Как называется одежда космонавта



Скафандр — это чудо техники, космическая станция в миниатюре… Вам-то кажется, что скафандр переполнен, как дамская сумочка, но на самом деле всё сделано так компактно, что просто красота… В общем, скафандр мой был похож на первоклассный автомобиль, а шлем — на швейцарские часы.
Роберт Хайнлайн «Имею скафандр — готов путешествовать»

Название «скафандр» происходит от французского слова, предложенного в 1775 году аббатом-математиком Жаном-Батистом де Ла Шапелем. Естественно, о полётах в космос в конце XVIII века речи не шло — учёный предложил называть так водолазное снаряжение. Само слово, которое можно перевести с греческого примерно как «лодко-человек», неожиданно вошло в русский язык с приходом космической эры. В английском же языке скафандр так и остался «космическим костюмом» (space suit).

Чем выше человек взбирался, тем сильнее назревала необходимость в костюме, который поможет ему сделать ещё один шаг в сторону неба. Если на высоте шести-семи километров достаточно кислородной маски и тёплой одежды, то после десятикилометровой отметки давление падает настолько, что лёгкие перестают усваивать кислород. Чтобы выжить в таких условиях, нужны герметичная кабина и компенсирующий костюм, который при разгерметизации сжимает человеческое тело, на какое-то время заменяя ему внешнее давление.


Однако если подняться ещё выше, то не поможет и эта болезненная процедура: пилот погибнет от кислородного голодания и декомпрессионных расстройств. Единственное решение — сделать полностью герметичный скафандр, в котором внутреннее давление поддерживается на достаточном уровне (обычно не менее 40% от атмосферного, что соответствует высоте семи километров). Но и тут хватает проблем: надутый скафандр затрудняет движения, в нём почти невозможно совершать точные манипуляции.

Английский физиолог Джон Холден опубликовал в 1920-е годы серию статей, в которых предложил использовать водолазные костюмы для защиты воздухоплавателей. Он даже построил прототип такого скафандра для американского воздухоплавателя Марка Риджа. Последний испытал костюм в барокамере при давлении, соответствующем высоте 25,6 километра. Однако аэростаты для полётов в стратосфере всегда стоили дорого, и Риджу не удалось собрать средства для установления мирового рекорда с помощью костюма Холдена.

В Советском Союзе скафандрами для высотных полётов занимался инженер Института авиационной медицины Евгений Чертовский.


период с 1931 по 1940 год он разработал семь моделей герметичных костюмов. Все они были далеки от совершенства, но зато Чертовский первым в мире решил проблему, связанную с подвижностью. После наддува скафандра пилоту требовалось большое усилие, чтобы просто согнуть конечность, поэтому в модели Ч-2 инженер применил шарниры. Модель Ч-3, созданная в 1936 году, содержала в себе практически все элементы, которые есть в современном космическом скафандре, включая впитывающее бельё. Ч-3 была испытана на тяжёлом бомбардировщике ТБ-3 19 мая 1937 года.

В 1936 году на экраны вышел фантастический фильм «Космический рейс», в создании которого участвовал Константин Циолковский. Кино о грядущем покорении Луны так захватило молодых инженеров Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ), что они принялись активно работать над прототипами космических скафандров. Первый образец под индексом СК-ЦАГИ-1 был сконструирован, изготовлен и испытан на удивление быстро — всего лишь за один 1937 год.

Скафандр и впрямь производил впечатление чего-то внеземного: верхняя и нижняя части соединялись с помощью поясного разъёма; для облегчения подвижности появились плечевые шарниры; оболочка состояла из двух слоёв прорезиненной ткани. На второй модели была установлена автономная регенерационная система, рассчитанная на шесть часов непрерывной работы. В 1940 году на основе полученного опыта инженеры ЦАГИ создали последний довоенный советский скафандр СК-ЦАГИ-8. Его испытали на истребителе И-153 «Чайка».


После войны инициатива перешла к Лётноисследовательскому институту (ЛИИ). Его специалистам было поручено создать костюмы для пилотов авиации, которая быстро покоряла новые высоты и скорости. Серийное производство одному институту было не потянуть, и в октябре 1952 года инженер Александр Бойко создал специальный цех на заводе №918 в подмосковном Томилино. Ныне это предприятие известно как НПП «Звезда». Именно там был создан скафандр для Юрия Гагарина.

