтом СССР Героем Советского Союза инженер-полковником Комаровым Владимиром Михайловичем.

В течение испытательного полета, продолжавшегося более суток, В. М. Комаровым была полностью выполнена намеченная программа отработки систем нового корабля, а также проведены запланированные научные эксперименты. При полете летчик-космонавт совершал маневрирование корабля, проводил испытания основных его систем на различных режимах и давал квалифицированную оценку технических характеристик.

24 апреля, когда программа испытаний была окончена, ему было предложено прекратить полёт и совершить посадку. После осуществления всех операций, связанных с переходом на режим посадки, корабль благополучно прошёл наиболее трудный и ответственный участок торможения в плотных слоях атмосферы и полностью погасил первую космическую скорость.

Однако при открытии основного купола парашюта на семикилометровой высоте, по предварительным данным, в результате скручивания строп парашюта космический корабль снижался с большой скоростью, что явилось причиной гибели В. М. Комарова».

Обстоятельства гибели корабля и космонавта власти изложили в целом верно. Но намеченная программа выполнена не была, и «маневрировал» Владимир Комаров не от хорошей жизни.

Согласно плану, вслед ему должен был стартовать «Союз-2» с Валерием Быковским, Алексеем Елисеевым и Евгением Хруновым на борту.

После первой в мире стыковки на орбите Елисееву и Хрунову предстояло через открытый космос перейти в корабль Комарова и на нем приземлиться.

Эта программа была выполнена в январе 1969 года, только вместо погибшего Комарова и Быковского летали Борис Волынов и Владимир Шаталов.

Пошло вразнос

А на борту «Союза-1» сразу после выхода на орбиту начались неполадки.

Корабль стартовал в 3 часа 35 минут 23 апреля. Спустя 540 секунд выяснилось, что не раскрывается одна из двух солнечных батарей. Часть приборов не включилась из-за нехватки электроэнергии.

Затем не открылась дублирующая антенна телеметрической системы и не отошел козырек, защищающий солнечно-звездный датчик от выхлопов двигателей. Это означало невозможность ориентирования корабля в пространстве по солнцу и звездам.

Первая попытка изменить орбиту корабля не удалась: он стал вращаться вокруг своей оси и, когда Комаров пытался исправить проблему, вращение только усиливалось.

Уже после пяти витков Центр управления полетами решил отменить старт «Союза-2», а «Союз-1» как можно быстрее вернуть на Землю.

Опытный и хладнокровный пилот, Комаров пять часов боролся за жизнь и корабль, и сумел совершить почти невозможное: в ручном режиме сориентировать «Союз» и начать торможение, причем точно над заданным районом.

Ему пришлось импровизировать, поскольку никто прежде такого не делал, и в программу подготовки космонавтов ручная посадка не входила.

Парашют не раскрылся

В ЦУПе уже с облегчением вздохнули, но тут-то и случилась беда.

На высоте семи километров тормозной парашют не смог вытащить тяжелый основной парашют большого корабля из контейнера (как впоследствии выяснилось, усилие в 2,8 тонны оказалось недостаточным, а заранее это не проверили).

Запасной парашют вышел, но из-за вращения аппарата у него перекрутились стропы.

На огромной скорости корабль врезался в землю.

Катастрофа произошла в 06:22 минуты в Адамовском районе Оренбургской области в 65 км восточнее города Орска.

По словам очевидцев, они видели корабль, летевший к земле «как метеорит».

Спускаемая капсула ушла в грунт на полметра. Прибывшие на вертолетах спасатели увидели пожар и местных жителей, пытавшихся забросать огонь лопатами.

Впоследствии выяснилось, что на «Союзе-2» был такой же дефект парашютной системы, как на «Союзе-1».

Дублером Комарова являлся Юрий Гагарин. Комарова предпочли как технически лучше подготовленного для сложного полета.

Сергей Королев в свое время твердо пообещал Гагарину вторую миссию на новом корабле, так что, будь он жив, Гагарин, скорее всего, отправился бы в космос в апреле 67-го и погиб на год раньше, чем на самом деле.

Последние слова

В ходе предполетной подготовки на «Союзе-1» обнаружились 203 недоработки.

Ранее состоялись три беспилотных запуска, и все они, мягко говоря, сопровождались проблемами.

По-хорошему, старт следовало отложить на неопределенный срок.

Дочь Комарова Ирина Владимировна в интервью газете «Московский комсомолец» в 2013 году с благодарностью вспомнила заместителя директора конструкторского бюро Александра Мрыкина, начальника отдела Ивана Прудникова и заместителя начальника «Байконура» Анатолия Кириллова, которые , по ее словам, настаивали, что корабль «сырой».

