Алексей леонов и павел беляев фото



Посмотрел на телеканале «Культура» весьма занимательный фильм – «Алексей Леонов. Прыжок в космос» (https://www.ontvtime.ru/index.php?option=com_content&task=view_record&id=1490&start_record=2020-03-18-21-40):

Алексей Леонов первым из всего человечества шагнул в открытый космос и стал легендой. Алексей Леонов – первый человек Земли, который вышел в открытый космос. Именно он должен был стать первым человеком, ступившим на поверхность Луны. Но помешала политика. Страна производства: Россия. Год производства: 2014. Режиссеры: Алексей Китайцев. Продюсеры: Алексей Самолетов, Александр Островский.

Фильм занимателен тем, что показывает – какими «сырыми» отправлялись в космос корабли «Восход» (а также в дальнейшем «Союзы»). 18 марта 2020 года Роскосмос рассекретил материалы по полету «Восхода-2» в 1965 году и выходу Алексея Леонова в открытый космос (https://www.roscosmos.ru/28187/). По-видимому, главное в них – это “Предварительный технический отчет по итогам полета космического корабля «Восход-2»”, “Протокол заседания технического руководства по итогам полета космического корабля «Восход-2»” и “Замечания комиссии по работе систем корабля «Восход-2»”. Во всех технических деталях пусть разбираются специалисты.


А я буду ориентироваться по фильму «Алексей Леонов. Прыжок в космос».

Итак, перед полетом пилотируемого корабля «Восход-2» был запущен непилотируемый корабль, но он грохнулся (https://www.kp.ru/daily/26659/3680017/):

22 февраля 1965 года на орбиту отправился беспилотный «Восход». Нужно было проверить, как работает шлюз, «не сдувает» ли его «ветром». Шлюз открылся, все сработало отлично. А через некоторое время корабль… с радаров исчез. Противоракетная оборона даже обломков не обнаружила. Через какое-то время выяснилось: два наблюдательных пункта – в Уссурийске и на Камчатке дали одинаковые команды закрыть шлюз. А корабль понял их как одну команду – «Спуск!», включилась тормозная двигательная установка. Автоматика вычислила, что корабль упадет за пределами территории СССР, и сработала система аварийного подрыва. Ее ставили почти на все спутники, чтобы советская техника не попала в руки врага.

Да, шлюз-то работал нормально, но на «Восходе» была и новая система автоматической посадки. Теперь было не очень понятно, как корабль станет приземляться с «нахлобучкой» в виде шлюза. По-хорошему, надо было бы еще одни испытания провести. Но времени уже не было. Риск для экипажа «Восхода-2» возрастал.


Главный конструктор Королев решил отложить полет «Восхода-2». Однако Леонов и Беляев так были уже настроены на него, что стали уговаривать начальство: «Мы, мол, проработали аж 3 тысячи нештатных ситуаций!». На что Королев вполне резонно ответил: «А в космосе или при посадке может случиться 3001-я нештатная ситуация!» Тем не менее полет был запланирован на 18-19 марта 1965 года. По-видимому, нам на пятки наступали американцы со своей лунной программой:

В октябре 1964 года должности лишился первый секретарь ЦК КПСС, глава советского правительства Никита Хрущев. Самым главным в стране стал Леонид Брежнев. У Хрущева космонавтика была любимым детищем. А как будет относиться к космической программе Брежнев? Сохранит ли прежнее финансирование новый председатель Совмина Алексей Косыгин – человек прагматичный? Трудно было сравнивать возможности экономики США того времени и СССР, всего 20 лет назад вышедшего из разрушительной войны. Пока главному конструктору Сергею Королеву удавалось опережать соперников… На 1965-й американцы запланировали пять пилотируемых пусков. Выход астронавтов в открытый космос был запланирован на март 1965 года (состоялся он в начале июня).

Далее. При выходе в открытый космос скафандр Алексея Леонова раздуло так, что его руки выскочили из перчаток, а ступни – из сапог.


фильме и в других СМИ старательно поддерживается версия, что якобы в земных условиях невозможно было испытать скафандр при космическом вакууме. Эту версию озвучил и представитель «Звезды» – производителя скафандра «Беркут». Полная фигня! Космический вакуум вполне возможно воспроизвести в земных условиях, другое дело, что при этом одновременно нельзя создать невесомость. Ну так сделай запас жесткости скафандра – вместо 0,4 атмосферы испытай его при 0,5 ат (или даже без всякого «космического вакуума» – при атмосферном давлении задай ему изнутри 0,5 ата)!

Леонов спасся тем, что не снесясь с ЦУП перевел регулятор на скафандре с 0,4 на 0,27 ат. И при этом сильно рисковал заработать кессонную болезнь. Правда, перед этим его организм около часа получал чистый кислород, и азот почти целиком вымыло из тела. Но все равно Леонов ощутил легкое покалывание в пальцах рук и ног. На земле Леонов в ответ на упреки Королева дал раскладку: сколько времени ушло бы на разговоры с ЦУП, на утряску нештатной ситуации со срочно созданной из специалистов и руководства комиссией и так далее, к этому времени у него уже кончился бы запас кислорода в скафандре.

Далее. Леонову пришлось, из-за недосдутого скафандра «Беркут», забираться в складную надувную шлюзовую камеру «Волга» не ногами вперед, а головой вперед. Опять не по правилам! И в этой самой узкой шлюзовой камере проявить затем чудеса изворотливости, чтобы вернуться «в правильное положение» и закрыть выходной люк шлюзовой камеры.


Далее. В корабле недозакрылся люк, и воздух стал травить то ли в эту самую шлюзовую камеру, то ли далее – в космос:

И тут в «Восходе-2» стало расти содержание кислорода. Любая искра могла привести к взрыву. В 1961-м в барокамере, атмосфера которой была насыщена кислородом, сгорел космонавт первого набора Валентин Бондаренко. А в 1967 году так погиб во время тренировок экипаж «Аполлона-1». (По трагическому стечению обстоятельств в этом экипаже был Эдвард Уайт, астронавт, первым из американцев совершивший выход в открытый космос через 2,5 месяца после Леонова.) Мало того, запаса кислорода могло не хватить до посадки, а ее можно было совершить только после 16-го витка – когда корабль будет пролетать над территорией СССР. Семь часов космонавты летели, по сути, внутри пороховой бочки. Потом атмосфера стабилизировалась. Оказалось, что люк после возвращения Леонова закрылся негерметично – была микрощель. Техника нагнетала кислород, чтобы восстановить потери воздуха. Когда давление в корабле поднялось, крышка встала на свое место и щель закрылась.

