Погибшие космонавты ссср и россии


История космонавтики, к сожалению, полна не только головокружительных взлетов, но и ужасных падений. Погибшие космонавты, не взлетевшие или взорвавшиеся ракеты, трагические случайности – все это также является нашим достоянием, и забывать об этом — значит вычеркнуть из истории всех тех, кто сознательно рискнул своей жизнью ради прогресса, науки и лучшего будущего. Именно о павших героях космонавтики СССР мы и поговорим в этой статье.

Космонавтика в СССР

До 20 века полеты в космос представлялись чем-то совершенно фантастическим. Но уже в 1903 году К. Циолковский выдвинул идею полета в космос на ракете. С этого момента зарождается космонавтика в том виде, в каком мы ее знаем сегодня.

В СССР в 1933 году основан Реактивный институт (РНИИ) для изучения реактивного движения. А в 1946 году начались работы, связанные с ракетостроением.

Тем не менее, прежде чем человек впервые преодолел притяжение Земли и оказался в космосе, потребовались еще годы и годы. Не стоит забывать и об ошибках, которые стоили жизни испытателям. В первую очередь это погибшие космонавты СССР. По официальным данным, их насчитывается всего пятеро, включая Юрия Гагарина, который, строго говоря, погиб не в космосе, а уже после возвращения на Землю. Тем не менее космонавт принял смерть также в ходе испытаний, будучи военным летчиком, что позволяет нам внести и его в представленный здесь список.

Комаров


Советские космонавты, погибшие в космосе, внесли ни с чем не сравнимый вклад в развитие своей страны. Таким человеком был и Владимир Михайлович Комаров – летчик-космонавт и инженер-полковник, награжденный званием Героя Советского Союза. Родился в Москве 14 апреля 1927 года. Входил в состав первого в мировой истории экипажа космического корабля и был его командиром. Дважды побывал в космосе.

В 1943 году будущий космонавт окончил семилетку, а затем поступил в спецшколу ВВС, желая освоить профессию летчика. Он окончил ее в 1945 году, а затем пошел в курсанты Сасовской школы авиации. И в том же году был зачислен в Борисоглебское высшее военное авиационное училище.

Окончив учебу в 1949 году, Комаров поступил на военную службу в ВВС, став летчиком-истребителем. Его дивизия располагалась в Грозном. Здесь он познакомился с Валентиной, школьной учительницей, которая стала его супругой. Вскоре Владимир Михайлович стал старшим летчиком, а в 1959 году окончил Военно-воздушную академию и получил распределение в НИИ ВВС. Именно здесь он был выбран в первый отряд космонавтов.

Полеты в космос


Чтобы ответить на вопрос, сколько погибло космонавтов, необходимо сначала осветить саму тему полетов.

Так, первый полет Комарова в космос состоялся на космическом корабле «Восход» 12 октября 1964 года. Это была первая в мире многоместная экспедиция: в состав экипажа входили также врач и инженер. Полет длился 24 часа и завершился удачной посадкой.

Второй и последний полет Комарова состоялся в ночь с 23 по 24 апреля 1967 года. Космонавт погиб в момент завершения полета: во время спуска основной парашют не сработал, а стропы запасного скрутились из-за сильного вращения аппарата. Корабль столкнулся с землей и загорелся. Так из-за роковой случайности погиб Владимир Комаров. Он первый погибший космонавт СССР. В его честь был установлен памятник в Нижнем Новгороде и бронзовый бюст в Москве.

Гагарин

Это были все погибшие космонавты до Гагарина, согласно официальным источникам. То есть, по сути, до Гагарина в СССР погиб только один космонавт. Однако Гагарин является самым известным советским космонавтом.

Юрий Алексеевич, советский летчик-космонавт, родился 9 марта 1934 года. Его детство прошло в деревне Кашино. Он пошел в школу в 1941 году, но в деревню вторглись немецкие войска, и учеба была прервана. А в доме семьи Гагариных эсэсовцы устроили мастерскую, выгнав владельцев на улицу. Только 1943 году деревню освободили, и учеба Юрия продолжилась.

Затем Гагарин поступает в 1951 году в Саратовский техникум, где начинает посещать аэроклуб. В 1955-м его призвали в армию и направили в авиационное училище. После окончания он служил в ВВС и к 1959 году налетал примерно 265 часов. Получил звание военного летчика третьего класса и звание старшего лейтенанта.

Первый полет и гибель


Погибшие космонавты – люди, прекрасно осознававшие тот риск, на который идут, но тем не менее это их не останавливало. Так и Гагарин, первый человек, побывавший в космосе, рисковал своей жизнью еще до того, как стал космонавтом.

Однако свой шанс стать первым он не упустил. 12 апреля 1961 года Гагарин совершил полет на ракете «Восток» в космос с аэродрома Байконур. Полет продолжался 108 минут и закончился успешным приземлением недалеко от городка Энгельса (Саратовская область). И именно этот день стал для всей страны Днем космонавтики, который отмечается и сегодня.

Для всего мира первый полет стал невероятным событием, а пилот, совершивший его, быстро сделался знаменитым. Гагарин посетил по приглашениям больше тридцати стран. Следующие после полета годы ознаменовались для космонавта активной общественно-политической деятельностью.

Но вскоре Гагарин вновь вернулся за штурвал самолета. Это решение оказалось для него трагическим. И в 1968 году, 27 марта, он погиб во время учебного полета в кабине МИГ-15 УТИ. Причины катастрофы до сих пор остаются неизвестными.

Тем не менее погибшие космонавты никогда не будут забыты своей страной. В день гибели Гагарина в стране был объявлен траур. А позднее в различных странах установили ряд памятников первому космонавту.

Волков


Владислав Николаевич Волков – советский космонавт. Родился в Москве в 1935 году, 23 ноября.

Будущий космонавт окончил московскую школу № 201 в 1953 году, после чего поступил в МАИ и получил специальность инженера-электромеханика, занимающегося реактивными снарядами. Поступает на работу в КБ Королева и помогает в создании космической техники. Одновременно с этим он начинает посещать курсы летчиков-спортсменов в Коломенском аэроклубе.

В 1966 году Волков стал участником отряда космонавтов, а через три года совершил свой первый полет на корабле «Союз-7» в роли бортинженера. Полет длился 4 суток, 22 часа и 40 минут. В 1971 году произошел второй и последний полет Волкова, в котором он выступал в качестве инженера. Кроме Владислава Николаевича в состав команды входили Пацаев и Добровольский, о которых мы поговорим ниже. При посадке корабля произошла разгерметизация, и все участники полета погибли. Погибшие космонавты СССР были кремированы, а их прах размещен в Кремлевской стене.

Добровольский

Георгий Тимофеевич Добровольский, о котором мы уже упоминали выше, родился в Одессе в 1928 году, 1 июня. Летчик, космонавт и полковник ВВС, посмертно награжденный званием Героя Советского Союза.

Во время войны оказался на оккупированной румынскими властями территории и был арестован за хранение оружия. За преступление его приговорили к 25 годам заключения, но местным жителям удалось его выкупить. И после окончания ВОВ Георгий Добровольский поступает в одесскую школу ВВС. В тот момент он еще не знал, какая судьба ему уготована. Однако космонавты, погибшие в космосе, как и летчики, заранее готовятся к смерти.


В 1948 году Добровольский стал студентом военного училища в Чугуевске, а уже через два года начал служить в ВВС СССР. Во время службы успел окончить Академию военно-воздушных сил. А в 1963 стал членом отряда космонавтов.

Его первый и последний полет начался 6 июня 1971 года на корабле «Союз-11» в роли командира. Космонавты побывали на космической станции «Солют-1», где провели несколько научных исследований. Но в момент возвращения на Землю произошла, как уже упоминалось выше, разгерметизация.

