Джанибеков космонавт биография личная жизнь


Биография

Владимир Джанибеков – самый опытный советский космонавт, генерал-майор авиации, дважды Герой Советского Союза, а также член Союза художников СССР. Этот человек сделал неоспоримый вклад как в астронавтику, так и в физику. Благодаря ему разработана теорема теннисной ракетки (или эффект Джанибекова).

Детство и юность

Будущий Герой Советского Союза родился 13 мая 1942 года на территории бывшей Казахской ССР в поселке Искандер, расположенном вблизи Ташкента. По национальности Владимир Александрович – русский. Его настоящая фамилия – Крысин (в будущем космонавт взял фамилию своей возлюбленной – Лилии Джанибековой).

Космонавт Владимир Джанибеков
Космонавт Владимир Джанибеков

Мальчик рос и воспитывался в среднестатистической советской семье, его отец Александр был пожарным и военнослужащим, а мама Евдокия работала медсестрой.


Детство Владимира проходило в тяжелое военное и послевоенное время. После поражения Адольфа Гитлера в Советском Союзе настал новый период под названием «Демократический импульс войны»: люди жили с надеждой на лучшее, и считали, что для страны наступил новый виток перемен как в политической структуре, так и в культуре и экономике. Однако после победы над фашисткой Германией власть Сталина только окрепла, а количество репрессий достигло апогея: к «врагам народа» прибавилось еще как минимум миллион граждан.

Владимир Джанибеков в молодости
Владимир Джанибеков в молодости

По слухам, юный Володя с пятилетнего возраста твердил родителям, что научится летать и станет астролетчиком. Однако его мама и папа в то время даже не предполагали, что мечта маленького мальчика (который к тому же не отличался спортивным телосложением) через несколько десятков лет, в период «холодной войны», станет реальностью.

С 1953 по 1958 года будущий космонавт учился в Ташкентском Суворовском военном училище МВД СССР (ТшСВУ), однако во времена сокращения армии по приказу Хрущева учебное заведение было упразднено и расформировано. Поэтому Владимиру пришлось вернуться на школьную скамью. Примечательно, что Джанибеков окончил школу с золотой медалью. Сообразительный юноша схватывал знания на лету, будь то точные или естественные науки.


В 1960 году Владимир пробовал стать студентом военного училища, однако не прошел по конкурсу. Поэтому молодой человек поступил в Ленинградский государственный университет на физический факультет. По мнению Владимира, космонавт обязан быть астрофизиком, и только потом он понял, что нужно в первую очередь отдавать предпочтение инженерии. Владимиру пришлось оставить университет из-за нехватки времени: учебу невозможно было совмещать с полетами.

Но в 1961 году Джанибеков, руководствуясь детской мечтой, сдает вступительные экзамены в Ейское военное училище (ныне военный институт) по подготовке летчиков. Там же Владимир Александрович проходил службу в армии и был инструктором учебного авиаполка.

Примечательно, что в том же учебном заведении обучался космонавт Павел Иванович Беляев.

Космонавтика


В 21 веке астронавтика считается не подвигом, а скорее чем-то обыденным и привычным. Человек стал зависим от гаджетов, а подготовка космонавтов проходит с использованием новейших технологий, да и сами полеты стали усовершенствованными благодаря научному прогрессу и полученным знаниям в области физики. Таким образом, по большому счету за человека все делают машины, но, когда космонавтика только начинала давать первые ростки в период «холодной войны», покорителям космоса приходилось полагаться на собственный ум и технические знания.

Космонавт Владимир Джанибеков
Космонавт Владимир Джанибеков

Людей, которые смогли приблизиться к звездам, встречали, как олимпийских героев. Например, Юрия Гагарина ждала вся страна, а некоторые из граждан держали в руках большие охапки цветов.

К людям, которые не побоялись шагнуть навстречу неизвестности (ведь тогда не было столь высокой вероятности успеха в экспедициях), можно отнести Владимира Джанибекова, который совершил пять космических полетов как командир экипажей, что считается мировым рекордом во времена СССР. Этот подвиг повторен лишь единожды американцем Джеймсом Уэзерби через 17 лет после нашего соотечественника.


Владимир Джанибеков и Виктор Савиных
Владимир Джанибеков и Виктор Савиных

В 1970 году Владимир стал участником отряда космонавтов. По признанию Джанибекова в интервью, курс общекосмической подготовки можно приравнять к получению второго высшего образования. Участникам отряда приходилось отдавать все силы на изучение новых технических дисциплин, а также познавать механическое устройство ракет и космических кораблей. Владимир рассказывал, что самым сложным испытанием для него была не сурдокамера и прыжки с парашютом, а центрифуга – непосильная нагрузка для человека со слабым здоровьем, например, у некоторых учеников лопались сосуды.

«Салют-7»

«Салют-7» – это советский космический аппарат, предназначенный для долгого пребывания человека на околопланетной орбите для научных исследований. Поскольку на станции около 6 месяцев отсутствовали люди, связь с аппаратом прервалась 11 февраля 1985 года, а температура в ее отсеках приравнивалась к нулю градусов Цельсия. «Неживой» «Салют-7» фактически стал космическим мусором. Падение станции могло сказаться на репутации СССР в космической гонке и обернуться человеческими жертвами: была вероятность того, что металлические осколки достигнут Земли.


Владимир Джанибеков и Виктор Савиных
Владимир Джанибеков и Виктор Савиных

Командиру пилотируемого корабля «Союз Т-13» Владимиру Джанибекову и его напарнику, бортинженеру Виктору Савиных, удалось реанимировать «мертвую» станцию. 8 июня они состыковались с объектом и провели ряд технических работ. В итоге аккумуляторы аппарата были подключены к солнечным батареям, а «Салют–7» приведен в работоспособность.

За такой подвиг Виктор Петрович удостоен звезды. Примечательно, что Владимир не получил подобную награду, потому что уже имел в своем арсенале два знака отличия.

Этот рискованный полет 1985 года, который продолжался 115 суток, считается одной из самых сложных технических операций в истории мировой космонавтики.

Примечательно, что в 2017 году режиссер Клим Шипенко порадует киноманов биографическим фильмом-драмой «Салют-7» по мотивам подвига двух космонавтов. Главные роли исполнили Владимир Вдовиченков, Павел Деревянко, Александр Самойленко и другие знаменитые актеры.

Личная жизнь


Первая супруга Владимира – преподаватель музыки в Звездном городке Лилия Джанибекова, внучка ученого-этнографа Абдулхамида Джанибекова. От первого брака у космонавта родилось двое детей: Инна, которая стала кандидатом биологических наук, и Ольга – художник-дизайнер.

Владимир Джанибеков с женой
Владимир Джанибеков с женой Татьяной Геворкян и Виктором Осиповым

Вторая супруга Владимира Александровича – Татьяна Геворкян, заслуженный работник культуры Российской Федерации.

Примечательно, что помимо науки Джанибеков занимается искусством: летчик стал автором фотографических эскизов советских и американских почтовых марок.

Источник: 24smi.org

Жизнь до космонавтики

Родился в семье военнослужащего (в дальнейшем — пожарного) и медсестры 13 мая 1942 года в Искандере, поселке, который тогда входил в состав Казахской, а с 1956 года — Узбекской ССР.


начально его фамилия была Крысин, но позже он принял фамилию первой супруги. Учился в трех средних школах Ташкента, в 1953 году поступил в местное Суворовское военное училище, но в 1958 учреждение расформировали, и курсанту пришлось вернуться на школьную скамью. Стал золотым медалистом, в 1960 году попытался поступить в военное училище, но не прошел по конкурсу. Подал документы на факультет физики Ленинградского государственного университета, поскольку отлично знал математику и физику. После первого курса успешно сдал вступительные экзамены в Ейское ВВАУЛ и покинул университет.

Детская мечта о карьере военного летчика осуществилась в 1965 году, когда Владимир с отличием окончил летное училище. Там же проходил службу в армии, а потом остался в должности старшего летчика-инструктора. Летал на самолетах нескольких видов, на учебных, транспортных и военных. Во время учебы женился на Лилии Джанибековой, предком которой был ордынский хан Джанибек. Отец невесты был последним мужчиной в династии, поэтому в 1964 году Владимир Крысин взял фамилию жены, чтобы продолжить старинный род.