Так вот, как рассказывал сам Леонов в фильме «Прыжок в космос», они с Беляевым все эти 7 часов находились в «кислородном сне», при этом во время бессознательного состояния у Леонова поднялась рука, которая зацепила какой-то шланг, а шланг войдя случайно между предохранительными скобами выключателя случайно отключил подачу кислорода. Вот тогда космонавты вернулись в сознанку и смогли оценить свое угрожающее положение: во время отстрела шлюзовой камеры пороховыми газами закоптило визир, корабль не сориентировался в правильном положении, а автоматика через 5 минут должна была включить тормозной двигатель:


А когда нужно было возвращаться, отказала новая система автоматической посадки (эх, не удалось ее испытать на беспилотном корабле!). Впервые в истории космонавтики экипаж садился вручную. Как прицелиться, чтобы «попасть» в Землю, а не пролететь ее по касательной и навсегда остаться на орбите? В «Восходе-2» кресла были развернуты на 90 градусов относительно визира «Взор», через который космонавты могли определять положение корабля. Беляев отстегнулся и, пока Леонов удерживал его у иллюминатора, выстроил ориентацию. Сесть нужно было на территории СССР. Перелет и приземление в Китае, с которым тогда были напряженные отношения, могли плохо кончиться.

В общем, Беляев и Леонов действовали вручную вместо автоматики и почти вслепую развернули корабль: иллюминатор находился на одном боку кабины, а система управления маневровыми двигателями – на другом боку. Ну а затем они включили тормозной двигатель и малость промахнулись:

Корабль прошел сквозь плотные слои атмосферы и упал. Но где? У космонавтов не было никакого передатчика, кроме КВ, по которому они смогли азбукой Морзе передать «ВН» – все нормально. Сигнал случайно приняли то ли в Алма-Ате, то ли на Сахалине. «От них не было вестей, – вспоминал Гай Северин, руководитель КБ «Звезда». – Честно говоря, мы считали, что экипаж погиб. Когда пришло сообщение, что они сели в тайге, живы и здоровы, Сергей Павлович заплакал».


«Восход-2» приземлился 19 марта в 12 часов 2 минуты 17 секунд в 30 км от города Березники Пермской области. «У меня в скафандре было по колено влаги, примерно 6 литров. Так в ногах и булькало, – вспоминает Леонов. – Мы сняли скафандры, разделись догола, выжали белье, надели его вновь. Затем спороли экранно-вакуумную теплоизоляцию обшивки кабины. Всю жесткую часть выбросили, а остальное надели на себя. Это девять слоев алюминизированной фольги, покрытой сверху дедероном. Сверху обмотались парашютными стропами, как две сосиски».

«Восход-2» был оборудован системой мягкой посадки. Работает она так – из спускаемого аппарата выдвигается щуп. Как только он касается поверхности, срабатывают пороховые движки, которые смягчают удар. «Кто-то из разработчиков сказал Королеву, что щуп настолько чувствителен, что сработает даже при соприкосновении с пушистым снегом, – рассказывает журналист «КП» Ярослав Голованов в книжке «Королев: факты и мифы». – А в тайге ели сорокаметровые! Что если двигатели включатся от соприкосновения с верхушкой дерева? И шарик покатится вниз!» Но и тут повезло! Шар проскользнул между стволов. Два десятка сантиметров вправо-влево – и не миновать беды. Люк космонавты не смогли сразу открыть – он был снаружи прижат деревом.

Ярко-красный купол парашюта заметили с вертолета часа через четыре. Но как к космонавтам добраться? «На дворе» –25. В аварийном запасе порошок от акул есть, а теплой одежды нет. Собрали валежник, развели костер. С вертолетов сбрасывали теплую одежду, термосы. Одежда застревала в ветвях, термосы разбивались. С космодрома Байконур вылетели бригадир сборщиков Юрий Лыгин, инженер Владислав Волков (в 1966 году был принят в отряд космонавтов, летал на «Союзе-7», а погиб во время приземления «Союза-11») и военный испытатель Владимир Беляев.


Только 20 марта к космонавтам пробилось сразу несколько групп. Лыгин спустился к экипажу с вертолета в корзине. Чуть позже прибежали на лыжах Волков и Беляев (он принял на себя руководство эвакуацией экипажа). Вертолет мог высадить спасателей только в полутора километрах от спускаемого аппарата – приходилось прыгать с полутораметровой высоты. Оставшееся расстояние преодолевали три часа – настолько глубоким и рыхлым был снег.

Зато у Беляева и Леонова появилось теплое белье, унты и даже большой чан. Вскипятили воду, космонавты помылись. Была среди подарков и бутылка «согревательного» коньяка. К вечеру около экипажа собрались 22 человека – спасатели из разных ведомств. Весь день шло соревнование – кто доберется первым.

Спасатели поставили небольшой сруб, развернули палатки. В общем, ночевали уже с комфортом. Экипаж «Восхода-2» можно было бы в тот день эвакуировать вертолетом – сбросить лестницу с зависшей на высоте 5-6 метров винтокрылой машины. Но решили не рисковать.


21 марта. За один день в лесу были вырублены две посадочные площадки. На первую, ближайшую к месту посадки, приземлился вертолет Ми-4. К нему на лыжах пришли космонавты и спасатели. Ми-4 перебросил экипаж к следующей площадке, где их ждал Ми-6. Уже на нем они долетели до аэродрома Перми. А оттуда Ан-10 привез экипаж на Байконур.

От неимоверных физических усилий при выходе в открытый космос и возвращении в корабль Леонов потерял 6 килограммов веса (вот откуда у него в сапогах появилось 6 литров пота). Командир Беляев был сухой, но разделся и переоделся в тайге из солидарности с Леоновым.

