Развитие космонавтики в ссср


Развитие космонавтики в ссср

Герман Титов докладывает Никите Хрущеву о проделанном полете

Развитие космонавтики в ссср
Последние напутствия Генерального конструктора Сергея Королева перед первым полетом

Для начала было решено копировать немецкую ракету ФАУ-2. В Германии советские военные и инженеры должны были полностью восстановить техническую документацию и образцы ракеты, овладеть ее конструкцией и технологией производства. Часть немецких специалистов перевозилась в Советский Союз.

По разнарядке Специального комитета по реактивной технике им выделяли 150 разборных финских домов и 40 рубленых восьмиквартирных домов*.


Как вспоминает ведущий конструктор космического корабля «Восток» Олег Ивановский, всего в Нордхаузене, где советские специалисты изучали ФАУ-2, в одну из ночей оперативники «мобилизовали» больше 150 человек с семьями для выезда в СССР. Их зарплата составляла 4-6 тысяч рублей.

В начале августа 1955 года зампред Совмина Михаил Хруничев, председатель Специального комитета по ракетному и реактивному вооружению Василий Рябиков и Главный конструктор Сергей Королев направляют первому секретарю ЦК КПСС Никите Хрущеву и председателю Совета министров СССР Николаю Булганину записку о планах США запустить искусственный спутник Земли (см. сборник).

И уже 8 августа 1955 года на заседании Президиума ЦК КПСС было принято решение о создании искусственного спутника в СССР. Больше чем за два года до его запуска был даже подготовлен проект сообщения ТАСС, также опубликованный в книге**.

Постановление Президиума ЦК КПСС «О создании искусственного спутника Земли»*
8 августа 1955 г.
СТРОГО СЕКРЕТНО

Одобрить идею о создании искусственного спутника Земли.

Поручить т.т. Хруничеву и Рябикову приступить к работам по созданию искусственного спутника Земли и в полуторамесячный срок представить ЦК КПСС проект необходимых мероприятий по этому вопросу, а также представить в ЦК КПСС текст сообщения для печати о проводимых работах по созданию искусственного спутника Земли.


Секретарь ЦК

3 августа 1960 года Совет министров СССР принимает совершенно секретное постановление «О подготовке полета человека в космическое пространство». Сначала полет был назначен на декабрь 1960 года, но из-за технических сложностей его перенесли на 10—20 апреля 1961 года.

11 апреля 1961 года Юрий Гагарин на стартовом комплексе встречается с боевым расчетом, готовившим к пуску, а Никита Хрущев на отдыхе в Пицунде надиктовывал: «Завтра, как говорится, если все будет благополучно, то в 9 часов 07 минут будет запущен космический корабль с человеком… Намечалось на тринадцатое, но, видимо, поддались суеверию и говорят, что завтра будут пускать***.

Записи переговоров между Ю. Гагариным и пунктами управления полетами

12 апреля 1961 г.
8.14 (53 минуты до старта, час после посадки Гагарина в космический корабль), «Заря-1» (позывные стартовой площадки), космонавт Попович: Юра, не скучаешь там?
«Кедр» (позывные Юрия Гагарина): Если есть музычка, можно немножко пустить.

8.15, «Заря-1» (Главный конструктор Сергей Королев): Выполните просьбу «Кедра». Дайте ему музычку, дайте ему музычку.
«Заря-1» (Королев): Станция «Заря» (наземная УКВ-станция), я «Заря-1». Выполните просьбу «Кедра». Дайте ему музычку, дайте ему музычку.
«Заря-1» (Попович): Ну как? Музыка есть?
«Кедр»: Пока музыки нет, но, надеюсь, сейчас будет.


<…> 8.19, «Заря-1» (Королев): Понятно, это же музыканты: пока туда, пока сюда, не так-то быстро дело делается, как сказка сказывается, Юрий Алексеевич.
«Кедр»: Дали про любовь.
«Заря-1» (Королев): Дали музычку про любовь? Это толково, Юрий Алексеевич, я считаю.
«Заря-1» (Попович): Ну, добро, значит, тебе будет не так скучно.

8.20, «Заря-1» (Попович): Юра, ребята все довольны очень тем, что у тебя все хорошо и все нормально. Понял?
«Кедр»: Понял. Сердечный привет им. Слушаю Утесова. От души — «Ландыши».

Развитие космонавтики в ссср
Первый снимок Юрия Гагарина после посадки

Доклад Ю.А. Гагарина на заседании Государственной комиссии после космического полета
13 апреля 1961 г.

СОВ. СЕКРЕТНО

Экз. №1

…Я почувствовал, как заработало ТДУ (тормозная двигательная установка). <…> Перегрузка наросла немного, и потом резко опять появилась невесомость. <…>

Как только выключилась ТДУ, произошел резкий толчок и корабль начал вращаться вокруг своих осей с очень большой скоростью. Земля у меня проходила во «взоре» сверху справа вниз и влево. Скорость вращения была градусов около 30 в секунду, не меньше. Получился «кардибалет»: голова—ноги, голова—ноги с очень большой скоростью вращения. Все кружилось. То вижу Африку (над Африкой произошло это), то горизонт, то небо.


Только успевал закрываться от Солнца, чтобы свет не падал в глаза. Я поставил ноги к иллюминатору, но не забывал шторки. Мне было интересно самому, что происходит. Я ждал разделения. Разделения нет. Я знал, что по расчету это должно было произойти через 10—12 секунд после выключения ТДУ… По моим ощущениям, больше прошло времени, но разделения нет. На приборе «Спуск» не гаснет, «Приготовиться к катапультированию» — не загорается. <…>

«Кардибалет» продолжается. Я решил, что тут не все в порядке. Засек по часам время. Прошло минуты две, а разделения нет. Доложил по КВ-каналу, что ТДУ сработала нормально. Прикинул, что все-таки сяду нормально, так как тысяч 6 есть до Советского Союза, да Советский Союз тысяч 8 км, значит, до Дальнего Востока где-нибудь сяду. Шум не стал поднимать…

Я рассудил, что обстановка не аварийная. Ключом я передал «ВН» — все нормально. Через «взор» заметил северный берег Африки, Средиземное море. Все было четко видно. Корабль продолжал вращаться. Разделение произошло в 10 часов 35 минут, а не в 10 часов 25 минут, как я ожидал, т.е. приблизительно через 10 минут после конца работы тормозной установки.
<…>


Опускаясь, заметил, как справа от меня по сносу виден полевой стан. На нем много народу — машины. Рядом дорога проходит. Шоссе идет на Энгельс (Гагарин приземлился возле деревни Смеловка Саратовской области). Дальше вижу — идет речушка-овраг. Слева за оврагом домик.