Владимир ДжанибековВладимир Джанибеков

Подготовка к полетам в космос

На заре космонавтики риск погибнуть из-за несовершенной техники был огромным, но это не отпугнуло Джанибекова.
смонавту предстояло пройти медицинскую комиссию, изнурительные тренировки и тяжелые испытания, но он был готов идти до конца. В отряд космонавтов его приняли в 1970 году, а после двухлетней общекосмической подготовки Владимир начал готовиться к орбитальным миссиям. Он тренировался в группах по программам «Спираль» и Экспериментальный полет «Аполлон» — «Союз», вместе с американскими коллегами проходил подготовку в Космическом центре им. Линдона Джонсона. С осени 1975 года готовился к полету на станцию «Салют-6» как командир первой в мире экспедиции посещения.
Четвёртая планета от Солнца

Первый полет

«Союз-27» оторвался от Земли 10.01.1978 года и доставил на станцию бортинженера Олега Макарова и командира Владимира Джанибекова. Космонавты пробыли на орбите чуть меньше 6 суток, они работали там вместе с Георгием Гречко и Юрием Романенко. Впервые в истории космонавтики участников кратковременной экспедиции встретили участники основной, ведь «Салют-6» был станцией второго поколения: у него было два стыковочных узла, а не один, как у ее предшественниц. 16 января экипаж приземлился на корабле «Союз-26». После полета Владимиру Александровичу дали звание Героя Советского Союза. Он проходил подготовку по программе «Интеркосмос», с осени 1980 до начала весны 1981 года тренировался с Жугдэрдэмидийном Гуррагчей из Монголии.

Марка СССР «Полёт космонавтов В. А. Джанибекова и О. Г. Макарова на космическом комплексе „Союз-27“ — „Салют-6“ — „Союз-26“» (1979, 4 копейки, ЦФА № 4972, Скотт № 4758)Марка СССР «Полёт космонавтов В. А. Джанибекова и О. Г. Макарова на космическом комплексе „Союз-27“ — „Салют-6“ — „Союз-26“» (1979, 4 копейки, ЦФА № 4972, Скотт № 4758)

Второй полет


Первый монгольско-советский экипаж отправился к станции на корабле «Союз-39» 22.03.1981 года. Экспедиция посещения продлилась 7 суток 20 часов 42 минуты. За это время космонавты выполнили 25 научных экспериментов: они изучали, как организм человека приспосабливается к условиям микрогравитации, выращивали монокристаллы, наблюдали за земной атмосферой, детектировали частицы, из которых состоит космическое излучение. Периодически проводились телеконференции, на которых журналисты с Земли расспрашивали обитателей станции об их работе. 30 марта экипаж завершил работу и вернулся на том же корабле, на котором стартовал. Джанибеков вновь стал Героем Советского Союза. Летом 1981 года началась подготовка к полетам на «Салют-7». С января 1982 тренировался с Александром Иванченковым и астронавтом из Франции Жан-Лу Кретьеном.

Третий полет

Экипаж из Джанибекова, Иванченкова и Кретьена стартовал на корабле «Союз Т-6» 24.06.1982. Когда началось сближение со станцией, выяснилось, что автоматика корабля не работает. Необходимо было не только избежать столкновения, но и пристыковаться к станции вручную, да еще и с первой попытки.
у сложную операцию Джанибеков, космонавт, который досконально знал устройство космических аппаратов, выполнил быстро и без ошибок. Пятеро участников двух экспедиций — на борту находились также Анатолий Березовой и Валентин Лебедев — проводили эксперименты в области биологии, физики, астрофизики, а также фотографировали земную атмосферу и космические объекты. Завершился полет 2 июля, длился он почти 7 суток 22 часа. В конце 1983 года Владимира Александровича поставили во главе основного экипажа, в который кроме него вошли Игорь Волк и Светлана Савицкая.

Четвертый полет

Три участника миссии отправились в полет 17.07.1984 года на корабле «Союз T-12». 25 июля Савицкая и Джанибеков проводили эксперименты за бортом станции, испытывали приспособления для ручной сварки металлов в космическом пространстве. До этого дня женщины не выходили в открытый космос. Сам Владимир Александрович пробыл снаружи 3 часа 34 минуты. Через 11 суток и 19 часов после старта, 29.07.1984 года, экипаж вернулся домой.

Пятый полет

Эта экспедиция стала одной из самых сложных не только для Джанибекова. Космонавту предстояло отправиться на «Салют-7», с которым в феврале 1985 года пропала связь. Управлять станцией с Земли было невозможно, многотонный космический аппарат мог в любой момент сойти с орбиты, обломки могли упасть на населенные пункты. Была разработана программа спасения, и 6.06.1985 года Владимир Александрович вместе с бортинженером Виктором Савиных на корабле «Союз Т-13» отправился возвращать станцию к жизни. До этого никому не доводилось проводить ручную стыковку с неработоспособным объектом, для наведения пришлось использовать нестандартные инструменты — системы противоракетной обороны. Так выяснилось, что корабль можно подвести даже к агрегату, над которым потерян контроль. 8 июня спасатели оказались на борту станции, осмотрели ее и начали реанимировать.

Владимир Джанибеков, Светлана Савицкая и Игорь Волк на марке Почты СССР, 1985Владимир Джанибеков, Светлана Савицкая и Игорь Волк на марке Почты СССР, 1985

Температура в отсеках станции была близка к нулю, вся вода в системе водоснабжения замерзла, так что сначала участники экипажа работали в утепленных комбинезонах, шерстяных шапках и варежках, их выручали саморазогревающиеся консервы. Спасатели трудились поочередно, ведь в таких условиях нельзя было обойтись без подстраховки. 10 июня они задействовали двигатели корабля «Союз Т-13», чтобы развернуть солнечные батареи, после этого стали заряжаться аккумуляторы. 12 июня разморозили один из баков с водой, днем позже восстановили связь с центром управления, 14 июня все основные системы исправно работали. 21 июня с Земли на орбиту запустили беспилотный корабль «Прогресс-24» с запасами воды и горючего, а также оборудованием для наружных и внутренних работ. Участники экспедиции вышли в открытый космос 2 августа, за 5 часов они установили дополнительные солнечные панели и приборы для проведения экспериментов, которые были запланированы на будущее. 18 сентября на корабле «Союз Т-14» прибыл сменный экипаж, и 26-го, через 112 суток после старта, Владимир Александрович завершил опасную миссию.

«Эффект Джанибекова»

Во время разгрузки корабля «Прогресс-24» внимание Владимира Александровича привлекло одно любопытное явление. Гайки с ушками, которые он откручивал, вращались вокруг центральной оси, пролетали вперед, резко разворачивались на 180 градусов и меняли направление вращения, но при этом траектория их движения оставалась прежней. Этот феномен стали называть эффектом Джанибекова. Космонавт не был первооткрывателем: о необычном поведении тела при его вращении вдоль главной оси с промежуточным значением момента инерции известно из уравнений, которые Эйлер вывел ещё в 1775 году. При почти нулевой гравитации явление смотрится гораздо эффектнее, чем на Земле, в этом можно убедиться именно благодаря наблюдательности Владимира Александровича.

После космических полетов

Покинул отряд космонавтов летом 1986 года, когда получил должность руководителя в Центре подготовки космонавтов. Он был заместителем, а позже — начальником 1-го управления Центра, при его участии появилось новое направление подготовки — космонавт-эколог. В 1997 году уволен в запас по возрасту, до 1999 года работал старшим научным сотрудником научно-исследовательского испытательного центра при ЦПК.

С мая 1997 года — профессор-консультант Томского государственного университета (радиофизический факультет), в 2011 стал почетным доктором. Джанибеков, космонавт 1-го класса и генерал-майор запаса, проявил себя в изобразительном искусстве: он художник, кроме картин создал несколько эскизов для американских и советских почтовых марок, проиллюстрировал книгу. Занимается общественной деятельностью, выступает с лекциями, имеет множество наград и званий, которые получил на родине и за рубежом, в его честь назвали малую планету под номером 3170. У него две дочери и пять внуков, причем все потомки носят его фамилию.