В общем, экипаж «Восхода-2», чтобы выжить при ненадежно работавшей технике, нарушал инструкции и действовал по обстановке. А экипаж «Союза-11» 30 июня 1971 года полетел без скафандров (по инструкции), действовал во время полета тоже по инструкции и при нештатной ситуации погиб из-за разгерметизации кабины (https://aif.ru/society/history/soyuz-11_bez_priznakov_zhizni_pochemu_pogibli_sovetskie_kosmonavty).

Кстати, штатным экипажем был другой, куда входил и Алексей Леонов, но его (штатный экипаж) за сутки до старта заменили. И в фильме «Прыжок в космос» Леонов объясняет, как надо было экипажу «Союза-11» действовать «не по правилам». А по поводу своего полета с Беляевым на «Восходе-2» он констатировал: «Всего у нас было 7 аварий».

К сожалению, напрашивается жуткое бытовое сравнение: «Хочешь жить, умей вертеться!» Это приходилось делать и советским космонавтам…


Источник: klasson.livejournal.com

Источник: www.kommersant.ru

На старт! Внимание! Марш!

Первыми осуществить выход человека в открытый космос планировали США. Старт американского корабля в рамках этой миссии был назначен на 28 апреля 1965 года. Однако Советский Союз сумел опередить их. 18 марта того же года в 10 часов утра по московскому времени с космодрома «Байконур» стартовал космический корабль «Восход-2», на котором находились командир экипажа подполковник Павел Иванович Беляев и второй пилот майор Алексей Архипович Леонов.

Экипаж корабля подбирался с особой тщательностью. Беляев был самым опытным лётчиком в первом отряде космонавтов, а Леонов лучше всех переносил тренировки в барокамере и центрифуге, а также больше других подходил по морально-психологическим данным. Причем следует отметить, что участие Беляева в полете первоначально не планировалось — по состоянию здоровья он был на грани отчисления. Его включили позже, по настоянию Гагарина.

Первая неприятность произошла перед стартом. Рано утром 17 марта ракету и корабль установили на стартовой площадке. Рядом с кораблем на лебедке, зафиксированной при помощи защелки, подвесили двухметровый шлюз в наддутом состоянии. Таким образом в течение суток его проверяли на герметичность. Солдат, оставленный для охраны «объекта», от нечего делать шлепал пальцем по защелке. После очередного удара защелка выскочила, шлюз упал и разорвался. Запасного не было, и на корабль в срочном порядке поставили тот, на котором космонавты тренировались.

Сам старт прошел без осложнений. Как вспоминают его участники на Земле, первые 40 секунд полета казались особенно долгими — в случае аварии на этой стадии спасение экипажа почти невозможно. Но корабль вышел на заданную орбиту, достигнув высоты в 497,7 километра. До этого ни один пилотируемый космический аппарат так высоко не летал.

Как только «Восход-2» перешел в свободный полет, Леонов вместе с Беляевым стал готовиться к эксперименту. В начале второго витка была произведена полная разгерметизация шлюзовой камеры, а через шесть минут, в 11:34, Леонов вышел из нее в космическое пространство.

Открытый космос

Выход в открытый космос через шлюз не вызвал затруднений — он начался над Черным морем, а закончился над Сахалином. Беляев поддерживал с напарником непрерывную связь, следя за его работой с помощью телекамеры. Леонов плавно парил в космосе, несколько раз переворачивался, приближался к кораблю и удалялся на полную длину фала — около пяти метров. Дальше последовал короткий доклад на Землю: «Все сделано по плану. «Алмаз-2″ готовится к входу».

И тут возникли непредвиденные обстоятельства. Инструкция предписывала возвращаться в шлюз ногами вперед. Леонов подтянулся к обрезу люка, но втиснуться в шлюз не смог. Как оказалось, его скафандр непомерно раздулся от избыточного давления и стал более жестким, сковав движения. Возвращение становилось невозможным.

До входа в тень Земли оставалось пять минут, после чего корабль на час погрузился бы в кромешную тьму. Вопреки инструкции, не сообщив о ЧП на Землю, Леонов сбросил давление вдвое — до 0,27 атмосферы. Скафандр немного уменьшился в размерах, и космонавт попробовал войти в шлюз головой вперед. В 11:47 это ему удалось, «Алмаз-2» закрыл внешний люк и начал разворачиваться, так как иначе ему бы не удалось перейти из шлюза в корабль.

Во время этого разворота нагрузка увеличилась максимально, вспоминает Леонов. Пульс дошел до 190, температура тела подскочила настолько, что до теплового удара оставались доли градуса. Космонавт потел так, что ноги в скафандре хлюпали. Едва крышка люка закрылась, Леонов вновь нарушил инструкцию и снял гермошлем, не дожидаясь подтверждения о полной герметизации. За полтора часа эксперимента он потерял шесть килограммов.

С момента открытия люка шлюза и до его закрытия Алексей Леонов находился в открытом космосе 23 минуты и 41 секунду. Но чистое время пребывания в нем считается с момента появления космонавта из шлюзовой камеры до входа обратно. Поэтому официально зарегистрированное время нахождения Леонова в открытом пространстве составляет 12 минут и 9 секунд.

Возвращение

После возвращения в кабину Леонов вместе с Беляевым продолжал выполнять эксперименты, запланированные программой полета. Но череда трагических случайностей только начиналась. На 13-м витке резко упало давление в баллонах наддува кабины корабля — с 75 до 25 атмосфер. Дальнейшее падение могло привести к полной разгерметизации, но этого удалось избежать.

Спуск корабля по плану должен был проходить в автоматическом режиме. Перед этим было необходимо отсоединить шлюзовую камеру. Экипаж пристегнулся и произвел необходимые действия. Однако при отстреле трубы произошел неожиданно сильный удар, который закрутил корабль в двух плоскостях. Это привело к нерасчетным угловым ускорениям, которые вывели из строя системы ориентации и автоматической стабилизации. В свою очередь, из-за этого не произошло автоматического включения тормозного двигателя.

Корабль было решено сажать вручную. Но тут оказалось, что содержание кислорода в кабине превышено шестикратно. Малейшая искра в контактах могла вызвать пожар и взрыв. Космонавтам повезло: ничего не искрило. Но аварии продолжались: сработал клапан разгерметизации. Повезло снова — Леонов и Беляев были в скафандрах.