Вижу, какая-то женщина теленка пасет, думаю, сейчас я, наверное, угожу в тот самый овраг, но ничего не сделаешь. Чувствую, все смотрят на мои оранжевые красивые купола (парашютов). Дальше смотрю, как раз я приземляюсь на пашню. <…> Ногами «тук». Приземление было очень мягкое. Пашня оказалась хорошо вспахана, очень мягкая, она еще не высохла. Я даже не почувствовал приземления. Сам не понял, как уже стою на ногах.

<…> Вышел на пригорок, смотрю — женщина с девочкой идет ко мне. Примерно метров 800 она была от меня. Я пошел навстречу, собираясь спросить, где телефон. Я к ней иду, смотрю, женщина шаги замедляет, девочка от нее отделяется и направляется назад. Я тут начал махать руками и кричать: «Свой, свой, советский, не бойтесь, не пугайтесь, идите сюда». В скафандре идти неудобно, но все-таки я иду.

Смотрю, она так это неуверенно, тихонько ступает, ко мне подходит. Я подошел, сказал, что я советский человек, прилетел из космоса.


Стенограмма выступления Н.С. Хрущева на приеме в Кремле

14 апреля 1961 г.
Товарищи, господа. Мы все взволнованы виновником торжества. Но мы тоже в какой-то степени, видимо, причастны к этому преступлению, совершенному им, если можно назвать это преступлением…

Мы, советские люди, особенно горды, потому что весь мир гордится этим, потому что это завоевание человечеством нового положения; для человека, когда он покорил космос. Это торжество всех людей мира. Но вы можете представить себе, каждый, представляющий здесь какую-либо нацию или государство, какое наше чувство, советских людей, что это удалось нам, нашему Юрию Гагарину. (Аплодисменты.)

Он является крестьянским сыном, но теперь говорят за границей князья, осколки князей Гагариных, говорят, что наш родственник Гагарин совершил полет в космос. (Смех. Аплодисменты.) Да, были когда-то у нас сословия, но были и сплыли, и водой вымыло их. У нас теперь есть одно сословие, сословие труда. Те, кто трудится, кто работает — тому честь, кто не работает — тот да не ест. Вот наш девиз. (Аплодисменты.)

Мы горды потому, что это подвиг, но я, видимо, слов не подберу, и поэты, видимо, мастера слова, они тоже трудности имеют. Я считаю, что наиболее ловко вышел из положения Шолохов, который просто написал: «Вот это да!» (цитата из статьи Михаила Шолохова в экстренном выпуске газеты «Правда» от 12 апреля). И вот это каждый из нас повторял уже сотни раз, когда он сам с собой думал: «Вот это да! Вот это Юрка!». <…>


Мы получили, конечно, колоссальное преимущество. Но не это главное для нас. Главное для нас: пусть тот, кто точит ножи против нас, знает, что Юрка был в космосе, все видел теперь, все знает. (Аплодисменты.) А если надо — еще полетит, а если ему надо подкрепление — может другого товарища взять, может полететь и лучше рассмотреть.

Какой вывод из этого? Вывод тот, что это не должно давать господства какой-либо стране. Это должно привести к большему убеждению всех людей в мире, с тем чтобы больше усилий направить на обеспечение мира, чтобы прийти к разоружению: только при всеобщем разоружении, при всеобщем контроле можно обеспечить мир во всем мире. Только при этом. (Аплодисменты.)

…Мы будем рады в любое время подписать такое соглашение и покончить с гонкой вооружения. Но покамест не будет соглашения, то, конечно, как говорится, надо думать об обороне страны.

<…> Я бы предложил тост за тех, которые создали этот корабль и дали возможность подняться Юрию Гагарину в космическую высь, за ученых, инженеров, рабочих.

…Предлагаю выпить за этих героев, которые здесь среди вас присутствуют, часть только, но главные вдохновители и строители, они здесь, узнайте по носу или по цвету волос, кто они такие. Сейчас по соображениям нашей безопасности мы не называем их имена, поэтому они не получат полного удовлетворения, которое получил Юрий Гагарин.


Он в кино заснят, а им мы пожмем руки, они возьмут ордена, положат их в несгораемый шкаф. Но пройдет время, и они наденут эти ордена, пройдет время, и мы воздвигнем в честь их монумент и напишем эти славные имена, имена тех, которые своим гением создали эту замечательную космическую машину.

В те времена ходило много легенд о том, в каком «коммунизме» живут космонавты. Лучше всего это опровергает следующий документ.

Распоряжение Совета министров СССР о подарках Ю.А. Гагарину
18 апреля 1961 г.

СЕКРЕТНО

1. Признать необходимым подарить от имени Правительства СССР первому летчику-космонавту СССР майору Гагарину Ю.А. и членам его семьи автомашину «Волга», жилой дом, мебель и экипировку согласно приложению.
Отнести связанные с этим расходы за счет резервного фонда Совета министров СССР.

2. Обязать Министерство обороны СССР (т. Малиновского) выделить майору Гагарину Ю.А. четырехкомнатную квартиру по месту службы.

Председатель Совета министров Союза ССР
Н. Хрущев

Приложение к распоряжению Совета министров СССР от 18 апреля 1961 г. №1037рс

1. Меблировка спальни, столовой, детской, кабинета, кухни
2. Автомашина «Волга»
3. Телевизор «Рубин»
4. Радиола «Люкс»
5. Стиральная машина
6. Холодильник
7. Пылесос
8. Ковровые дорожки
9. Пианино
10. Постельное белье — 6 комплектов
11. Одеяла — 2 штуки


Экипировка для Ю.А. Гагарина

1. Пальто демисезонное
2. Пальто легкое летнее
3. Плащ
4. Костюм — 2 (светлый и темный)
5. Обувь — 2 пары (черная и светлая)
6. Рубашки белые — 6 шт.
7. Шляпа — 2
8. Носки — 6 пар
9. Белье нижнее шелковое — 6 пар
10. Трусы, майки — 6 пар
11. Платки носовые —12 шт.
12. Галстуки — 6 шт.
13. Перчатки — 1 пара
14. Электробритва — 1
15. Два комплекта военного обмундирования (парадное и повседневное)
16. Чемоданы — 2

Двум братьям и сестре т. Гагарина Ю.А. — по 1000 рублей.
Управляющий делами
Совета министров СССР
Г. Степанов

Также в докуменет перечисляется «экипировка» для жены, детей, отца и матери Гагарина.