Источник

Поделиться ссылкой:

Источник: hikosmos.ru

«Этой формулы нет ни в одном учебнике, но без неё не решить не одной задачи в жизни. Сомневайся что все острова, звёзды и законы уже открыты. И верь, что тебе предстоит их открыть.»

В.А. Джанибеков

Наконец мы дождались выхода на экраны страны фильма о настоящих наших Героях, которых мы с полным правом относим к истинной Элите Нашего Народа и Нашей Державы. Фильм «Салют-7» выходит в канун 60 летия полёта первого спутника.запущенного нашими инженерами и учёными 4 октября 1957 года.

Фильм режисёра Клима Шипенко «Салют-7» основан на реальных событиях , связанных со спасением одноименной космической станции. В 1985 году станция перестала отвечать на сигналы ЦУПа, возникла угроза ее падения. Чтобы не допустить этого, на станцию отправили опытных космонавтов Владимира Джанибекова и Виктора Савиных. Им пришлось впервые в мире стыковаться в космосе с неуправляемым объектом.

В фильме снялись Владимир Вдовиченков, Павел Деревянко, Мария Миронова, Оксана Фандера и Любовь Аксенова. Фильм выходит в канун 60 летия полёта первого спутника.запущенного нашими инженерами и учёными 4 октября 1957 года.

Расскажем коротко о судьбах героев небывалой операции по  спасению  станции «Салют-7». Командир экипажа — лётчик-космонавт  первого  класса Джанибеков Владимир Александрович. 

20 век — эпоха космических рекордов. И это не удивительно, так как на заре эры покорения внеземного пространства многие вещи делались впервые, и то, что сегодня кажется обыденным, причислялось к разряду экстраординарного. Это отнюдь не умаляет заслуг тех, кто шаг за шагом прокладывал дорогу тем, кому в будущем предстоит совершать полеты к другим мирам. К их числу относится и Джанибеков Владимир Александрович — космонавт, который стал 86-м землянином, преодолевшим земную гравитацию и 43-м лётчиком-космонавтом Советского Союза. При этом он возглавил первую экспедицию с посещением орбитальной станции. Кроме того, Джанибеков является единственным, кто 5 раз подряд побывал в космосе в качестве командира корабля. Он также стал первым и последним гражданином СССР, которому было присвоено звание космонавта 1-го класса. Интерес представляет и открытый Джанибековым эффект, который в свое время дал пищу тем, кто любит делать апокалиптические прогнозы. Владимир Александрович участвовал в создании самого длинноволокнистого сорта узбекского хлопка.

Будущий покоритель космоса, ученый и художник Владимир Александрович Джанибеков, урожденный Крысин, появился на свет 13 мая 1942 года в селе Искандере Казахской ССР (ныне входит в состав Республики Узбекистан) в семье офицера-пожарника. Отец – Крысин Александр Архипович (6 ноября 1917), занимал различные должности в органах пожарной охраны МВД, подполковник запаса. Мать – Четвертнова Евдокия Федоровна (15 февраля 1915–13 июня 1997), медсестра.

Володя учился в школах №№ 107, 50 и 44 города Ташкента. Все бы хорошо, но подводило здоровье. В отличие от сверстников он неважно бегал, прыгал. Мешал лишний вес. Неподалеку от его школы находилось суворовское училище: курсанты маршируют с песнями, ходят в форме в увольнения… Как же он им завидовал! Володя мечтал стать суворовцем и он своего добился.

1 сентября 1953 года он поступил в Ташкентское Суворовское училище МВД. В годы учебы проявил прекрасные способности к физике и математике, увлекался фотографией и рисованием. Из воспоминаний Владимира : «В училище у меня были ключи от каптерки, где я развернул фотолабораторию. К тому времени у меня уже был пленочный фотоаппарат. После запуска первого спутника заинтересовался астрономией. Стал читать научную фантастику Ивана Ефремова, Циолковского. «Туманность Андромеды» была бестселлером. Мне как-то попался университетский курс «Оптики» Ландсберга. Мир оптических явлений увлек меня. Я даже начал делать телескоп для нашего незавершенного планетария. Сам рассчитал его. Но, к сожалению, зеркало над которым я трудился столько дней, разбилось. Неудача огорчила, но пришла уверенность, что я смогу сделать этот прибор. Потом увлечение радиолюбительством. Начал с детекторных радиоприемников, потом пошли ламповые.»

Владимир поставил перед собой цель — быть не хуже, не слабее других!Постепенно добился серьёзных успехов по физической подготовке: в конечном итоге стал чемпионом Узбекистана по штанге в полутяжелом весе среди юниоров и даже рекордсменом. Спорт вылечил молодой организм. В 1960 году Владимир окончил Суворовское училище с золотой медалью.

«Мама спрашивала: «Ты кем будешь, сынок?» Я отвечаю, что астролетчиком, это еще до окончания суворовского, а мама — медработник, соответственно, смотрит очень внимательно. Там с головой все нормально?» – рассказывает Владимир Джанибеков, летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза.

Хотя юноша мечтал об офицерской карьере, он не прошел с первого раза по конкурсу в военный вуз. Но парень долго не расстраивался. Чтобы не терять времени даром, Владимир Крысин стал студентом физического факультета ЛГУ.

В 1960 году поступил на астрофизическое отделение физического факультета Ленинградского государственного университета. Однако отучившись один курс, не изменив своей мечте стать лётчиком — в сентябре 1961 года он поступил в Ейское высшее военное авиационное училище лётчиков. О небе и космосе Владимир Джанибеков, выпускник Ташкентского Суворовского училища, не просто мечтал, а шаг за шагом шел к своей цели.

В 1965 году с отличием окончил факультет «Боевое применение и эксплуатация самолётов» Ейского ВВАУЛ, получив диплом лётчика-инженера. С 4 декабря 1965 года служил лётчиком инструктором, с 8 июня 1968 года – старшим лётчиком-инструктором 963го учебного авиационного полка Ейского ВВАУЛ. Общий налёт составляет более 1000 часов, освоил пилотирование самолётов Як-12, Як-18а, УТИ МиГ-15. МиГ-17, МиГ-21У, Су-7У, Су-7Б, Су-7БМ, Л-29, Л-39 и Ту-134. Подготовил к выпуску 18 лётчиков истребительно-бомбардировочной авиации ВВС СССР и 3-х лётчиков ВВС Индии.

В ходе освоения новой техники приобрёл опыт полётов на Су-7Б и Су-7БКЛ с грунтовой взлётно-посадочной полосы.

Пять лет отлетал. Это была хорошая летная школа. И теоретическая тоже. Владимир был в курсе всего нового. И тут пришла удача в часть прибыл Герман Титов. Он отбирал летчиков для космической программы. Он обращал серьёзное внимание на чистоту техники пилотирования. Вскоре Владимира повесткой вызвали в Ростовский госпиталь на медицинское обследование. И опять та же проблема — избыточный вес. Лишних 8 кг. Неделю он пьет одну воду, бегает, как может, тренируется… За неделю похудел до 75 кг. В общем, выручил позвоночник, вызвавший восторг у врачей: из нескольких сотен человек были отобраны восемь. Из них впоследствии в космос слетали только четверо: Береговой, Романенко, Попов и Владимир.

Как уже было сказано выше, космонавт Джанибеков по национальности — русский и изначально носил обычную русскую фамилию Крысин. Однако в 1968 году он познакомился со своей будущей женой Лилией. Девушка происходила из древнего рода, основоположником которого был хан Золотой Орды Джанибек, сын хана Узбека. В 19 веке потомок Джанибека стал основателем ногайской литературы. Отец Лилии — Мунир Джанибеков — не имел сыновей и оказался последним мужчиной в этом знатном роде. По его просьбе и с разрешения своих родителей после заключения брака Владимир Александрович взял фамилию жены и продолжил на земле род Джанибековых. У пары родилось две дочери: Инна и Ольга. Они подарили отцу 5 внуков.

