Первый космонавт ссср до гагарина


Алексей Ледовский стал первым советским космонавтом, погибшим на орбите, лётчик Илюшин скончался по прилёту на Землю, Мария Громова разбилась, управляя космопланом. Почему мы о них ничего не знаем? «Власти всё скрывают»?

Рождение легенды

Что делать, если официальная история не устраивает? Правильно — выдумывать свою версию, прикрываясь любимым «власти скрывают, на самом деле всё было по-другому». И почему-то всегда находятся люди, поддерживающие самую несуразную байку, лишь бы она была интереснее, чем реальные факты.


Начиная с полёта Гагарина зарубежные журналисты часто пытались сделать сенсацию на советской космонавтике. Время от времени писались статьи на совсем уж высосанные из пальца темы о советских космических провалах. Отчасти причиной такой активности стал сам Советский Союз. Из-за секретности любая информация давалась очень понемногу и очень с запозданием, а иногда и с искажением. На таком поле не грех и разгуляться.

Академика Леонида Седова за рубежом считают «отцом спутника». На самом деле к его созданию Седов не имел никакого отношения, а заявление о запуске первого спутника ему пришлось сделать, потому что он просто «попал под руку». Между тем реальные герои этого события, включая главного конструктора Сергея Королёва, ещё долго оставались неизвестными широкой публике. Сергей Павлович очень обижался, когда космонавтов приглашали в президиум различных научных мероприятий, а он оставался в тени избыточной секретности, в то время как зарубежные разведки уже прекрасно знали, кто чем реально занимается в отрасли.

Немалую роль в современных мифах о погибших космонавтах сыграла трагедия, произошедшая 23 марта 1961 года — меньше чем за три недели до полёта в космос Юрия Гагарина. Лётчик-истребитель Валентин Бондаренко, член первого отряда космонавтов, погиб в сурдобарокамере Научно-исследовательского института ВВС (НИИ-7).

Валентин Бондаренко

Заканчивался десятый день тестирования одиночеством и тишиной в барокамере при сниженном давлении и повышенном уровне кислорода. Валентин Бондаренко работал с медицинскими датчиками и неосторожно бросил ватку, смоченную спиртом, рядом с электрической плиткой. Из-за повышенного содержания кислорода в воздухе по камере мгновенно распространился огонь, вспыхнул спортивный костюм и лётчик-космонавт получил ожоги всего тела. Быстро вытащить его не получилось, сначала пришлось выравнивать давление. Врачи боролись за его жизнь, но в этот же день Валентин Бондаренко скончался.

Этот случай описан в дневниках руководителя первого отряда космонавтов генерал-полковника Каманина, но для широкой общественности он был полностью засекречен. Известно о нём стало лишь в восьмидесятых годах. Фотографии, где был сфотографирован Бондаренко, подчищались, все упоминания удалялись. Хотя, естественно, слухи ходили, несколько зарубежных корреспондентов, работавших в это время в Москве, слышали о гибели и, скорее всего, посеяли семена сплетен на Западе.

Добавила масла в огонь и ситуация с Григорием Нелюбовым, который мог стать третьим космонавтом СССР.
ы, он вместе с ещё двумя членами первого отряда космонавтов — Филатьевым и Аникеевым — был задержан военным патрулём в нетрезвом виде, пошёл на конфликт, отказался извиняться, за что и был отчислен из отряда космонавтов. Его жизнь закончилась трагически: менее через пять лет он попал под поезд, вполне возможно, что — намеренно, не выдержав произошедшей в жизни драмы. И опять — секретность, ретуширование фотографий, удаление информации из справочников и газет. В такой атмосфере сплетни распространялись мгновенно, подобно лесному пожару.

Внутри сурдобарокамеры

«Десять тысяч нулевых космонавтов…»

Впрочем, самые первые сообщения о «нулевых космонавтах» появились ещё в 1959 году от итальянского информационного агентства Continentale. Некий коммунист из Чехословакии передал им секретную информацию, что в СССР провели уже несколько неудачных запусков космонавтов, закончившихся их гибелью.

Доказательств никаких не было, но шуму это заявление наделало много.


оследствии итальянцы не раз становились распространителями подобной информации. В 1965 году газета Corriere della Sera продолжила истории о погибших «нулевых космонавтах». На этот раз говорилось, что якобы итальянские радиолюбители несколько лет назад перехватили радиообмен гибнущей от пожара космонавтки Людмилы с Землёй. Молчали четыре года, а потом почему-то решили рассказать, но анонимно. Так обычно и бывает со слухами.