19 марта в 11:19, в конце 18-го витка, Беляев вручную включил систему ориентации и ввел в действие тормозную двигательную установку. Он стал первым человеком в мире, которому пришлось сажать космический корабль без помощи автоматики. Беляев практически вслепую вывел «Восход-2» на нужную траекторию. Уточняя точность ориентации корабля, космонавты опоздали с включением двигателя на 45 секунд и еле вписались в посадочное окно. Сам спуск, хотя и проходил в ручном режиме, был практически неуправляемым. О том, чтобы приземлиться в заданном районе, то есть в казахской степи, не могло быть и речи.

При спуске произошло новое ЧП: при расстыковке кабины с двигателем не отсоединился один из тросов, и корабль стал вращаться, как гантель. В конце концов трос сгорел в плотных слоях атмосферы, и на высоте около 7 километров кабина стабилизировалась. В это время произошел отстрел парашюта.

В полутора метрах от земли на спускаемом аппарате сработала система мягкой посадки, выстрелив вниз реактивную струю. Скорость падения снизилась до 2-3 метров в секунду, и 19 марта 1965 года в 12:02 корабль с «Алмазами» на борту плавно приземлился в глухой прикамской тайге.

Уральские морозы

Приземление оказалось не очень удачным — «Восход-2» зажало между двух деревьев. Крышку выходного люка придавило стволом, который не позволял ей открыться до конца, а запасной люк оказался заклинен намертво. При этом открыть люки космонавты должны были сразу же после посадки, иначе за счет передачи тепла от нагревшегося корпуса внутрь температура в кабине за 10-15 минут поднялась бы до 200 градусов. Но после многократных усилий Леонову и Беляеву всё же удалось открыть люк и выбраться из корабля.

Как выяснилось позже, они приземлились в 180 километрах к северо-западу от Перми, а до ближайшей деревни было 15 километров. При этом место посадки окружал сплошной таежный лес высотой до 20 метров, а глубина снега достигала полутора метров. Вспотевшие космонавты быстро замерзли на уральском морозе. Они набили скафандры содранной со стен кабины обивкой и развели костер.

Сразу же после приземления для поисков корабля в воздух были подняты четыре самолёта «Ан-2» и военные вертолёты. С разных сторон в тайгу ринулись группы лыжников-добровольцев. Позднее даже пришлось создавать специальные отряды для розыска потерявшихся «поисковиков».

Обнаружить «Восход-2» удалось около 17 часов 19 марта. Однако забрать космонавтов не представлялось возможным — вокруг не было ни одной походящей площадки для посадки вертолета, а поднимать Леонова и Беляева по тросовой лестнице летчикам было строго запрещено. Пилоты сбросили им собственную меховую одежду, топор, ракетницу с ракетами и даже бортовой неприкосновенный запас продовольствия. Вертолет улетел, и всю ночь над местом приземления барражировал самолет. Между тем по Всесоюзному радио сообщили, что первую ночь космонавты встречали в кругу друзей в одной из пермских гостиниц…

20 марта к двум часам дня к «Алмазам» на лыжах дошел глава отряда военных спасателей, которые тем временем вырубали площадку для приземления вертолетов в нескольких километрах от «Восхода». На следующий день все трое вышли к ней, и 21 марта Леонов с Белявым были доставлены в Пермь, где их наконец встретили как героев. Через два дня, выступая на митинге в Москве, Беляев скажет: «Большое впечатление произвели на нас просторы и богатства природы пермского края».

Позже, на государственной комиссии после полета, Леонов сделает самый короткий в истории космонавтики доклад: «В открытом космосе жить и работать можно».

Через десять лет дважды Герой Советского Союза Алексей Леонов снова полетел в космос, на этот раз в качестве командира космического корабля «Союз-19». Его имя носит кратер на Луне, которую он чуть не облетел. Этому помешало свертывание советской лунной программы после того, как обратную сторону спутника Земли увидели американцы. Но это уже совсем другая история.

При написании статьи использованы материалы Российского государственного архива научно-технической документации и сайта «Культурное наследие Прикамья».

Алексей Гапеев

Источник: lenta.ru

Образование, ученая степень

В 1955 году Алексей Леонов окончил 10-ю Военную авиационную школу первоначального обучения летчиков в городе Кременчуге (Украина), в 1957 году — Чугуевское военное авиационное училище летчиков (Украина; ныне — Харьковский национальный университет Воздушных сил им. Ивана Кожедуба) по специальности "летчик-истребитель". По окончании в 1968 года инженерного факультета Военно-воздушной инженерной академии им. Н. Е. Жуковского (ВВИА) получил специальность "конструкция и эксплуатация воздушно-космических аппаратов и двигателей к ним" (квалификация — "летчик-инженер-космонавт"). В 1981 году окончил адъюнктуру при ВВИА.

В 1981 году в ВВИА защитил диссертацию кандидата технических наук.

Служба в ВВС

С 1957 года служил летчиком 113-го истребительного авиационного полка 10-й Гвардейской истребительной авиационной дивизии 69-й Воздушной армии Киевского военного округа, с 1959 года — старшим летчиком 294-го отдельного разведывательного авиационного полка 24-й Воздушной армии в составе Группы советских войск в Германии.

Военный летчик 1-го класса (1965). Налетал 278 часов, совершил 115 прыжков с парашютом.

В отряде космонавтов

7 марта 1960 года приказом Главкома ВВС был зачислен слушателем-космонавтом в отряд космонавтов Центра подготовки космонавтов ВВС (ЦПК; ныне — Научно-исследовательский испытательный центр подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина, НИИ ЦПК), вошел в число первых 20 летчиков, отобранных для полетов в космос (первый отряд космонавтов).

В ЦПК занимал должности космонавта (с 1961 года), инструктора-космонавта (с 1966 года), заместителя командира 1-го отряда космонавтов (с 1966 года), заместителя начальника управления и старшего инструктора-космонавта (с 1969 года), заместителя начальника ЦПК (с 1970 года). В 1975 году ему была присвоена квалификация космонавта 2-го класса. В 1976-1982 годах был командиром отряда космонавтов.