Вторая супруга Владимира Джанибекова — Татьяна Алексеевна Геворкян историк, заведующая научно-экспозиционным отделом Мемориального музея космонавтики, Заслуженный работник культуры РФ. Она в настоящее время является заведующей одним из отделов Мемориального музея космонавтики.

Итак, 27 апреля 1970 года Владимир Джанибеков приказом главнокомандующего ВВС был зачислен в отряд космонавтов ЦПК ВВС на должность слушателя-космонавта. С мая 1970 года по июнь 1972 года проходил общекосмическую подготовку. В рамках общекосмической подготовки в 1970 — 1971 годах обучался по программе 3-го курса Московского авиационного института.15 июня 1972 года был назначен космонавтом 1-го отдела 1-го управления. В июле — декабре 1972 года проходил подготовку в составе группы космонавтов по программе «Спираль» (изделие «50»). С декабря 1972 года по май 1973 года проходил подготовку в группе космонавтов по советско-американской программе ЭПАС. С мая 1973 года по ноябрь 1974 года проходил подготовку по программе ЭПАС в качестве командира 3-го (резервного) экипажа для первого испытательного полёта, вместе с Андреевым. 30 апреля 1974 года был назначен космонавтом 3-го отдела (программа ЭПАС) 1-го управления.

В июле 1973 года проходил подготовку вместе с американскими астронавтами в Космическом центре имени Л.Джонсона. С декабря 1974 по июнь 1975 года проходил подготовку в качестве командира 4-го экипажа космического корабля «Союз-19» по программе ЭПАС, вместе с Андреевым. Прошел полный курс подготовки к полетам на ОС «Салют» и кораблях типа «Союз». С сентября 1975 года по 20 сентября 1977 года проходил подготовку в качестве командира первой экспедиции посещения орбитальной станции «Салют-6», вместе с Колодиным. В ходе подготовки отрабатывал действия в открытом космосе. В сентябре экипаж был переформирован. В октябре — декабре 1977 года проходил подготовку к полёту по той же программе вместе с Макаровым. С 30 марта 1976 года был командиром группы международных космических программ.

«Нашу небольшую группу отбирали по двум направлениям, — рассказывает Джанибеков. — Первое – орбитальные станции «Салют». И второе – «Спираль». Орбитальный одноместный космоплан. На орбиту он выводился с помощью обыкновенной «семерки», которая подняла Гагарина. Аналог космического самолета сделали в ОКБ «МиГ». Кратковременный полет – и посадка на аэродром. Но в Министерстве обороны посчитали этот проект фантастикой и закрыли. «Спираль» трансформировалась в «Буран». Но в космосе Владимиру пришлось работать на орбитальной станции «Салют». Восемь лет он ждал своего первого космического полета. За это время пришлось пройти через «Спираль», «Союз», «Салют», «Буран». Опыт огромный.

Первый полёт в космос совершил в качестве командира 1-й экспедиции посещения на орбитальной станции «Салют-6» с 10 по 16 января 1978 года, вместе с Олегом Макаровым. Стартовал на корабле «Союз-27», посадку совершил на корабле «Союз-26». Работал на станции с основным экипажем в составе Ю. Романенко и Г. Гречко. Продолжительность полёта составила 5 суток 22 часа 58 минут 58 секунд.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 марта 1978 года за успешное осуществление полёта и проявленные при этом мужество и героизм полковнику Джанибекову Владимиру Александровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Второй полёт в космос совершил в качестве командира советско-монгольского экипажа корабля «Союз-39» по программе 10-й экспедиции посещения на орбитальной станции «Салют-6» с 22 по 30 марта 1981 года, вместе с Жугдэрдэмидийном Гуррагчей (по программе «Интеркосмос»).Работал на ДОС «Салют-6» вместе с основным экипажем в составе В. Ковалёнка и В. Савиных. Продолжительность полёта составила 7 суток 20 часов 42 минуты 3 секунды.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 марта 1981 года за успешное выполнение полёта, мужество и героизм, полковник Джанибеков Владимир Александрович награждён орденом Ленина и второй медалью «Золотая Звезда».

Третий полёт в космос совершил в качестве командира экипажа корабля «Союз Т-6» по советско-французской программе экспедиции посещения на орбитальной станции «Салют-7» с 24 июня по 2 июля 1982 года, вместе с Иванченковым и Жан-Лу Кретьеном (по программе «Интеркосмос»).В связи со сбоем в контуре автоматики сближение и стыковка выполнены в ручном режиме. Работал на ОС «Салют-7» вместе с основным экипажем в составе А. Березового и В. Лебедева. Продолжительность полёта составила 7 суток 21 час 50 минут 52 секунды.

Четвёртый полёт в космос совершил в качестве командира экипажа корабля «Союз Т12» по программе экспедиции посещения на орбитальной станции «Салют-7» с 17 по 29 июля 1984 года, вместе с Светланой Савицкой и Игорем Волком. Во время полета на ОС «Салют-7» (с экипажем основной экспедиции ЭО-3 в составе Л. Кизима, В. Соловьева и О. Атькова) 25 июля 1984 вместе с С. Савицкой совершил выход в открытый космос на 3 час 35 мин для испытания универсального ручного инструмента сварщика в открытом космосе.Продолжительность полёта составила 11 суток 19 часов 14 минут 36 секунд. Во время полёта выполнил один выход в открытый космос продолжительностью 3 часа 34 минуты. В ходе эксперимента Джанибекова В.А. с семенами хлопчатника в условиях невесомости и под воздействием космической радиации удалось получить новый устойчивый сорт хлопчатника с длиною волокна 78 мм (ранее рекордной считалась длина 45 мм).

Пятый полёт в космос совершил в качестве командира экипажа корабля «Союз T-13» по программе спасения орбитальной станции «Салют-7» с 6 июня по 26 сентября 1985 года, вместе с Виктором Савиных. Совершил посадку с Г. Гречко, а В. Савиных продолжил работу на станции. Впервые выполнена стыковка с неуправляемой, неработоспособной станцией. ОС «Салют-7» была отремонтирована, что позволило продолжить её эксплуатацию в пилотируемом режиме. Работал на ОС «Салют-7» вместе с В. Васютиным, А. Волковым и Г. Гречко, с которым возвратился на Землю. Продолжительность полёта составила 112 суток 3 часа 12 минут 6 секунд. Во время полёта выполнил один выход в открытый космос продолжительностью 5 часов.

В 1985 году, в своем пятом полете Джанибеков еще раз подтвердил, что для него невыполнимых задач нет. Вместе с космонавтом Виктором Савиных они вернули к жизни замерзшую станцию «Салют-7». Полетели в космос они на «Союзе-Т-13». Провести маневр и пристыковаться к станции на таком корабле было почти невозможно.

«Мы с Джанибековым отправились искать «Салют-7» на корабле «Союз-13″. Все говорили, станция непонятно где, да еще корабль 13-й. Но мы станцию нашли и починили ее», — рассказывает Виктор Савиных, летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза.

Из-за того что связь со станцией была потеряна, а станция обесточена — не работала система автоматического сближения и стыковки. Наведение корабля на станцию осуществлялось с помощью средств советской противоракетной обороны, что подтвердило саму возможность использования ПРО в подобных ситуациях.

Экипажу предстояла совсем необычная стыковка, когда почти 20 тонная махина орбитальной станции не стабилизирована и совершает хаотические вращения – кувырки. А основное правило при стыковке двух космических кораблей и есть фиксированное состояние двух стыковочных устройств «пассивного» и «активного» кораблей с определенным, незначительным допуском, при определенной скорости движения и углах рассогласования.