Радиола и некоторые другие подарки до сих пор сохранились в доме у супруги Гагарина Валентины Ивановны в их квартире в Звездном.

3 июня 1961 года началась советско-американская встреча на высшем уровне в Вене. Камнем преткновения оказался статус Западного Берлина. Никита Хрущев и Джон Кеннеди обменялись почти не завуалированными угрозами. Советский лидер угрожал отказаться гарантировать права западных держав в Западном Берлине в случае промедления с принятием его условий подписания мирного договора с Германией. Кеннеди заявил, что при необходимости Соединенные Штаты будут воевать из-за Западного Берлина. Эту свою позицию он повторил 25 июля 1961 года в телеобращении к нации.


Развитие космонавтики в ссср
Спускаемый аппарат корабля «Восток» сразу после приземления в Саратовской области

А Хрущев торопил Королева, просил запустить следующего космонавта непременно в первой половине августа. И 6 августа 1961 года в Советском Союзе стартовал космический корабль «Восток-2», на котором Герман Титов совершил семнадцать с половиной витков вокруг Земли.

Спустя неделю, 13 августа 1961 года, началось возведение Берлинской стены и была закрыта граница между Восточным и Западным Берлином. Через 24 дня после полета Г. Титова, 31 августа, Советский Союз заявил о возобновлении ядерных испытаний. Учитывая эти события, становится понятна жесткая риторика опять говорившего не по бумажке Хрущева в Кремле.

Запись телефонного разговора Н.С. Хрущева с Г.С. Титовым

7 августа 1961 г. (на следующий день после 25-часового полета космонавта)
<…> Н.С. Хрущев: А как ваша супруга? Ваша супруга знала о вашем полете?
Г. С. Титов: А как же, знала.
Хрущев: Знала, молодчина. А одобрила она этот полет?
Титов: Ну, сначала не одобряла, а потом одобрила.
Хрущев: Это вполне возможно, потому что ей хотелось, чтобы ее супруг совершил подвиг, но этот подвиг был таким, что он мог лишить ее супруга.
Титов: Такой именно и был разговор у нас, Никита Сергеевич.

Выступление Н.С. Хрущева на приеме в Кремле

9 августа 1961 г. прием после полета Германа Титова

…Все знают, чем мы были, когда начинали революцию по призыву Ленина… Все сомневались, все издевались. Великий английский писатель Уэльс приехал в Россию, беседовал с Лениным и сказал о нем, что он фантазер, сидит в Кремле и создает сказки будущего. Ничего из этого не будет. Мы очень жалеем, что умер писатель Уэльс. Пусть бы он посмотрел Россию, о которой он написал, что она во мгле. Какую он, должно быть, написал бы книгу.

<…> И вот мы запускаем в космос — первый хорош и его супруга, второй замечательный и его супруга. Так он решил в космическом пространстве пообедать, отдохнуть, а потом еще продолжить свое космическое путешествие. (Аплодисменты.)

<…> Мы тратим деньги на создание атомных бомб, на создание ракет. Зачем это? Разумеется, не для начинки колбасы. Это же средства истребления, защиты. Когда же эти средства нужно использовать? Когда на нас нападают. Мы ответим ударом. Мне очень не хотелось омрачать такой день, как сегодняшний, такой действительностью, которая может быть завтра. Но мы реалисты, поэтому конкретно представляем обстановку…

Мы, со своей стороны, все сделаем, чтобы не было войны, все, все, чтобы никогда ни на кого не нападали. Что нам, плохо живется? У нас сегодня лучше, чем было вчера, а завтра будет еще лучше, чем сегодня. (Аплодисменты.)

В 1959 году в рамках Академии наук СССР была создана комиссия по правовым вопросам межпланетного пространства, в работе которой помимо ученых-юристов принимали участие сотрудники Министерства иностранных дел СССР и представители других ведомств.

10 марта 1960 года Совет министров СССР принял постановление «Об участии СССР в международных организациях по мирному использованию космического пространства», в котором Министерству иностранных дел СССР и другим ведомствам поручалась подготовка директивных указаний представителям СССР в Комитете ООН по мирному использованию космического пространства.

Постановление Совета министров СССР «Директивы советской делегации в Комитете ООН по использованию Космического пространства в мирных целях»

30 августа 1962 г.
СОВ. СЕКРЕТНО

<…> Делегации руководствоваться следующим:

1. Исходить из того, что главная задача состоит в том, чтобы показать активную и инициативную роль Советского Союза в деле налаживания и развития международного сотрудничества в мирном изучении и использовании космоса.
Добиваться широкого и всестороннего обсуждения и одобрения Комитетом наших проектов <…>

<…> В случае если из-за отрицательной позиции США не удастся добиться одобрения Комитетом наших проектов декларации и соглашения, использовать как в Комитете, так и на Генеральной Ассамблее отказ США… для разоблачения политики Соединенных Штатов в области использования космического пространства, как создающей препятствия для развития широкого международного сотрудничества в мирном изучении и освоении космоса на благо всего человечества.

2. Заявить о поддержке, в принципе, рекомендаций научно-технического подкомитета.
Вести дело к тому, чтобы при обсуждении научно-технических вопросов Комитет уделил главное внимание проблемам международного сотрудничества в наиболее перспективных областях мирного изучения и использования космоса <…>
В случае попыток США использовать Комитет ООН по космосу для пропаганды своих успехов в космосе, противопоставить им наши успешные результаты, полученные при групповом полете космических кораблей «Восток-3» и «Восток-4». <…>

6. При обсуждении вопроса об оказании слаборазвитым странам помощи в… исследовании космоса активности не проявлять.

Распоряжение Совета министров СССР о порядке прибытия В.Ф. Быковского и В.В. Терешковой в Москву и подарках космонавтам
20 июня 1963 г.

СЕКРЕТНО

1. Поручить Главному управлению Гражданского воздушного флота при Совете министров СССР:

а) доставить специальным самолетом Ил- 18 из г. Куйбышева в Москву космонавтов т.т. Быковского В.Ф. и Терешкову В.В.;
б) выделить необходимое количество вертолетов и обеспечить разбрасывание листовок по трассе движения руководителей Коммунистической партии и Правительства, космонавтов над г. Москвой.