Алексей Леонов совершил два космических полета, налетав в общей сложности 7 суток 33 минуты, и первый в мире выход в открытый космос (общее время — 23 минуты 41 секунда, из них 12 минут 9 секунд — за пределами корабля).

Первый полет состоялся 18-19 марта 1965 года, в котором он был вторым пилотом корабля "Восход-2" (командир — Павел Беляев). 18 марта вышел в открытый космос. 

В 1967-1970 годы Леонов возглавлял группу космонавтов, готовившихся к полету на Луну. После закрытия лунной программы проходил подготовку по программе ДОС ("Долговременная орбитальная станция"), но на первые станции "Салют" не летал.

В ходе второго полета, 15-21 июля 1975 года, как командир экипажа участвовал в первой стыковке космических кораблей разных стран — "Союз-19" (СССР) и Apollo (США). Тогда на орбите состоялась встреча и историческое рукопожатие членов двух экипажей — Алексея Леонова, Валерия Кубасова, Вэнса Бранда, Томаса Стаффорда, Дональда Слейтона.

26 января 1982 года был отчислен из отряда космонавтов и назначен на должность первого заместителя начальника ЦПК по летной и космической подготовке, которую занимал до 1991 года.

Первый в открытом космосе

В 1965 году ТАСС передал сообщение о первом в истории выходе человека в открытый космос: "19 марта в 12 часов 02 минуты по московскому времени космический корабль "Восход-2", пилотируемый экипажем в составе командира корабля полковника Беляева Павла Ивановича и второго пилота подполковника Леонова Алексея Архиповича, благополучно приземлился в районе города Пермь. Посадка произведена командиром корабля полковником Беляевым с использованием системы ручного управления. Товарищи Беляев и Леонов чувствуют себя хорошо. Программа научных исследований выполнена полностью. В процессе полета успешно проведен сложный научно-технический эксперимент по выходу в космическое пространство космонавта в специальном скафандре с автономной системой жизнеобеспечения, открывающий новый этап в освоении космоса человеком. Материалы, полученные в полете космического корабля-спутника "Восход-2", обрабатываются и анализируются".

В том сообщении не упоминалось, что именно Леонов совершил тот самый первый выход в открытый космос. Лишь немногие специалисты знали, с каким риском был сопряжен этот эксперимент. Только много лет спустя широкой общественности стало известно, что Леонов поначалу не мог вернуться на корабль, потому что из-за перепада давления его скафандр раздулся и не пролезал в люк. Но космонавт не потерял самообладания и, действуя в условиях острого цейтнота, сумел все же стравить через клапан часть воздуха из скафандра и протиснуться в шлюзовую камеру.

Деятельность после полетов в космос

В сентябре 1991 года, после ухода из ЦПК приказом Минобороны СССР был зачислен в распоряжение Главкома ВВС для последующего увольнения с действительной военной службы (по возрасту). 9 марта 1992 года был уволен с военной службы в звании генерал-майора авиации.

В 1991-1997 годы — председатель Международной ассоциации участников космических полетов.

С 1991 года занимал руководящие должности в международной компании "Четек", в 1992-1993 годы был директором космических программ фирмы "Четек".

В 1992 году был избран президентом чекового инвестиционного фонда "Альфа-Капитал" (учредитель — Альфа-Групп).

С 2000 года занимал должность вице-президента Альфа-банка. В настоящее время — советник первого заместителя председателя совета директоров банка Олега Сысуева.

Был членом КПСС. Избирался депутатом Моссовета (1966, 1979-1984), а также членом высшего совета Всероссийской политической партии "Единая Россия".

Занимался благотворительностью (программа "Линия жизни" — помощь детям с заболеванием сердечно-сосудистой системы).

Награды, почетные звания

Дважды Герой Советского Союза (1965, 1975). Награжден двумя орденами Ленина (1965, 1975), орденами Красной Звезды (1961), "За службу Родине в Вооруженных Силах СССР" III степени (1975), "За заслуги перед Отечеством" I, III и IV степеней (2019, 2014, 2000), Дружбы (2011).

Лауреат премии Ленинского комсомола (1980), Государственной премии СССР (1981), премии правительства РФ им. Ю. А. Гагарина в области космической деятельности за 2011 г.

Отмечен благодарностью президента РФ (1996), почетной грамотой правительства РФ (2009).

Удостоен иностранных званий и наград: Герой Социалистического Труда Болгарии (1965), Герой Труда Вьетнама, ордена Георгия Димитрова (Болгария, 1965), Карла Маркса (ГДР, 1965), Государственного Знамени (Венгрия, 1965), "За отличие" I степени (Сирия, 1966), "За заслуги" III степени (Украина, 2011) и др.

Среди его наград — золотые медали им. К. Э. Циолковского (Академии наук СССР) и им. Ю. А. Гагарина (Международной авиационной федерации, FAI), международная премия Фонда Андрея Первозванного "Вера и Верность" (2016).

Летчик-космонавт СССР (1965). Заслуженный мастер спорта (1965). Член Союза художников СССР (1965), почетный член Российской академии художеств (2004). Действительный член Международной академии астронавтики, академик Российской академии астронавтики.

Почетный гражданин более 30 городов России и стран мира: Калуги (1965), Калининграда (1965), Кемерово (1967), Перми (1965), Байконура (1976, Казахстан), Сан-Антонио (Чили) и др. А также почетный гражданин Московской (2014), Владимирской (2016) областей.

Труды, увлечения

Является автором более 10 научных трудов, четырех изобретений и ряда книг, среди них — "Пешеход космоса" (1967), "Солнечный ветер" (1969), "Выхожу в космос" (1970), "Время первых. Судьба моя — я сам…" (2017) и др. Соавтор книг "Восприятие пространства и времени в космосе" (1968), "Жизнь среди звезд" (1981).

С детских лет увлекался живописью (написал около 200 картин). В содружестве с художником-фантастом Андреем Соколовым создал ряд почтовых марок СССР на космическую тему.

Имел 2 разряд по велоспорту, 3 разряд по фехтованию.

Семья

Был женат. Супруга — Светлана Павловна (род. 1940), была редактором в редакционно-издательском отделе ЦПК, ныне — на пенсии. Дочь Виктория (1961-1996) работала в Главном управлении "Совфрахт" Министерства морского флота СССР. Оксана (род. 1967) — выпускница Военного института иностранных языков, переводчик.