Пассивным кораблем была станция, а активным —транспортный корабль « Союз Т –4 «. Если Джанибекову не удастся стыковка, то это будет очередной попыткой спасения станции, но не будет позора бездействия. Джанибеков уже 4 раза летал в космос, да и Савиных не был новичком в космосе. Центр управления нашел способ получения пространственного положения станции, пусть даже приближенную, но информацию. Специалисты вырабатывают предложения по стыковке с беспорядочно вращающейся станции. 6 июня 1985 г. к станции стартовал транспортный корабль « Союз Т –13 « с Джанибековым и Савиных на борту. На борту « Союза « установлен лазерный дальномер, прибор ночного видения. Двухсуточное сближение, причаливание и стыковка. Такая схема стыковки присуща космическому грузовику, грузовому кораблю » Прогресс». Баллистики успели качественно прогнать математическую модель траектории сближения со станцией и просчитали предпочтительные маневры для осуществления дальнего сближения двух космических аппаратов с разной массой. Экипаж классически точно реализовал их предложения и, используя дополнительную информацию о параметрах относительного движения станции и транспортного корабля, совершил облет станции, совершающей вращение с малой угловой скоростью. В 12 час. 50 мин. 8 июня. Джанибеков уверенно «подходит» к стыковочному узлу станции, совершая вращение вместе с ней, и точным, мастерским движением вводит штангу в приемную воронку стыковочного устройства станции. Захват, стягивание и на орбите только что совершен бесподобный космический цирковой номер! Никто в мире не стыковался с беспорядочно вращающейся махиной массой почти в 20 тонн! Доклад на землю следует мгновенно, нельзя томить руководство неизвестностью, но руководство видело весь процесс через телеметрию и телевидение транспортного корабля, радость безмерна.

Мало кто верил, что космонавты вдохнут жизнь в ледяную станцию. Тем более, что работать приходилось в шапках и при минусовой температуре. Любопытно, что незадолго до полёта Джанибекова и Савиных на экраны страны вышел фантастический фильм о советских космонавтах «Возвращение с орбиты», в котором был описан аналогичный эпизод — стыковка с неуправляемым кораблём.

Тогда же, в 1985 году, космонавт неожиданно сделал открытие, которое назвали «эффектом Джанибекова». Крутящаяся гайка Джанибекова вызвала удивление и одновременно опасения у некоторой части научного мира. В ходе одного из полётов им было обнаружено возможное только в невесомости и ранее никем не наблюдавшееся явление периодического произвольного переворачивания на 180° оси вращающегося небесного тела (гайки) без каких-либо внешних воздействий, получившее название в его честь – эффект Джанибекова. Появилась даже гипотеза, что точно так на своем очередном витке по орбите может совершить кувырок и наша планета. На 10 лет «эффект Джанибекова» засекретили, на всякий случай [2].

Общая продолжительность всех пяти полётов – 145 суток 15 часов 58 минут 35 секунд. Общая продолжительность двух выходов в открытый космос – 8 часов 34 минуты.

После завершения пятого полёта Джанибекову было присвоено звание генерал-майора и вручён тот самый уникальный и единственный в своём роде знак лётчика-космонавта 1-го класса. По ТВ показали вручение ему погон генерал-майора — прямо в степи на Байконуре !

Он стал на тот момент, кстати, самым молодым генералом в вооружённых силах СССР.

Как считали многие, за тот подвиг, который Джанибеков совершил вместе с Виктором Савиных, они должны были быть удостоены третьей звезды Героя Советского Союза. К сожалению, тогдашним руководством страны было принято решение больше двух звёзд космонавтам не давать…

Генерал-майор, лётчик-космонавт СССР, космонавт 1-го класса, военный лётчик 2-го класса. Герой Монгольской Народной Республики.

Награждён советскими 5 орденами Ленина, орденами Красной Звезды, «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3-й степени, российским орденом Дружбы, медалями, в том числе «За заслуги в освоении космоса», а также орденами и медалями иностранных государств, в том числе орденом Государственного Знамени ВНР, орденом Сухэ-Батора, орденом Почётного легиона степени Командора.

Почётный гражданин городов: Гагарин, Калуга, Черкесск (Россия), Аркалык (Казахстан), Хьюстон (США). Бронзовый бюст дважды Героя Советского Союза Владимира Джанибекова установлен в Ташкенте. Его именем названа малая планета № 3170.

В сфере его интересов, кроме главной профессии космонавта, – техника, экология, новые виды энергии, полёты на воздушных шарах. И ещё музыка, поэзия, литература и изобразительное искусство. Владимир Джанибеков известен не только в мире космонавтики, но и как живописец — художник запечатлевший на своих полотнах множество как космических, так и вполне земных пейзажей.4

Первые уроки рисунка, композиции и живописи были получены в Суворовском училище и в Музее изобразительных искусств, куда в свободное время бегали мальчишки-суворовцы. В авиационном училище, а затем в отряде космонавтов был художником-оформителем. В свободное время рисовал методические схемы, различные чертежи и весёлые газеты с дружескими шаржами и шутками. На этюдную живопись времени у Владимира Александровича не оставалось, но все равно при первой же возможности он выкраивает время для занятия живописью.

Сюжеты подсказывала сама жизнь. Эти, чуть ли не ежедневные зарисовки, говорили о том, что запущенный с детства творческий «механизм» художника, не мог себя не проявлять. Космонавты, все как один, рассказывали, что первый взгляд на Землю с космической орбиты потрясает воображение. А если космонавт к тому же еще и художник, то эмоциональное восприятие увиденного гораздо богаче, тоньше, сильнее. Понятно, почему после полета в космос, несмотря на всю послеполетную занятость, рука невольно потянулась к карандашу и кисти. В один из таких моментов он и оформил книгу «Черное безмолвие» своего товарища-космонавта Глазкова. Владимир Александрович оформил полтора десятка книг.

Большое влияние на творчество художника-космонавта оказали его друзья – художники Герман Комлев, Владимир Медведев, Таир Салахов, скульпторы Яков Шапиро и Виталий Левин. Миниатюры были первой совместной работой Владимира Джанибекова и Германа Комлева. По их эскизам Министерство связи в 1970-1980-е годы выпустило около 15 марок, почтовых блоков, конвертов, посвящённых знаменательным событиям в истории космонавтики.

Тема «Человек. Земля. Вселенная» является главной в творчестве В. А. Джанибекова. Его работы отражают огромный внутренний мир незаурядного человека, его чувства, мысли, фантазии и философские раздумья. В них всё узнаваемо, вполне реально, но в то же время наполнено каким-то таинственным смыслом. Создаётся впечатление, что автор чувствует и видит то, что неведомо никому из нас. В. А. Джанибеков работает в лучших традициях реалистической школы. Его работы находятся во многих музеях России, США, Германии, Узбекистана, Украины и неоднократно экспонировались в нашей стране и за рубежом.

После завершения карьеры космонавта Владимир Александрович командовал отрядом космонавтов, был начальником управления теоретической и научно-исследовательской подготовки Центра подготовки космонавтов. Являлся депутатом Верховного Совета Узбекской ССР 11-го созыва (1985 — 1990).

С именем Владимира Александровича Джанибекова связано открытие названного в его честь эффекта вращения тел в условиях невесомости. Неожиданное явление оказалось объяснимо классической физикой, но от этого не стало менее зрелищным, периодически демонстрируется космонавтами и служит популяризации науки.

Последние годы В.А. Джанибеков совместно с известным ученым профессором Л.Г.Сапогиным работает над созданием унитарно-квантовой теории. Этой теме посвящено множество статей, опубликованных в авторитетных научных изданиях.

Президент Ассоциации музеев космонавтики России (2010).

Для полноты рассказа приведу наиболее интересные выдержки из интервью Владимира Александровича интернет-изданию “Эксклюзив” [3]:

1)Владимир Александрович, Вы были задействованы в программе «Буран»?

-По «Бурану» я, в принципе, работал.

-Готовились к полёту на нём, теперь об этом, я думаю, уже можно поговорить…

-Хорошо бы… Но я не рассчитывал занять его командирское кресло — у руководства были другие планы.

Это ещё секрет?

-Теперь уже нет. Хотите, чтобы я рассказал?