2. Поручить Министерству обороны СССР (т. Вершинину) организовать сопровождение самолета Ил- 18 с космонавтами почетным эскортом истребителей.

3. Разрешить Министерству обороны СССР пригласить и доставить родственников т.т. Быковского, Терешковой и жены т. Быковского в Москву для встречи космонавтов на аэродроме во Внуково, участия на митинге и приеме в Кремле.

4. Поручить Комитету государственной безопасности при Совете министров СССР разместить т. Быковского В.Ф. с женой и их родственниками, т. Терешкову В.В. и ее родственников в Государственных особняках на Ленинских горах.

5. Признать необходимым подарить от имени Правительства СССР космонавтам т.т. Быковскому В.Ф. и Терешковой В.В. и их родственникам автомашины «Волга», мебель и экипировку…

6. Обязать Министерство обороны СССР (т. Малиновского) выделить т. Быковскому В.Ф. четырехкомнатную квартиру и т. Терешковой В.В. трехкомнатную квартиру по месту службы.

Расходы по приему и обслуживанию космонавтов т.т. Быковского В.Ф. и Терешковой В.В., включая приобретение подарков, отнести за счет резервного фонда Совета министров СССР.

Поставку автомашин «Волга» произвести за счет резерва Совета министров СССР.

Председатель Совета министров
Союза ССР Н. Хрущев

Еще один важный документ, который сегодня звучит более чем современно. Подписаться под ним мог бы и весь нынешний отряд космонавтов.

Записка летчиков-космонавтов СССР Л.И. Брежневу о недостатках в планировании и организации космических полетов и их использовании в военных целях

22 октября 1965 г.
Сов. секретно
(особая папка)

Дорогой Леонид Ильич!
…Всем хорошо известны успехи Советского Союза в освоении космоса, нет надобности перечислять наши победы. <…> Но за последний год положение изменилось. США не только догнали нас, но и в некоторых областях вышли вперед. Полеты космических аппаратов: «Рейнджер-7», «Рейнджер-8», «Маринер-4», «Джеминай-5» и некоторых других космических аппаратов являются серьезным достижением американских ученых. <… >

Почему Советский Союз теряет ведущее положение в космических исследованиях? На этот вопрос чаще всего отвечают так: США развернули очень широкий фронт исследовательских работ в космосе, на космические исследования они выделяют колоссальные средства. (За пять лет они израсходовали более 30 миллиардов долларов и только за 1965 г. — 7 миллионов долларов.) <…>

Но дело не только в средствах. Средств и Советский Союз на освоение космоса выделяет немало. Но у нас, к сожалению, много недостатков в планировании, организации и руководстве этими работами. О каком серьезном планировании космических исследований можно говорить, когда у нас нет никакого плана полетов космонавтов.

Кончается октябрь месяц, до конца 1965 г. осталось немного времени, а ни один человек в Советском Союзе не знает, будет ли в этом году очередной полет человека в космос, каково будет задание на полет, какова продолжительность полета. <…>

<…> Космосом занимаются все: Ракетные войска, ВВС, ПВО, ВМФ и другие организации. Такая раздробленность усилий и средств на освоение космоса мешает делу, много времени уходит на согласование планов и решений, на решениях часто отражается ведомственный подход к делу.

<…> Командование ВВС и мы, космонавты, неоднократно обращались в Генеральный штаб, к министру обороны и в Военно-промышленную комиссию с конкретными предложениями по строительству и оборудованию космических кораблей, способных решать задачи боевого применения. Наши предложения, как правило, не поддерживались руководством Ракетных войск. Мы получали резолюции: «Востоки» военного значения не имеют, заказывать их нецелесообразно»; «Заказывать «Восходы» не будем, нет средств».

<…> Почему для полетов космонавтов не строили корабли? Во всяком случае, не из-за недостатка средств. Это происходит потому, что руководители Ракетных войск больше верят спутникам-автоматам и недооценивают роли человека в космических исследованиях. <…>

У нас нет кораблей, не на чем летать, не на чем выполнять программу космических исследований… У нас в стране нет единого штатного пункта управления космическими полетами. В процессе полета космический корабль не имеет связи с командным пунктом в промежуток времени от 6-го до 13-го витка каждых суток.

<…> И сегодня у нас нет уверенности, что поднимаемые нами вопросы могут быть решены в Министерстве обороны.
Дорогой Леонид Ильич! Мы знаем Вашу большую занятость, и тем не менее просим Вас познакомиться с нашими космическими делами и нуждами…

Мы глубоко убеждены в том, что решение вопроса об объединении военного космоса на базе ВВС, продуманное планирование космических исследований и создание космических кораблей для решения задач боевого применения пилотируемых космических летательных аппаратов в значительной мере укрепит оборонную мощь нашей Родины.

ЛЕТЧИК-КОСМОНАВТ СССР
Гагарин
Леонов
Беляев
Титов
Николаев
Быковский
Комаров

P.S. Сборник документов особенно интересно рассматривать вместе с современной программой развития космонавтики, выпущенной Роскосмосом. Там, где в 40—60-е годы были сроки, суммы, технические параметры и — поименно — ответственные чиновники, сейчас — только расплывчатое перечисление перспектив.

По словам Юрия Батурина, когда видишь, на каком уровне принимаются решения в современной России (в общих фразах, без четкого разграничения ответственности, строгих алгоритмов и графиков), хочется напомнить, как работали те, кто всего за несколько трудных послевоенных лет первым запустил спутник, вывел человека в космос и создал космическую отрасль, которая и сегодня удерживает Россию в числе ведущих космических держав.

Им тоже мешали ведомственная несогласованность, бюрократическая волокита, непонимание политиков, неустроенность…

Но они сделали это.

Источник.
.

Источник: ss69100.livejournal.com

Программа по освоению космического пространства, осуществлявшаяся СССР с 1955 по 1991 год.

Космическая программа СССР стартовала в 1955 году с началом практической реализации замысла по запуску в космос первого искусственного спутника Земли и созданием Министерства общего машиностроения (МОМ). Космическая программа действовала около 35 лет до самого распада Советского Союза. За этот период она достигла таких успехов, как запуск первого и второго искусственных спутников земли (второй – с живым существом на борту) в 1957 году, первый в мире полёт человека в космос в 1961 году, первый выход человека в открытый космос в 1965 году.