Когда в конце 1950-х годов советские инженеры-конструкторы приступили к проектированию первого космического корабля «Восток», они изначально планировали, что человек полетит в космос без скафандра. Пилота должны были поместить в герметичный контейнер, который выстреливался бы из спускаемого аппарата перед приземлением. Однако такая схема оказалась громоздкой и требовала длительных испытаний, поэтому в августе 1960 года бюро Сергея Королёва переработало внутреннюю компоновку «Востока», заменив контейнер катапультируемым креслом. Соответственно, для защиты будущего космонавта в случае разгерметизации требовалось быстро создать подходящий костюм. Времени на стыковку скафандра с бортовыми системами не оставалось, поэтому решили сделать систему жизнеобеспечения, размещаемую непосредственно в кресле.

Скафандр, получивший обозначение СК-1, был основан на высотном костюме «Воркута», который предназначался для пилотов истребителя-перехватчика Су-9. Только шлем пришлось полностью переделать. Например, в нём был установлен специальный механизм, управляемый датчиком давления: если оно резко падало, механизм мгновенно захлопывал прозрачное забрало.


Каждый скафандр изготавливался по индивидуальной мерке. К первому космическому полёту «обшить» весь отряд космонавтов, в то время состоявший из двадцати человек, не получалось. Поэтому сначала выделили шестерых, которые показали наилучший уровень подготовки, а затем — тройку «лидеров»: Юрия Гагарина, Германа Титова и Григория Нелюбова. Для них скафандры изготовили в первую очередь.

Один из скафандров СК-1 побывал на орбите раньше космонавтов. Во время беспилотных испытательных запусков корабля «Восток», проведённых 9 и 25 марта 1961 года, на борту вместе с подопытными дворнягами находился человекоподобный манекен в скафандре, прозванный «Иваном Ивановичем». В его груди была установлена клетка с мышами и морскими свинками. Под прозрачное забрало шлема положили табличку с надписью «Макет», чтобы случайные свидетели приземления не приняли его за инопланетное вторжение.

Скафандр СК-1 использовался в пяти пилотируемых полётах кораблей «Восток». Только для полёта «Востока-6», в кабине которого находилась Валентина Терешкова, был создан скафандр СК-2, учитывающий особенности женской анатомии.

Американские конструкторы программы «Меркурий» пошли по пути конкурентов. Однако были и отличия, которые следовало учесть: маленькая капсула их корабля не позволяла долго оставаться на орбите, а в первые запуски должна была всего лишь достичь границы космического пространства. Скафандр Navy Mark IV был создан Расселом Колли для пилотов военно-морской авиации, причём он выгодно отличался от других моделей гибкостью и сравнительно небольшим весом. Чтобы адаптировать скафандр к космическому кораблю, пришлось внести несколько изменений — прежде всего в устройство шлема. У каждого астронавта было три индивидуальных скафандра: для обучения, для полёта и резервный.


Скафандр программы «Меркурий» продемонстрировал свою надёжность. Только однажды, когда капсула «Меркурия-4» начала тонуть после приводнения, скафандр едва не погубил Вирджила Гриссома — астронавт едва успел отсоединиться от системы жизнеобеспечения корабля и выбраться наружу.

Первые скафандры были аварийно-спасательными, присоединялись к системе жизнеобеспечения корабля и не позволяли выйти в открытый космос. Специалисты понимали, что если космическая экспансия продолжится, то одним из обязательных этапов станет создание автономного скафандра, в котором можно будет работать в открытом космосе.

Сначала под свою новую пилотируемую программу «Джемини» американцы хотели доработать «меркурианский» скафандр Mark IV, но к тому моменту был полностью готов высотный герметичный костюм G3C, созданный под проект ракетоплана Х-15, — его и взяли за основу. Всего в ходе полётов «Джемини» использовались три модификации — G3C, G4C и G5C, причём для выхода в открытый космос были пригодны только скафандры G4C. Все скафандры были подключены к системе жизнеобеспечения корабля, однако на случай проблем было предусмотрено автономное устройство ELSS, ресурсов которого хватало на поддержку астронавта в течение получаса. Впрочем, астронавтам не пришлось им воспользоваться.