Семейное положение и награды

Погибшие космонавты не только герои своей страны, отдавшие за нее жизни, но и чьи-то сыновья, мужья и отцы. После гибели Георгия Добровольского осиротели его две дочери Марина (1960 г. р.) и Наталья (1967 г. р.). Одна осталась и вдова героя, Людмила Стеблева, преподаватель средней школы. И если старшая дочь успела запомнить своего отца, то младшая, который было всего 4 года в момент крушения капсулы, совсем его не знает.

Кроме звания Героя СССР Добровольский был награжден орденом Ленина (посмертно), «Золотой Звездой», медалью «За боевые заслуги». Кроме того, именем космонавта были названы планета № 1789, открытая в 1977 году, лунный кратер и научно-исследовательски корабль.

Также по сей день начиная с 1972 года существует традиция разыгрывать Кубок Добровольского, который присуждается за лучший прыжок на батуте.

Пацаев


Итак, продолжая отвечать на вопрос, сколько космонавтов погибло в космосе, мы переходим к следующему Герою Светского Союза. Виктор Иванович Пацаев родился в Актюбинске (Казахстан) в 1933 году, 19 июня. Известен этот человек тем, что стал первым в мире космонавтом, который работал за пределами атмосферы Земли. Погиб вместе с Добровольским и Волковым, упомянутыми выше.

Отец Виктора пал на поле битвы во время ВОВ. И после окончания войны семья была вынуждена переехать в Калининградскую область, где будущий космонавт впервые пошел в школу. Как писала в воспоминаниях его сестра, космос стал интересовать Виктора уже тогда – он раздобыл «Путешествие на Луну» К. Циолковского.

В 1950 году Пацаев поступает в Пензенский индустриальный институт, который оканчивает, и оказывается направлен в Центральную аэрологическую обсерваторию. Здесь он принимает участие в конструировании метеорологических ракет.

А 1958 году Виктор Иванович переводится в КБ Королева, в конструкторский отдел. Именно здесь встретились погибшие советские космонавты (Волков, Добровольский и Пацаев). Однако только через 10 лет будет сформирован отряд космонавтов, в чьих рядах окажется Пацаев. Его подготовка будет длиться три года. К сожалению, первый полет космонавта завершится трагедией и смертью всего экипажа.

Сколько космонавтов погибло в космосе?


На этот вопрос нельзя дать однозначного ответа. Дело в том, что часть информации о космических полетах остается засекреченной по сей день. Существует множество предположений и домыслов, однако конкретных доказательств пока ни у кого нет.

Что же касается официальных данных, то число погибших космонавтов и астронавтов всех стран составляет примерно 170 человек. Наиболее известны из них, конечно, представители Советского Союза и США. Среди последних стоит назвать Френсиса Ричарда, Майкла Смита, Джудит Резник (одна из первых астронавтов-женщин), Рональда Макнейра.

Другие погибшие

Если вас интересуют погибшие космонавты России, то на данный момент их не существует. Ни разу с момента распада СССР и образования России как отдельного государства не было заявлено ни об одном случае крушения космического корабля и смерти его экипажа.

На протяжении всей статьи мы говорили о тех, кто погиб непосредственно в космосе, однако нельзя обойти вниманием тех космонавтов, которым так и не довелось взлететь. Смерть настигла их еще на Земле.

Таким был Валентин Васильевич Бондаренко, который входил в группу первых космонавтов и погиб во время тренировок. Во время пребывания в судобарокамере, где космонавт должен был находиться в одиночестве около 10 суток, он совершил ошибку. Открепил датчики, докладывающие о жизнедеятельности, от тела и протер их ватой, смоченной в спирте, а затем выбросил ее. Ватный тампон попал в спираль накаленной электроплитки, что вызвало возгорание. Когда камеру открыли, космонавт был еще жив, но по истечении 8 часов скончался в Боткинской больнице. Погибшие космонавты до Гагарина, таким образом, включают в свой состав еще одного человека.


Тем не менее Бондаренко останется в памяти потомков наравне с другими погибшими космонавтами.

Источник: FB.ru

Черная полоса

Советская пилотируемая космическая программа, начинавшаяся с триумфов, во второй половине 1960-х начала давать сбои. Уязвленные неудачами американцы бросили на соперничество с русскими огромные ресурсы и стали опережать Советский Союз.

В январе 1966 года не стало Сергея Королева, человека, который был главным мотором советской космической программы. В апреле 1967 года во время испытательного полета нового корабля «Союз» погиб космонавт Владимир Комаров. 27 марта 1968 года при выполнении тренировочного полета на самолете погиб первый космонавт Земли Юрий Гагарин. Последний проект Сергея Королева, лунная ракета Н-1, на испытаниях терпела одну неудачу за другой.

Космонавты, задействованные в пилотируемой «лунной программе», писали письма в ЦК КПСС с просьбой разрешить им полет под свою ответственность, невзирая на высокую вероятность катастрофы. Однако политическое руководство страны так рисковать не захотело. Первыми на Луне высадились американцы, а советская «лунная программа» была свернута.


Участники несостоявшегося покорения Луны были переведены на другой проект – полет на первую мире обитаемую орбитальную станцию. Пилотируемая лаборатория на орбите должна была позволить Советскому Союзу хотя бы частично компенсировать поражение на Луне.

Экипажи для «Салюта»

Примерно за четыре месяца, что первая станция могла проработать на орбите, планировалось отправить на нее три экспедиции. В состав экипажа номер один вошли Георгий Шонин, Алексей Елисеев и Николай Рукавишников, второй экипаж составили Алексей Леонов, Валерий Кубасов, Петр Колодин, экипаж номер три — Владимир Шаталов, Владислав Волков, Виктор Пацаев. Был и четвертый, резервный экипаж, в составе Георгия Добровольского, Виталия Севастьянова и Анатолия Воронова.

У командира экипажа номер четыре Георгия Добровольского, казалось, шансов попасть на первую станцию, получившую название «Салют», не было никаких. Но у судьбы на сей счет было иное мнение.

Георгий Шонин грубо нарушил режим, и главный куратор отряда советских космонавтов генерал Николай Каманин отстранил его от дальнейшей подготовки. На место Шонина перевели Владимира Шаталова, его самого сменил Георгий Добровольский, а в четвертый экипаж ввели Алексея Губарева.


19 апреля орбитальную станцию «Салют» вывели на околоземную орбиту.  Через пять дней корабль «Союз-10» оправился к станции с экипажем в составе Шаталова, Елисееева и Рукавишникова. Стыковка со станцией, однако, прошла в нештатном режиме. Перейти на «Салют» экипаж не мог, отстыковаться тоже. В крайнем случае можно было отстыковаться, подорвав пиропатроны, но тогда на станцию уже не смог бы попасть ни один экипаж. С большим трудом удалось найти способ увести корабль от станции, сохранив стыковочный узел неизуродованным.

«Союз-10» благополучно вернулся на Землю, после чего инженеры стали спешно дорабатывать стыковочные агрегаты «Союза-11».

Вынужденная замена

Новую попытку покорить «Салют» должен был предпринять экипаж в составе Алексея Леонова, Валерия Кубасова и Петра Колодина. Старт их экспедиции был назначен на 6 июня 1971 года.

На проводах на Байконур тарелка, которую на счастье бросил на землю Леонов, не разбилась. Неловкость замяли, но нехорошие предчувствия остались.

По традиции, на космодром летели два экипажа – основной и дублирующий. Дублерами были Георгий Добровольский, Владислав Волков и Виктор Пацаев.

СОЮЗ-11«Союз-11» на стартовой площадке. Фото: РИА Новости/ Александр Моклецов

Это была формальность, поскольку до того момента замен в последний момент никто не проводил.

Но за три дня до старта у Валерия Кубасова врачи нашли затемнение в легких, которое они посчитали начальной стадией туберкулеза. Вердикт был категоричным – в полет отправиться не может.