Ретроспектива и предпосылки создания программы

Основу разработок по ракетной технике и будущей космической программы СССР составили исследования К. Э. Циолковского, Н. И. Кибальчича, И. В. Мещерского, Ф. А. Цандера, Ю. В. Кондратюка и других российских и советских учёных. Первой в СССР научно-исследовательской и опытно-конструкторской организацией по разработке ракет стала Газодинамическая лаборатория (ГДЛ), организатором которой стал инженер-химик Н. И. Тихомиров. ГДЛ покровительствовал начальник вооружений РККА М. Н. Тухачевский. Он же оказывал поддержку Ленинградской и Московской группам изучения реактивного движения (ГИРД). При помощи Тухачевского в 1933 году в Москве был создан Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ), созданный на базе ГДЛ и Мосгирд. В работе вышеназванных организаций принимал участие будущий академик С. П. Королёв и многие другие специалисты. После ареста Тухачевского в 1937 году многие советские ракетчики разделили его судьбу. В 1938 году РНИИ прекратил все работы со сроком завершения более трёх лет, сосредоточившись на разработке реактивных снарядов и ракетных ускорителей для самолётов.

Заострить внимание на ракетах дальнего действия советское руководство заставило применение вооружёнными силами нацистской Германии баллистической ракеты A-4, более известной как V-2 («Фау-2»). Энтузиасты в области ракетостроения были привлечены к масштабной государственной ракетной программе. В 1944–1945 годах в стране формировались группы специалистов для изучения немецких трофейных материалов по ракете V-2. После победы во Второй мировой войне как СССР, так и его бывшие союзники по Антигитлеровской коалиции приступили к активной работе над созданием собственного ракетного оружия, причём преимущество было в руках США, сумевших заполучить несколько готовых «Фау» и привлечь к сотрудничеству многих немецких учёных. Понимая важность нового оружия, советское руководство не жалело средств на работу в этом направлении. За освоение баллистических ракет взялся нарком вооружений Д. Ф. Устинов, в годы войны отвечавший за выпуск артиллерийских систем. 13 мая 1946 года Совет Министров СССР утвердил государственную ракетную программу. В Министерстве вооружений была создана головная организация по разработке жидкостных ракет – НИИ-88 на базе артиллерийского завода № 88 в Калининграде Московской области. Для отработки методов приёмки, испытания и применения ракетного оружия в рамках Министерства вооружённых сил СССР был сформирован военный НИИ-4, а в Астраханской области появился Государственный центральный полигон в районе села Капустин Яр. Первая эксплуатационная ракетная часть («бригада особого назначения») была создана на базе полка реактивных миномётов. Административное руководство работами осуществлял Комитет по ракетной технике (впоследствии Специальный комитет № 2) при Совете Министров СССР во главе с Г. М. Маленковым. По линии МГБ СССР разработку ракет дальнего действия курировал заместитель Л. П. Берии Седов.

Запуск непилотируемых аппаратов

В 1952 году начался процесс эскизного проектирования первой двухступенчатой ракеты межконтинентальной дальности Р-7. В сентябре 1953 года конструктор ракеты С. П. Королёв высказался в Комитете № 2 о включении в программу создания Р-7 работ по искусственному спутнику Земли. 26 мая 1954 года он представил Д. Ф. Устинову докладную записку с предложением создать научный спутник массой 2-3 т, возвращаемый спутник, спутник для длительного пребывания 1-2 человек, орбитальную станцию с регулярным сообщением с Землёй. Инициативы Королёва не находили отклик до тех пор, пока о необходимости запуска искусственного спутника не заговорило мировое научное сообщество. В октябре 1954 года оргкомитет Международного геофизического года призвал ведущие мировые державы рассмотреть возможность запуска в 1955 году искусственных спутников Земли для проведения научных исследований. 29 июля 1955 года с обещанием запустить спутник выступил президент США Д. Эйзенхауэр, а уже на следующий день с аналогичным обещанием выступила советская сторона. 30 января 1956 года Совет Министров принял постановление о создании геофизического искусственного спутника земли и его запуске в 1957 году. В августе 1956 года из состава НИИ-88 выделилось опытно-конструкторское бюро № 1 по ракетной технике во главе с С. П. Королёвым. В ОКБ-1 появился проектный отдел для разработки будущего спутника под руководством М. К. Тихонравова. Технические предложения по реализации различных космических проектов вырабатывались в ОКБ-1, после чего передавались на утверждение в вышестоящие инстанции. Научную экспертизу проектов осуществляла Специальная Комиссия АН СССР во главе с М. В. Келдышем.

Если до середины 1950-х годов советские ракеты были одноступенчатыми, то в 1957 году с нового космодрома в Байконуре успешно стартовала боевая межконтинентальная многоступенчатая баллистическая ракета «Р-7». Длиной около 30 м и весом около 270 т, ракета состояла из четырёх боковых блоков первой ступени и центрального блока с собственным двигателем, служившего второй ступенью. При старте все двигатели включались одновременно и развивали тягу около 400 т. После выработки топлива блоки первой ступени отбрасывались, а двигатели второй ступени – продолжали работать дальше. В октябре 1957 года именно «Р-7» вывела на орбиту первый в истории искусственный спутник Земли, дав старт эре космонавтики. Позднее эта ракета была модифицирована и превращена в трёхступенчатую.

Первый спутник представлял собой небольшой шар диаметром 58 см и весом 83,6 кг. Внутри его конструкции находились два радиопередатчика и источник питания. Второй спутник был запущен в космос уже через месяц, в ноябре 1957 года. Он весил 508,3 кг и был оснащён герметической кабиной, в которой находилась собака Лайка – первое живое существо, покинувшее пределы Земли. В мае 1958 года на околоземную орбиту вышел третий спутник. Длина его составляла 3,5 м, диаметр — 1,5 м, а вес — 1327 кг, из которых 968 кг приходилось на научную аппаратуру. Конструкция этого спутника прорабатывалась значительно тщательнее, чем в двух предыдущих случаях. Он был оснащён не только бортовым источником питания, но и солнечной батареей, благодаря чему эксплуатировался гораздо дольше своих предшественников. Спутник находился в полёте 691 день, и последний сигнал с него был принят в 1960 году, в разгар реализации другой космической программы – по исследованию Луны. В январе 1959 года в сторону спутника Земли ушла автоматическая станция «Луна-1». В сентябре и октябре были запущены станции «Луна-2» и «Луна-3» соответственно. Первая доставила на поверхность спутника Земли вымпел с изображением советского герба, а вторая – впервые в истории сфотографировала невидимую сторону Луны.