Именно в скафандре G4C совершил выход в открытый космос Эдвард Уайт, пилот корабля «Джемини-4». Произошло это 3 июня 1965 года. Но к тому времени он не был первым — за два с половиной месяца до Уайта в свободный полёт рядом с кораблём «Восход-2» отправился Алексей Леонов.

Корабли «Восход» создавались для достижения космических рекордов. В частности, на «Восходе-1» в космос впервые полетел экипаж из трёх космонавтов — для этого из шарообразного спускаемого аппарата удалили катапультируемое кресло, а сами космонавты отправились в полёт без скафандров. Корабль «Восход-2» готовили для выхода одного из членов экипажа в открытый космос, и тут без герметичного костюма было не обойтись.

Специально для исторического полёта был разработан скафандр «Беркут». В отличие от СК-1, новый костюм имел вторую герметичную оболочку, шлем со светофильтром и заплечный ранец с кислородными баллонами, запаса которых хватало на 45 минут. Кроме того, космонавт был соединён с кораблём семиметровым фалом, в состав которого входили амортизирующее устройство, стальной трос, шланг аварийной подачи кислорода и электрические провода.

Космический корабль «Восход-2» стартовал 18 марта 1965 года, и в начале второго витка Алексей Леонов покинул борт. Тут же командир экипажа Павел Беляев торжественно объявил на весь мир: «Внимание! Человек вышел в космическое пространство!» Изображение парящего на фоне Земли космонавта транслировалось по всем телеканалам. Леонов находился в пустоте 23 минуты 41 секунду.


Хотя американцы уступили первенство, они быстро и заметно обогнали советских конкурентов по количеству выходов в открытый космос. Операции вне корабля осуществлялись во время полётов «Джемини-4, -9, -10, -11, 12». Следующий советский выход состоялся только в январе 1969 года. В том же году американцы высадились на Луну.

На Луне требовались совсем другие скафандры, нежели на земной орбите. Скафандр должен был стать полностью автономным и позволять человеку работать вне корабля несколько часов. Он должен был обеспечить защиту от микрометеоритов и, главное, от перегрева под прямыми солнечными лучами, ведь высадки планировались в лунные дни. Кроме того, в NASA построили специальный наклонный стенд, чтобы выяснить, как пониженная гравитация влияет на движение астронавтов. Оказалось, что характер ходьбы резко меняется.

Скафандр для полёта на Луну совершенствовался в ходе всей программы «Аполлон». Первый вариант A5L не удовлетворил заказчика, и вскоре появился скафандр A6L, куда была добавлена теплоизоляционная оболочка. После пожара 27 января 1967 года на корабле «Аполлон-1», приведшего к гибели трёх астронавтов (в том числе упомянутых выше Эдварда Уайта и Вирджила Гриссома), скафандр доработали до огнестойкой версии A7L.


По своей конструкции A7L был цельным, многослойным костюмом, закрывавшим туловище и конечности, с гибкими сочленениями, сделанными из резины. Металлические кольца на вороте и манжетах рукавов предназначались для установки герметичных перчаток и «шлема-аквариума». Все скафандры имели вертикальную «молнию», которая шла от шеи до паха. A7L обеспечивал четырёхчасовую работу астронавтов на Луне. На всякий случай в ранце находился ещё и резервный блок жизнеобеспечения, рассчитанный на полчаса. Именно в скафандрах A7L астронавты Нил Армстронг и Эдвин Олдрин ступили на Луну 21 июля 1969 года.

В трёх последних полётах лунной программы использовались скафандры A7LB. Они отличались двумя новыми сочленениями на шее и поясе — такая доработка понадобилась для того, чтобы облегчить вождение лунного автомобиля. Позднее этот вариант скафандров использовался на американской орбитальной станции «Скайлэб» и при международном полёте «Союз-Аполлон».

Советские космонавты тоже собирались на Луну. И для них приготовили скафандр «Кречет». Поскольку по задумке высаживаться на поверхность должен был только один член экипажа, для скафандра выбрали полужёсткий вариант — с дверцей на спине. Космонавт должен был не надевать костюм, как в американском варианте, а буквально влезать в него. Специальная система тросиков и боковой рычаг позволяли закрыть за собой крышку. Вся система жизнеобеспечения располагалась в откидной дверце и работала не снаружи, как у американцев, а в нормальной внутренней атмосфере, что упрощало конструкцию. Хотя «Кречет» так и не побывал на Луне, наработки по нему использовались при создании других моделей.