Легенды о «нулевых космонавтах» стали обрастать подробностями. Заговорили о первом космонавте Алексее Ледовском (иногда Ледовских), «погибшем» 1 ноября 1957 года. 1 февраля 1958 года «погиб» Сергей Шиборин. 1 января 1959 года — Андрей Митков.

Последнее звучит ну очень прекрасно: представить запуск, назначенный на первое января, могут только мало знакомые с советскими реалиями итальянцы.

Затем, очевидно, Советам надоело рисковать мужчинами — и следующей «скончалась» некая Мария Громова, пилотировавшая орбитальный космолёт.

Британский корреспондент Деннис Огден в 1961 году в Москве рассказывал о лётчике Ильюшине, который полетел раньше Гагарина. Он якобы вернулся тяжело раненым и погиб в госпитале. Скорее всего, журналист заговорил об этом ненамеренно, пересказав чьи-то домыслы. Огден относился к СССР очень положительно и вряд ли хотел специально запускать утку.


Но главное, что ответить на эти обвинения СССР ничего не мог. Это почти как идеальный вопрос Карлсона, на который нельзя ответить да или нет: «Ты уже перестала пить коньяк по утрам?». А вы уже перестали убивать космонавтов?

В поисках истины

Сейчас, когда большинство документов по началу советской космической программе доступны, каждый может попробовать сверить их по воспоминаниям генерального конструктора Мишина, руководителя первого отряда космонавтов Каманина и другим документам эпохи. Можно было попробовать скрыть гибель космонавта во время подготовки, как это и случилось с Бондаренко, но сделать это, когда авария произошла во время запуска, было просто нереально. Слишком много людей в этом задействовано. К слову, для полёта Юрия Гагарина сразу подготовили несколько версий сообщения для радио и газет, и в случае его гибели об этом мир узнал бы официально.

Первую гибель космонавта — Владимира Комарова во время спуска космического корабля «Союз-1» 24 апреля 1967 года — Советский Союз скрывать не стал, равно как и последующую трагедию «Союза-11».


Экипаж «Союза-11»: Георгий Добровольский, Виктор Пацаев и Владислав Волков

Как бы то ни было, до 1980 года слухи о советских «нулевых космонавтах» были регулярной приправой к местным новостям в разных зарубежных изданиях. В 1980 году за расследование взялся американский учёный в области космических исследований, журналист и историк науки Джеймс Оберг (он здравствует и поныне, активно общаясь с любителями космоса по всему миру). Джеймс взял все фотографии с заретушированными космонавтами, ходившие в то время в печати, и все возможные версии, после чего начал сопоставлять с реальными запусками. Достаточно быстро он выяснил всё о Бондаренко и Нелюбине, после чего написал в своей книге «Красная звезда на орбите» (1990 год) о несостоятельности мифа о «нулевых космонавтах».

Увы, но и сейчас эта байка всплывает в Сети с пугающей частотой. Люди, не желающие знать реальную историю, просто тиражируют «страшилки», не особенно задумываясь над их правдоподобностью. Шансов исправить это, скорее всего, нет.


Обиднее другое — замалчивание реальной судьбы Валентина Бондаренко и Григория Нелюбова не позволило их именам попасть на памятник «Павший астронавт», размещённый на поверхности Луны командиром «Аполлона-15» Дэвидом Скоттом. Монумент состоит из фигурки упавшего навзничь космонавта и таблички с именами 14 погибших космонавтов и астронавтов по 1971 год, когда и состоялся полёт «Аполлона-15». Там есть фамилии Гагарина, Комарова, Волкова, Пацаева и Добровольского, а Нелюбова и Бондаренко нет. И это уже не исправить.

Источник: http://alternathistory.com/legendy-o-nulevyh-kosmonavtah-ili-kto-letal-v-kosmos-do-gagarina/

Источник: zen.yandex.ru

Был ли Гагарин первым в космосе? Или он стал первым, кто вернулся живым с орбиты? Почему до сих пор говорят о погибших до него космонавтах, и какие загадки первых полетов рассекречены лишь недавно? 108 минут, которые потрясли мир – чего они стоили? Читайте об этом в документальном расследовании телеканала «Москва Доверие».

Первый до Гагарина

10 ноября 1959 года. В США выходит газета с сенсационным материалом. В нем секретная запись переговоров главного советского конструктора Сергея Королева с космонавтом: «Земля. Давление нормальное». Через минуту тишины: «Я не слышу Вас, батареи отказали. Кислород. Товарищи, ради Бога, что сделать? Что? Я не могу. Вы понимаете? Вы понимаете?». Потом речь космонавта перешла в невнятное бормотание и исчезла совсем. По данным журналиста Аллена Хендерса, погибшего звали Александр Белоконев.