Государственная комиссия решала: что делать? Командир основного экипажа Алексей Леонов настаивал – если не может лететь Кубасов, то нужно заменить его на бортинженера дублера Владислава Волкова.

Большинство специалистов, однако, полагало: в таких условиях нужно заменять весь экипаж. Против частичной замены выступил и экипаж дублеров. Генерал Каманин в своих дневниках писал, что обстановка накалилась не на шутку. На традиционный предполетный митинг обычно отправлялись два экипажа. После того, как комиссия утвердила замену, и основным стал экипаж Добровольского, Валерий Кубасов заявил, что на митинг не поедет: « Я же не лечу, что мне там делать?» На митинге Кубасов все же появился, но напряжение витало в воздухе.

Советские космонавты (слева направо) Владислав Волков, Георгий Добровольский и Виктор Пацаев на космодроме Байконур. Фото: РИА Новости/ Александр Моклецов

«Если это совместимость, то тоже что же  такое несовместимость?»

Журналист  Ярослав Голованов, много писавший на космическую тему, так вспоминал о том, что творилось в эти дни на Байконуре: «Леонов рвал и метал… бедный Валерий (Кубасов) вообще ничего не понимал: он чувствовал себя абсолютно здоровым… Ночью в гостиницу пришел Петя Колодин, хмельной и вовсе поникший. Он сказал мне: «Слава, пойми, я уже никогда не полечу в космос…». Колодин, кстати, не ошибся – в космос он так и не отправился.

6 июня 1971 года «Союз-11» с экипажем в составе Георгия Добровольского, Владислава Волкова и Виктора Пацаева успешно стартовал с Байконура. Корабль состыковался с «Салютом», космонавты перешли на борт станции, и экспедиция началась.

Сообщения в советской прессе были бравурными – все идет в соответствии с программой, экипаж чувствует себя хорошо. На деле все обстояло не так гладко. Уже после посадки, при изучении рабочих дневников экипажа нашли запись Добровольского: «Если это совместимость, то тоже что же  такое несовместимость?»

Бортинженер Владислав Волков, имевший за плечами опыт космического полета, часто пытался брать инициативу на себя, что не слишком нравилось специалистам на Земле, да и коллегам по экипажу.

На 11-й день работы экспедиции на борту возник пожар, и стоял вопрос об экстренном покидании станции, но экипажу все-таки удалось справиться с ситуацией.

Генерал Каманин записал в своем дневнике: «В восемь утра Добровольский и Пацаев еще спали, на связь вышел Волков, который вчера, по докладу Быковского, нервничал больше всех и слишком много «якал» ( «Я решил…», «Я сделал…» и тому подобное). От имени Мишина ему было передано указание: «Все решает командир экипажа, выполняйте его распоряжения», на что Волков ответил: «Мы все решаем экипажем. Мы сами разберемся, как нам быть».

«Связь заканчивается. Счастливо!»

Несмотря на все трудности, на сложную обстановку, экипаж «Союза-11» полностью выполнил программу полета. 29 июня космонавты должны были расстыковаться с «Салютом» и вернуться на Землю.

После возвращения «Союза-11» на станцию должна была отправиться следующая экспедиция, чтобы закрепить достигнутые успехи и продолжить эксперименты.

Но перед расстыковкой с «Салютом» возникла новая проблема. Экипажу надо было закрыть переходный люк в спускаемом аппарате. Но транспарант "Люк открыт" на панели пульта управления продолжал светиться. Несколько попыток открыть и закрыть люк ничего не дали. Космонавты находились в сильном напряжении. Земля посоветовала подложить кусочек изоляции под концевой выключатель датчика. Так неоднократно поступали во время испытаний. Люк вновь закрыли. К радости экипажа, транспарант погас. Сбросили давление в бытовом отсеке. По показаниям приборов убедились, что воздух из спускаемого аппарата не выходит и его герметичность в норме. После этого «Союз-11» успешно отстыковался от станции.

В 0:16 30 июня на связь с экипажем вышел генерал Каманин, сообщив условия посадки, и закончив фразой: «До скорой встречи на Земле!»

«Вас понял, условия посадки отличные. На борту все в порядке, самочувствие экипажа отличное. Благодарим за заботу и добрые пожелания», — ответил с орбиты Георгий Добровольский.

Вот запись последних переговоров Земли с экипажем «Союза-11»:

«Заря» (Центр управления полетами): Как идет ориентация?

«Янтарь-2» (Владислав Волков): Мы увидели Землю, увидели!

«Заря»: Хорошо, не торопись.

«Янтарь-2»: «Заря», я «Янтарь-2». Начали ориентацию. Справа висит дождь.

«Янтарь-2»: Здорово летит, красиво!

«Янтарь-3» (Виктор  Пацаев): «Заря», я — третий. У меня виден горизонт по нижнему срезу иллюминатора.

«Заря»: «Янтарь», еще раз напоминаю ориентацию — ноль — сто восемьдесят градусов.

«Янтарь-2»: Ноль — сто восемьдесят градусов.

«Заря»: Правильно поняли.

«Янтарь-2»: Горит транспарант «Спуск».

«Заря»: Пусть горит. Все отлично. Правильно горит. Связь заканчивается. Счастливо!»

«Исход полета самый тяжелый»

В 1:35 по московскому времени после ориентации «Союза» была включена тормозная двигательная установка. Отработав расчетное время и потеряв скорость, корабль начал сходить с орбиты.

Во время прохождения плотных слоев атмосферы связи с экипажем нет, она должна появиться вновь после раскрытия парашюта спускаемого аппарата, за счет антенны на стропе парашюта.

В 2:05 с командного пункта ВВС поступил доклад: «Экипажи самолета Ил-14 и вертолета Ми-8 видят корабль «Союз-11», спускающийся на парашюте». В 2:17 спускаемый аппарат приземлился. Практически одновременно с ним сели четыре вертолета группы поиска.

Врач Анатолий Лебедев, входивший в поисковую группу, вспоминал, что его смутило молчание экипажа в радиоэфире. Вертолетчики вели активный радиообмен в тот момент, пока спускаемый аппарат садился, а космонавты не выходили в эфир. Но это списали на отказ антенны.

«Мы сели вслед за кораблем, метрах в пятидесяти — ста. Как бывает в таких случаях? Открываешь люк спускаемого аппарата, оттуда — голоса экипажа. А тут — хруст окалины, стук металла, стрекот вертолетов и… тишина из корабля», — вспоминал медик.

Когда экипаж достали из спускаемого аппарата, врачи не могли понять, что произошло. Казалось, что космонавты просто потеряли сознание. Но при беглом осмотре стало ясно, что все гораздо серьезнее. Шесть врачей приступили к проведению искусственного дыхания, непрямого массажа сердца.

Шли минуты, командир группы поиска генерал Горегляд требовал от врачей ответа, но те продолжали попытки вернуть экипаж к жизни. Наконец, Лебедев ответил: «Передайте, что экипаж приземлился без признаков жизни». Эта формулировка вошла во все официальные документы.

Врачи продолжали реанимационные мероприятия до появления абсолютных признаков смерти. Но их отчаянные усилия ничего не могли изменить.

В Центр управления полетами сначала доложили, что «исход космического полета самый тяжелый». А затем, отказавшись уже от какой-то конспирации, сообщили: «Весь экипаж погиб».

Разгерметизация

Это было страшное потрясение для всей страны. На прощании в Москве товарищи погибших по отряду космонавтов плакали и говорили: «Теперь мы уже хороним целыми экипажами!» Казалось, что советская космическая программа окончательно провалилась.

Специалистам, однако, даже в такой момент нужно было работать. Что произошло в те минуты, когда с космонавтами не было связи? Что погубило экипаж «Союза-11»?