В 1967 году начались полёты новых советских кораблей «Союз». Они должны были стать основным транспортным средством при создании долговременных орбитальных станций, поэтому потенциальное время, которое человек должен был провести вне корабля, неизбежно увеличивалось.

Скафандр «Ястреб» был в основном похож на «Беркут», который использовался на корабле «Восход-2». Различия были в системе жизнеобеспечения: теперь дыхательная смесь циркулировала внутри скафандра по замкнутому контуру, где очищалась от углекислоты и вредных примесей, подпитывалась кислородом и охлаждалась. В «Ястребах» космонавты Алексей Елисеев и Евгений Хрунов переходили из корабля в корабль во время полётов «Союза-4» и «Союза-5» в январе 1969 года.

На орбитальные станции космонавты летали без спасательных скафандров — за счёт этого удавалось увеличить запасы на борту корабля. Но однажды космос не простил такой вольности: в июне 1971 года из-за разгерметизации погибли Георгий Добровольский, Владислав Волков и Виктор Пацаев. Конструкторам пришлось срочно создавать новый спасательный скафандр «Сокол-К». Первый полёт в этих скафандрах был проведён в сентябре 1973 года на «Союзе-12». С тех пор космонавты, отправляясь в полёт на отечественных кораблях «Союз», всегда используют варианты «Сокола».

Примечательно, что скафандры «Сокол-КВ2» были приобретены китайскими торговыми представителями, после чего в Китае появился собственный космический костюм, именуемый, как и пилотируемый корабль, «Шэньчжоу» и очень похожий на российский образец. В таком скафандре отправился на орбиту первый тайконавт Ян Ливэй.


Для выхода в открытый космос скафандры из серии «Сокол» не годились, поэтому, когда Советский Союз начал запускать орбитальные станции, позволяющие сооружать различные модули, понадобился и соответствующий защитный костюм. Им стал «Орлан» — автономный полужёсткий скафандр, созданный на основе лунного «Кречета». В «Орлан» тоже надо было залезать через дверцу в спине. Кроме того, создатели этих скафандров сумели сделать их универсальными: теперь штанины и рукава подгонялись под рост космонавта.

«Орлан-Д» впервые был опробован в открытом космосе в декабре 1977 года на орбитальной станции «Салют-6». С тех пор эти скафандры в разных модификациях использовались на «Салютах», комплексе «Мир» и Международной космической станции (МКС). Космонавты благодаря скафандру могут поддерживать связь друг с другом, с самой станцией и с Землёй.

Скафандры серии «Орлан» оказались настолько хороши, что китайцы сделали по их образцу свой «Фэйтянь» для выхода в открытый космос. 27 сентября 2008 года эту операцию в ходе полёта корабля «Шэньчжоу-7» проделал тайконавт Чжай Чжиган. Характерно, что при выходе его страховал напарник Лю Бомин в купленном у России «Орлане-М».

Под программу многоразовых космических кораблей «Спейс Шаттл» американцы разработали несколько скафандров. При испытаниях новой ракетно-космической системы астронавты облачались в SEES — спасательный скафандр, позаимствованный у военной авиации. В дальнейших полётах его сменил вариант LES, а затем — более совершенная модификация ACES.

Для выходов в открытый космос был создан скафандр EMU. Он состоит из верхней жёсткой части и мягких штанов. Как и «Орлан», EMU могут многократно использовать разные космонавты. В нём можно спокойно работать в космосе семь часов, ещё полчаса даёт резервная система жизнеобеспечения. За состоянием скафандра следит специальная микропроцессорная система, которая предупреждает астронавта, если что-то идёт не так. Первый EMU побывал на орбите в апреле 1983 года на корабле «Челленджер». Сегодня скафандры этого типа активно используются на МКС наряду с российскими «Орланами».

Американцы считают, что EMU морально устарел. Перспективная космическая программа NASA включает полёты на астероиды, возвращение на Луну и экспедицию на Марс. Поэтому необходим скафандр, который объединял бы в себе положительные качества спасательных и рабочих костюмов. Скорее всего, он будет с люком за спиной, позволяющим пристыковывать скафандр к станции или жилому модулю на поверхности планеты. Чтобы привести такой скафандр в рабочее состояние (включая герметизацию), требуются считаные минуты.