Некоторые участники событий утверждают, что неоправданный оптимизм проявил преемник Королева, ныне покойный Василий Мишин, который недавно вступил на пост и якобы хотел проявить себя.

Говорили, что Гагарин казнился тем, что не воспользовался своим положением и не добился приема у Брежнева.

Вместе с тем, свидетельства не подтверждают легенд, будто Комаров знал, что идет на верную смерть и со слезами на глазах говорил, что готов умереть вместо Гагарина, в автобусе по пути на космодром у него был обреченный вид, а Гагарин якобы появился на стартовой площадке в скафандре и рвался в «Союз-1».

По воспоминаниям Ирины Комаровой, отец настолько хотел лететь, что полтора месяца не пил молоко из холодильника, как имел обыкновение делать, дабы ненароком не заболеть.

Правда, перед полетом навел порядок у себя в столе, ответил на все письма и показал жене, где лежат ключи от гаража. Но естественное осознание риска и обреченность — не одно и то же.

Выложенная в наши дни в интернете запись переговоров Комарова с ЦУПом накануне посадки не содержит ни проклятий в адрес его «убийц», ни просьбы позаботиться о семье, как говорится в некоторых источниках.

Последние слова космонавта были: «Нахожусь в кресле, привязался ремнями. Самочувствие отличное, все нормально».

Более того: все случилось так быстро, что неизвестно, успел ли Комаров почувствовать, что гибнет.

Первоклассный специалист

Правообладатель иллюстрации ТАСС/Валентин Черединцев
Image caption Проверка вестибулярного аппарата

Во второй полет Владимир Комаров отправился через 40 дней после своего 40-летия, которое широко отметил с друзьями.

В отличие от большинства космонавтов первого набора, от которых требовалось главным образом железное здоровье, он успел с отличием окончить военно-воздушную академию имени Жуковского и получить распределение в НИИ ВВС, занимавшийся испытаниями новой техники.

Летную профессию избрал в 16 лет, поступив в 1-ю Московскую спецшколу ВВС (в то время существовали средние школы с техническим уклоном, готовившие подростков к поступлению в авиационные и артиллерийские училища).

Служил в Грозном и Мукачево Закарпатской области Украины, летал на первых реактивных истребителях.

В отряде космонавтов особенно дружил с Гагариным.

Две могилы

Прах Владимира Комарова, вернее то, что смогли собрать на месте катастрофы, был погребен у Кремлевской стены.

Американские астронавты просили разрешения прислать своего представителя на похороны, но получили отказ.

Правообладатель иллюстрации ТАСС/Иван Павленко
Image caption Именем Владимира Комарова назвали корабль для связи с космическими объектами

По словам Ирины Комаровой, семья всегда считала настоящей могилой мужа и отца место его гибели в Оренбургской области.

Спустя полтора месяца после трагедии военнослужащие дислоцированной неподалеку ракетной дивизии установили там самодельный обелиск и посадили березки.

Деревья плохо растут в сухой степи. Сложился обычай: проезжавшие мимо водители прихватывали канистру с водой и поливали их.

Официальный монумент появился в 1987 году.

Источник: www.bbc.com

Американские исследователи Джейми Доран и Пирс Бизони выпустили книгу Starman: The Truth Behind the Legend of Yuri Gagarin («Человек-звезда: Правдивая история легенды о Юрии Гагарине»), где обнародован ряд шокирующих подробностей печально известного полёта 1967 года, в котором погиб Владимир Комаров.

Повествование основано на откровениях гэбиста Вениамина Русаева, опубликованных в «Литературной газете» в 2006 году, и интервью с Гагариным Ярослава Голованова, пробившимся в печать только в 1989 году. Человека, знакомого с советской системой, судьба Владимира Комарова едва ли удивит, но это не делает рассказ менее трагичным, если не сказать больше.

Книга открывается описанием тесной дружбы между Владимиром Комаровым и Юрием Гагариным, а также идеи, которая втемяшилась в голову Леониду Брежневу. Почесав место укуса жареного петуха, Бровастый решил отметить 50-летие Октябрьской революции по-новому, по-космически, чтобы весь капмир затрепетал. Итак: запускаем «Союз-1» с Комаровым, на следующий день — ещё один «Союз», но на этот раз с двумя космонавтами. Корабли встречаются на орбите, Комаров меняется местами с одним из коллег и триумфально возвращается на Землю. Впервые в истории человечества космонавт, который взлетел на одном аппарате, вернётся на другом!

Леонид Ильич очень чётко дал понять, что к юбилею коммунистической революции это непременно должно произойти.