-Настаивать не могу, но очень прошу…

-Вы меня в такие воспоминания кидаете, что сердцу в самый раз разыграться. С чего начать? Буран планировался многоразовым и пилотируемым — это точно. А командиром группы пилотов нового корабля назначили Игоря Волка. Группу он набрал — восемь человек, все отборные асы! Но тут начинается самое странное: из восьми пилотов четверо загадочным образом погибают. Вчетвером не поднять «Буран» на орбиту, поэтому нужны новые пилоты. Причины гибели предыдущих вполне объективны, но занять их места в команде, которую уже назвали «волчьей стаей», никто не спешит…Игорю с трудом удалось найти всем замену, но загадочные смерти не прекратились.

Военные хотят запустить «Буран» как можно быстрее. Поэтому было решено приступить к следующей фазе испытаний. Прорепетировать посадку «Бурана» после настоящего космического полета. Руководство программы принимает беспрецедентное решение: отправить в космос членов «Волчьей стаи» на «обычных» кораблях «Союз». А после посадки провести эксперимент: посадить их в самолет за ручки управления, как в «Буране» , и заставить летать. С этого момента начинается мой непосредственный контакт с программой, я ещё не в ней, но уже с теми, кто за неё действительно отвечает.

В июле 1984 года Игорь Волк стартовал на «Союзе Т-12» вместе со мной, командиром экипажа, и бортинженером Светланой Савицкой. Через 12 суток полета мы возвращаемся на землю, где меня и Савицкую спасатели бережно на руках выносят из корабля — так положено по инструкции. После полета трудно не то, что ходить, а просто стоять на ногах. Волку же никто не помогает. Он выбирается из люка сам. Шатающейся походкой подходит к вертолету Ми-8, и управляет им. Затем, почти без задержки пересаживается на Ту-154, кабина которого переделана под кабину «Бурана». На «тушке» через всю страну Волк летит в Ахтубинск. Его пересаживают в сверхзвуковой истребитель МиГ-25. На МиГе он возвращается на Байконур. Медики разводят руками, но факт есть факт: в экстренном случае подготовленный пилот сможет выполнить посадку «Бурана», даже если откажет автоматика. После 12 суток без рук и ног на орбите, оказывается, космонавт ещё может не только ходить…

Признайтесь, это было здорово неприятно, когда программу прикрыли, всё-таки, она интересный шаг в космос? Американцы его осуществили, а у нас это было внезапно прекращено, несмотря на блестящее, я бы сказал, многообещающее начало?

-БЫЛ ШОК У НАС! Это не просто так…

-Простите, шок у космонавтов?

-А что уж тут странного, — у всех: у нас, у конструкторов, у тех, кто этот проект делал. Сами понимаете — «Перестройка»… Программой расплатились за поражение в «холодной войне», и за сближение, со сразу появившимися, как теперь говорят, «партнёрами».

-По аналогии, Алексей Архипович в редком своём интервью не сетует на закрытие Лунной программы СССР. Для него это была серьёзная неприятность, которую он очень трудно переживал.

-Согласен, чувства были похожие, что «Лунный проект», что наш — это были просто изюминки космонавтики! Тем более, что «Буран», к в отличие от Лунной ракеты «Н-1», был готов «под ключ», и совершил бесподобный испытательный полёт. Как Вы помните, с самого начала запуск «Бурана» планировался как беспилотный — полностью автоматический. Обустройство автоматического полёта во много раз сложнее, чем полёт в ручном режиме. К слову, ни одного полёта «Шаттла» в автоматическом режиме НЕ БЫЛО!

Если Вы не против, я хотел бы обсудить управление «Бураном», его автоматику, как отдельную тему. Особенно посадку нашего «космолёта» при отсутствии погодных условий.

-Кидает в пот, когда я вспоминаю этот момент. Утро старта «Бурана» было солнечным, сухим, и ясным. Стоял небольшой морозец, но погода начала портилась на глазах. Поступило штормовое предупреждение, однако, главные конструктора, посовещавшись, всё-таки дали добро на старт. Совершив запланированные два витка, корабль получил команду на спуск, при таких погодных условиях, при которых переносится всё на свете: сильнейшем боковом ветре, в порывах достигавшем двадцати метров в секунду — разрешено пятнадцать, если по расчёту! Но все ахнули, когда при посадке, его отклонение от оси посадочной полосы всего на пол метра подтвердило правильность находок наших конструкторов и учёных. Машина села изумительно — на две точки — чётко на заднее шасси, и только потом выпустила стабилизирующее переднее, а это уже МОЗГИ!

Потому что, автомат — автоматом, но лётчики-испытатели тоже его учили летать.

-Загадками говорите. А как это было связано с электроникой, как разобрались со всеми сопутствующими в атмосферных полётах турбуленциями-кавитациями?

-Во мне до сих пор жива гордость за ту машину, а дело было так: после упомянутой уже посадки на «Союзе Т-12» медики не дали мне долго прохлаждаться. Не говорили, что именно, но мне сообщили, что центр подготовки уже имеет для меня отдельное задание. Честно говоря, я не очень удивился, получив его: меня влили в группу, занимающуюся математическим обеспечением полёта и посадки нового корабля в режиме автоматики, то есть, фактически, беспилотном.

Лётчики-испытатели учили «Буран» всему, что сами умели, летая на обычных машинах, в том числе и заходу на второй круг. Я сам работал на стенде по ручному режиму стыковки, — «он» меня узнавал по связи, мы с ним общались: «он» меня понимал — я его понимал. Вообще, не касаясь руками никаких кнопок, я давал указания, которые «он» сразу выполнял.

-Это что-то по тем временам действительно было новенькое. Голосом или биотоками?

-Голосом.

-Неожиданно…

-Сначала здоровались, я с ним – «он» со мной. Представляюсь: такой-то. Потом беру управление, и начинаю работать – «он» отслеживает. Если я начинаю мудрить, намеренно совершаю грубые ошибки…

-Корректирует?

-«Он» не даст — «Буран» меня поправляет. Дальше, следующая тренировка: ты приходишь, за ручки взялся — по этому движению, по моему касанию «он» меня уже узнаёт.

-Интересно…

-У каждого человека своя биометрия, свои мнемоника и моторика — вот он их и улавливает, он меня узнаёт просто по движению.

-Интересно рассказываете.

-Более того, ему можно надиктовать задачу куда лететь, как, и что делать там.

-А послать за газетой?

-Справился бы.

-Ну, хорошо, поулыбались, а если конкретно, что это были за задачи?

-Как специалист по ручной стыковке, я его учил именно этому – «стыковке» со «Станцией». Называешь, или читаешь ему параметры орбиты, куда лететь. «Он» подумает, и предложит свой вариант программы полёта, чтобы через двенадцать часов быть там.

-Насколько же мощный у него был бортовой компьютер?

-Суперкомпьютер!

-Слушайте, то, что Вы рассказываете — это какая-то другая реальность. «Сверхпроводимость» и «интернет» отдыхают — такое загубить, такой навык утратить!

-Если отбросить эмоции, всё-таки, наработки по «Бурану» впоследствии были использованы отраслью весьма широко, например, та же эпопея «спуска с орбиты». Но вернёмся к ней. Группа испытателей отрабатывала поэтапный спуск «Бурана» с орбиты. В неё вошли оба экипажа планировавшегося пилотируемого полёта космоплана: основного — Игорь Волк и Римантас Станкявичус, и дублирующего — Анатолий Левченко и Александр Щукин. Ребята обучали корабль спуску с орбиты и посадке его в плотных слоях, разбив траекторию на резко отличающиеся один от другого этапы, за который каждый отвечал персонально. Достаточно сравнить скорость корабля при посадке около 300 километров в час, и ту же при входе в плотные слои, но уже равняющуюся тридцати скоростям звука, что арифметически, в сто раз больше. Мне же, как специалисту по ручной стыковке, и вообще, по сложным стыковкам, было приказано научить «Буран» работе с нештатными ситуациями, основываясь на мой опыт. Для отработки режима всего заключительного этапа данные сшивались — режим дальнего спуска, связанный с погашением скорости при входе в атмосферу, режим, непосредственно, спуска. Группа имела приказ отработать спуск пооперационно, и эту задачу лётчики-испытатели, в принципе, решили. Но были всевозможные «взбрыкивания» где-то на подходе к Земле, на пятидесяти метрах и ниже — мы брали управление на себя, и он запоминал, как себя вести. Его учили по-настоящему. 