«Что касается Гагарина – нет дыма без огня. Есть некоторые факторы, которые позволяют всплывать слухам. Мы все знаем каноническую дату полета Гагарина – 12 апреля, но до его полета было пять кораблей-спутников, на которых полет корабля «Восток» отрабатывался», — сказал Вадим Лукашевич.

Андрей Симонов много лет занимается исследованием летных испытаний в нашей стране. Он признает, эксперименты в этой отрасли шли с 1953 года.

«Никто не хотел показать, представьте: первый в мире человек в космосе, и вдруг гибель. Это будет еще больший позор, чем если мы отстанем. Поэтому выверяли до мелочей, чтобы была стопроцентная гарантия успеха.
Накануне полета Гагарина, Дэйли Уоркер публикует статью своего московского корреспондента. Он сообщает: «8 апреля на борту космического корабля «Россия» совершил орбитальный полет Владимир Ильюшин, летчик-испытатель, сын легендарного авиаконструктора». Именно его в Книге рекордов Гинесса за 1964 год укажут как первого космонавта планеты», — комментирует Андрей Симонов.

Радио: «14 июля 1959 года летчику-испытателю Ильюшину предстоит полет в стратосферу».

«Венгерский писатель Иствуд Немори написал целую книгу о том, что первым космонавтом был Виктор Ильюшин, остался жив, но был в неприглядном виде после этого неудачного приземления», — рассказал Юрий Караш.


Итальянское агентство «Контитенталь» вскоре после возвращения Гагарина публикует интервью своих ученых, братьев Ундико-Кордильо, которые поведали, что с 1957 года зафиксировали три трагедии в космосе. В своем центре прослушивания космоса они поймали радиосигналы погибающих, стоны и прерывистый сердечный ритм. Те записи существуют до сих пор.

«Первоначально было выбрано около 3000 человек. Смотрели в первую очередь на их медицинские книжки, то есть было требование практически абсолютного физического здоровья. Из них, в результате строгого отбора, было оставлено 6 человек, которые слетали по программе «Восток». На самом деле, безусловно, было отобрано больше», — добавляет Юрий Караш.

Последний неофициальный полет в зарубежной прессе значится 4 февраля 1961 года. На «Байконуре» в этот день действительно произведен запуск, но кто полетел? Почему не вернулся? Подробности много лет оставались засекреченными.

Почему погиб летчик-космонавт Бондаренко?

На Западе убеждены: Гагарин лишь отыграл роль первого космонавта, чтобы скрыть провалы.

«До полета Гагарина американцы тоже отрабатывали свой корабль «Меркурий», у них было два суборбитальных запуска, они успели запустить. В первом полетел макака-резус Сэм, а во втором – первый астронавт шимпанзе Хэм. Он полетел за два месяца до Гагарина, он поднялся на высоту 285 км вертикально. Может быть, именно поэтому Королев стал говорить, что нет смысла запускать Гагарина суборбитально, нужно сразу на полный виток. А то он бы был вторым за обезьяной. Поэтому гонка шла ноздря в ноздрю» — сказал Вадим Лукашевич.


Сегодня космонавты признают факт гибели одного из своих коллег. Это действительно произошло до Гагарина, и об этом они не любят говорить. Валентин Бондаренко был одним из любимцев первого отряда – самый молодой и веселый. Летчик-космонавт Виктор Горбатко дружил с ним, но даже он признает, что тот погиб по своей вине.

«Мы подогревали пищу и чай на обычных плитках, спиралевых. Мы протирали голову для датчиков спиртом, и у него случайно спиртовой тампон упал на плитку – он собирался ужинать. Произошло возгорание, у него было 80% ожогов, его увезли на скорой, но он прожил всего часа два-три», — вспоминает Виктор Горбатко.

Гагарин не смог попрощаться с Бондаренко, его вызывают на старт. Идет битва за космос. Прежде чем отправить Юрия Гагарина в полет, его и дублера, Германа Титова, дважды привозят на космодром. Они отрабатывают до мелочей все, что можно сделать на Земле, причем по-настоящему: в скафандрах, с рапортом, с переговорами.

«Отрепетировали посадку, отрапортовали, их на лифте подняли до самого верха, до корабля. Было сделано все, кроме посадки в корабль. То есть многочисленная свита: солдаты срочной службы, стоявшие в оцеплении, видели, что космонавты отрапортовали, поехали к ракете, ракета улетела», — рассказал Вадим Лукашевич.

Вот так и рождаются слухи. Также их подогревают кухонные разговоры диссидентов, которые не доверяют властям.

«Однажды я был в Италии, там собрались те, кто доказывал, что Гагарин и Терешкова были не первыми», — вспоминает Виктор Горбатко.