Дальнейшее было бы не смешно, даже если бы всё это описывал Сергей Довлатов. Специалисты обнаружили 203 (!) неисправности в «Союзе-1». Полёт нужно было отложить. Но кто осмелится сказать об этом Брежневу?

Гагарин описал ситуацию на десяти листах и вручил документ своему ближайшему товарищу в КГБ — Вениамину Русаеву. Едва ли не каждый, кто видел этот письмо, включая самого Русаева, был понижен в звании, уволен или отправлен служить в Сибирь. Когда до старта оставалось меньше месяца, Комаров сказал Русаеву: «Я не вернусь». Разжалованный гэбист спросил: «Почему ты не откажешься?» Ответ был очень простым: «Тогда они пошлют дублёра. Юру. Он умрёт вместо меня, а нам надо его беречь». После этого, по словам Русаева, Комаров расплакался.

В день запуска 23 апреля 1967 года Гагарин явился на стартовую площадку и потребовал, чтобы его тоже облачили в скафандр. Внезапный «каприз» всенародного любимца тогда остался непонятым. Быть может, он хотел в последний момент вытащить друга из ракеты? Устроить скандал? Конечно же, как и планировалось, полетел Комаров.

Многочисленные неполадки сразу же дали о себе знать. Антенны не открылись должным образом. Управление давалось с трудом. Барахлили двигатели. О запуске второго «Союза» не было и речи. Шансы на успешное возвращение уменьшались с каждой минутой.

Когда всё стало окончательно ясно, на связь с Комаровым вышел председатель правительства Косыгин. По словам очевидцев, на глазах у премьера были слёзы. Жена Косыгина спросила космонавта, что передать его детям.

После этого корабль начал снижение. Парашют не раскрылся. Американская база ВВС, расположенная в окрестностях Стамбула, смогла уловить обрывки последних слов Владимира Комарова. Авторы книги сообщают, что космонавт был в ярости и, если комментаторы смогли верно разобрать его крики, обвинял инженеров в том, что они его убили…

Мы все прекрасно знаем (должны знать), насколько опасной была космонавтика 1960-х. Научно-технический прогресс ещё не достиг той точки, когда полёты в космос были по-настоящему оправданы чем-то ещё, кроме политических амбиций двух сверхдержав. В том же 1967 году в «Аполлоне-1» сгорели Гас Гриссом, Эд Уайт и Роджер Чеффи. Некрологи первым людям на Луне Нилу Армстронгу и Баззу Олдрину были заготовлены заранее. Но гибель Владимира Комарова выглядит спланированной самым циничным образом.

По словам Русаева, Гагарин был чрезвычайно подавлен. В интервью, опубликованном лишь через двадцать с лишним лет, он жёстко раскритиковал решение не откладывать полёт. При встрече с Русаевым Юрий Алексеевич отказался говорить у себя дома, опасаясь подслушивания. Беседа проходила в подъезде, и Гагарин никак не мог себе простить, что он так и не спас друга, не сделал всё возможное, не дошёл до Брежнева. «Я должен встретиться с главным лично, — сказал космонавт, уже не скрывая гнева. — Если я доберусь до него и узнаю, что ему было всё известно, я знаю, что сделаю». «Прошу тебя, поговори со мной до того, как ты на что-то решишься, — сказал Русаев. — Будь осторожен».

Авторы упоминают слух о том, что Гагарин всё-таки встретился в Брежневым и плеснул ему чем-то в лицо. Надеемся, что так оно и было, хотя это маловероятно.

Остаётся вопрос: почему же Гагарин, обладавший статусом человека-иконы, не смог договориться с Комаровым о том, чтобы отказались оба? Казалось бы, так просто сорвать запуск, проявив стойкость и принципиальность профессионала и гражданина — качества, которые советская средняя школа так активно приписывала настоящим космонавтам. Если вы задаётесь этим вопросом, то вы не понимаете, что такое тоталитаризм; не понимаете, насколько правы были Оруэлл и Замятин; не понимаете, какая степень отчуждения может существовать между человеком и его душой.

Источник: forum.cake.dn.ua

Стремление к мечте

Многие только начинали тернистый путь с обучения в Академии им. Жуковского, в то время как Комаров уже имел высшее образование по инженерной специальности, досконально изучил «Союз», разбирался в аппарате вплоть до малейших нюансов. Интересно, что он не отличался отличным здоровьем. Таким, с которым становятся космонавтами. Дважды он был «отбракован» при отборе, но продолжал упорно добиваться поставленной цели. По воспоминаниям дочери, Ирина Владимировны Комаровой, за полтора месяца до полета Владимир Михайлович даже не пил молоко и кефир из холодильника, чтобы не подорвать иммунитет.