Весь мир стал свидетелем, что посадка «Бурана», 100-тонной громадины, была произведена в погодных условиях, при которых командир какого-нибудь лайнера ушёл бы на запасной аэродром, но наша автоматика приняла другое решение. Это очень сложная штука — столько там всего для этого правильно сработало!

Что же о подробностях, ощущения были — словами не выразить.

-Да, это по-Гагарински, по-Королёвски. Здорово — не то слово… Но, что же вы «Фобос-Грунт»-то не научили ничему — так подвёл! Не успел взлететь, и уже с ним связь потеряли, как и когда-то «Марс-96», еле разогнавшийся до «первой космической» — оба жёстко посадили в Тихом Океане — упокоили…

Как за двадцать лет можно было растерять всю ту электронику, начинку компьютерную, программное обеспечение. Если темп сохранится, ещё через двадцать лет, нам и от земли будет не оторваться?

-Электронику — да? А остального не помните, как «Всё» естественным путём превращали в «Ничто»… Естественно — нам надо всё было закрывать и разрушать. Главные капитаны дали приказ: «Буран» — уничтожить, «Энергию» — уничтожить, Космодромы – уничтожить…

-«Мир» — затопить!

-Оставьте — всю отрасль космическую посадить на сухой паёк! «Марс-96» погиб, Вы не поверите, из-за постоянных перебоев с электроэнергией на Байконуре. В таких условиях монтажно-испытательный цех не смог обеспечить 100-процентную проверку систем изделия. А «Фобос» погубила жадность. Вы помните, чья электроника на нём стояла? Китайская прошивка — почти «Б/У», я бы сказал так.

Ещё одна загадка космонавтики: как видите, почему-то с Марсом, и с его спутниками нам не везёт фатально.

-Как, всё-таки, глубоко мы тогда просели. Пока об этом открытым текстом не говорят, но когда-то всё всплывёт, все звенья некрасивой цепочки встанут на свои места!

Скажите, Владимир Александрович, как профессионал: сейчас, наконец, за «Космос» основательно взялись, по-настоящему? У нас почти достроен новый космодром на Дальнем Востоке, хорошие результаты на испытаниях показала ракета «Ангара», тот же «Фобос-Грунт», но уже под номером два, Лунные проекты. Кажется, на всё деньги есть?

-Да, хватит за него уже браться основательно. Нам надо подтянуть хотя бы то, что у нас уже есть, этого вполне достаточно на какие-то ближайшие годы. И хорошо бы, в принципе, разобраться, — а чего мы хотим в космосе?

-Владимир Александрович, как же так: мы летаем-летаем, а получается опять, что «ушами хлопаем», извините за выражение. Летаем на королёвской «семёрке», а у «американских партнёров» незаметно подоспел «SpaceX-Dragon», разгоняемый тяжёлым носителем «Falcon Heavy», который уже доставил на «МКС» 6 тонн груза, и в режиме многоразового использования в июне должен будет полететь с астронавтом и тремя тоннами груза на борту. Это уже не конкуренция «Ангаре» и «Союзу», а что-то, вероятно, другое?

-Я бы не стал преувеличивать наши трудности, поскольку уникальность возможностей «Драгона» — это, скорее, «про татар мемуар». С доставкой астронавта на «МКС» я бы тоже на их месте не торопился. Корабль довольно сырой, толком не испытанный, так же, как и носитель, который семь или восемь раз со стартового стола просто уходил в «отвал». Понимаю, и то, что хочется, и что «одного» им явно не жаль. На «Шаттлах», кстати, систему аварийного спасения астронавтов (САС) так и не установили — что привело к потере двух кораблей с экипажами, экипаж «Челенджера» уж она бы могла спасти! Кстати, а на «Союзах» и «Буранах» такая система была и есть, и очень хорошо себя показала — она дважды спасала нам экипажи «Союзов», попадавших на стартах в нештатные ситуации. А ещё нам что-то говорят про русский «Авось»?

На «Драгоне», как я слышал, собираются устанавливать что-то такое, но даже, если его и поставят, это ещё отработать надо. Так что, для меня «Драгон» с астронавтом в июне это ещё диссонансней, чем Леонов-Банкир.

«Союз» и «семёрка» — техника, отработанная до мелочей, и, безусловно, самая надёжная на сегодня в мире. А новую нашу «Ангару» можно грузить, как «верблюда» — в пределе, аж до 35 тонн, если повесить на неё все семь модулей. Никакой «Falcon» такого во сне не видел, вот и судите — отстаём мы от «партнёров» или всё же пока они?

По-моему «Falcon» пока ещё больше «наработка», чем настоящая ракета, какими до него были «Сатурны» и «Шаттлы», при всём моём уважении к «NASA». Несмотря на прежние убеждающие возможности, по большому счёту нынешняя астронавтика США сидит на Земле.

Мы и сейчас уже делаем, если Вам так хочется «нас» с кем-то сравнивать, принципиально новый корабль с рабочим названием «Федерация», который возьмёт всё лучшее от «Союза» и «Бурана», но будет с совершенной цифровой электроникой, с новой эргономикой, и тоже, в принципе, на шесть мест, как и «Драгон». Но я Вас уверяю — наш будет лучше!

Именно на нём, если повезёт, нами будет совершён и облёт Луны, и высадка на неё. Луна ведь никакой не трамплин для полёта на тот же Марс. Она самостоятельная крупная цель, поскольку с лихвой набита полезными ископаемыми. Я не буду говорить о гипотетическом «Гелии-3», прекрасном термоядерном топливе — чтобы его добывать, нужно перекопать километры квадратные лунного грунта, но там есть и редкие земли, необходимые для высоких технологий, и тяжёлые металлы, которые нужны медицине, к тому же не в связанном, а в свободном состоянии, как утверждают те же американцы. Ну а для маршрута «Земля-Марс», если Вы не знаете, в «NASA» разрабатывается корабль. Пока его называют «Орион», только это будет даже не завтра, придётся подождать его. А тот, кто слишком спешит, потом всегда догоняет.

Надеюсь, я Вас убедил, что и мы не стоим на месте, а уверенно движемся, только не перескакиваем через этапы подготовки. Пока у нас есть хороший задел по технике, мы можем себе позволить развивать свою отрасль по плану, а не рывками.

— Какие уроки Космоса вы хотели бы передать подрастающему поколению?

— Космическая кругосветка длится всего полтора часа. Это говорит о том, что Земля не такая уж большая. Беречь ее надо. С орбиты невооруженным глазом видны дымящиеся трубы, песчаные бури, лесные пожары. Мы губим Землю своей безмерной тягой к потреблению. «Дай сейчас и все сразу» – вот идеология современного общества. Сегодня много задач для молодежи. Одна из них энергетическая: получить дешевую экологически чистую энергии.

В. А. Джанибеков о себе говорит так: «Большую часть жизни я прожил на земле, но всю жизнь я мечтал о небе, о странствиях, о полётах к дальним мирам». Его девиз: «Сомневайся и верь! Этой формулы нет в учебниках, но без неё не решить ни одной задачи в жизни. Сомневайся, что все острова, звёзды и законы уже открыты. И верь, что тебе предстоит их открыть».

СПИСОК ССЫЛОК

1. https://ru.exrus.eu/Vladimir-D…

2. http://dzhanibekov.ru/

3. http://ekskluziv-smi.ru/interv

Источник: cont.ws

Джанибеков Владимир АлександровичДжанибеков Владимир Александрович (1942- гг.)


Краткая биография:

Космонавт СССР: №43;
Космонавт мира: №86;
Число полетов: 2;
Продолжительность: 145 суток 15 часов 58 минут 35 секунд;
Число выходов в открытый космос: 2;

Владимир Джанибеков – 43-й советский космонавт и дважды герой СССР: биография с фото, космос, личная жизнь, знаменательные даты, первый полет, Салют, 5 миссий.