Конец 70-х гг. Почти двадцать лет после полета Гагарина. Космонавты уже могут разглашать некоторые детали первых запусков. Тогда Виктор Горбатко впервые рассказывает, что Валентин Бондаренко погиб не в космосе, а в сурдокамере во время испытания. А вот те радиосигналы, что слышали братья-итальянцы, действительно были, и шли из космоса.

«На борт были взяты радиопередатчики. Просто записывали голос и смотрели как сигнал будет проходить на Землю. Там были простые позывные: «Прием!», «Как меня слышите?», и т.п. Западные летчики, услышав это, вполне могли подумать, что это говорит человек, хотя на самом деле это говорил магнитофон», — рассказал Андрей Симонов.

Испытания на людях

Так был ли космонавт номер ноль, и кто те люди, имена которых называли крупнейшие зарубежные издания? Почему в них так поверили? А Гагарин – первый, второй или двенадцатый космонавт в мире? Первое журналистское расследование появилось еще летом 1965 года.

«В американских изданиях – до Гагарина летал еще Белоконев, Ледовский, Шиборин, Гусев, Завадовский – куча фамилий приводилась. И выяснилось, что в 1959 году в журнале «Огонек» была подробная публикация, где давали интервью испытатели скафандров для летчиков, не для космонавтов. И они рассказывали, что испытывали высотные скафандры. И вот американцы взяли фамилии людей из этой группы, и выдали их за космонавтов.
Но вопросы остались. Что на самом деле произошло с Владимиром Ильюшиным?» — сказал Андрей Симонов.

«Он был очень уникальный человек. Он в 1959 году установил мировой рекорд высоты полета на самолете, о нем очень много писали. И вот он в 1960 году неожиданно пропадает из виду. Все было просто: 8 июня 1960 года он попадает в автоаварию по пути из Москвы в Жуковский, и долгое время лечился. Ему в этом году присвоили звание героя Советского Союза, и он приходил на костылях на вручение. И, видимо, кто-то увидел, и пошли сплетни, что он неудачно слетал в космос. Хотя он сам всегда это опровергал» — вспоминает Симонов.

Евгений Кирюшин тоже из тех, кого называли в числе погибших космонавтов. Его друзья услышали об этом в эфире зарубежной радиостанции.

«Кто-то случайно спросил у меня: «О! А ты живой? Я слышал, ты умер» – «Нет, говорю, живой!», — сказал Евгений Кирюшин.

Кирюшин из тех, кто делал все, чтобы космонавты не погибли. Более 20-ти лет он официально значился то простым лаборантом, то механиком при институте космической медицины. Только в начале 1990-х стало возможно вслух говорить о его работе, и он получил звание героя России.

«Скажем, взрывная декомпрессия, когда проверяли скафандр на взрыв – доли секунды проходит до полной разгерметизации, с земного давления до вакуума – три десятых секунды. Бог знает, что может случиться: может, молнию оторвет, может, шлем, а может, и голову», — пояснил Кирюшин.

Трагедий среди испытателей не счесть, двенадцатикратные перегрузки и экстренное катапультирование выдерживают не многие. Частая травма – перелом позвоночника. До последнего никто не знает, как поведет себя человек в космосе. Считается, что в состоянии невесомости он просто сойдет с ума. У Гагарина вся панель управления кораблем заблокирована. Код находится в специальном конверте, невменяемый пилот не сможет его расшифровать. До последней минуты успех полета под вопросом.

«После ВОВ Международная комиссия запретила проведение экспериментов и испытаний на людях. Но как можно развивать такую новую отрасль как космонавтика, не проводя экспериментов с людьми? Это невозможно, поэтому, несмотря на всякие международные акты, у нас была группа испытателей, которая этим занималась», — рассказал Евгений Кирюшин.

Вадим Лукашевич написал не одну книгу о космонавтике. Он считает, что американцы, распространяя слухи о советских неудачных запусках, не хотели принизить достижения страны Советов. Наоборот, их пугала такая информация. В период холодной войны они пристально следили за русскими. К заседаниям в Конгрессе США по бюджету, Пентагон даже выпускал спецброшюру «Советская военная мощь».

«Запад тогда очень мало принимал информации о Советском Союзе. Вплоть до того, что бы не сказали, откуда стартовали. Мы стартовали с Тюо Тама, а сказали, что с Байконура, а это сотни километров в сторону. И американцы узнали место старта по баллистическим расчетам, посмотрев откуда взлетела ракета. Гагарин — первый человек в космосе, но по правилам международной ассоциации, для того, чтобы зарегистрировать рекорд, он должен был взлететь в корабле, и сесть в корабле. А он на высоте 80 км катапультировался и садился на парашюте отдельно, но когда мы подавали документы на регистрацию рекорда, мы это скрыли. То есть очень многие вещи они додумывали», — сказал Вадим Лукашевич.