Слово «разгерметизация» прозвучало практически сразу. Вспомнили о нештатной ситуации с люком и провели проверку на герметичность. Но ее результаты показали – люк надежен, он тут ни при чем.

Но дело действительно было в разгерметизации. Анализ записей автономного регистратора бортовых измерений «Мир», своеобразного «черного ящика» космического аппарата показал: с момента разделения отсеков на высоте более 150 км давление в спускаемом аппарате стало резко снижаться, и в течение 115 секунд упало до 50 миллиметров ртутного столба.

Эти показатели указывали на разрушение одного из вентиляционных клапанов, который предусмотрен на тот случай, если корабль совершит посадку на воду или приземлится люком вниз. Запас ресурсов системы жизнеобеспечения ограничен, и, чтобы космонавты не испытывали нехватки кислорода, клапан «соединял» корабль с атмосферой. Он должен был сработать при посадке в штатном режиме только на высоте 4 км, но это произошло на высоте 150 км, в вакууме.

Судебно-медицинская экспертиза показала у членов экипажа следы кровоизлияния в мозг, кровь в легких, повреждения барабанных перепонок и выделение азота из крови.

Из доклада медицинской службы: «Через 50 секунд после разделения у Пацаева частота дыхания 42 в минуту, что характерно для острого кислородного голодания. У Добровольского пульс быстро падает, дыхание к этому времени прекращается. Это начальный период смерти. На 110-й секунде после разделения у всех троих не фиксируется ни пульс, ни дыхание. Считаем, что смерть наступила через 120 секунд после разделения».

Экипаж боролся до конца, но шансов на спасение не имел

Дыра в клапане, через которую выходил воздух, была не более 20 мм, и, как заявили некоторые инженеры, ее можно было «просто заткнуть пальцем». Однако практически этот совет был невыполним. Сразу после разгерметизации в кабине образовался туман, звучал страшный свист выходящего воздуха. Всего через несколько секунд у космонавтов из-за острой декомпрессионной болезни начались страшные боли по всему телу, а затем они оказались в полной тишине из-за лопнувших барабанных перепонок.

Но Георгий Добровольский, Владислав Волков и Виктор Пацаев боролись до конца. В кабине «Союза-11» были выключены все передатчики и приемники. Плечевые ремни у всех троих членов экипажа были отстегнуты, а ремни Добровольского перепутаны и застегнут только верхний поясной замок. По этим признакам была восстановлена примерная картина последних секунд жизни космонавтов. Чтобы определить место, где произошла разгерметизация, Пацаев и Волков отстегнули ремни и отключили радиоаппарату. Добровольский, возможно, успел проверить люк, с которым были проблемы при расстыковке. Судя по всему, экипаж успел понять, что проблема в вентиляционном клапане. Заткнуть дыру пальцем возможности не было, но была возможность перекрыть аварийный клапан ручным приводом, при помощи вентиля. Эта система была сделана на случай посадки на воду, для предотвращения затопления спускаемого аппарата.

На Земле Алексей Леонов и Николай Рукавишников участвовали в эксперименте, пытаясь установить, сколько времени требуется на то, чтобы закрыть вентиль. Космонавтам, знавшим, откуда придет беда, готовым к этому и не находящимся в условиях реальной опасности, требовалось значительно больше времени, чем было у экипажа «Союза-11». Медики считают, что сознание в таких условиях стало гаснуть примерно через 20 секунд. Тем не менее, спасительный вентиль был частично закрыт. Кто-то из экипажа начал вращать его, но потерял сознание.

После «Союза-11» космонавтов вновь одели в скафандры

Причиной нештатного открывания клапана сочли брак при изготовлении данной системы. К делу подключилось даже КГБ, усмотрев возможную диверсию. Но никаких диверсантов не нашли, и к тому же на Земле не удалось опытным путем повторить ситуацию нештатного открывания клапана. В итоге эту версию оставили окончательной ввиду отсутствия более достоверной.

Космонавтов могли спасти скафандры, но по личному указанию Сергея Королева их использование было прекращено, начиная с «Восхода-1», когда это было сделано для экономии места в кабине. После катастрофы «Союза-11» между военными и инженерами развернулась полемика – первые настаивали на возвращении скафандров, а вторые утверждали, что данное ЧП является исключительным случаем, в то время как введение скафандров резко сократит возможности для доставки полезного груза и увеличения числа членов экипажа.

Победа в дискуссии осталась за военными, и, начиная с полета «Союза-12», отечественные космонавты летают только в скафандрах.

Прах Георгия Добровольского, Владислава Волкова и Виктора Пацаева захоронили в Кремлевской стене. Программа пилотируемых полетов на станцию «Салют-1» была свернута.

Следующий пилотируемый полет в СССР состоялся более чем через два года. Василий Лазарев и Олег Макаров на «Союзе-12» испытывали новые скафандры.

Неудачи конца 1960-х – начала 1970-х для советской космической программы все-таки не стали фатальными. К 1980-м годам программа исследования космоса при помощи орбитальных станций снова вывела Советский Союз в мировые лидеры. Во время полетов случались нештатные ситуации и серьезные аварии, но люди и техника оказывались на высоте. С 30 июня 1971 года катастроф с человеческими жертвами в отечественной космонавтике не было.

P.S. Диагноз «туберкулез», поставленный космонавту Валерию Кубасову, оказался ошибочным. Затемнение в легких было реакцией на цветение растений, и вскоре исчезло. Кубасов вместе с Алексеем Леоновым участвовал в совместном полете с американскими астронавтами по программе «Союз-Аполлон», а также в полете с первым венгерским космонавтом Берталаном Фаркашем.

Источник: aif.ru

Человечество всегда стремилось вверх: в небо, к звёздам. В 20 веке эта мечта осуществилась, но за неё пришлось заплатить жизнями героев-первопроходцев. В Советском Союзе погибло 4 космонавта.

Всего за время освоения космоса в мире погибло более 350 человек – это и космонавты, и астронавты, и технический персонал. Но при этом ни один космонавт не погиб в самом космосе: все трагедии случились или на земле, или в атмосфере.

Расскажем о гибели советских космонавтов.

Владимир Михайлович Комаров (1927-1967)

Советский космонавт № 7, дважды Герой Советского Союза.

Первый полёт совершил на корабле «Восход-1» это был первый в мире многоместный космический корабль. Экипаж: Комаров, Феоктистов, Егоров.

Второй полёт состоялся в 1967 году на корабле «Союз-1». По сути это был испытательный полёт нового корабля. Программа испытаний была выполнена полностью, трагедия произошла при спуске. Основной парашют не раскрылся, а у запасного перепутались стропы. При ударе о землю спускаемый аппарат был полностью разрушен и загорелся. Космонавт сгорел заживо. Прах Владимира Комарова помещён в урне в Кремлёвской стене на Красной площади.

У каждого экипажа есть дублёры. Дублёром Комарова был Гагарин. После этой трагедии Гагарина больше не ставили дублёром, чтобы уберечь первого космонавта. Но, как мы знаем, не уберегли: Гагарин погиб всё равно в небе.

Владислав Николаевич Волков (1935-1971)

Советский космонавт № 20, уже летавший в космос на борту корабля «Союз-7» в 1969 году. Дважды герой Советского Союза (второй раз – посмертно).

Георгий Тимофеевич Добровольский (1928-1971)

Полковник ВВС, Герой Советского Союза (посмертно).

Виктор Иванович Пацаев (1933-1971)

Инженер-исследователь, астроном, первый астроном, побывавший в космосе.

Добровольский, Волков и Пацаев – члены одного космического экипажа корабля «Союз-11». Экипаж в полёте совершил стыковку со станцией «Салют-1», но неполадки на станции(возгорание) не позволили выполнить программу полностью. 29 июня корабль отделился от станции, через 4 часа связь с космонавтами была потеряна.