Прототип скафандра Z-1 уже проходит испытания. За определённое внешнее сходство с костюмом известного мультипликационного персонажа его прозвали «скафандром Базза Лайтера».

Специалисты пока не определились, в каком костюме человек впервые ступит на поверхность Красной планеты. Хотя Марс обладает атмосферой, она настолько разрежена, что легко пропускает солнечную радиацию, поэтому человек внутри скафандра должен быть хорошо защищён. Специалисты NASA рассматривают широкую палитру возможных вариантов: от тяжёлого жёсткого скафандра Mark III до лёгкого обтягивающего костюма Bio-Suit.

∗∗∗

Технологии изготовления скафандров будут развиваться. Костюмы для космоса станут умнее, элегантнее, изощрённее. Возможно, когда-нибудь появится универсальная оболочка, способная защитить человека в любой среде. Но и сегодня скафандры — уникальный продукт технологий, которые без преувеличения можно назвать фантастическими.

Источник: www.MirF.ru

«Выходной» костюм космонавта

Скафандр «Беркут», в котором Алексей Леонов 51 год назад первым из землян шагнул за борт космического корабля, был разработан на НПП «Звезда». И сегодня космическую одежду создают в КБ и цехах этого уникального предприятия. За полвека «выходной» костюм космонавта претерпел множество усовершенствований. Его последняя модификация – «Орлан-МКС», – по сути, представляет собой миниатюрный космический корабль.

В настоящее время для работы за бортом МКС космонавты используют модифицированный вариант скафандра типа «Орлан». Первый выход в открытый космос в скафандрах этого семейства был осуществлен в 1977 году на орбитальной станции «Салют-6» космонавтами Георгием Гречко и Юрием Романенко.

Сегодняшний «Орлан-МК» хотя внешне почти не отличается от предыдущих скафандров, но, как говорят сами космонавты, это уже нечто среднее между костюмом и домом. В такой оболочке космонавт может свыше десяти часов находиться в открытом космосе. Это действительно миниатюрный космический корабль, который имеет свою систему теплозащиты, систему теплообеспечения, систему связи, передачи телеметрической информации. В современном скафандре есть даже запас питьевой воды и такой элемент удобства, как «чесалка» для носа.

До конца этого года на Международную космическую станцию доставят самую последнюю версию – «Орлан-МКС». Хотя он и будет помощником наших космонавтов на космической станции, название «МКС» значит «модернизированный, компьютеризированный, синтетический».

Модернизированный: система автоматического терморегулирования

Одно из главных нововведений «Орлана-МКС» – это встроенная в скафандр система автоматического терморегулирования, или, так сказать, климат-контроль.

Иногда работа за бортом идет так напряженно, что орбитальный монтажник вспоминает о регулировке поздновато, когда пот уже заливает лицо. Космонавты, особенно те, которые выходят в первый раз, могут иметь и некоторые просчеты, например перегреться. В скафандре, где выхода тепла нет, при интенсивной работе космонавт выделяет до 800 Вт тепла. Этого достаточно, чтобы зажечь восемь ламп накаливания и даже вскипятить воду.

В новом «Орлане-МКС» требуемый микроклимат будет поддерживаться автоматически, и космонавты смогут полностью сосредоточиться на поставленных задачах, лишь перед выходом выставив желательный температурный режим. При этом в процессе работы в любой момент можно будет изменить параметры.

Компьютеризированный: встроенный компьютер и новый дисплей

Еще раньше на «Орланах-МК» был введен в контур управления встроенный компьютер, который взял на себя контроль работы всех важнейших систем скафандра. Автоматика перед выходом в космос или во время работы за пределами станции сразу же сообщит даже о небольших отклонениях и даст рекомендации космонавту, что нужно делать в этой ситуации.

Как называется одежда космонавта

В «Орлане-МКС» есть еще одно важное отличие. На пульте управления установлен новый дисплей высокого качества: больше размером, примерно с ладонь, и ярче. Как рассказывали сами космонавты, на прежних дисплеях на солнечной стороне станции изображение «растворялось» на бледном экране. Как говорят разработчики, качество «картинки» на новом дисплее выше, чем на iPhone, и возможностей у дисплея гораздо больше.