Гибель Ивана Ивановича

Лариса Успенская как никто знает тайны космических полетов. Многие годы она заведует архивом первого отряда космонавтов. Здесь хранятся уникальные, еще недавно закрытые документы.

«В 2011 году, когда проходили торжества, юбилейные мероприятия, проводилось массовое рассекречивание документов. Документы архива президента, государственной власти на то время и нашего ведомства были рассекречены. Недавно вневедомственная комиссия рассекретила значительный блок архивов, касающихся первых полетов космических», — рассказала Лариса Успенская.

Самые первые записи архива полета Гагарина сделаны в режиме реального времени Королевым и лично космонавтом сразу после приземления. Гагарин пишет как потерял в невесомости карандаш, как хотел пить, как корабль отклонился от курса.

«Переговоры Гагарина с Землей во время полета американцы запеленговали и разбудили президента, что гонка проиграна» — сказал Вадим Лукашевич.

Между тем, за три недели до этого житель села Корша, что в Западном Казахстане, обнаружил на высокой ели человека в скафандре – он неудачно приземлился с парашютом. Новость о погибшем космонавте быстро облетела округу. Но подойти к нему близко никто не успел: приехали военные и жертва бесследно исчезла.

«Космонавтом номер ноль мы можем назвать только манекена Ивана Ивановича. Совершенно нельзя было предположить, как человеческий организм отреагирует. Те перегрузки, которым подвергались космонавты во время тренировок и испытаний на Земле не могли сравнится с тем, что будет там», — рассказала Лариса Успенская.

Официально, в космос слетали два манекена, прозванные конструкторами в шутку Иванами Ивановичами. Чтобы не пугать людей, на скафандре второго так и напишут: «Макет». Но слухи остановить уже было невозможно.

«ООН только через пятьдесят лет установила, что 12 апреля 1961 — день первого полета человека в космос», — рассказал Виктор Горбатко.

Сегодня за 1 миллион долларов каждый может отправиться в космос. Но стало ли это безопасно? Что до сих пор скрывают космонавты?

«Я волновался, конечно, но страха не было. К сожалению, предыдущий экипаж, когда мы летали на «Алмаз» (военная станция «Салют-5») паниковал, они стали принимать все более остро, что вызвало ухудшение их самочувствия, а это привело к срочной посадке. И даже какое-то время считали, что станция отравлена.

Только за кадром испытатели говорят, что риск в полетах не исчез. Это по-прежнему рулетка, поэтому они и подписывают документы о неразглашении. Их отчеты как секретные файлы хранятся годами.

«В результате каждого полета, не считая сообщений ТАСС, возникает целый комплекс документов. Например, бортовой журнал Гагарина до сих пор не опубликован. Что мы знаем о полетах после Гагарина?» — рассуждает Вадим Лукашевич.

Казалось бы, завеса тайны первых полетов открыта, и кроме собак и манекенов до Гагарина на орбите никто не бывал, но пока не будут рассекречены все документы, эти вопросы будут исследоваться вновь и вновь.

Майор Гагарин справился с заданием. Виктору Горбатко после него удалось трижды побывать в космосе, каждый раз им усложняли миссию.

«Равнины, леса, все это из космоса видно. В мой второй полет, взяв соответствующую аппаратуру, мы могли видеть человека», — вспоминает Виктор Горбатко.

Источник: www.m24.ru

Венерианский фантом

Впервые Советский Союз обвинили в умалчивании гибели космонавтов ещё до полёта Гагарина. В дневнике тогдашнего руководителя отряда космонавтов Николая Каманина есть запись, датированная 12 февраля 1961 года:

После пуска ракеты на Венеру 4 февраля многие на Западе считают, что мы неудачно запустили в космос человека; итальянцы даже будто бы «слышали» стоны и прерывистую русскую речь. Всё это совершенно беспочвенные выдумки. На самом деле мы упорно работаем над гарантированной посадкой космонавта. С моей точки зрения, мы даже излишне осторожны в этом. Полной гарантии успешного первого полёта в космос не будет никогда, а некоторая доля риска оправдывается величием задачи…

Старт 4 февраля 1961 года действительно оказался неудачным, но на борту не было никакого человека. Это была первая попытка отправить исследовательский аппарат к Венере. Ракета-носитель «Молния» вывела его в космос, однако из-за неисправности аппарат остался на околоземной орбите. Советское правительство по заведённой традиции не стало официально признавать неудачу, и в сообщении ТАСС на весь мир было объявлено об успешном запуске тяжёлого спутника и выполнении поставленных при этом научно-технических задач.