Увековечение

На родине Алексея Леонова (в Листвянке), в Кемерово и на Аллее космонавтов в Москве установлены его бронзовые бюсты. Имя космонавта носят Международный аэропорт Кемерово, средняя общеобразовательная школа №4 в городе Гагарин Смоленской области, улицы в Калининграде, Кемерово, Перми, Кременчуге (Украина). В честь Леонова назван один из кратеров на Луне.

В 2014 году власти Кемеровской области учредили региональную награду — медаль Алексея Леонова.

В 2017 году в российский прокат вышел художественный фильм режиссера Дмитрия Киселева "Время первых" о выходе в открытый космос Алексея Леонова, в котором его сыграл Евгений Миронов. Сам космонавт был одним из главных консультантов при работе над картиной. В том же году был издан художественный биографический альбом "Алексей Леонов. Человек и Космос", собравший репродукции картин космонавта, его воспоминания, а также цитаты выдающихся деятелей, коллег и друзей Леонова, редкие фотографии, документы и исторические справки.

Источник: tass.ru

6 апреля состоится премьера героической драмы «Время первых», посвященной этой, одной из самых рискованных экспедиций на орбиту.

«Время первых» — это не документальное кино, в котором были бы скрупулезно восстановлены события полета космического корабля «Восход-2». Может быть, тем оно и интересно. Это скорее научно-фантастический фильм, в котором за основу взят полет Павла Беляева и Алексея Леонова 18 — 19 марта 1965 года. Что ж, это право творцов киноленты. Что точно удалось создателям «Времени первых» — передать эмоции героев картины, совершивших, по сути, невозможное. Фильм, как говорят кинематографисты, главному консультанту дважды Герою Советского Союза Алексею Архиповичу Леонову понравился.

«Комсомолка» рассказывает о тех событиях, которые в фильм не вошли. Они дополнят картину, помогут погрузиться в то время.

Политический фон

В октябре 1964 года должности лишился первый секретарь ЦК КПСС, глава советского правительства Никита Хрущев. Самым главным в стране стал Леонид Брежнев. У Хрущева космонавтика была любимым детищем. А как будет относиться к космической программе Брежнев? Сохранит ли прежнее финансирование новый председатель Совмина Алексей Косыгин — человек прагматичный? Трудно было сравнивать возможности экономики США того времени и СССР, всего 20 лет назад вышедшего из разрушительной войны. Пока главному конструктору Сергею Королеву удавалось опережать соперников…

На 1965-й американцы запланировали пять пилотируемых пусков. Выход астронавтов в открытый космос был запланирован на март 1965 года (состоялся он в начале июня).

Зачем нужно выходить в открытый космос?

Почему США и СССР было важно отправить космонавта полетать за пределами космического корабля? А вот зачем: начиналась битва за Луну.

Проблема была в том, что сверхтяжелой ракеты, которая за один пуск могла бы вывести на орбиту лунный корабль, не было ни у нас, ни у США. Лунный корабль — это не капсула для околоземных экспедиций. Он должен состоять из командного модуля, в котором полетят космонавты, модуля для посадки на Луну и цистерны с запасами топлива. Пришлось бы двумя ракетами доставить на орбиту части корабля, состыковать их, переместить из одного модуля в другой космонавтов. Делать корабли с люками, которые позволяли бы внутри собранного корабля переходить из одного отсека в другой, тогда еще не научились. Выход был один — переходить «по верху», выбравшись на внешнюю поверхность корабля.

Испытание техники

В американском «Джемини» астронавт мог разгерметизировать отсек, в котором находился, и, открыв люк, выплыть наружу. Наши конструкторы считали — разгерметизировать корабль опасно: неизвестно, как поведут себя приборы в вакууме. Поэтому придумали «нахлобучить» на «Восход» шлюз, который можно было бы надуть и таким образом развернуть в космосе. Оригинальное решение, между прочим! Следующее поколение надувных космических модулей стали испытывать только спустя 50 лет!

Шлюзовую камеру и скафандр для выхода в космос доселе делают в КБ «Звезда» в подмосковном Томилине.

22 февраля 1965 года на орбиту отправился беспилотный «Восход». Нужно было проверить, как работает шлюз, «не сдувает» ли его «ветром». Шлюз открылся, все сработало отлично. А через некоторое время корабль… с радаров исчез. Противоракетная оборона даже обломков не обнаружила.

Через какое-то время выяснилось: два наблюдательных пункта — в Уссурийске и на Камчатке дали одинаковые команды закрыть шлюз. А корабль понял их как одну команду — «Спуск!», включилась тормозная двигательная установка. Автоматика вычислила, что корабль упадет за пределами территории СССР, и сработала система аварийного подрыва. Ее ставили почти на все спутники, чтобы советская техника не попала в руки врага.

Да, шлюз-то работал нормально, но на «Восходе» была и новая система автоматической посадки. Теперь было не очень понятно, как корабль станет приземляться с «нахлобучкой» в виде шлюза. По-хорошему, надо было бы еще одни испытания провести. Но времени уже не было. Риск для экипажа «Восхода-2» возрастал.

Сахарову повезло

Интересную историю рассказывает в своей книге «Ракеты и люди» один из соратников Королева Борис Черток. В день, когда должна была стартовать ракета с «Восходом-2», Королев отозвал в сторонку, подальше от площадки Мстислава Келдыша (один из разработчиков космических систем, в то время президент Академии наук СССР) и Владимира Бармина (конструктор стартовых комплексов, академик АН): «Королев что-то говорил, резко жестикулируя, что с ним бывало редко. Келдыш стоял с опущенной головой, как провинившийся мальчишка. Бармин улыбался».

Оказалось, после посадки космонавтов в корабль Келдыша вызвали со старта для разговора с Москвой. Звонил Михаил Суслов (в то время секретарь ЦК КПСС). Он потребовал, чтобы Келдыш на самолете Королева срочно вылетел в Москву, чтобы провести общее собрание Академии наук. На нем следовало осудить поведение академика Андрея Сахарова и, может быть, даже исключить его из состава академии.

Королев рассвирепел и сказал, что никакого самолета не даст. Постановка такого вопроса является позором! И попросил «теоретика космонавтики» удалиться в бункер и не отлучаться оттуда до выхода корабля на орбиту.