На следующих «Орланах» ожидается и такой сервис: автоматика будет выводить на дисплей подробную схему местоположения космонавта на внешней стороне МКС. Сегодня станция уже настолько велика, что космонавту, работающему на ее поверхности в открытом космосе, можно в какой-то момент потерять ориентацию. Найти обратную дорогу к входному люку или к другой рабочей площадке поможет новый прибор.

Синтетический: надежная защита из современных материалов

В скафандре космонавт шагает в открытый космос, не опасаясь ни вакуума, ни перегрева на солнечной стороне орбиты, где температура достигает плюс 120 градусов, ни жуткого холода до 120 градусов мороза на теневой стороне.

Чтобы обеспечить такую защиту, новый «Орлан-МКС», как и его предшественники, состоит из нескольких оболочек. Снаружи дополнительная, в том числе микрометеоритная, защита: несколько слоев экранно-вакуумной теплоизоляции.

Основа – жесткий корпус из алюминиевого сплава, или кираса, называемая так по аналогии со средневековыми доспехами. Единое целое с кирасой составляет гермошлем, а к жесткому корпусу крепятся мягкие рукава и штанины.

Как называется одежда космонавта

Внутри под кирасой – мягкий сетчатый костюм водяного охлаждения. Его пронизывают вшитые в материю тоненькие трубочки, по которым циркулирует холодная вода. Эта вода не простая, а с большим содержанием серебра, чтобы не портилась в течение долгого времени. С помощью такого «водного» костюма отводится тепло, чтобы не допустить перегрева космонавта.

В отличие от предыдущих модификаций в «Орлане-МКС» используются новые материалы. Например, резиновые оболочки заменены на полиуретановые. В результате эксплуатировать новую экипировку можно будет не четыре года, а пять, причем количество выходов в космос увеличивается с 15 до 20.

Конструкция из такой алюминиевой кирасы с мягкими оболочками рук и ног очень удачна тем, что позволяет осуществить вход в скафандр менее чем за 5 минут. Причем космонавт может справиться с этим в одиночку. Для сравнения, американский скафандр самостоятельно надеть невозможно. Кроме того, наш «Орлан» легче на 35 кг.

Как называется одежда космонавта

Благодаря удачной конструкции у «Орланов-МКС» большое будущее, и не только на Международной космической станции, где они в скором времени заменят все скафандры предыдущего поколения. На базе «Орланов-МКС» нетрудно разработать лунные скафандры.

Как считают специалисты НПП «Звезда», доработки потребуют только оболочки ног: необходимо будет сделать штанины и ботинки, удобные для ходьбы. «У нас наработки в этом направлении имеются. Я думаю, что за достаточно короткий период мы могли бы сделать лунный скафандр», – говорил в интервью гендиректор НПП «Звезда» Сергей Поздняков.

Источник: rostec.ru

На днях, по сути, состоялась первая неделя космической моды. NASA показала скафандры, в которых экипажам предстоит высадиться на Луну. А сэр Ричард Брэнсон щеголял в костюмах от Under Armour — мол в этой одежде предстоит летать участникам его проекта Virgin Galactic.

Если припомнить недавние показы скафандров от Space X и Boeing, интересная картина вырисовывается.

Для прогулок по Луне

Американцы собираются снова высадиться на Луну всего лишь через пять лет. Правда, лунный корабль «Орион» еще толком не испытывался в боевой обстановке. Да и ракеты под него все нет. Самое время подумать об одежде.

Лунный скафандр для высадки на спутник тоже не окончательный вариант. Но надо же показывать, что работа идет.

Заходят в скафандр сзади, через специальную дверцу, как в советских скафандрах «Орлан» для выхода в открытый космос.

Но в этой модели посредине не широкий модный пояс, а гермоподшипник, который дает телу большую свободу, чем в скафандрах, в которых выходили астронавты в первых лунных экспедициях.

На груди — дисплей, показывающий работы всех систем и панель управления ними.

Забрало шлема пока классическое. Но, видимо, боевой образец будет со щитком, на который нанесут напыление из золота. Иначе солнце будет слепить астронавтов.

Ранец для системы жизнеобеспечения поставили почти на голову десантника. Для того, чтобы лучше поддерживать равновесие во время прогулки.

И, чтобы было повеселее, внешний слой сделан из материала трех разных цветов.