Вообще, именно неоправданная во многих случаях завеса секретности, окружавшая отечественную космическую программу, порождала массу слухов и домыслов — и не только в среде западных журналистов, но и у советских граждан.

Рождение мифа

Впрочем, вернёмся к западным журналистам. Первое сообщение, посвящённое «жертвам красного космоса», опубликовано итальянцами: в декабре 1959 года агентство «Континенталь» распространило заявление некоего высокопоставленного чешского коммуниста о том, что СССР начиная с 1957 года запускает пилотируемые баллистические ракеты. Один из пилотов по имени Алексей Ледовский якобы погиб 1 ноября 1957 года в ходе такого суборбитального запуска. Развивая тему, журналисты упоминали ещё троих «погибших космонавтов»: Сергея Шиборина (якобы погиб 1 февраля 1958 года), Андрея Миткова (якобы погиб 1 января 1959 года) и Марии Громовой (якобы погибла 1 июня 1959 года). При этом женщина-пилот якобы разбилась не в ракете, а испытывая прототип орбитального самолёта с ракетным двигателем.

В тот же период пионер ракетостроения Герман Оберт рассказывал, что слышал о пилотируемом суборбитальном запуске, который якобы состоялся на полигоне Капустин Яр в начале 1958 года и закончился гибелью пилота. Однако Оберт подчёркивал, что знает о «космической катастрофе» с чужих слов и не может ручаться за правдивость сведений.

А агентство «Континенталь» выдавало сенсацию за сенсацией. Итальянские корреспонденты рассказывали то о «лунном корабле», взорвавшемся на стартовом столе мифического сибирского космодрома «Спутникград», то о готовящемся секретном полёте двух советских пилотов… Поскольку ни одна из сенсаций не была подтверждена, сообщениям «Континенталя» перестали доверять. Но у «фабрики слухов» вскоре появились последователи.

Из первых рук

В октябре 1959 года в журнале «Огонёк» была опубликована статья об испытателях авиационной техники. Среди них упоминались Алексей Белоконев, Иван Качур, Алексей Грачёв. Газета «Вечерняя Москва» в заметке на аналогичную тему рассказала о Геннадии Михайлове и Геннадии Заводовском. Журналист Associated Press, перепечатавшей материалы, почему-то решил, что на фотографиях в этих статьях изображены будущие советские космонавты. Поскольку впоследствии их фамилии так и не появились в «космических» сообщениях ТАСС, был сделан «логичный» вывод: эти пятеро погибли во время ранних неудачных запусков.

Космонавты до Гагарина. Разоблачение мифа 12

Космонавты до Гагарина. Разоблачение мифа 11

Космонавты до Гагарина. Разоблачение мифа 10

Настоящие Белоконов, Грачёв и Качур на фотографиях из «Огонька» (Фото: Дмитрий Бальтерманц)

Больше того, буйная фантазия журналистов так разыгралась, что для каждого из пилотов придумали отдельную подробную версию гибели. Так, после запуска 15 мая 1960 года первого корабля-спутника 1КП, прототипа «Востока», западные СМИ утверждали, что на его борту находился пилот Заводовский. Он якобы погиб из-за сбоя в системе ориентации, которая вывела корабль на более высокую орбиту.

Мифический космонавт Качур нашёл свою смерть 27 сентября 1960 года во время неудачного запуска очередного корабля-спутника, орбитальный полёт которого должен был состояться во время визита Никиты Хрущёва в Нью-Йорк. По слухам, советский лидер имел при себе модель пилотируемого космического корабля, которую должен был с триумфом показать западным журналистам, если бы полёт прошёл успешно.

Надо признать, советские дипломатические службы сами создали нездоровую атмосферу ожидания какого-то громкого события, намекнув американским журналистам, что 27 сентября произойдёт «нечто потрясающее». Разведка сообщала, что корабли слежения за космическими аппаратами заняли позиции в Атлантическом и Тихом океанах. Советский моряк, сбежавший в тот же период, подтвердил, что готовится космический запуск. Но, постучав кулаком на Генеральной Ассамблее ООН, 13 октября 1960 года Никита Хрущёв покинул Америку. Официальных заявлений от ТАСС не поступало. Разумеется, журналисты тотчас раструбили на весь мир о новой катастрофе, постигшей советскую космическую программу.