Больше вопрос об исключении Сахарова из Академии наук не ставился. Власть нашла другие способы дать укорот ученому, занявшемуся активной правозащитной деятельностью.

Невесомость в расчет не брали

В те годы считалось, что, если космонавту, оказавшемуся на орбите, стало плохо — голова кружится, тошнит, значит, он плохо подготовлен к полету, нездоров. Потом уже, когда началась длительная работа на орбитальных станциях, врачи поняли — далеко не всегда на Земле можно спрогнозировать, как организм человека будет реагировать на невесомость. Некоторые космонавты по неделе адаптируются к новым условиям и никто их за это не ругает.

А тогда… Выход в открытый космос Леонов начал через 1 час 35 минут после старта. Он только-только испытал сильные перегрузки во время вывода ракеты.

Никто не знал, как вообще человеческая психика отреагирует на «плавание» в космосе. Психологи вспоминали Циолковского, который считал, что космонавт, оказавшись над бездной, может сойти с ума или потерять сознание.

Вы представьте — впервые человек парит на высоте в несколько сотен километров над Землей. На случай если Леонов потеряет сознание, у Беляева были четкие инструкции — он должен был войти в шлюз и за фал втянуть напарника в корабль.

Скафандр раздулся

Работу Леонова снимала кинокамера. А сам он должен был делать снимки с помощью фотоаппарата «Аякс», спрятанного в кармашке на бедре. Затвор приводился в действие тросиком. Но перчатки раздуло настолько, что сжать тросик космонавт не смог.

Тем не менее Леонов пять раз приближался к кораблю от отлетал от него. Проблемы возникли, когда пришла пора возвращаться в корабль. Зазор между плечами скафандра и кромками люка составлял всего два сантиметра. Космонавт попытался вернуться в шлюзовую камеру, но…

«В космическом вакууме скафандр раздулся, не выдержали ни рёбра жесткости, ни плотная ткань, – вспоминает Леонов. – Руки вышли из перчаток, когда я брался за поручень, а ноги из сапог».

Космонавт сбросил давление внутри скафандра со штатных 0,4 атм до запасного режима – 0,27 атм (для этого на рукаве был специальный клапан). Это могло привести к закипанию азота в крови, но Леонов посчитал, что уже час дышал чистым кислородом и азот успел «вымыться» из организма.

Леонову удалось втиснуться в шлюзовую камеру, но не ногами вперед, как положено по инструкции, а головой. Но открывающийся внутрь корабля люк съедал 30% ее объема. Нужно было выходить из шлюзовой камеры в корабль только ногами вперед, чтобы забраться в кресло. Леонову пришлось в узенькой шлюзовой камере развернуться. Запись его дыхания в этот момент потом использовал Стенли Кубрик в фильме «Космическая одиссея 2001 года», чтобы передать напряжение в кульминационный момента кинокартины (фильм снят в 1968 году).

Малейшая искра…

И тут в «Восходе-2» стало расти содержание кислорода. Любая искра могла привести к взрыву. В 1961-м в барокамере, атмосфера которой была насыщена кислородом, сгорел космонавт первого набора Валентин Бондаренко. А в 1967 году так погиб во время тренировок экипаж «Аполлона-1». (По трагическому стечению обстоятельств в этом экипаже был Эдвард Уайт, астронавт, первым из американцев совершивший выход в открытый космос через 2,5 месяца после Леонова.) Мало того, запаса кислорода могло не хватить до посадки, а ее можно было совершить только после 16-го витка — когда корабль будет пролетать над территорией СССР.

Семь часов космонавты летели, по сути, внутри пороховой бочки. Потом атмосфера стабилизировалась. Оказалось, что люк после возвращения Леонова закрылся негерметично — была микрощель. Техника нагнетала кислород, чтобы восстановить потери воздуха. Когда давление в корабле поднялось, крышка встала на свое место и щель закрылась.

Не сгорели, так замерзли

А когда нужно было возвращаться, отказала новая система автоматической посадки (эх, не удалось ее испытать на беспилотном корабле!). Впервые в истории космонавтики экипаж садился вручную.

Как прицелиться, чтобы «попасть» в Землю, а не пролететь ее по касательной и навсегда остаться на орбите? В «Восходе-2» кресла были развернуты на 90 градусов относительно визира «Взор», через который космонавты могли определять положение корабля. Беляев отстегнулся и, пока Леонов удерживал его у иллюминатора, выстроил ориентацию. Сесть нужно было на территории СССР. Перелет и приземление в Китае, с которым тогда были напряженные отношения, могли плохо кончиться.

Корабль прошел сквозь плотные слои атмосферы и упал. Но где? У космонавтов не было никакого передатчика, кроме КВ, по которому они смогли азбукой Морзе передать «ВН» — все нормально. Сигнал случайно приняли то ли в Алма-Ате, то ли на Сахалине.

«От них не было вестей, — вспоминал Гай Северин, руководитель КБ «Звезда». — Честно говоря, мы считали, что экипаж погиб. Когда пришло сообщение, что они сели в тайге, живы и здоровы, Сергей Павлович заплакал».

«Восход-2» приземлился 19 марта в 12 часов 2 минуты 17 секунд в 30 км от города Березники Пермской области.

«У меня в скафандре было по колено влаги, примерно 6 литров. Так в ногах и булькало, — вспоминает Леонов. — Мы сняли скафандры, разделись догола, выжали белье, надели его вновь. Затем спороли экранно-вакуумную теплоизоляцию обшивки кабины. Всю жесткую часть выбросили, а остальное надели на себя. Это девять слоев алюминизированной фольги, покрытой сверху дедероном (это ткань из синтетического волокна, которая тогда выпускалась в ГДР. — Авт.). Сверху обмотались парашютными стропами, как две сосиски».

«Восход-2» был оборудован системой мягкой посадки. Работает она так — из спускаемого аппарата выдвигается щуп. Как только он касается поверхности, срабатывают пороховые движки, которые смягчают удар. «Кто-то из разработчиков сказал Королеву, что щуп настолько чувствителен, что сработает даже при соприкосновении с пушистым снегом, — рассказывает журналист «КП» Ярослав Голованов в книжке «Королев: факты и мифы». — А в тайге ели сорокаметровые! Что если двигатели включатся от соприкосновения с верхушкой дерева? И шарик покатится вниз!»