В 1959–1960 годах к работам по космической тематике подключились СКБ-458 во главе с М. К. Янгелем и ОКБ-52 под руководством В. Н. Челомея. Расширение космической деятельности провоцировало конкуренцию между конструкторами, в виду чего в 1961 году на НИИ-88 были возложены функции «головного научного учреждения», обеспечивающего внутриведомственную экспертизу.

Разработка пилотируемых космических программ

От автоматических полётов Королёв и его коллеги перешли к подготовке пилотируемого полёта. Для этой цели была разработана ракета-носитель «Восток», началось конструирование одноимённого космического корабля. Главной проблемой была выработка надёжной методики возвращения аппарата на Землю. Прежде чем добиться желаемого результата, понадобилось семь раз запустить «Восток» в автоматическом режиме. 12 апреля 1961 года состоялся первый в истории полёт человека в космос: на корабле «Восток-1» космонавт Юрий Гагарин совершил виток вокруг Земли и благополучно вернулся. Весь полёт продолжался 108 минут. За это достижение Королев получил вторую звезду Героя Социалистического труда. В последующие годы под его руководством было осуществлены новые старты: в августе 1961 года в космос отправился «Восток-2», пилотируемый Г. Титовым, ещё через год – сразу два корабля «Восток-3» и «Восток-4», пилотируемые Николаевым и Поповичем, в июне 1963 года – «Восток-5» и «Восток-6» с Быковским и Терешковой. В октябре 1964 года на орбиту вышел многоместный «Восход-1» сразу с тремя космонавтами на борту, а в марте 1965 года, в ходе полёта «Восхода-2», впервые в истории был осуществлён выход человека в открытое космическое пространство (это сделал космонавт А. А. Леонов). Всего при жизни Королёва на его космических кораблях побывало одиннадцать человек. Конструктором и группой координируемых им учреждений были сконструированы космические аппараты серий «Венера», «Марс», «Зонд», искусственные спутники Земли серий «Электрон», «Молния-1», «Космос», разработан космический корабль «Союз».

В 1965 году с космодрома Байконур были запущены ракеты-носители «УР-500» с советскими спутниками «Протон» (в июле) и «Протон-2» (в ноябре). В 1968 году ракета-носитель «Протон-К» с разгонным блоком «Д» вывела на траекторию полёта к Луне советский беспилотный корабль «Зонд-4». Тот совершил облёт Луны и возвратился к Земле. В том же году аналогичный путь проделали «Зонд-5», на борту которого находились живые существа: черепахи, плодовые мушки, черви, растения, бактерии, и «Зонд-6». В ходе обоих полётов были сделаны фотоснимки поверхности Луны. В 1969 году Луну облетел космический корабль «Зонд-7».

Если в США космическая программа ещё в 1958 году была разделена на военную и гражданскую, то в СССР вся деятельность по освоению космоса проходила в едином русле. Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) и производство велись предприятиями оборонно-промышленного комплекса, объединёнными в 9 министерств, подведомственных Военно-промышленной комиссии (ВПК) Совета Министров СССР. Приёмка и эксплуатация техники находились в ведении Министерства обороны, а осуществлялись Главным управлением космических средств Минобороны СССР (ГУКОС), известным также как Управление начальника космических средств (УНКС). Работу ВПК и Министерства обороны, в свою очередь, контролировали оборонный отдел ЦК КПСС и секретариат ЦК. Из министерств «оборонной девятки» головным по созданию ракетно-космической техники было Министерство общего машиностроения (МОМ), чьи предприятия занимались разработкой и выпуском ракет, ракетных двигателей и космических аппаратов. Остальные министерства ВПК занимались поставками комплектующих изделий, приборов или систем.

УНКС, созданное в 1960-х годах, объединило все ведомства, не относящиеся непосредственно к несению боевого дежурства, включая полигоны Байконур и Плесецк. Подчинённые начальнику космических средств «космические части» осуществляли предстартовую подготовку и запуск космических аппаратов, а также контролировали их на орбите. Боевые космические системы в ведение УНКС не входили.

Научную сторону космических исследований координировал Межведомственный научно-технический совет по космонавтике, во главе которого стоял президент АН СССР. Роль головного НИИ по научным исследованиям космоса играл созданный в середине 1960-х годов Институт космических исследований. В области планетологии ему составлял конкуренцию Институт геохимии и аналитической химии им. Вернадского (ГЕОХИ). Медико-биологическими исследованиями занимался сначала Государственный научно-испытательный институт авиационной и космической медицины, а затем, с 1970-х годов, Институт медико-биологических проблем при 3-м Главном управлении Минздрава СССР.

Космическая программа СССР в 1970-х – 1980-х годах

В 1970 году с Байконура на траекторию полёта к Луне были выведены автоматические межпланетные станции «Луна-16» и «Луна-17», на борту последней находился аппарат «Луноход-1». В конце 1971 года спускаемый аппарат автоматической межпланетной станции «Марс-3» совершил мягкую посадку на поверхности Марса. Спустя полторы минуты после посадки станция начала передавать на Землю видеосигналы. В 1987 году с космодрома Байконур была успешно запущена ракета-носитель «Энергия», а в 1988 году – ракета-носитель «Энергия-Буран», выведшая на околоземную орбиту многоразовый корабль «Буран». Это устройство впервые в мире осуществило автоматическую посадку на Землю и по многим показателям существенно превзошло американские аналоги космической техники.

Вопрос о реорганизации советской космонавтики поднимался ещё в конце 1960-х годов, однако реальные изменения в этом направлении появились уже после перестройки. В октябре 1985 года было учреждено «Главное управление по созданию и использованию космической техники в интересах народного хозяйства, научных исследований и международного сотрудничества в мирном освоении космоса» (Главкосмос СССР). За рубежом это учреждение восприняли как аналог НАСА. Первоочередной задачей Главкосмоса стал поиск иностранных клиентов для коммерческого использования РКТ, то есть запусков иностранных спутников советскими носителями и полётов иностранных космонавтов на советских кораблях. В 1988 году деятельность МОМа перестала быть государственной тайной. Министерства «оборонной девятки» до 1991 года оставались нетронутыми, не считая слияния Минсредмаша и Минатомэнерго в Минатомэнергопром (это было связано с Чернобыльской катастрофой).