Неполадки были зафиксированы и при отстыковке корабля. Не гасло табло «Люк открыт». Решили, что это неисправность датчика.

30 июня включились двигатели торможения, раскрылся парашют, и спускаемый аппарат совершил посадку. Но поисковая группа обнаружила экипаж без признаков жизни. Врачи и все, кто мог долго пытались реанимировать космонавтов, потому что никаких видимых повреждений не было, они были «как живые». Но космонавты были уже мертвы.

Причиной гибели экипажа стала разгерметизация спускаемого аппарата. По отстёгнутым ремням было понятно, что космонавты пытались найти и исправить поломку, но не смогли или не успели. Есть версия, что они ремонтировали не тот клапан для забора воздуха. В итоге, они просто задохнулись. Скорее всего, командир Добровольский понял ошибку и стал пытаться закрыть нужный клапан, но не успел. При таком спуске космонавты испытывают сильные боли (декомпрессия), от перепада давления у них лопнули барабанные перепонки – в таких условиях работать осмысленно и быстро они просто не могли.

Ещё одна из главных причин гибели космонавтов – они были в спускаемом корабле без скафандров. В скафандрах они бы остались живы. После этой трагедии все спуски проходят только в скафандрах.

Стоит ли космос жертв? Смерть каждого космонавта и астронавта –трагедия, но без жертв не бывает прогресса. Человечество идёт вперёд, всё время расширяет горизонты познаний. Гибнут космонавты, гибнут моряки, альпинисты, учёные… Это расплата за покорение мира.

Ставьте «лайк», подписывайтесь на канал – будет интересно!

Источник: zen.yandex.ru

Страшный день для «Челленджера»

Почти 33 года назад, 28 января 1986 года, случилась одна из первых крупных катастроф в истории пилотируемых космических полетов — крушение шаттла «Челленджер» при запуске (до этого 3 советских космонавта погибли в 1971 году при посадке «Союза-11» — «Хайтек»). На его борту находились военные летчики Фрэнсис Скуби и Майкл Смитт, инженеры Эллисон Онизука и Грегори Джервис, физик Рональд Макнейр, космонавт Джудит Резник и учитель Криста Маколифф. Каждая из 73 секунд полета шаттла погибшей миссии STS-51L была рассмотрена экспертами множество раз. Точная причина смерти астронавтов так и осталась загадкой, но эксперты склоняются к тому, что астронавты были еще живы, когда кабина ударилась о гладь океана на скорости более 320 км/час. Их гибель стала трагедией не только для США, но и всего мира. Более того, она разрушила веру сотен людей в незыблемость и безопасность космических миссий.

28 января 1986 года президент США Рональд Рейган прервал свое послание Конгрессу, чтобы объявить гражданам Америки, что шаттл «Челленджер» взорвался в атмосфере. Катастрофу тяжело переживала вся страна. Рейган выразил свои соболезнования близким погибших, но все же отметил, что подобные экспедиции и открытия невозможно представить без существенных смертельных рисков для испытателей. Так что же все-таки произошло?

Экипаж «Челленджера»

«Челленджер» должен был взлететь еще 24 января 1986 года, но из-за пыльной бури в Сенегальском аэропорту, в месте возможной аварийной посадки, вылет перенесли.

Во время утренней проверки состояния шаттла обходчики не могли не заметить сосульки, которые свисали с днища. В ночь с 27 на 28 января похолодало до –2 °C. Этот факт не мог остаться незамеченным разработчиками твердотопливных ускорителей для шаттла. В таких климатических условиях волокно межсекционных уплотнителей утрачивало свою эластичность и не могло обеспечить достаточную герметичность в местах стыка секций корабля. Специалисты немедленно доложили о своих опасениях в НАСА.

Сосульки на днище шаттла в день крушения

В ночь на 28 января под давлением представителей Центра Маршалла руководство Morton Thiokol дало гарантии, что повреждения уплотнителей являются не более критичными, чем при предыдущих полетах. Такое легкомыслие стоило не только жизней семи астронавтов, тотального разрушения корабля и краха миссии, запуск которой обошелся в $1,3 млрд, но и привело к заморозке программы «Спейс Шаттл» на долгих три года. Комиссия, изучившая все материалы, связанные с крушением, постановила, что главной причиной катастрофы следует считать «недостатки корпоративной культуры и процедуры принятия решений НАСА».

Практически сразу после запуска из стыка хвостовой и второй секций правого твердотопливного ускорителя космической системы из-за образовавшейся ледяной корки появился серый дым. На 59-й секунде, на полной скорости, у шаттла появился огненный хвост. И у командира борта, и у центра управления полетами было время, чтобы предпринять аварийные меры. Но Френсис Скуби, командир корабля, не смог своевременно заметить и оценить возникшую опасность, а руководители полета, скорее всего, просто побоялись взять всю ответственность на себя. На 65-й секунде полета началась утечка топлива из-за воспламенения топливного бака. На 73-й секунде полета оторвалась нижняя стойка крепления правого ускорителя и, накренившись, сам корпус оторвал правое крыло «Челленджера» и пробил кислородный бак. Это привело к взрыву.

Конструкция шаттла «Челленджер»

Компоненты жидкого водорода и кислорода смешались и загорелись, создав в воздухе шар из облака пламени. Сам шаттл еще набирал высоту, но уже не поддавался управлению. Когда разрушился топливный резервуар, шаттл не мог больше набирать высоту. Хвост, оба крыла и часть двигателя отделились. Взрывной волной оказалась оторвана передняя часть «Челленджера», где находился экипаж, и она взмыла на 20 км вверх. Палуба продолжала свое падение с четырьмя живыми астронавтами. В попытке спастись они применили резервные дыхательные аппараты. Весь нос корабля отделился от корпуса корабля, и тяжелая конструкция шаттла рухнула в воду. Заключение медиков НАСА гласит: возможно, команда потеряла сознание из-за потери давления в модуле во время полета.

После катастрофы правительство США в экстренном порядке начало поиски обломков шаттла в океане. В поисковых работах принимала участие даже атомная подводная лодка. НАСА потеряла около $8 млрд.


История миссий «Спейс Шаттл»

Полеты осуществлялись с 12 апреля 1981 года по 21 июля 2011 года. Всего было построено пять шаттлов: «Колумбия» (сгорел при торможении в атмосфере перед посадкой в 2003 году), «Челленджер» (потерпел крушение во время запуска в 1986 году), «Дискавери», «Атлантис» и «Индевор». Также в 1975 году был построен корабль-прототип «Энтерпрайз», но он никогда не запускался в космос.


Повторение сценария

Шаттл «Колумбия» потерпел крушение при посадке 1 февраля 2003 года. На его борту находились семь членов экипажа, все они погибли. 16 января 2003 года, когда шаттл «Колумбия» поднимался на орбиту, кусок отлетевшей обшивки ракеты врезался в переднюю часть крыла с разрушительной силой. Кадры с камер высокоскоростной съемки показали, как кусок термостойкой пены отрывается от обшивки и попадает в крыло. Далее, исследовав записи, ученые пришли к выводу, что это могло привести к повреждению целостности теплозащитного слоя. Но досконального анализа проведено не было — в космическую миссию вновь вмешалась человеческая халатность.

Когда «Колумбия» вошла в зону самых тяжелых нагрузок при посадке, тепловая защита в месте повреждения начала рассыпаться. В этой части крыла были посадочные шасси. Шины взорвались от перегрева, ударила мощная струя раскаленного газа, крыло полностью развалилось, а вслед за этим стал разваливаться и весь корабль. Без крыла «Колумбия» закрутилась и потеряла управление. От начала распада кабины до гибели экипажа прошла всего 41 секунда.

Вторая масштабная катастрофа окончательно подорвала доверие к программе «Спейс Шаттл», и она была закрыта. 21 июля 2011 года корабль «Атлантис» завершил последнюю экспедицию в истории проекта. Начиная с этого периода, одноразовые российские «Союзы» стали единственным проводником астронавтов на МКС.