Спустя много лет стало известно, что на те дни действительно планировался запуск. Но лететь в космос должен был не человек, а 1М — первый аппарат для изучения Марса. Однако попытки отправить два идентичных аппарата хотя бы на околоземную орбиту, предпринятые 10 и 14 октября, закончились бесславно: в обоих случаях запуск сорвался из-за аварии ракеты-носителя «Молния».

Следующая «жертва космической гонки», пилот Грачёв, погиб, по утверждению западных СМИ, 15 сентября 1961 года. О его ужасной смерти поведала всё та же фабрика слухов «Континенталь». В феврале 1962 года агентство рассказало, что в сентябре 1961-го на космическом корабле «Восток-3» были запущены два советских космонавта: якобы этот старт был приурочен к XXII съезду КПСС и в ходе полёта корабль должен был облететь Луну, но вместо этого «затерялся в глубинах Вселенной».

Космонавт Ильюшин?

Владимир Сергеевич Ильюшин, сын известного авиаконструктора, — ещё одна жертва охотников за сенсациями. В 1960 году он попал в аварию, и его объявили ещё одним «догагаринским космонавтом». Сторонники теории заговора считают, что Ильюшину до конца жизни запрещали рассказывать про свой полёт в космос, потому что он якобы… приземлился на территории Китая. Более нелепого повода отказаться от космического первенства и придумать нельзя. Тем более что Ильюшин не просто не погиб — он дожил до 2010 года и дослужился до генерал-майора.

Голоса в космосе

Неудавшийся запуск венерианской станции 4 февраля 1961 года породил новую волну слухов. Тогда впервые заявили о себе братья-радиолюбители Ачилле и Джованни Юдика-Кордилья, построившие под Турином собственную радиостанцию. Они утверждали, что им удалось перехватить телеметрические радиосигналы биения человеческого сердца и прерывистое дыхание умирающего советского космонавта. Этот «инцидент» связывают с именем мифического космонавта Михайлова, якобы погибшего на орбите.

Но и это ещё не всё! В 1965 году братья-радиолюбители поведали итальянской газете сразу о трёх странных трансляциях из космоса. Первый перехват якобы состоялся 28 ноября 1960 года: радиолюбители услышали звуки морзянки и просьбу о помощи на английском языке. 16 мая 1961 года им удалось выловить в эфире сбивчивую речь русской женщины-космонавта. При третьем радиоперехвате 15 мая 1962 года были записаны переговоры троих русских пилотов (двух мужчин и женщины), погибающих в космосе. В записи сквозь треск помех можно было различить следующие фразы: «Условия ухудшаются… почему вы не отвечаете?.. скорость падает… мир никогда не узнает о нас…»

Впечатляет, не правда ли? Чтобы окончательно уверить читателя в подлинности излагаемых «фактов», итальянская газета называет имена погибших. Первой «жертвой» в этом списке был пилот Алексей Грачёв. Женщину-космонавта звали Людмила. Среди троицы, погибшей в 1962 году, почему-то называют только одного — Алексея Белоконева, о котором писал «Огонёк».

В том же году «сенсационную» информацию итальянской газеты перепечатал американский журнал Reader’s Digest. Через четыре года вышла книга «Аутопсия космонавта», написанная патологоанатомом Сэмом Стонебрейкером. В ней автор утверждал, что летал в космос на Gemini 12, чтобы получить образцы тканей мёртвых советских пилотов, покоящихся в корабле на орбите с мая 1962 года.

Иван Иваныч (макет)

Вот кто действительно летал в космос до Гагарина — манекен Иван Иваныч. Чтобы его не приняли за труп космонавта, в шлем вставлялась табличка «Макет»

Что касается статьи в «Огоньке», породившую даже не миф, а целую мифологию, то известный журналист Ярослав Голованов, который расследовал истории «догагаринских космонавтов», взял интервью у самого Алексея Тимофеевича Белоконова (именно так, а не Белоконева, как принято у мифотворцев). Вот что рассказал испытатель, которого давным-давно похоронили западные фабрики слухов.

В 50-х годах, задолго до гагаринского полёта, я и мои товарищи, тогда совсем молодые ребята, — Лёша Грачёв, Геннадий Заводовский, Геннадий Михайлов, Ваня Качур, занимались наземными испытаниями авиационной аппаратуры и противоперегрузочных лётных костюмов. Кстати, тогда же были созданы и в соседней лаборатории испытывались скафандры для собачек, которые летали на высотных ракетах. Работа была трудная, но очень интересная.