Начало радикальных экономических преобразований в стране ухудшило положение оборонной отрасли. Космическая программа оказалась и в сложном политическом положении: прежде служившая показателем преимущества социалистического строя перед капиталистическим, с приходом гласности она обнаружила свои недостатки. В 1990 году Верховный Совет СССР сократил расходы на космонавтику на 10%, а на 1991 год оставил на прежнем уровне, что в сопоставимых ценах означало падение на 35%. К концу 1991 года управление космической программой вместе со всей прежней структурой государственного управления прекратила существование. Министерства оборонно-промышленного комплекса были расформированы.

Источник: w.histrf.ru

Мощный импульс к развитию космической отрасли дала Вторая мировая война, по итогам которой в мире появились две сверхдержавы – СССР и США. Причем Америка в конце войны обладала монополией на атомное оружие, продемонстрировав его возможности, сбросив бомбы на японские города Хиросиму и Нагасаки. Советскому Союзу надо было в кратчайшие сроки ликвидировать свое отставание в военной отрасли. Началась гонка вооружений.

В течение пяти лет после войны СССР создал свою собственную атомную бомбу, одновременно работая над средствами доставки ядерных снарядов – ракетами. Дело в том, что в странах НАТО на боевом дежурстве стояли ракеты сравнительно небольшого веса, которым хватило бы считанных минут, чтобы донести смертоносный груз до нашей территории. А у Советского Союза не было военных баз близ берегов США. Нашей стране как воздух нужны были тяжелые межконтинентальные баллистические ракеты с весом боевой головной части 5,5 тонны.

Такую ракету поручили строить инженеру Сергею Королеву. Это было известно лишь ограниченному кругу специалистов, связанных с ракетной промышленностью. Только после его кончины миллионы людей узнали имя главного конструктора, который фактически возглавлял все советские космические исследования в течение десяти лет – с 1957 по 1966 год.

С ранних лет юным конструктором владела идея построить ракетоплан – космический аппарат на ракетной тяге. Мечты Королева начали быстро осуществляться благодаря знакомству с видным энтузиастом межпланетных перелетов Фридрихом Артуровичем Цандером. Вместе с ним Королев создал при Осоавиахиме Группу изучения реактивного движения (ГИДР), которая вскоре превратилась в Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ). Королева назначили заместителем директора по научной части.

Однако в решительную поступь советской космической науки вмешалась эпоха Большого террора. 1937 год нанес сокрушительный удар по зарождавшейся отрасли. Были арестованы почти все сотрудники РНИИ, свернуты эксперименты и исследования. 27 июня 1938 года пришли и за Королевым. От неминуемой смерти его спасла работа в так называемых шарашках, тюремных конструкторских бюро при НКВД (эти заведения детально описаны Александром Солженицыным в романе «В круге первом»).

В 1940 году Сергея Королева вернули в Москву и включили в группу Андрея Туполева, которая занималась созданием тяжелого бомбардировщика нового поколения. Через два года Королев разработал проекты самолета-перехватчика с реактивным двигателем, в 1943-м построил ракетный ускоритель для боевых истребителей. В сентябре 1945 года его вместе с другими советскими специалистами направили для изучения трофейной техники, в частности ракет ФАУ-2, в Германию, а еще через несколько месяцев в СССР была создана новая отрасль промышленности – ракетная. На ее базе и стали в дальнейшем разрабатываться космические программы. Главным конструктором ракет дальнего действия назначили Сергея Павловича Королева. Юношеская мечта стала приобретать реальные очертания.

За весьма непродолжительное время конструкторское бюро Королева разработало и осуществило запуск первой в мире межконтинентальной баллистической ракеты Р-1, спроектировало Р-2 и Р-3, а затем первые в мире стратегические межконтинентальные ракеты Р-5 и Р-7. «Семерка» — шедевр королевской мысли — обладала рекордной стартовой массой в 280 тонн и длиной 34,2 метра.

Созданная для военных нужд ракетная промышленность занималась мирной наукой лишь опосредованно. Но Сергей Королев, никогда не оставлявший мыслей о космосе, задумался о том, чтобы отправить в космос научную лабораторию. Хотя от этой идеи пришлось отказаться, ограничившись искусственным спутником земли (ИСЗ). Дело в том, что советскому руководству нужно было во что бы то ни стало обогнать Соединенные Штаты, тоже готовившие свой спутник к отправке.

6 октября 1957 года советские газеты констатировали: «В СССР запустили искусственный спутник Земли». А все газеты мира пестрели кричащими заголовками.

В США появление спутника только подлило масла в огонь холодной войны. Американцы прикладывали огромные усилия, пытаясь расшифровать спутниковые сигналы, полагая, что это обозначения для ракетных ударов или слежения. На самом деле спутник представлял собой металлический шар с радиопередатчиком внутри. Тем не менее запуск искусственного спутника Земли доказал превосходство СССР в ракетостроении.

Хрущев заявил Королеву: «Теперь к 7 ноября запустите что-нибудь новенькое». Таким образом, конструктору дали всего пять недель на то, чтобы подготовить новый старт космического аппарата. С пассажиром на борту. В ноябре 1957 года на втором спутнике в космос отправилась собака по кличке Лайка, ставшая «первым живым космонавтом» Земли.

Для СССР запуск и околоземного спутника, и спутника с живым существом на борту был огромной пропагандистской победой и одновременно звонкой пощечиной Америке.

6 декабря 1957 года в торжественной обстановке при большом стечении народа на мысе Канаверал должен был состояться запуск первого американского спутника. Миллионы американцев прильнули к экранам телевизоров, старт ракеты должны были показать в прямом эфире. Ракета смогла подняться лишь на 1,2 м, после чего накренилась и взорвалась.

Следующим этапом соревнования стала отправка на орбиту человека. Тем более что повышение надежности летательных аппаратов делало эту задачу выполнимой. До последних дней перед полетом не было известно, кто станет первым: Юрий Гагарин или Герман Титов. 9 апреля Государственная комиссия приняла наконец решение: летит Гагарин, Титов остался дублером.

В это время американские инженеры усиленно пытались догнать СССР и сделать все возможное, чтобы первым человеком, отправившимся в космос, стал американец. Полет астронавта Алана Шепарда был назначен на 6 марта 1961 года. Счет в противостоянии шел на дни. Но экспедиция Шепарда из-за облачности и шквальных ветров была отложена до 5 мая.

В 9 часов 7 минут 12 апреля 1961 года прозвучало знаменитое гагаринское «Поехали!». Первый человек отправился в космос. Гагарину потребовался 1 час 48 минут, чтобы обогнуть планету. В 10 часов 55 минут капсула его спускаемого модуля благополучно приземлилась возле деревни Смеловки Саратовской области. Новость о «108 минутах, которые потрясли мир», мгновенно облетела земной шар, а улыбка первого космонавта стала символом и синонимом чистосердечия, получив название «гагаринской».