Шаттл «Колумбия» отправился в космос 28 раз. Он провел в космосе 300,74 суток, совершил за это время 4 808 оборотов вокруг Земли и пролетел в общей сложности 201,5 млн км. На борту шаттла было проведено большое количество экспериментов в области химии, медицины и биологии.


Разрушенный «Союз»

Первой катастрофой с человеческими жертвами в истории космонавтики стала гибель летчика Владимира Комарова в ходе посадки советского корабля «Союза-1». Все пошло не так с самого начала. «Союз-1» должен был произвести стыковку с «Союзом-2» для возвращения экипажа первого корабля, однако по причине неполадок старт второго был отменен.

Когда корабль уже находился на орбите, обнаружились неполадки солнечной батареи. Командиру был дан приказ возвращаться на Землю. Пилот практически вручную пытался выполнить посадку.


Всего при космических стартах и тестовых исследованиях, в том числе и в слое атмосферы, погибло более 350 человек, только астронавтов — 170 человек.


Посадка проходила в штатном режиме, но на последней стадии приземления основной тормозной парашют не раскрылся. Запасной же раскрылся, но запутался в стропах, и корабль врезался в землю со скоростью 50 м/c, взорвались баки с пероксидом водорода, космонавт погиб мгновенно. «Союз-1» сгорел дотла, тело пилота обгорело настолько, что эксперты с трудом опознавали фрагменты.

После инцидента дальнейшее выполнение программы пилотируемых запусков кораблей «Союз» отложили на 18 месяцев, было произведено множество доработок конструкции. Официальной причиной аварии назвали недоработку технологии раскрытия тормозного парашюта.

Советский летчик-космонавт Владимир Комаров

Следующим погибшим «Союзом» стал «Союз-11». Цель экипажа корабля заключалась в стыковке с орбитальной станцией «Салют-1» и проведении ряда работ на ее борту. Экипаж выполнил свои задачи в течение 11 дней. Когда штабом было зафиксировано серьезное возгорание, борту приказали возвращаться на Землю.

Все процессы — и вхождение в атмосферу, и торможение, и посадка, были проведены безукоризненно, но экипаж упорно не выходил на связь с центром управления полетами. На момент открытия люка корабля все члены экипажа были уже мертвы. Они стали жертвами декомпрессионной болезни: когда произошла разгерметизация корабля на большой высоте, давление резко снизилось до смертельного уровня. В конструкции корабля не были предусмотрены скафандры. Декомпрессионная болезнь сопровождается невыносимыми болями, и доложить о возникшей неполадке космонавты просто не могли.


Декомпрессионная (кессонная) болезнь — заболевание, возникающее при понижении давления вдыхаемого воздуха, при котором в кровь поступают газы в виде пузырьков, тем самым разрушая кровеносные сосуды, стенки клеток и приводя к блокировке кровотока.


После этой трагической аварии все «Союзы» снабдили скафандрами на случай внештатных ситуаций.


Первое космическое ДТП

В 2009 году произошло первое космическое ДТП — столкнулись два спутника. Согласно официальному заявлению компании Iridium, которое было распространено среди информационных агентств, Iridium 33 столкнулся с российским спутником «Космос-2251». Последний был запущен с космодрома Плесецк еще в 1993 году и прекратил работу через два года после этого.


Спасенные космонавты

Безусловно, не все аварии, случившиеся в космосе, привели к гибели людей. В 1971 году к орбитальной станции «Салют» стартовал корабль «Союз-10» с экспедицией для 24-дневного пребывания на орбите. Во время стыковки было обнаружено повреждение стыковочного агрегата, космонавты не смогли перейти на борт станции и вернулись на Землю.

А всего через четыре года, в 1975 году, корабль «Союз» не вышел на орбиту для стыковки с кораблем «Салют-4» из-за аварии во время включения третьей ступени ракеты. «Союз» приземлился на Алтае, недалеко от границы с Китаем и Монголией. Космонавтов Василия Лазарева и Олега Макарова нашли на следующий день.

Из последних неудачных опытов полетов можно выделить аварию, случившуюся 11 октября 2018 года. Она произошла при запуске ракеты-носителя «Союз-ФГ» с кораблем «Союз МС-10». Спустя девять минут после пуска в центр управления пришло сообщение о поломке. Экипаж совершил экстренную посадку. Причины случившегося пока выясняются, не исключено, что произошло отключение двигателей второй ступени. Российско-американский экипаж эвакуировался в спасательной капсуле.

Опасны не только в небе

Космические катастрофы происходят и на земле, унося гораздо большее жизней. Речь идет об авариях при запусках ракет.

На космодроме Плесецк 18 марта 1980 года к запуску готовили ракету «Восток». Ракета заправлялась различным топливом — азотом, керосином и жидким кислородом. Во время заливки перекиси водорода в топливный бак 300 т топлива сдетонировали. Страшный пожар забрал жизни 44 человек. Еще четверо скончались от полученных ожогов, ранены были 39 человек.

Комиссия обвинила во всем сотрудников космодрома, которые допустили халатность при обслуживании ракеты. Лишь через 16 лет было проведено независимое расследование, в результате которого причиной было названо применение опасных материалов в конструкции топливных фильтров для перекиси водорода.

Подобная трагедия случилась в 2003 году в Бразилии на космодроме Алкантара. Ракета взорвалась на стартовой площадке во время прохождения заключительных тестов, в результате чего погиб 21 человек и были ранены еще 20. Ракета стала третьей неудачной попыткой Бразилии отправить спутник-носитель в космос с исследовательским спутником.

Место взрыва на космодроме Алкантара.

Советский конструктор и «отец» отечественной космонавтики Сергей Павлович Королев говорил: «Космонавтика имеет безграничное будущее, и ее перспективы беспредельны, как сама Вселенная». И уже сегодня инженеры разрабатывают космические беспилотники для эффективной работы на околоземных орбитах, чтобы избежать человеческого фактора — частой причиной масштабных катастроф в космосе. Человечество уже живет в предвкушении полетов на Марс, первый из которых запланирован на 2030 год. И безопасность космической отрасли — важный момент в разработке этой миссии.

Источник: hightech.fm

Черная полоса

Советская пилотируемая космическая программа, начинавшаяся с триумфов, во второй половине 1960-х начала давать сбои. Уязвленные неудачами американцы бросили на соперничество с русскими огромные ресурсы и стали опережать Советский Союз.

В январе 1966 года не стало Сергея Королева, человека, который был главным мотором советской космической программы. В апреле 1967 года во время испытательного полета нового корабля «Союз» погиб космонавт Владимир Комаров. 27 марта 1968 года при выполнении тренировочного полета на самолете погиб первый космонавт Земли Юрий Гагарин. Последний проект Сергея Королева, лунная ракета Н-1, на испытаниях терпела одну неудачу за другой.

Космонавты, задействованные в пилотируемой «лунной программе», писали письма в ЦК КПСС с просьбой разрешить им полет под свою ответственность, невзирая на высокую вероятность катастрофы. Однако политическое руководство страны так рисковать не захотело. Первыми на Луне высадились американцы, а советская «лунная программа» была свернута.

Участники несостоявшегося покорения Луны были переведены на другой проект – полет на первую мире обитаемую орбитальную станцию. Пилотируемая лаборатория на орбите должна была позволить Советскому Союзу хотя бы частично компенсировать поражение на Луне.

Экипажи для «Салюта»

Примерно за четыре месяца, что первая станция могла проработать на орбите, планировалось отправить на нее три экспедиции. В состав экипажа номер один вошли Георгий Шонин, Алексей Елисеев и Николай Рукавишников, второй экипаж составили Алексей Леонов, Валерий Кубасов, Петр Колодин, экипаж номер три — Владимир Шаталов, Владислав Волков, Виктор Пацаев. Был и четвертый, резервный экипаж, в составе Георгия Добровольского, Виталия Севастьянова и Анатолия Воронова.