Джанибеков Владимир Александрович — 43-ий космонавт СССР, 86-ой космонавт мира.

Родился 13.05.1942 г. в с. Искандер (Казахская ССР). Урождённый Крысин, после женитьбы взял фамилию первой супруги.

С 1949 по 1953 год обучался в школах Ташкента.

1953-1958 гг. — кадет Суворовского училища ПВ МГБ СССР (Ташкент). Позже училище было расформировано. В период сокращения армии по инициативе Хрущёва Джанибеков вернулся получать образование в среднюю школу, которую окончил в 1960 году. Тогда же поступал в высшее военное авиационное училище лётчиков (ВВАУЛ), но не выдержал  конкурсного отбора. Стал студентом астрофизического отделения физического факультета ЛГУ (Ленинградского государственного университета). Закончив первый курс, в 1961 году стал курсантом Ейского ВВАУЛ, которое с отличием окончил в 1965 году, получил специальность лётчика-инженера.

В 1970-1971 гг. Джанибеков осваивал программу 3 курсу МАИ в ходе общекосмической подготовки.

Космос

27.04.1970 г. по приказу Главкома ВВС №505 — слушатель-космонавт в отряде ЦПК ВВС. Май 1970 — июнь 1972 г. — прохождение общекосмической подготовки. С 15.06.1972 г. — космонавт 1-го отдела 1-го управления.

Июль-декабрь 1972 г. — подготовка в рядах группы космонавтов в рамках программы «Спираль». Декабрь 1972 — май 1973 г. — групповая подготовка по американско-советской программе ЭПАС. Июль 1973 г. —  совместная с американскими астронавтами подготовка в центре им. Джонсона. Сентябрь 1975 — сентябрь 1977 г. — совместно с Петром Колодиным Джанибеков проходил подготовку в должности командира ЭП-1 долговременной ОС «Салют-6». В рамках той же программы (октябрь-декабрь 1977) — прохождение подготовки к полёту совместно с Олегом Макаровым.

Первый полёт

10-16.01.1978 г. — командир ЭП-1 на «Салют-6». Полёт продолжительностью в 5 суток 22 часа 58 минут и 58 секунд осуществил под позывным «Памир-1» совместно с Олегом Макаровым. Старт с ТК «Союз-27», посадка — на ТК «Союз-26».

Второй полёт

22-30.03.1981 г. — командир космического корабля «Союз-39», программа ЭП-10, ДОС «Салют-6». Полёт продолжительностью в 7 суток 20 часов  42 минуты и 3 секунды Джанибеков осуществил под позывным «Памир-1» совместно с Жугдэрдэмидийном Гуррагчей (Монгольская Народная Республика).

Третий полёт

24.06.-02.07.1982 г.  командир экипажа «Союз Т-6» в рамках советско-французской экспедиции посещения «Салют-7». Полёт продолжительностью в 7 суток 21 час 50 минут и 52 секунды осуществил под позывным «Памир-1» совместно с Ж.-Л.Кретьеном и А.Иванченковым.

Четвертый полёт

17-29.07.1984 — в должности командира экипажа «Союз T-12», экспедиция посещения «Салют-7». Полёт продолжительностью в  11 суток 19 часов 14 минут и 36 секунд осуществил под  позывным «Памир-1» вместе с И.Волком и С.Савицкой.

Пятый полёт

6.06-26.09.1985 — командир экипажа «Союз T-13» в рамках программы спасения «Салют-7». Джанибеков впервые провёл нестыковку с неработоспособной и неуправляемой станцией. Экипажу удалось  восстановить работоспособность «Салют-7». Полёт продолжительностью в 112 суток 03 часа 12 минут и 6 секунд осуществил под позывным «Памир-1» совместно с Виктором Савиных.

24.07.1986 г. отчислен из космонавтов вследствие назначения заместителем руководителя 1-го управления ЦПК.

Личная жизнь

Мать — Крысина Евдокия Фёдоровна (15 февраля 1915 г. — июнь 1997 г.), медсестра.

Отец — Крысин Александр Архипович, дата рождения — 6 ноября 1919 года, подполковник запаса, был сотрудником пожарной охраны ПВО, МВД, НКВД.

Первая жена — Джанибекова Лилия Мунировна, родилась 2 октября 1942, преподавательница музыки в школе Звёздного городка.

Дочь (первый брак) — Джанибекова Инна Владимировна, родилась 21 апреля 1969.

Дочь (первый брак) — Джанибекова Ольга Владимировна, родилась 15 мая 1974.

Вторая жена — Татьяна Алексеевна Геворкян, работница Мемориального музея космонавтики.

Хобби: Живопись (автор иллюстраций к научно-фантастической книге Ю.Глазкова. Картины авторства Джанибекова представлены в Музее космонавтики. Автор эскизов космических марок СССР и США). В 1991-1998 гг. в числе представителей американо-российского экипажа предпринимал попытки совершить на воздушном шаре беспосадочный кругосветный перелёт.

Источник: v-kosmose.com

75 лет сегодня отмечает летчик-космонавт Владимир Джанибеков, Герой Советского Союза. Именно ему принадлежит рекорд пребывания в космосе. На орбите он был пять раз. И пятый полет стал самым сложным и рискованным. Джанибекову по сути пришлось спасать жителей земного шара…

К прокату готовится фильм "Салют-7". В роли космонавта Владимира Джанибекова — Владимир Вдовиченков. И это тот самый случай, когда остросюжетную историю придумывать не пришлось — все так и было на самом деле. 1985-й, Земля потеряла связь с космической станцией "Салют-7". Искать "Салют" на орбите отправились капитан корабля Владимир Джанибеков и Виктор Савиных. Условия повышенной опасности, могли погибнуть. Но станцию обнаружили. Состыковались вручную, и вернули "Салют" к жизни: вновь подключили энергоснабжение, починили оборудование. Работали при минусовой температуре.

Конечно, все получилось не сразу. С трудом поступил в Суворовское училище, позже с трудом пробился в военное летное училище. Закончил с отличием. Его не очень-то хотели принимать в отряд космонавтов. Причина – лишний вес. Строгая диета, в итоге взяли. Первое космическое путешествие случилось, когда Владимиру Джанибекову был 31 год.

Он вспоминает, что когда в детстве говорил маме, что станет космонавтом, она не верила.

В открытом космосе Владимир Джанибеков провел 8 часов 35 минут. Рекорд не побит до сих пор. В 1984-м выходил за борт, со Светланой Савицкой – второй женщиной-космонавтом после Валентины Терешковой и первой, вышедшей в открытый космос. Вместе с космонавтом Джанибековым экспериментировали: проверяли, можно ли сварить и разрезать материалы в условиях невесомости. Но главное открытие получилось случайно. Работая на орбите, Джанибеков открутил гайку. Она осталась висеть в воздухе, но очень скоро перевернулась на 180 градусов, а потом снова и снова. Явление назвали "Эффектом Джанибекова". О нем говорят: самый опытный космонавт СССР. И главное – опытом ему не жалко делиться.

"Он очень активный, он всегда бывает на всех знаковых мероприятиях, – говорит начальник ФГБУ "НИИ ЦПК имени Ю.А. Гагарина", летчик-космонавт, Герой Российской Федерации Юрий Лончаков. – Он всегда с молодежью и, конечно, с ним очень интересно общаться, потому что человек разносторонне развитый, огромного кругозора, огромной души".

"Для меня это старший друг, старший товарищ, к которому всегда можно обратиться за советом и поговорить", – признается Лончаков.

Владимир Джанибеков был в космосе пять раз и все пять раз он командир экипажа. Так много раз оказаться среди звезд — большая удача для космонавта. Почетный гражданин 10 городов: от Калуги до Хьюстона. Награжден Орденом Дружбы, пятью Орденами Ленина. Он командор Ордена почетного Легиона и дважды Герой СССР. Ему могли бы дать еще одну Звезду Героя, за ту самую стыковку с "Салютом-7", но больше двух космонавтам просто не полагалось. Но разве это важно: ведь для него намного ценнее другие звезды.

Источник: www.vesti.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.