Однажды к нам приехал корреспондент из журнала «Огонёк», ходил по лабораториям, беседовал с нами, а потом опубликовал репортаж «На пороге больших высот» с фотографиями (см. «Огонёк» № 42, 1959 г. — Я. Г.). Главным героем этого репортажа был Лёша Грачёв, но обо мне тоже рассказывалось, как я испытывал действие взрывной декомпрессии. Упоминался и Иван Качур. Говорилось и о высотном рекорде Владимира Ильюшина, поднявшегося тогда на 28 852 метра. Журналист немного исказил мою фамилию, назвал меня не Белоконовым, а Белоконевым.

Ну, вот с этого все и началось. Журнал New York Journal-American напечатал фальшивку, что я и мои товарищи летали до Гагарина в космос и погибли. Главный редактор “Известий” Алексей Иванович Аджубей пригласил нас с Михайловым в редакцию. Мы приехали, беседовали с журналистами, нас фотографировали. Этот снимок был опубликован в «Известиях» (27 мая 1963 г. — Я. Г.) рядом с открытым письмом Аджубея мистеру Хёрсту-младшему, хозяину того журнала, который нас отправил в космос и похоронил.

Мы и сами опубликовали ответ американцам на их статью в газете “Красная звезда” (29 мая 1963 г. — Я. Г.), в которой честно написали: «Нам не довелось подниматься в заатмосферное пространство. Мы занимаемся испытанием различной аппаратуры для высотных полётов». Во время этих испытаний никто не погиб. Геннадий Заводовский жил в Москве, работал шофёром, в «Известия» тогда не попал — был в рейсе, Лёша Грачёв работал в Рязани на заводе счётно-аналитических машин, Иван Качур жил в городке Печенежин в Ивано-Франковской области, работал воспитателем в детском доме. Позднее я участвовал в испытаниях, связанных с системами жизнеобеспечения космонавтов, и даже после полёта Гагарина был удостоен за эту работу медали «За трудовую доблесть»…

Забытые герои

Итак, в списке мифических космонавтов всё-таки попадались люди, работавшие на космическую программу, однако их подлинная жизнь заметно отличалась от журналистских фантазий.

Помимо четвёрки друзей-испытателей, вполне реальной фигурой был, например, Пётр Долгов. Западные СМИ объявили его космонавтом, погибшим во время катастрофы орбитального корабля-спутника 10 октября 1960 года (в действительности в тот день пытались запустить аппарат 1М № 1). Полковник Пётр Долгов погиб значительно позже: 1 ноября 1962 года во время прыжка с парашютом из стратостата, поднятого на высоту 25,5 километров. Когда Долгов покидал стратостат, треснул лицевой щиток гермошлема — смерть наступила мгновенно.

Парашютист-рекордсмен Пётр Долгов действительно погиб, но в космос не летал

Парашютист-рекордсмен Пётр Долгов действительно погиб, но космос тут ни при чём

Я привожу здесь все эти подробности не для того, чтобы поразить читателя или заставить его усомниться в известной нам истории космонавтики. Обзор слухов и мифических эпизодов нужен, чтобы показать, сколь пагубной была для репутации отечественной космической программы политика замалчивания и дезинформации. Нежелание и неумение признавать ошибки сыграли с нами злую шутку: даже когда ТАСС выступал с совершено правдивым заявлением, ему отказывались верить, выискивая противоречия или пытаясь читать «между строк».

Иногда вклад в распространение слухов вносят и сами лётчики-испытатели. Незадолго до своей смерти в 1986 году выдающийся советский лётчик Сергей Анохин обронил в интервью: «Я летал на ракете». Журналисты сразу задались вопросом: когда и на какой ракете он мог летать? Вспомнили, что Анохин с середины 1960-х возглавлял в бюро Сергея Королёва отдел, готовивший к полётам «гражданских» космонавтов. Да и сам входил в состав отряда. Не потому ли, что уже имел опыт «полётов на ракете» в начале 1950-х?.. Но на самом деле задолго до работы на бюро Анохин участвовал в испытаниях ракетоплана и крылатой ракеты и, скорее всего, имел в виду именно это.

Все слухи о советской космонавтике, мелькавшие в западной прессе начиная с середины 1960-х годов, взялся систематизировать американский эксперт по вопросам космической техники Джеймс Оберг. На основании собранного материала он написал статью «Фантомы космоса», впервые опубликованную в 1975 году. Ныне эта работа дополнена новыми материалами и выдержала множество переизданий. Имея славу убеждённого антисоветчика, Оберг тем не менее весьма скрупулёзен в отборе сведений, касающихся секретов советской космической программы, и очень осторожен в выводах. Не отрицая, что в истории советской космонавтики много «белых пятен», он делает заключение, что байки о космонавтах, погибших во время старта или на орбите, неправдоподобны. Всё это плоды фантазии, разгорячённой режимом секретности.

Источник: vseonauke.com


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.