У командира экипажа номер четыре Георгия Добровольского, казалось, шансов попасть на первую станцию, получившую название «Салют», не было никаких. Но у судьбы на сей счет было иное мнение.

Георгий Шонин грубо нарушил режим, и главный куратор отряда советских космонавтов генерал Николай Каманин отстранил его от дальнейшей подготовки. На место Шонина перевели Владимира Шаталова, его самого сменил Георгий Добровольский, а в четвертый экипаж ввели Алексея Губарева.

19 апреля орбитальную станцию «Салют» вывели на околоземную орбиту.  Через пять дней корабль «Союз-10» оправился к станции с экипажем в составе Шаталова, Елисееева и Рукавишникова. Стыковка со станцией, однако, прошла в нештатном режиме. Перейти на «Салют» экипаж не мог, отстыковаться тоже. В крайнем случае можно было отстыковаться, подорвав пиропатроны, но тогда на станцию уже не смог бы попасть ни один экипаж. С большим трудом удалось найти способ увести корабль от станции, сохранив стыковочный узел неизуродованным.

«Союз-10» благополучно вернулся на Землю, после чего инженеры стали спешно дорабатывать стыковочные агрегаты «Союза-11».

Вынужденная замена

Новую попытку покорить «Салют» должен был предпринять экипаж в составе Алексея Леонова, Валерия Кубасова и Петра Колодина. Старт их экспедиции был назначен на 6 июня 1971 года.

На проводах на Байконур тарелка, которую на счастье бросил на землю Леонов, не разбилась. Неловкость замяли, но нехорошие предчувствия остались.

По традиции, на космодром летели два экипажа – основной и дублирующий. Дублерами были Георгий Добровольский, Владислав Волков и Виктор Пацаев.

СОЮЗ-11«Союз-11» на стартовой площадке. Фото: РИА Новости/ Александр Моклецов

Это была формальность, поскольку до того момента замен в последний момент никто не проводил.

Но за три дня до старта у Валерия Кубасова врачи нашли затемнение в легких, которое они посчитали начальной стадией туберкулеза. Вердикт был категоричным – в полет отправиться не может.

Государственная комиссия решала: что делать? Командир основного экипажа Алексей Леонов настаивал – если не может лететь Кубасов, то нужно заменить его на бортинженера дублера Владислава Волкова.

Большинство специалистов, однако, полагало: в таких условиях нужно заменять весь экипаж. Против частичной замены выступил и экипаж дублеров. Генерал Каманин в своих дневниках писал, что обстановка накалилась не на шутку. На традиционный предполетный митинг обычно отправлялись два экипажа. После того, как комиссия утвердила замену, и основным стал экипаж Добровольского, Валерий Кубасов заявил, что на митинг не поедет: « Я же не лечу, что мне там делать?» На митинге Кубасов все же появился, но напряжение витало в воздухе.

Советские космонавты (слева направо) Владислав Волков, Георгий Добровольский и Виктор Пацаев на космодроме Байконур. Фото: РИА Новости/ Александр Моклецов

«Если это совместимость, то тоже что же  такое несовместимость?»

Журналист  Ярослав Голованов, много писавший на космическую тему, так вспоминал о том, что творилось в эти дни на Байконуре: «Леонов рвал и метал… бедный Валерий (Кубасов) вообще ничего не понимал: он чувствовал себя абсолютно здоровым… Ночью в гостиницу пришел Петя Колодин, хмельной и вовсе поникший. Он сказал мне: «Слава, пойми, я уже никогда не полечу в космос…». Колодин, кстати, не ошибся – в космос он так и не отправился.

6 июня 1971 года «Союз-11» с экипажем в составе Георгия Добровольского, Владислава Волкова и Виктора Пацаева успешно стартовал с Байконура. Корабль состыковался с «Салютом», космонавты перешли на борт станции, и экспедиция началась.

Сообщения в советской прессе были бравурными – все идет в соответствии с программой, экипаж чувствует себя хорошо. На деле все обстояло не так гладко. Уже после посадки, при изучении рабочих дневников экипажа нашли запись Добровольского: «Если это совместимость, то тоже что же  такое несовместимость?»

Бортинженер Владислав Волков, имевший за плечами опыт космического полета, часто пытался брать инициативу на себя, что не слишком нравилось специалистам на Земле, да и коллегам по экипажу.

На 11-й день работы экспедиции на борту возник пожар, и стоял вопрос об экстренном покидании станции, но экипажу все-таки удалось справиться с ситуацией.

Генерал Каманин записал в своем дневнике: «В восемь утра Добровольский и Пацаев еще спали, на связь вышел Волков, который вчера, по докладу Быковского, нервничал больше всех и слишком много «якал» ( «Я решил…», «Я сделал…» и тому подобное). От имени Мишина ему было передано указание: «Все решает командир экипажа, выполняйте его распоряжения», на что Волков ответил: «Мы все решаем экипажем. Мы сами разберемся, как нам быть».

«Связь заканчивается. Счастливо!»

Несмотря на все трудности, на сложную обстановку, экипаж «Союза-11» полностью выполнил программу полета. 29 июня космонавты должны были расстыковаться с «Салютом» и вернуться на Землю.

После возвращения «Союза-11» на станцию должна была отправиться следующая экспедиция, чтобы закрепить достигнутые успехи и продолжить эксперименты.

Но перед расстыковкой с «Салютом» возникла новая проблема. Экипажу надо было закрыть переходный люк в спускаемом аппарате. Но транспарант "Люк открыт" на панели пульта управления продолжал светиться. Несколько попыток открыть и закрыть люк ничего не дали. Космонавты находились в сильном напряжении. Земля посоветовала подложить кусочек изоляции под концевой выключатель датчика. Так неоднократно поступали во время испытаний. Люк вновь закрыли. К радости экипажа, транспарант погас. Сбросили давление в бытовом отсеке. По показаниям приборов убедились, что воздух из спускаемого аппарата не выходит и его герметичность в норме. После этого «Союз-11» успешно отстыковался от станции.

В 0:16 30 июня на связь с экипажем вышел генерал Каманин, сообщив условия посадки, и закончив фразой: «До скорой встречи на Земле!»

«Вас понял, условия посадки отличные. На борту все в порядке, самочувствие экипажа отличное. Благодарим за заботу и добрые пожелания», — ответил с орбиты Георгий Добровольский.

Вот запись последних переговоров Земли с экипажем «Союза-11»:

«Заря» (Центр управления полетами): Как идет ориентация?

«Янтарь-2» (Владислав Волков): Мы увидели Землю, увидели!

«Заря»: Хорошо, не торопись.

«Янтарь-2»: «Заря», я «Янтарь-2». Начали ориентацию. Справа висит дождь.

«Янтарь-2»: Здорово летит, красиво!

«Янтарь-3» (Виктор  Пацаев): «Заря», я — третий. У меня виден горизонт по нижнему срезу иллюминатора.

«Заря»: «Янтарь», еще раз напоминаю ориентацию — ноль — сто восемьдесят градусов.

«Янтарь-2»: Ноль — сто восемьдесят градусов.

«Заря»: Правильно поняли.

«Янтарь-2»: Горит транспарант «Спуск».

«Заря»: Пусть горит. Все отлично. Правильно горит. Связь заканчивается. Счастливо!»

«Исход полета самый тяжелый»

В 1:35 по московскому времени после ориентации «Союза» была включена тормозная двигательная установка. Отработав расчетное время и потеряв скорость, корабль начал сходить с орбиты.

Во время прохождения плотных слоев атмосферы связи с экипажем нет, она должна появиться вновь после раскрытия парашюта спускаемого аппарата, за счет антенны на стропе парашюта.