Алан Шепард стал вторым человеком в космосе спустя всего четыре недели. Но его пятнадцатиминутный суборбитальный полет был разочарованием на фоне триумфа Юрия Гагарина.

Космическая гонка только набирала обороты. Чтобы утереть русским нос, американцы решили сделать ставку на освоение Луны. США начинают вкладывать огромные средства в лунную программу.

6 августа 1961 года Герман Титов стал первым человеком в космосе, который провел на орбите более суток, сделав 17 витков вокруг Земли.
14 июня 1963 года Валерий Быковский находится на орбите Земли в течение почти пяти суток – самый долгий одиночный полет.

В 1964 году был создан новый космический корабль «Восход», рассчитанный на многоместный экипаж.
18 марта 1965 года космонавт Алексей Леонов впервые вышел в открытый космос.
Его отчет перед госкомиссией был кратким: «В открытом космосе жить и работать можно».

14 января 1966 года во время многочасовой операции на сердце умирает Сергей Королев. Похороны с государственными почестями состоялись на Красной площади Москвы.

Но битва за космос продолжилась. Со временем космические корабли становились все совершеннее, появились новые ракеты-носители. Переход от экспериментальных полетов к постоянной длительной работе в космосе был связан с программой «Союз». Новый тип кораблей с конца 60-х успешно использовался на околоземных орбитах. На аппаратах этой серии осуществлялись стыковки в космосе, проводились многочисленные технологические эксперименты, научные исследования земного шара, ставились рекорды продолжительности полетов. Не обошлось без трагедий.

23 апреля 1967 года к старту готовился Владимир Комаров. Запуск прошел успешно, но затем начались неприятности, обнаружились множественные неполадки. При возвращении на Землю произошел отказ парашютной системы корабля. «Союз» летел на землю со скоростью 1120 километров в час. Шансов выжить не было.

27 марта 1968 года в ходе обычного учебного полета на истребителе погибает Юрий Гагарин.

Летом 1971 года произошла еще одна трагедия. После трехнедельного пребывания на орбите экипаж «Союза-11» в составе Георгия Добровольского, Владислава Волкова и Виктора Пацаева начал спуск к Земле. Однако после приземления космонавты не подавали признаков жизни. Специальная комиссия, расследовавшая гибель космонавтов, пришла к выводу, что причиной катастрофы стала разгерметизация кабины в безвоздушном пространстве. Новые полеты в космос после этого были отложены на два года – для работы над повышением надежности кораблей.

Американская лунная программа тем временем набирала обороты. Пока в СССР строили испытательные установки для имитации одной шестой от земной гравитации, ощущаемой на поверхности Луны, работали над спусковым модулем, который доставил бы одного из космонавтов на ее поверхность. В NASA собрали громадный «Сатурн-5», самую мощную из когда-либо построенных на тот момент ракет.

Русские тоже трудились над громадиной – ракетой Н-1. Имея 30 отдельных двигателей, она была в 16 раз мощнее, чем Р-1. И на нее возлагались надежды всей советской космической программы.

3 июля 1969 года Н-1 стартовала с космодрома Байконур, но после 23-секундного «полета» почти плашмя упала на стартовый стол и взорвалась, разрушив стартовое сооружение №1, уничтожив поворотную башню обслуживания, повредив подземные помещения комплекса. Обломки носителя разбросало в радиусе 1 км…

Американцы перехватили инициативу в освоении Луны. 1969 год стал годом высадки первых людей на лунную поверхность. 20 июля 1969 года «Аполлон-11» совершил посадку на ночном спутнике Земли. Знаменитая фраза Нейла Армстронга: «Это один маленький шаг для человека, но гигантский скачок для всего человечества», облетела весь мир.

Американские астронавты шесть раз побывали на Луне. В 70-е годы на лунный грунт были доставлены советские аппараты «Луноход-1» и «Луноход-2». СССР, напротив, быстро забыл о Луне и нашел новую цель, которая могла возродить их космическую программу, – колонизацию. Способ не только летать в космос, но жить и работать там. Возможность проводить на орбите долгосрочные эксперименты.

Весь остаток 1970-х годов Советский Союз продолжал отправлять экипажи и серии космических станций «Салют» для все более длительных миссий. К середине 1980-х, пока американцы были по-прежнему сосредоточены на краткосрочных полетах в их космических шаттлах, русские были готовы совершить следующий шаг – сделать первую постоянную орбитальную космическую станцию «Мир», предназначенную для обеспечения условий для работы и отдыха экипажа, для проведения научных и прикладных исследований и экспериментов. 20 февраля 1986 года орбитальный комплекс «Мир» был выведен на орбиту и функционировал до 23 марта 2001 года.

Разработка пилотируемых кораблей нового поколения продолжалась до середины 80-х годов. Итогом многолетних трудов стала доставка в космос в 1988 году ракетой «Энергия» многоразового корабля «Буран», аналога американского шаттла. Но политические реалии того времени – кризис в СССР и последовавшее сокращение военного бюджета страны – поставили крест на этой программе. После крушения Советского Союза программа была свернута, а «Буран» перемещен на площадку для аттракционов в ЦПКиО им. Горького в Москве.

Сейчас наступила эра Международной космической станции (МКС). МКС – совместный международный проект, в котором, кроме России 13 стран: Бельгия, Бразилия, Германия, Дания, Испания, Италия, Канада, Нидерланды, Норвегия, США, Франция, Швейцария, Швеция, Япония.

Наша страна была единственной, имеющей опыт обслуживания орбитальной космической станции. Только в Советском Союзе знали, что происходит с человеком, когда он долго находится в космосе. Поэтому сегодня Россия активно участвует в программе МКС, передавая свои знания. Международная космическая станция – это величайшее свидетельство достижений могущественной программы СССР в освоении космоса. Само ее существование зависело от технологий и профессионального опыта, достигнутых нами за 50 лет космических исследований. Важнейшие системы жизнеобеспечения станции основаны на тех, которые разрабатывались на «Салютах» и «Мирах». Космические скафандры – российского производства. До 2011 года единственным способом добраться до станции была капсула «Союз», установленная на вершине ракеты Р-7 — улучшенной версии той, что спроектировал Сергей Королев более полувека назад.

Источник: www.culture.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.