Ну а еще показали полетный скафандр для нового корабля. Оранжевенький. И тут мы вспоминаем, что скафандры первой шестерки российских космонавтов были… оранжевые. Вернее, оранжевым был специальный верхний слой, чтобы приземлившегося человека было видно издалека.

Американцы доработали полетный скафандр таким образом, чтобы при аварии астронавт не смог получить травмы. В случае ЧП в нем можно находиться до шести дней.

При этом скафандр может уберечь от повышенной температуры и защищает от радиации. Перчатки для скафандра сделаны из специального материала, который при этом позволяет работать с легко управляться с переключателями, кнопочками и сенсорными устройствами.

Для подскока на орбиту

Компания Virgin Galactic тоже пока не объявила дату первого полета в космос с туристами. Хотя еще десять лет назад начала запись экстремалов и собирала с них по 250 тысяч долларов.

Зато владелец компании упорный Ричард Брэнсон сам показывал костюмы, которые будут надеты на туристов (если полеты все-таки состоятся). Сделаны они в содружестве с известным производителем спортивной одежды Under Armour.

Конечно, новые ткани, обеспечивающие контроль температуры тела и потоотделения. Конечно, специальные подкладки. И даже кнопка для рации. А в прозрачный карман, расположенный у сердца, можно положить фотографии родных и близких.

Обувь напоминает ботинки гонщиков. На стельках напечатана цитата Исаака Ньютона, близкая по духу Virgin Galactic: «Мы стоим на плечах гигантов».

В комплект еще входит специальное белье, которое «способствует улучшению функций организма и кровотока при перегрузках и в условиях невесомости».

Для меня же важно, что Брэнсон принял решение возить туристов без герметичных скафандров. Да, в невесомости они будут находиться 4-6 минут. Но будет еще набор высоты и планирование на аэродром…

И тут мы вспоминаем советский космонавтов Волкова, Добровольского и Пацаева, которые погибли из-за разгерметизации спускаемого аппарата (а были они без скафандров). Правда, у них, как считают специалисты, разгерметизация произошла на высоте около 150 км, а Virgin Galactic в лучшем случае подбросит туристов до 100. Но все-таки стоит ли рисковать?

А, может, проще купить красивые костюмы участника полета и вообще никуда не лететь? Костюмы, кстати, можно будет приобрести и тем, кто не заплатил за участие в миссии.

Синенький он был

А раз пошла уж такая тема, стоит вспомнить и новенькие, еще не испытанные в реальном полете скафандры (настоящие скафандры, а не полетные костюмы!) от SpaceX и Boeing. Если все пойдет хорошо, испытания кораблей этих компаний состоятся уже в этом году. Ну а в следующем на них уже полетят астронавты.

Boeing собирается одевать экипажи своего Starliner в скафандры с неожиданным названием «Боинг голубой». В их разработке участвовал астронавт Крис Фергюсон.

Главные особенности модели – легкий пенопластовый шлем, специальные накладки, обеспечивающие подвижность суставов в плечах и локтя. А еще перчатки, в которых можно работать с сенсорными экранами.

К ногам прикрепят небольшие контейнеры со средствами выживания – они могут понадобиться в случае аварийного приземления. (У наших космонавтов носимый аварийный запас находится в отдельном чемоданчике).

Но, по сути, скафандры мало чем отличаются от предыдущих моделей. Разве что цветом и расположением аварийного запаса.

А вот Илон Маск, как всегда, решил выпендриться. Его скафандры напоминают одежду пришельцев. Вытянутый, затемненный шлем. Облегающие формы костюма. Не случайно над ним работал дизайнер Хосе Фернандес, который придумывал одежду для героев фильмов «Бэтмен против Супермена», «Капитан Америка: Гражданская война», «Трон: Наследие», «Обливион».

Особенности скафандра, которые особенно подчеркиваются на сайте Space X:

— Шлем напечатан на 3D принтере.

— В перчатках можно будет управляться с сенсорным экраном.

— Огнестойкий внешний слой.

— Одна точка фиксации астронавта в кресле.

— Специальные ползунки для крепления ног на подножке.

А у нас?

Не так давно был показан и новый яркий скафандр «Сокол-МП», разработанный в НПП «Звезда» для, как было сказано, пассажиров нового российского корабля «Орел». Подробности о скафандре пока не сообщаются.

Источник: www.kp.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.