В 2:05 с командного пункта ВВС поступил доклад: «Экипажи самолета Ил-14 и вертолета Ми-8 видят корабль «Союз-11», спускающийся на парашюте». В 2:17 спускаемый аппарат приземлился. Практически одновременно с ним сели четыре вертолета группы поиска.

Врач Анатолий Лебедев, входивший в поисковую группу, вспоминал, что его смутило молчание экипажа в радиоэфире. Вертолетчики вели активный радиообмен в тот момент, пока спускаемый аппарат садился, а космонавты не выходили в эфир. Но это списали на отказ антенны.

«Мы сели вслед за кораблем, метрах в пятидесяти — ста. Как бывает в таких случаях? Открываешь люк спускаемого аппарата, оттуда — голоса экипажа. А тут — хруст окалины, стук металла, стрекот вертолетов и… тишина из корабля», — вспоминал медик.

Когда экипаж достали из спускаемого аппарата, врачи не могли понять, что произошло. Казалось, что космонавты просто потеряли сознание. Но при беглом осмотре стало ясно, что все гораздо серьезнее. Шесть врачей приступили к проведению искусственного дыхания, непрямого массажа сердца.

Шли минуты, командир группы поиска генерал Горегляд требовал от врачей ответа, но те продолжали попытки вернуть экипаж к жизни. Наконец, Лебедев ответил: «Передайте, что экипаж приземлился без признаков жизни». Эта формулировка вошла во все официальные документы.

Врачи продолжали реанимационные мероприятия до появления абсолютных признаков смерти. Но их отчаянные усилия ничего не могли изменить.

В Центр управления полетами сначала доложили, что «исход космического полета самый тяжелый». А затем, отказавшись уже от какой-то конспирации, сообщили: «Весь экипаж погиб».

Разгерметизация

Это было страшное потрясение для всей страны. На прощании в Москве товарищи погибших по отряду космонавтов плакали и говорили: «Теперь мы уже хороним целыми экипажами!» Казалось, что советская космическая программа окончательно провалилась.

Специалистам, однако, даже в такой момент нужно было работать. Что произошло в те минуты, когда с космонавтами не было связи? Что погубило экипаж «Союза-11»?

Слово «разгерметизация» прозвучало практически сразу. Вспомнили о нештатной ситуации с люком и провели проверку на герметичность. Но ее результаты показали – люк надежен, он тут ни при чем.

Но дело действительно было в разгерметизации. Анализ записей автономного регистратора бортовых измерений «Мир», своеобразного «черного ящика» космического аппарата показал: с момента разделения отсеков на высоте более 150 км давление в спускаемом аппарате стало резко снижаться, и в течение 115 секунд упало до 50 миллиметров ртутного столба.

Эти показатели указывали на разрушение одного из вентиляционных клапанов, который предусмотрен на тот случай, если корабль совершит посадку на воду или приземлится люком вниз. Запас ресурсов системы жизнеобеспечения ограничен, и, чтобы космонавты не испытывали нехватки кислорода, клапан «соединял» корабль с атмосферой. Он должен был сработать при посадке в штатном режиме только на высоте 4 км, но это произошло на высоте 150 км, в вакууме.

Судебно-медицинская экспертиза показала у членов экипажа следы кровоизлияния в мозг, кровь в легких, повреждения барабанных перепонок и выделение азота из крови.

Из доклада медицинской службы: «Через 50 секунд после разделения у Пацаева частота дыхания 42 в минуту, что характерно для острого кислородного голодания. У Добровольского пульс быстро падает, дыхание к этому времени прекращается. Это начальный период смерти. На 110-й секунде после разделения у всех троих не фиксируется ни пульс, ни дыхание. Считаем, что смерть наступила через 120 секунд после разделения».

Экипаж боролся до конца, но шансов на спасение не имел

Дыра в клапане, через которую выходил воздух, была не более 20 мм, и, как заявили некоторые инженеры, ее можно было «просто заткнуть пальцем». Однако практически этот совет был невыполним. Сразу после разгерметизации в кабине образовался туман, звучал страшный свист выходящего воздуха. Всего через несколько секунд у космонавтов из-за острой декомпрессионной болезни начались страшные боли по всему телу, а затем они оказались в полной тишине из-за лопнувших барабанных перепонок.

Но Георгий Добровольский, Владислав Волков и Виктор Пацаев боролись до конца. В кабине «Союза-11» были выключены все передатчики и приемники. Плечевые ремни у всех троих членов экипажа были отстегнуты, а ремни Добровольского перепутаны и застегнут только верхний поясной замок. По этим признакам была восстановлена примерная картина последних секунд жизни космонавтов. Чтобы определить место, где произошла разгерметизация, Пацаев и Волков отстегнули ремни и отключили радиоаппарату. Добровольский, возможно, успел проверить люк, с которым были проблемы при расстыковке. Судя по всему, экипаж успел понять, что проблема в вентиляционном клапане. Заткнуть дыру пальцем возможности не было, но была возможность перекрыть аварийный клапан ручным приводом, при помощи вентиля. Эта система была сделана на случай посадки на воду, для предотвращения затопления спускаемого аппарата.

На Земле Алексей Леонов и Николай Рукавишников участвовали в эксперименте, пытаясь установить, сколько времени требуется на то, чтобы закрыть вентиль. Космонавтам, знавшим, откуда придет беда, готовым к этому и не находящимся в условиях реальной опасности, требовалось значительно больше времени, чем было у экипажа «Союза-11». Медики считают, что сознание в таких условиях стало гаснуть примерно через 20 секунд. Тем не менее, спасительный вентиль был частично закрыт. Кто-то из экипажа начал вращать его, но потерял сознание.

После «Союза-11» космонавтов вновь одели в скафандры

Причиной нештатного открывания клапана сочли брак при изготовлении данной системы. К делу подключилось даже КГБ, усмотрев возможную диверсию. Но никаких диверсантов не нашли, и к тому же на Земле не удалось опытным путем повторить ситуацию нештатного открывания клапана. В итоге эту версию оставили окончательной ввиду отсутствия более достоверной.

Космонавтов могли спасти скафандры, но по личному указанию Сергея Королева их использование было прекращено, начиная с «Восхода-1», когда это было сделано для экономии места в кабине. После катастрофы «Союза-11» между военными и инженерами развернулась полемика – первые настаивали на возвращении скафандров, а вторые утверждали, что данное ЧП является исключительным случаем, в то время как введение скафандров резко сократит возможности для доставки полезного груза и увеличения числа членов экипажа.

Победа в дискуссии осталась за военными, и, начиная с полета «Союза-12», отечественные космонавты летают только в скафандрах.

Прах Георгия Добровольского, Владислава Волкова и Виктора Пацаева захоронили в Кремлевской стене. Программа пилотируемых полетов на станцию «Салют-1» была свернута.

Следующий пилотируемый полет в СССР состоялся более чем через два года. Василий Лазарев и Олег Макаров на «Союзе-12» испытывали новые скафандры.

Неудачи конца 1960-х – начала 1970-х для советской космической программы все-таки не стали фатальными. К 1980-м годам программа исследования космоса при помощи орбитальных станций снова вывела Советский Союз в мировые лидеры. Во время полетов случались нештатные ситуации и серьезные аварии, но люди и техника оказывались на высоте. С 30 июня 1971 года катастроф с человеческими жертвами в отечественной космонавтике не было.

P.S. Диагноз «туберкулез», поставленный космонавту Валерию Кубасову, оказался ошибочным. Затемнение в легких было реакцией на цветение растений, и вскоре исчезло. Кубасов вместе с Алексеем Леоновым участвовал в совместном полете с американскими астронавтами по программе «Союз-Аполлон», а также в полете с первым венгерским космонавтом Берталаном Фаркашем.

Источник: aif.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.