Первый полет

Свой первый полет Владимир Комаров провел в качестве капитана корабля, пробыв на орбите сутки и 17 минут вместе с Константином Феоктистовым и Борисом Егоровым. Основной целью полета 12 октября 1964 года было показать приоритет Советского Союза во множественном составе экипажа, и с этой задачей космонавты справились. Впервые в космос отправились одновременно три человека на одном корабле – инженер, врач и летчик. Первый полет без скафандров и с нововведенной системой мягкой посадки. За этот полет Комаров получил орден Ленина и медаль «Золотая звезда», а также удостоился звания героя Советского Союза.

Неисправный корабль

Первым на орбиту отправлялся Комаров, на «Союзе-1», а 24 апреля планировался запуск второго корабля, на борту которого будут уже двое. По задумке, корабли должны состыковаться в космосе, а Владимир Михайлович перебраться с одного на другой, таким образом, побывав на двух кораблях одновременно и вернувшись на Землю уже в составе вновь прибывшего экипажа. Это должен был быть триумф, приуроченный к дню 50-летия коммунистической революции. При проверке на "Союзе-1" было выявлено 203 недостатка конструкции, но о неисправностях Брежневу никто сообщать не стал. Хотя Гагарин составил рапорт о недочетах в работе корабля, но он так и не был передан дальше сотрудников КГБ.

Знание – сила?

По воспоминания Вениамина Ивановича Русяева, бывшего кадрового офицера КГБ, о предстоящей трагедии Владимир Михайлович знал заранее. За месяц-полтора до старта Комаров пригласил Русяева с женой на ужин, познакомиться с семьёй. Когда пришло время прощаться, хозяин квартиры вызвался проводить гостей. Прямо на лестничной площадке Владимир сказал своему опекуну и советчику, что из полета не вернется. Русяев попытался возразить, предложил отказаться от участия в запуске, но Комаров был непреклонен: «Нет. Ты же знаешь: откажусь я – полетит первый. А его надо беречь». Первый – это Гагарин.

Последние минуты

На высоте более 7 километров над Землей отстреливает крышка парашютного контейнера, извлекая вытяжной парашют. Вслед за ним – тормозной парашют, далее – основной купол. Последний не раскрылся. «Союз» продолжал падать с бесконечным увеличением вращения по оси, из-за чего сплелись стропы, не позволив раскрыться куполу. Если бы на «Союзе-1» открылись обе солнечные батареи, и не было отказа датчиков, состоялся бы пуск «Союза-2», — писал позднее конструктор Борис Черток. – После стыковки Хрунов и Елисеев перешли бы в корабль Комарова. В этом случае они бы погибли втроем, а чуть позднее с большой вероятностью мог бы погибнуть и Быковский.

Дружба с Гагариным

С Юрием Алексеевичем у Комарова сразу зародились дружеские отношения. Гагарин был частым гостем в семье, с удовольствием ходил с другом на охоту, участвовал в семейных мероприятиях. По воспоминаниям Валентины Яковлевны, жены Комарова, они и дни рождения отмечали вместе – оба «мартовские». Судьбы космонавтов трагически переплелись: Юрий Алексеевич учился в Оренбурге, Владимир Михайлович погиб под Оренбургом; родиной предков Комарова была Владимирская область, Гагарин погиб под Киржачом во Владимирской области. Именно Юрий Алексеевич ходатайствовал о выдаче реальных фактов гибели товарища – изначально Валентине Яковлевне принесли свидетельство о гибели мужа в городе Щелково, от «обширных ожогов тела». В новом документе указали правду: «трагически погиб при завершении испытательного полета на космическом корабле «Союз-1».

Правда и домыслы

Джейми Доран и Пирс Бизони, авторы изданной в 2011 году книги «Звездный человек: правда о легенде Юрии Гагарине», утверждают, что американская разведка перехватила последние слова Владимира Комарова, произнесенные за минуту до гибели. Разобрать разговор с Центром управления довольно сложно, но Доран и Бизони предлагают читателю перевод из уст аналитика Агентства национальной безопасности США, Перри Феллвока: «В капсуле быстро растет температура» и «… убили». Космонавт был разгневан и в чем-то рьяно убеждал собеседника. Также о последних минутах жизни Комарова взяли на себя смелость сообщить сотрудники станции слежения в Турции. По их данным, был перехвачен разговор космонавта с женой, которая спросила, что ей сказать детям, а также диалог по видеофону с советским премьером Алексеем Косыгиным, в котором последний со слезами на глазах называет Владимира Михайловича героем.

Источник: zen.yandex.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.