Но и тут повезло! Шар проскользнул между стволов. Два десятка сантиметров вправо-влево — и не миновать беды. Люк космонавты не смогли сразу открыть — он был снаружи прижат деревом.

Ярко-красный купол парашюта заметили с вертолета часа через четыре. Но как к космонавтам добраться? «На дворе» -25. В аварийном запасе порошок от акул есть, а теплой одежды нет. Собрали валежник, развели костер. С вертолетов сбрасывали теплую одежду, термосы. Одежда застревала в ветвях, термосы разбивались. С космодрома Байконур вылетели бригадир сборщиков Юрий Лыгин, инженер Владислав Волков (в 1966 году был принят в отряд космонавтов, летал на «Союзе-7», а погиб во время приземления «Союза-11») и военный испытатель Владимир Беляев.

Только 20 марта к космонавтам пробилось сразу несколько групп. Лыгин спустился к экипажу с вертолета в корзине. Чуть позже прибежали на лыжах Волков и Беляев (он принял на себя руководство эвакуацией экипажа). Вертолет мог высадить спасателей только в полутора километрах от спускаемого аппарата — приходилось прыгать с полутораметровой высоты. Оставшееся расстояние преодолевали три часа — настолько глубоким и рыхлым был снег.

Зато у Беляева и Леонова появилось теплое белье, унты и даже большой чан. Вскипятили воду, космонавты помылись. Была среди подарков и бутылка «согревательного» коньяка. К вечеру около экипажа собрались 22 человека — спасатели из разных ведомств. Весь день шло соревнование — кто доберется первым.

Спасатели поставили небольшой сруб, развернули палатки. В общем, ночевали уже с комфортом.

Экипаж «Восхода-2» можно было бы в тот день эвакуировать вертолетом — сбросить лестницу с зависшей на высоте 5 — 6 метров винтокрылой машины. Но решили не рисковать.

21 марта. За один день в лесу были вырублены две посадочные площадки. На первую, ближайшую к месту посадки, приземлился вертолет Ми-4. К нему на лыжах пришли космонавты и спасатели. Ми-4 перебросил экипаж к следующей площадке, где их ждал Ми-6. Уже на нем они долетели до аэродрома Перми. А оттуда Ан-10 привез экипаж на Байконур.

«Теплым вечером странно было видеть выходящих из самолета Беляева и Леонова в унтах и зимних меховых костюмах», — вспоминал Борис Черток…

Ответ: Верхняя белая часть скафандра «Беркут» — это что-то вроде чехла. Она была сделана из нескольких слоев пленки с блестящей алюминиевой поверхностью. Между слоями — зазор для того, чтобы снизить передачу тепла в любую сторону. По сути верхний слой представлял собой термос. У скафандра Гагарина тоже была верхняя оболочка, только она была ярко-рыжего цвета, чтобы космонавта спасатели могли заметить издалека.

ТОЛЬКО ФАКТЫ

Какой ценой мы завоевывали космос

23 марта 1961 года. В барокамере во время эксперимента погиб космонавт первого отряда Валентин Бондаренко. Ему было 24 года.

24 апреля 1967 года. Космический корабль «Союз-1» взорвался при приземлении. Его пилот Владимир Комаров погиб. Ему было 40 лет.

30 июня 1971 года. На этапе приземления произошла разгерметизация корабля «Союз-11». Космонавты Георгий Добровольский (43 года), Владислав Волков (35 лет), Виктор Пацаев (38 лет) погибли.

Нештатные ситуации, едва не закончившиеся катастрофами:

5 апреля 1975 года. Из-за отказа третьей ступени ракеты «Союз» корабль с космонавтами Василием Лазаревым и Олегом Макаровым рухнул с высоты 192 км. Место посадки — горы Алтая. Экипажу повезло — спускаемый аппарат попал на склон, но не покатился дальше — парашют зацепился за деревья. Эвакуировать космонавтов смогли только на следующий день. Катастрофа была засекречена. На орбиту ушел другой корабль с порядковым номером «Союз-18». Этот полет считается полетом «Союза-18а».

16 октября 1976 года. Корабль «Союз-23» с космонавтами Вячеславом Зудовым и Валерием Рождественским во время приземления угодил в озеро Тенгиз. На месте снежный буран, температура -20. Отверстия дыхательной вентиляции оказались под водой. У экипажа признаки кислородного голодания. Зудов теряет сознание. Космонавты спасены благодаря мастерству пилота вертолета, который отбуксировал спускаемый аппарат к берегу.

26 сентября 1983 года. Ракета с экипажем корабля «Союз Т-10-1» Владимиром Титовым и Геннадием Стрекаловым взорвалась на старте. Космонавты остались живы благодаря системе аварийного спасения, которая вырвала их корабль из пекла.

1985 год. Экипаж «Союза Т-13» Владимир Джанибеков и Виктор Савиных отправились реанимировать переставшую отвечать на команды станцию «Салют-7». На станции температура 0 °С. Солнечные батареи не дают электричества. Запасы воды замерзли. Космонавты работали в теплых комбинезонах, шерстяных шапках и варежках. Станцию удалось оживить.

1997 год. Экипажу «Союза ТМ-25» Василию Циблиеву и Александру Лазуткину пришлось пережить на станции «Мир» сразу несколько фатальных ЧП. Сначала пожар (взорвалась кислородная шашка), затем аварию системы терморегуляции, из-за которой почти месяц на станции температура держалась под +30, а в атмосферу попал опасный этиленгликоль. А 25 июня станцию таранит грузовой «Прогресс». Происходит разгерметизация модуля. Экипаж со всеми нештатными ситуациями справился и 15 августа вернулся на Землю (при этом не сработали двигатели мягкой посадки).

2000 год. Экипаж «Союза ТМ-30» Сергей Залетин и Александр Калери законсервировали станцию «Мир», на которой к тому времени стали возникать сбои в работе жизненно важного оборудования. Жить на станции было просто опасно — не было понятно, какая аппаратура засбоит на этот раз.

Источник: www.kp.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.